Андрей Ильин Школа выживания в природных условиях глава первая «Злодеи» и


ГЛАВА ТРЕТЬЯ    Сам-себе спасатель, или Как потерпевшим бедствие в кратчайшие сроки выйти к людям



страница3/5
Дата20.04.2018
Размер1.2 Mb.
1   2   3   4   5
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   Сам-себе спасатель, или Как потерпевшим бедствие в кратчайшие сроки выйти к людям

   Информация, заключенная в этой главе, предназначена в первую очередь для людей, избравших активные формы выживания, то есть самостоятельное движение в сторону густозаселенных районов или к конкретным населенным пунктам с обеспечением продуктами и водой в ходе движения.


   Практически все аварийные памятки в категорической форме рекомендуют потерпевшим оставаться на месте аварии или в непосредственной близости от него. Правило, бесспорно, мудрейшее! Несравнимо легче отыскать в дебрях тайги, в пустыне, горах обломки потерпевшего крушение транспортного средства, палаточный бивак или аварийный лагерь, чем одиноко бредущего человека. К. тому же логика движения пешехода трудно поддается прогнозированию. Идет он куда хочет, нимало не заботясь о том, трудно его будет искать в данной местности или нет. Но, как известно, даже самое мудрое правило имеет свои исключения…
   Надо заметить, что случаи, когда для спасения попавших в беду «ставят под рюкзаки» сотни людей, когда вертолеты и самолеты на бреющем полете прочесывают местность, иначе говоря, когда организуются крупномасштабные спасательные операции, не так уж часты. Более типичны происшествия, когда пострадавший сам вынужден заботиться о сохранении своей жизни. И объясняется это не жестокосердием людей, а просто тем, что о происшедшей аварии никто не знает. Исчезновение пассажирского самолета в небе заметно всем, а беда, постигшая одинокого охотника, туриста, грибника или рыболова, известна только ему. Если родственники и хватятся незадачливого отпускника, то только через несколько дней, когда он не вернется домой к назначенному сроку. Но и тогда поиски могут затянуться на несколько суток и даже недель, так как маршрут движения путешественника-одиночки или неорганизованной группы обычно известен весьма приблизительно даже им самим. Короче говоря, в подавляющем большинстве случаев самодеятельный путешественник может рассчитывать только на свои силы.
   Поэтому особую значимость приобретает умение быстро и с наименьшими потерями находить путь, ведущий из лесной чащобы или пустыни к людям. Отсутствие подобных навыков может обойтись очень и очень дорого.
   Успех самостоятельного поиска людей в аварийной ситуации во многом зависит от того, умеет ли человек:
   – определять стороны света и ориентироваться на местности;
   – определять районы, где встреча с людьми наиболее вероятна;
   – правильно организовывать наблюдение с целью обнаружения прямых или косвенных признаков присутствия людей;
   – владеть навыками следопытства, то есть читать и расшифровывать обнаруженные следы и метки.
   Об ориентировании я рассказал в предыдущей главе, в этой опишу некоторые другие приемы «активного выживания».
   Рассмотрим наихудший вариант: у потерпевших аварию нет компаса и карты, запас продуктов ничтожен, свое местонахождение они не могут установить даже приблизительно. Действительно, хуже не бывает. Что можно посоветовать людям в такой крайне сложной ситуации? Только одно – идти куда глаза глядят, до первой встретившейся на пути реки или ручья. Пусть он будет совсем махоньким, этот ручеек, но если следовать вдоль него вниз по течению, он приведет к другому, более крупному ручью, тот, в свою очередь, впадет в небольшую речку, та – в более полноводную.
   Чем крупнее река, тем больше вероятность встретить возле нее людей. Практически все города и поселки имеют выход к большой воде.
   Населенные пункты, промышленные предприятия, лесные кордоны, лесосплавные участки, звероводческие хозяйства почти всегда «привязаны» к воде. Возле водоема легче встретить дорогу или тропинку, ведущую к поселку. По крупным рекам и озерам осуществляется судоходство, значит, есть возможность подать костровой или любой другой сигнал бедствия проходящему судну. Мелководные реки используются местным населением для перевозки грузов на мелкосидящих катерах и лодках. Даже охотничьи избушки и заимки чаще всего строятся на берегах рек и озер. Поэтому путь вниз по реке практически всегда приведет к людям. По той же причине потерпевшим аварию вблизи моря надо стараться держаться как можно ближе к побережью.
   Кроме того, вблизи реки намного легче обеспечиться продуктами питания. Возле водоемов произрастают наиболее питательные съедобные растения, в воде всегда найдется рыба, в прибрежных зарослях водится водоплавающая птица, животные постоянно выходят к реке на водопой. В заболоченной местности наиболее твердые участки почвы встречаются также вдоль берегов водоемов. Наконец, вниз по реке можно сплавляться на связанном из сухих бревен плоту. Правда, делать это можно лишь на реках со спокойным течением и соблюдая все меры предосторожности. Даже на тихой реке могут встретиться опасные пороги, водопады и т. п. препятствия.
   Сплавляясь по реке, равно как и двигаясь вдоль нее по земле, необходимо внимательно осматривать берега, разыскивая причалы, пристани, водозаборные трубы, буи и бакены, створные знаки, мостики, спускающиеся к воде тропинки, стожки сена, сушащиеся на шестах сети, лежащие на песке перевернутые лодки, домашнюю водоплавающую птицу, которые могут указать на присутствие в этом месте людей (рис. 33).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_42.jpg
   Вообще во время перехода надо больше внимания обращать на окружающую местность. Например, затесы на деревьях, а также деревья со стесанной вершиной или стволом, очищенным от веток до середины высоты (так называемые деревья-маяки), могут указать на тропу, дорогу или охотничью избушку. В некоторых районах страны у высокого дерева, стоящего возле охотничьей заимки, стесывают вершину, а вокруг, по периметру большого, иногда свыше километра в диаметре, круга, делают на стволах глубокие затесы. Для облегчения ориентировки перед выходом на маршрут нелишне будет поинтересоваться формой и расположением меток, принятых в данной местности.
   При выборе маршрута следует учитывать местную сезонную миграцию населения, характерную для многих регионов страны. Например, в зимний период времени на Крайнем Севере движение автотранспорта осуществляется по «зимникам», которые прокладываются в местах, летом совершенно безлюдных и труднопроходимых. Стада оленей летом пасут в районах, приближенных к побережью Ледовитого океана, так как там меньше гнуса, а зимой, наоборот, отгоняют в южные районы тундры и лесотундры, где легче добыть корм оленям и топливо пастухам. Подобные сезонные отгоны скота наблюдаются в пустынной и степной зонах.
 //-- НАБЛЮДЕНИЕ --// 
   Обнаружить близкорасположенный населенный пункт можно с помощью наблюдения. Для этого в ходе движения следует периодически подниматься на возвышенные точки рельефа, забираться на деревья и осматриваться вокруг. На присутствие людей могут указать огни, поднимающиеся в небо столбы дыма, взлетающие и совершающие посадку самолеты и вертолеты, маяки, буровые вышки, заводские трубы, линии электропередач, просеки, покосы, искусственные сооружения, пыль, поднятая идущим автотранспортом, искусственные лесопосадки, выделяющиеся на фоне леса цветовыми пятнами правильной геометрической формы, и т. п. Наблюдая за небом, можно обнаружить постоянные маршруты гражданских и военных самолетов и попытаться с помощью сигнального зеркала и костров подать сигнал бедствия.
   При наблюдении с земли можно заметить большие башни, церкви, элеваторы – за 16—20 км, населенные пункты общим контуром, то есть без внутренних деталей, – за 10—12, отдельные крупные здания и заводские корпуса – за 9, заводские трубы – за 6-8, а столбы дыма от них в некоторых случаях за 40 км и более. Небольшие отдельно стоящие дома и избы – за 5 км, телеграфные столбы, общий контур фигуры человека – за 1,5 км. При наблюдении с земли ночью возможно увидеть: зарево большого города и отблеск его огней на облаках за 70 км и более; светосильные маяки, расположенные на возвышенностях, – до 50 км; на таком же расстоянии различимы вертикальные лучи прожекторов. Фары автомобиля видны за 10 км, костры – за 8, а при наблюдении с воздуха – за 20 км. Сильный электрический фонарь – за 3-4 км, слабый – за 1,5, отблеск ружейных выстрелов – за 1,5 км(рис. 34).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_43.jpg
   При осмотре местности необходимо помнить, что при сильном утомлении человек склонен принимать желаемое за действительное, то есть видеть то, что хочет увидеть. По этой причине необходимо постоянно перепроверять себя. И еще надо помнить, что даже очень знакомая местность при необычном освещении, с непривычной точки наблюдения, из-за необычного для человека психического состояния – испуга, паники, раздражения, апатии, опасения ошибиться и т. п. – может показаться совершенно незнакомой. Особенно это часто случается в горах, где любая скала, вершина, хребет при осмотре с разных сторон имеют совершенно различный вид.
   Чувствительность зрения повышается напряжением внимания в 1,5-2 раза. И, наоборот, любое отвлечение внимания на разговор, прислушивание к чужой беседе, мысли о постороннем, пережевывание пищи и пр. сильно уменьшают чувствительность зрения. Значительно отвлекает внимание наблюдателя курение, кроме того, огонь горящей сигареты рассеивает темноту, засвечивает глаза.
   Повысить чувствительность зрения можно с помощью глубокого дыхания (за минуту надо делать 8-10 глубоких, плавных вдохов и выдохов), совершив несколько несложных физических упражнений, раздражая любой орган чувств, периодически обтирая лицо, затылок и шею прохладной водой или снегом.
   Подсвечивание глаз красным светом в течение 2-3 мин повышает ночную чувствительность зрения на полчаса. Этим способом пользовались армейские разведчики еще в Первую мировую войну.
   Наблюдать можно не только за горизонтом, но и, например, за рекой. Глядя на плавающий мусор, который несет вода, можно с уверенностью сказать, что находится в верховьях реки.
   Сплавной лес указывает на лесоразработки. Хозяйственный мусор, плывущий и прибитый к берегу, спиленный и срубленный хворост, масляные и бензиновые пятна на воде и пр. – на город или поселок. Обнаружив отдельные признаки, нельзя дпешить отправляться в путь, следует продолжать наблюдение. Возможно, увиденная пустая бутылочка из-под шампуня, обрывок газеты или полиэтиленовый пакет оказались здесь случайно. Признаком расположенного вверху по течению жилья может служить большое количество предметов, пятен с малым разбросом, и при этом постоянно увеличивающееся.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_44.jpg   Особую значимость наблюдение приобретает в аварийных ситуациях, произошедших на открытой воде – в море, большом озере. Высокий, скальный и особенно заснеженный берег может быть заметен за 60 км и более. С другой стороны, низкий берег можно не увидеть в нескольких сотнях метров. Прибрежная зона моря достаточно плотно насыщена световыми навигационными и сигнальными приборами – маяками, буями, бакенами, знаками и пр. Видимость маяков в хорошую погоду может достигать десятков миль, буев – нескольких километров. В любом случае потерпевшим, не имеющим представления о своем местоположении, целесообразно двигаться в направлении замеченного огня. Всякое морское навигационное средство может вывести потерпевших к берегу или оживленной судоходной трассе (рис. 35).
   Наблюдать в море надо с максимально возвышенной над поверхностью воды площадки – крыши рубки, мачты и пр. Чем выше точка обзора, тем большее пространство доступно наблюдателю, тем меньше искажают видимую картину волнение, испарения, водные блики.
 //-- ПРОСЛУШИВАНИЕ --// 
   Обнаружить присутствие в данной местности людей можно не только с помощью наблюдения, но и прослушивания. Известно, что 7% информации об окружающей среде человек получает через слух. В аварийной ситуации, особенно в густолесье или другой закрытой местности, значение слуха возрастает. Слух – наиболее универсальное средство поиска, так как, в отличие от зрения, охватывает разом все стороны горизонта, а не одну только узкую, видимую часть. При некотором навыке человек способен проводить звуковую пеленгацию с точностью до 3-5°! Для большей эффективности пеленгации, для повышения чувствительности слуха к уху желательно приставить свернутый кульком лист жести, плотной бумаги или приложить сложенные рупором ладони.
   Если непонятный шум или искусственного происхождения звук человек услышал во время перехода или привала, он должен незамедлительно повернуться лицом в его сторону и, стараясь не двигаться, зафиксировать направление на звук, заметив перед собой какой-либо хорошо различимый ориентир – камень, скалу, одиночное дерево, в крайнем случае, вытянув руку. После этого следует некоторое время соблюдать полную тишину, так как существует вероятность повторения звука. Одновременно, не сходя с места и не прекращая прослушивания, надо на шкале компаса заметить градусы, соответствующие направлению на ориентир. В последующие часы, и особенно ночью, в данном направлении необходимо провести тщательное визуальное наблюдение.
   Человек способен услышать (рис. 36):
   гул реактивного самолета в ночной тишине
   – до 30—40 км
   дальние взрывы (например, производящиеся на карьерах, полигонах и пр.)
   – за 12—15 км
   морские звуковые маяки (в зависимости от мощности)
   – от 5 до 20 км
   шум идущего поезда
   – за 10 км
   тепловозный, паровозный гудок, сильную сирену
   – за 7-10 км
   рокот мотора работающего трактора
   – за 3-4 км
   стрельбу из охотничьего ружья (в зависимости от рельефа местности)
   – за 1,5-3 км
   автомобильный гудок, ржание лошадей, лай собак
   – за 1-2 км
   шум грузовой машины, идущей по шоссе
   – за 2 км
   по грунтовой лесной дороге
   – за 1 км
   неразборчивый крик
   – за 1 км
   стук конских копыт в ночной тишине
   – за 0,5-1 км
   треск падающих деревьев
   – за 800 м
   рубку леса, удары топора
   – за 300—400 м
   стук вёсел, неясный разговор
   – за 300—400 м
   звяканье посуды, разговор (разбираются слова), кашель
   – за 30—70 м
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_45.jpg
   Слышимость увеличивается в тумане, над водой. Затрудняют целенаправленное прослушивание любые близкие и производимые самим человеком звуки: шуршание одежды, бряцание металлических предметов в карманах, скрип обуви, шуршание почвы под ногами, громкое, напряженное дыхание. Значительно уменьшает чувствительность слуха пережевывание пищи. Довольно далеко могут быть услышаны обрывки звуков, принесенные ветром, но определить их происхождение бывает очень трудно.
 //-- СЛЕДОПЫТСТВО --// 
   Значительно облегчить поиск людей может умение расшифровывать встретившиеся на пути следы. Внимательный и опытный человек может читать следы, словно открытую книгу, получая буквально из ничего массу полезной информации.
   Чтение следов летом. Проще всего определить, в какую сторону шел человек, по отпечатку каблуков обуви на влажной почве. По тому, куда смотрит носок, а куда каблук. По размеру отпечатка, рисунку подошвы, длине шага можно приблизительно судить о возрасте; поле, росте и виде деятельности прошедшего человека, о степени тяжести переносимого им груза и т. п. Понятно, что отпечатки босоножек, туфель, кед и другой «домашней» обуви быстро выведут к жилью. В тяжелых болотных сапогах также далеко от населенного пункта не уходят, многосуточные марши не совершают. Походная обувь, напротив, может увести в безлюдные районы. Но и здесь, пройдя вдоль следа, оценив длину шага, заметив частоту остановок и привалов, обнаружив следы от снятых рюкзаков и пр., можно сделать вывод: в начале маршрута были туристы или, наоборот, возвращались налегке. Важно только не потерять след.
   Сложнее обстоит дело, когда обувь не имеет ясно выраженной подошвы (валенки, самодельные унты и чуни). Но и тогда можно расшифровать след, если знать, что носок на мягкой почве, и особенно при ходьбе в гору, утапливается в грунт чуть глубже, чем пятка, потому что именно носком человек отталкивается от земли.
   Сдвиг грунта, как правило, происходит от передней части следа к пятке и, значит, в сторону, противоположную направлению движения. На пологих склонах расстояния между отпечатками следов короче, если человек поднимался, и длиннее, если спускался вниз.
   На крутых и скользких склонах подошвы зачастую проскальзывают, сдвигая попавшую под них почву, траву, мох, мелкие камешки вниз, оставляя характерные валики поверхностного грунта. При этом если человек поднимался, то расстояния между отпечатками небольшие, съезды – редкие, с короткой протяженностью. А если спускался, то шаги более длинные, с более протяженным рисунком проскальзывания.
   Капли грязи, налипшие на подошву, падают с обуви по ходу движения вперед, и поэтому их острые концы направлены в сторону движения пешехода.
   В вязком грунте на стенках глубокого следа можно заметить вертикальные борозды или царапины, которые изогнуты верхними концами в сторону движения.
   Сухие ветки, которые мешают человеку во время перехрда, обычно обламываются и отбрасываются в ту сторону, куда он движется.
   На поверхности подмороженной грязи и твердого наста следы бывают окружены трещинами, острые концы которых направлены в сторону движения.
   Трава обычно приминается в сторону движения человека. И если она все еще не выпрямилась, значит, прошедший здесь человек далеко уйти не мог.
   При переходе через лужи и участки раскисшей почвы человек неизбежно тащит за собой воду и налипшую на обувь грязь. Естественно, что возле лужи влажность следов выше, чем по мере удаления от нее, а количество отпавшей грязи много большее. Высыхание следов и уменьшение грязи очень точно указывают направление, в котором ушел ступивший в лужу человек. Соответственно подходы с противоположной стороны лужи обычно сухи и чисты. И, опять-таки, по степени высыхания мокрых следов и подсыхания комков грязи можно вычислить, сколько времени назад прошел здесь человек.
   Человек, перепрыгивающий через ямы и препятствия, обычно оставляет на грунте характерные следы толчка и приземления. А если теряет равновесие, то и отпечатки рук или колена, направленных в сторону движения.
   Определение «возраста» следов летом. Вбесснежное время года на сырой почве о свежести следа говорит отчетливость отпечатков, рельефность контуров. Если в следах осталось немного воды, в солнечный день она заметно блестит. Через один-два дня след теряет свою яркость, рельефность, заметно тускнеет, вода испаряется или впитывается в почву, валики грязи подсыхают, становятся белесыми.
   Попавшие в отпечаток комочки почвы через 3-4 ч засыхают, светлеют и начинают отличаться колером от спрессованного подошвой и потому дольше сохраняющего влагу дна следа.
   На вязкой почве через 2-3 ч на дне следа образуется корка, на поверхности которой спустя 4-5 ч появляются мелкие трещины, через су-тки-двое отдельные частицы грунта отделяются от дна следа, а по прошествии 2-3 суток его контуры начинают видоизменяться и расплываются. Жара и сильный ветер убыстряют процесс высыхания и видоизменения следа.
   Если отпечаток обнаружен в тонком слое засохшей грязи, то надо вспомнить, когда прошел последний дождь, и прикинуть, сколько времени потребуется, чтобы грязь подсохла до наблюдаемого состояния.
   О свежести следа свидетельствуют капли росы, сбитые с листвы растений прошедшим человеком или животным, примятая и еще не выправившаяся трава. Такие следы держатся не более 1-2 ч, а то и меньше.
   Если продиравшийся сквозь лесные дебри человек случайно обломил одну или несколько веток на дереве или кусте, то о времени, когда он это сделал, можно судить по внешнему виду листвы. Вначале она выглядит точно так же, как живая листва на соседних ветках, Но потом жухнет, тускнеет и, наконец, совершенно высыхает, сереет. Причем чем жарче и суше стоит погода, тем это происходит быстрее.
   Чтение следов зимой. Зимой определить направление движения можно по выволоке и поволоке. Выволокой следопыты называют борозду, оставшуюся при вытаскивании ноги из толщи снега. Такая борозда обычно шире у ямки следа, далее она резко сужается. Соответственно поволокой считается борозда, образующаяся при опускании ноги в снег до окончательного шага. Поволока начинается примерно с половины длины шага, постепенно расширяется и завершается отпечатком следа. Выволока обычно короче и круче, чем поволока. Это позволяет определить, в какую сторону двигался пешеход или зверь, даже если след несвежий и отпечаток подошвы обуви покрыт слоем свежевыпавшего снега. Иначе говоря, выволока относительно следа обращена в сторону движения, а поволока-в противоположную сторону, то есть туда, откуда человек или зверь пришел. На глубоком снегу выволоки и поволоки могут соединяться, но чаще всего между ними бывают промежутки (рис. 37).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_46.jpg
   При движении через сугробы, прежде чем поднять ногу для очередного шага, человек, равно как и зверь, наклоняет ее в толще снега вперед, поэтому снег на передней, обращенной в сторону движения стенке ямки плотнее. Это нетрудно определить, потрогав стенки ямки рукой.
   Если человек шел, опираясь на палку, то часть ямки-углубления более плотная со стороны, куда шел человек, а в конце отпечатка может наблюдаться небольшой валик спрессованного снега, выдавленный из лунки.
   Определение «возраста» следов зимой. Очень важно знать «возраст» обнаруженного следа. От этого во многом зависят дальнейшие действия попавших в беду людей.
   Основной признак свежести следа – его резкие грани и небольшие возвышения из мелких крупинок снега на краях выволоки. По прошествии времени грани следа сглаживаются, округляются, бугорок от выброса снега пропадает, а стенки ямки твердеют. Мелкие пушистые комочки снега, выброшенные из отпечатка (иногда их еще называют снежными звездочками, «пухом» и пр.), быстро испаряются на морозе, оседают, сливаются с окружающим фоном, а крупные комки округляются и уменьшаются под действием холода и ветра. У очень свежего следа поволока и выволока по краям имеют пушистую бахромку, которая очень быстро исчезает.
   Кроме того, свежий след имеет острые закрайки и четкую подошву, на стенках следа можно заметить нежные мелкие зазубринки, взрытые снежинки лежат пышно, разрозненно.
   Иногда можно посоветовать следопыту лечь на снег возле следа и резко дунуть в отпечаток. По тому, разлетятся ли мелкие крупинки снега, скатившиеся на дно следа, или останутся неподвижными, примерзшими, можно определить свежесть отпечатка.
   В морозную погоду след, оставленный человеком или животным, быстро стынет, черствеет. Подошва затвердевает через 3-4 ч, чуть позже застывают стенки углубления. Образуются так называемые «стаканчики». Если свежий след рассыпается от малейшего прикосновения, то старый сохраняет свою форму, выдерживая достаточно большие нагрузки. У старых следов дно становится толще, чем у свежих, за счет намерзания снежных крупинок снизу.
   Для большей точности наблюдений можно рядом с отпечатком следа продавить в снегу рукавицей ямку-углубление и сравнить качество снега в «оригинале» и «копии» следа. Можно также применить так называемый эвенкийский способ. Рядом со следом воткнуть в снег небольшую палочку и медленно двигать ее, не вынимая из снега, поперек следа. Если при пересечении отпечатка сопротивление снега не ощущается и палочка проходит через след так же свободно, как через чистый снег, то человек или зверь прошел здесь не более четверти часа назад. Если при продвижении палочки через след ощущается сопротивление, то отпечаток оставлен более получаса назад. По мере смерзания следа сопротивление палочки нарастает.
   С той же целью и той же самой палочкой след можно протыкать сверху. Свежий след палочка пронзает бесшумно и легко, а старый – со скрипом и некоторым усилием.
   Иногда на старых отпечатках в сильный мороз образуется изморозь, иголочки которой направлены остриями внутрь следа.
   Информацию о «возрасте» следа несут также выволока и поволока. Только что выволоченный снег на вид рыхлый, пушистый. Со временем он черствеет, слеживается.
   Если след заполнен выпавшим снегом, о его свежести судят по оттенкам. Свежий след, его иногда называют из-за характерного внешнего вида «слепым», – однороден, контур выделяется слабо. А вот старый след контрастен, его ямки заполнены более светлым снегом.
   Во время оттепели следы вначале подтаивают, затем заледеневают, твердеют. По этому признаку можно отличить старый след от свежего. В мороз поверхность снега покрывается льдистой корочкой наста. Идущий человек или зверь проламывает наст, и дно следа некоторое время остается мягким, податливым, и лишь спустя несколько часов (иногда несколько десятков) на дне следа также образуется настовая корочка.
   Точно так же помогают судить о «возрасте» следа изморозь, иней, ветер, снегопад и т. п. климатические явления. Например, если снежный покров вокруг поблескивает в лучах солнца мелкими «зайчиками», а отпечаток неглубокого следа тускл, «не играет», то человек прошел здесь после случившегося изменения в погоде (оттепели, небольшого снегопада и пр.).
   Вообще очень важно обращать внимание на любые, самые незначительные климатические колебания, замечать время, когда начался и кончился снегопад, образовался наст, выпал иней, задул ветер. К примеру, если цепочка следов, проходящая возле дерева, засыпана опавшей кухтой (снежной осыпью), то можно смело утверждать, что зверь или человек прошел здесь до того, как начал задувать ветер. И наоборот, если недавно был сильный ветер, сбивший снежные шапки с веток, а под деревом на поверхности снега четко различима цепочка следов, значит, проходили здесь уже в безветрие. Конечно, чтобы исключить элемент случайности, лучше оглядеть несколько деревьев.
   Точно так же четкие отпечатки следов после недавно прошедшего снегопада или метели говорят о том, что человек прошел здесь после окончания непогоды. При некотором навыке о «возрасте» следа можно судить по количеству снега, собравшемуся на дне отпечатка. Здесь надо учитывать интенсивность выпадения снега и время, прошедшее с начала снегопада.
   На глубоком рыхлом свежевыпавшем снегу очень трудно определить не только «возраст» следа, но даже направление движения прошедшего человека. Очертания следов в этом случае обычно бывают расплывчаты, бесформенны. Если человек шел «вброд», то есть проваливаясь в сугробы, почти не поднимая ног, раздвигая снег коленями, то след будет выглядеть, как две глубокие, непрерывные колеи-канавки с вереницей углублений-ямок, оставленных ногами. Чтобы определить направление движения, надо обратить внимание на канавки-бороздки. Чаше всего длинная бороздка, полого спускающаяся к ямке и примыкающая к задней стороне следа, является поволокой. Образуется она в результате постепенного опускания ноги при очередном шаге. От переднего края ямки довольно круто поднимается вверх и вперед более короткая бороздка – выволока, образованная в результате вытаскивания ноги из сугроба. Иногда перед выволокой образуется небольшой валик из вытащенного ногой некоторого количества снега. «Возраст» подобных следов проще всего определять по степени затвердевания подошвы и стенок отпечатка.
   Научиться приемам элементарного следопытства возможно даже в условиях уже произошедшей аварии, надо лишь анализировать собственные оставленные в снегу следы, наблюдать за изменениями, происходящими с отпечатками на протяжении времени. Например, поставить один-два контрольных следа вечером и утром, внимательно изучить их.
   Конечно, все описанные способы определения свежести следа достаточно сложны и требуют от наблюдателя определенного опыта. К примеру, внешний вид и твердость снежного следа зависят от множества различных факторов: давности выпадения свежего снега и его влажности, обшей глубины снежного покрова, климатических условий, характера освещенности и пр. При серой, мглистой, сумрачной погоде самый свежий след при визуальном осмотре может показаться старым. Но стоит заслонить ямку рукавицей или полой одежды от невыгодного рассеянного освещения, и он оживет, заиграет, проявит все признаки свежего следа. И, напротив, при ярком солнце старые, но хорошо сохранившиеся следы кажутся очень свежими. Поэтому недопустимо судить о «возрасте» следа по одному только выбранному наугад признаку. Надо последовательно использовать все известные следопытские приемы, причем работать лучше не с. одним отпечатком, а с несколькими, удаленными друг от друга. И лишь после этого делать окончательные выводы.
   Обнаружив тропу, в первую очередь необходимо удостовериться, что она протоптана человеком, а не лесными животными. Признаком звериной тропы могут служить многочисленные отпечатки лап и копыт на почве, обильный помет, клочки шерсти на ветках кустов и деревьев, неудобная, с точки зрения человека, конфигурация тропы, отсутствие искусственных мостков через ручьи и реки и полное отсутствие следов деятельности человека. И еще одна характерная особенность: если ветки кустов и деревьев нависают над тропой, постоянно стегают по лицу и груди, значит, дорогу сквозь чащобу проложил зверь. Если бы тропой пользовались люди, они непременно бы обломали все неудобные и опасные сучки и ветки.
   Для медвежьих троп характерна плотная, утоптанная, лишенная травянистой растительности почва, нередко в форме глубокой (10—20 см) борозды, до 0,5 м шириной. Встречающиеся вдоль тропы кусты малины, смородины с ягодами почти всегда обломаны. На отдельных деревьях можно заметить глубокие борозды сорванной коры – это своеобразные медвежьи метки, которыми хищник определяет свои владения.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_47.jpg   На магистральную, то есть постоянно используюшуюся тропу могут указать деревья со стесанной вершиной или стволом, очищенным от веток, от корней до середины высоты – так называемые деревья-маяки (рис. 38).
   В лесной зоне небольшие тропы обычно метят на уровне груди идущего человека, в пределах видимости одной метки от другой. Чаще всего метки ставят на наиболее крупных, выступающих из густолесья на тропу деревьях, которые издалека бросаются в глаза. Простейший затес представляет из себя глубокую, снимающую не только кору, но и верхний слой древесины зарубку, сделанную с помощью одного-двух ударов топора. Более сложные затесы встречаются редко, так как вырезать замысловатые рисунки на стволах – дело долгое и хлопотное (рис. 39).
   Свежий затес на стволе дерева имеет желтоватый оттенок. Очень свежий, возрастом в одну-две недели, отличается особенной яркостью, отдельные, торчащие в стороны щепочки еще не потускнели, не высохли и имеют такой же цвет, что и древесина ствола. Старый затес под действием дождя и ветра постепенно тускнеет и через полгода – год приобретает серый оттенок, но тем не менее остается хорошо заметным еще несколько лет.
   Три– четыре затеса на стволе рядом друг с другом могут обозначать, что в стороне находится удобная стоянка или через несколько метров будет разветвление тропы, дороги, родник. Воткнутая поперек тропы ветка или молодое деревце вершиной указывают направление, в котором человек свернул в лес. Это временная метка, с помощью которой метят маршрут разошедшиеся на время охотники. Иногда роль указующей стрелки играет щепка или небольшая веточка, вставленная в расщеп на верхнем конце кола, вбитого в грунт посреди тропы. В некоторых случаях охотники оставляют рядом с меткой, на кусочке бересты или на бумаге, засунутой в полиэтиленовый пакет или стеклянную тару, письменное сообщение, из которого потерпевшие бедствие могут почерпнуть для себя много полезной информации (рис. 40).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_48.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_49.jpg   На незалесенных участках местности тропу метят специальными, издалека видимыми конусообразными турами, чаще всего сложенными из камней или валежника. Но иногда из более экзотических материалов: в тундре – из брошенных оленьих рогов, в степи и пустыне – из любого подходящего материала, вплоть до костей и черепов падших животных. Высота туров-маяков бывает очень различна, но обычно не меньше роста человека, чтобы их не заметало зимой снегом, а в пустыне песком.
   В более посещаемых районах тропы метят разноцветными полосами краски, нанесенными на стволах деревьев в строгой очередности, или, если она временная, – яркими флажками из цветного материала, плотной бумаги, привязанными к сучкам и веткам. Такая более современная и щадящая природу маркировка, как правило, используется туристами, лесниками. Чаще всего метки наносятся с правой стороны, по ходу движения, так как человек обычно идет по правой стороне широкой тропы, дороги и работает соответственно правой рукой. Обратная маркировка наносится с противоположной стороны тропы или на уже меченых деревьях, но с другой стороны ствола (рис. 41).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_50.jpg
   При приближении к населенному пункту любая тропа становится более широкой, натоптанной, чаще встречаются ответвления, места привалов, больше заметно мусора – консервных банок, окурков, спичечных коробков, старых костровищ и т. п.
   При удалении от поселка наблюдается обратная картина.
   Туристы могут метить свой маршрут, вытаптывая временные знаки на снегу и земле (рис. 42, а), выкладывая из веток (б), камней (в), рисуя на коре дерева углем или шариковой ручкой стрелки (г) и т. п. Расшифровка сложных знаков приводится ниже:
   1. Двигайтесь прямо.
   2. Поверните направо или налево (в зависимости от того, куда направлена боковая риска).
   3. Увеличьте скорость передвижения.
   4. Внимание! Впереди препятствие или опасное место.
   5. Стоп! Находиться на этом месте.
   6. Место для кратковременного привала.
   7. Место для лагеря.
   8. Питьевая вода.
   9. Здесь оставлено письмо.
   10. Здесь удобная переправа.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_51.jpg
   Кроме того, знаком временной (на 2-3 дня) маркировки могут служить воткнутые в снег ветки и еловый лапник, ветки, закрепленные на кроне дерева другой породы (еловые на лиственных и наоборот), прислоненные к стволам палки, цветная бумага, приклеенная с помощью ленты или наколотая на выступающие ветки придорожных кустов. Подобная временная маркировка может простоять иногда целый сезон и значительно облегчить поиск занесенной снегом тропы.
   Знаки, приведенные на рис. 43, имеют хождение среди иностранных любителей путешествий и потерпевших бедствие авиаторов и служат для указания направления следования. При этом геометрия этих знаков, равно как и любых других, универсальна – более узкий, либо наклоненный к земле конец направлен в сторону движения.
   Знаки, изображенные на рис. 44, - запретительные. Первый расшифровывается как «не сюда», «нет пути». Второй знак, состоящий из трех уложенных рядом друг с другом камней или трех вбитых в грунт палок, обозначает сигнал опасности.
   Нередко туристы оставляют сообщения о себе под сложенными из камней турами на перевалах, вершинах, а также в пустых консервных банках, закрепленных в костровой рогулине, в залитых стеарином свечи бутылках, иногда пишут углем или шариковой авторучкой на затесе, сделанном на костровой рогулине или поперечной перекладине. В записке сообщают, какая группа проследовала и по какому маршруту. Рядом с запиской иногда оставляют подарок – конфеты, плитку шоколада, банку консервов. И информация и подарок всегда могут пригодиться попавшим в беду людям.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_52.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_53.jpg   Определить направление движения людей по тропе можно по отдельным встретившимся следам, особенно на увлажненных и загрязненных участках.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_54.jpg   Определенная система обозначения мест промысла существует у профессиональных охотников. Кроме обычных затесов, это могут быть обломанные на высоте человеческого роста ветки, а также жерди, прибитые или приставленные к стволам деревьев, или просто воткнутые в снег. Чаще всего подобные жерди являются частью настороженного на зверя капкана или меткой, обозначающей место его установки. Некоторые способы установки жердей показаны на рис. 45.
   Обнаружив подобную метку, следует внимательно осмотреть близрасположенную местность, чтобы убедиться, что эта наклонная жердь – не случайная, сбитая с дерева палка. Капкан будет либо установлен на самой жерди, либо соединяться с ней с помощью поводка, либо находиться где-то поблизости.
   При обнаружении настороженного капкана нужно оборудовать вблизи него убежище или костровой бивак и ожидать прихода охотника. Обычно капканы проверяются не реже одного раз в несколько дней. Уходить от него не стоит, так как отыскать заимку охотника самостоятельно вряд ли удастся, а она может быть единственным жильем на многие десятки километров в округе!
   Если капкан не насторожен, в особенности если это не металлический капкан, который охотники предпочитают уносить с собой, а его импровизированный, изготовленный из подручных средств аналог, если видно, что им давно не пользовались, то можно рискнуть предпринять самостоятельный поиск охотничьей заимки. Для этого надо дополнительно пометить место находки и, оставляя в пределах прямой видимости метки, провести осмотр окружающей местности с целью обнаружения промысловой тропы, меток, других капканов. И уже по ним выйти к заимке или лесной дороге.
   Лесная дорога. Когда потерпевшие бедствие выходят на лесную дорогу, им необходимо попытаться определить, в какой стороне расположен населенный пункт и с какой стороны он ближе. Следует самым внимательным образом осмотреть поверхность дороги и ее обочины на несколько километров в ту или иную сторону. Постараться понять ее характер и транспортное назначение.
   На лесовозных дорогах, вывозящих лес с лесорубных делянок, потерянные при перевозке и лежащие у обочины хлысты (деревья с обрубленными по всей длине ствола ветками и сучьями) повернуты комлем (широким основанием ствола) в сторону населенного пункта. Объясняется это тем, что перевозят их на автомашинах и тракторах комлем вперед (рис. 46).
   Съезд автотранспорта с полей, делянок обычно направлен к поселку. Если смотреть с высоты, то можно заметить, что дорога в этом месте образует как бы стрелку, указывающую направление на населенный пункт. «Рисуют» эту стрелку сами водители, разворачивающие автомобиль при въезде на основную трассу сразу в нужном направлении. Съезжают с дороги они также по малой дуге, срезая прямой угол.
   При приближении к населенному пункту дорога становится более наезженной, местами разбитой. При удалении, наоборот, колея становится менее глубокой, постепенно сужается и частично перекрывается травянистой растительностью.
   Свежие следы автотранспорта и людей, как правило, ведут утром от жилья, а вечером – к жилью.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_55.jpg
   Лесные дороги и тропы чаще всего разветвляются на пути от поселка и сходятся при приближении к нему. Иначе говоря, угол слияния двух дорог острием направлен к населенному пункту, а открыт в противоположную ему сторону.
   Если слабонаезженная дорога идет в болото, а другие дороги и тропы отсутствуют, надо стараться по возможности не сходить с нее. Это может быть «зимник», «утонувший» в воде после того, как стаял снежный покров. «Зимник» обычно бывает единственной дорогой на многие десятки километров вокруг и нередко кратчайшим путем к спасению.
   В какую сторону ушла машина? Чтобы понять, в какую сторону проследовали по дороге последние бывшие здесь автомашины (от этого зависит выбор направления движения), надо внимательно осмотреть оставленные ими следы.
   Так, например, воронкообразные завихрения на дне следа направлены острыми углами в сторону движения.
   Разбрызгиваемые в стороны песок, пыль, грязь ложатся по склонам колеи в виде веера, раскрытого в противоположную от направления движения сторону (рис. 47).
   Концы раздавленных ветвей, палок, прутиков обращены в сторону следования транспорта. Если колесо зацепляет лишь одну сторону лежащей поперек дороги ветки, то ее ближний, попавший под колесо, конец отбрасывается назад, а дальний, высунувшийся из колеи, разворачивается в сторону, куда ушла автомашина (рис. 48).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_56.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_57.jpg   Частицы грунта и мелкие камешки отбрасываются колесом в сторону, противоположную направлению движения (рис. 49).
   При переезде через лужу высыхание следов и брызг наблюдается в сторону движения – чем дальше, тем суше. Комков грязи, прихваченных протектором при переезде через подсохшую лужу, становится меньше по мере удаления от лужи. Соответственно многие лужи и участки грязи имеют вытянутую в сторону более интенсивного движения форму. Сохранившийся мокрый след протектора, выходящий из лужи, так же направлен в сторону движения (рис. 50).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_58.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_59.jpg   Капли жидкости (чаще всего масла), упавшие по ходу движения, вытянутыми концами указывают в сторону, куда ушла машина. Правда, это правило справедливо только для машин, шедших на малой скорости. На большой скорости капли просто разбиваются о грунт (рис. 51).
   Если жидкости вылилось много и разом, то от большого пятна в сторону ушедшей машины потянется цепочка из более мелких, постепенно сходящих на нет, капель (рис. 52).
   Земля под выступом протектора или гусеницы более уплотнена в том месте, которое расположено против движения, так как именно этими выступающими деталями покрышки либо гусеницы машина цепляется за фунт и отталкивается от него.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_60.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_61.jpg   При пробуксовывании колеса машины поднимают грязь и песок и отбрасывают его в противоположную движению сторону. Иногда в месте пробуксовки можно увидеть целые валы земли, выброшенные из ямок, провернутых в дорожной колее колесами машины. Понятно, что эти земляные валы остаются за задним бортом ушедшей машины. Если на них не видны отпечатки колесных протекторов, значит, после буксовавшей здесь машины никакой другой транспорт по дороге больше не проходил (рис. 53).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_62.jpg
   Колеса на поворотах образуют угол расхождения колеи и угол схождения, которые всегда направлены в сторону движения.
   След тормозного пути нарастает постепенно и резко обрывается в той стороне, куда шла машина.
   Трава и кустарники приминаются верхушками в сторону движения (рис. 54).
   В колеях пыль оседает в форме зубцов пилы, направленных в сторону хода автомашины.
   Клочков сена на придорожных кустах и нависающих над дорогой ветках больше с той стороны, откуда ехала машина или повозка.
   При въезде с переувлажненной грунтовой дороги на шоссе автомобиль притаскивает и роняет с колес, крыльев и резиновых брызговиков частички прилипшей к ним грязи, хорошо различимые на асфальтовом покрытии. Иногда такой грязевой след может, постепенно убывая, растягиваться на десятки метров в ту сторону, куда ушла автомашина. Понятно, что, съезжая с шоссе на грунтовку, автомобиль никаких следов на асфальте не оставляет (рис. 55).
   Примерно такие же, хотя и гораздо менее заметные, следы можно обнаружить при повороте автомобиля с дороги с одним грунтовым покрытием на дорогу с другим грунтовым покрытием. Например, с земляной – на песчаную. Если внимательно пройти по следу, можно обнаружить частички грязи, упавшие с колес и брызговиков на песок. Если с песчаной – на травянистую, то тогда среди травы можно отыскать отдельные песчинки. И, значит, машина повернула с грязевой колеи на песчаную и с песчаной – на травяную. Если таких следов нет, то машина шла в противоположную сторону, т. е. с травы – в песок и с песка – в грязь.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_63.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_64.jpg   Анализ следов нескольких автомашин может довольно точно подсказать, в какой стороне расположен населенный пункт, в какую сторону движение более интенсивное.
   Следопытство на лыжне. Зимой потерявших ориентировку путешественников может вывести к жилью случайная лыжня. Но для этого надо уметь по ее внешнему виду определять направление движения лыжника.
   Достаточно немного подумать или осмотреть собственные следы, чтобы понять, что отпечаток плоскости кольца лыжной палки бывает наклонен в сторону движения лыжника. Соответственно комки снега, прихваченные кольцом лыжной палки и выброшенные наружу, направлены в сторону, куда ушел лыжник. Бороздка, вычерченная в снегу острым концом палки, длиннее в сторону движения, так как при подъеме палки она некоторое время проволакивается по следу (рис. 56).
   В самой лыжне иногда остаются отпечатки задника лыжи, имеющие вид буквы «П», открытой в сторону движения лыжника. Отпечаток образуется, когда лыжник при начале нового шага опирается на лыжу и сдвинутый задник слегка врезается в снег (рис. 57).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_65.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_66.jpg   Подсказать, куда шел лыжник, могут отпечатки лыж при торможении и подъеме в гору. При торможении «плугом» или «упором» валики сдвинутого снега собираются в низу спуска, а на самом склоне видны характерные «соскребы» снежного покрова (рис. 58).
   При подъеме «елочкой» или «полуелочкой» сдвинутые задники лыж указывают обратное движению направление (рис. 59).
   Отпечатки лыж при подъеме «лесенкой» могут показать направление движения лыжника только на пологих склонах. Понятно, что, если на некрутом склоне видна «лесенка», человек здесь поднимался. Сверху он просто скатился бы на лыжах. На опасных для спуска крутых склонах «лесенка» может использоваться для движения в две стороны, т. е. и для подъема, и для спуска (рис. 60).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_67.jpgc:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_68.jpg   Правда, узнать направление, в котором ушел лыжник, еще не значит определить направление на населенный пункт. Для ответа на этот основной вопрос следопыт должен узнать, кто это был – охотник, турист, спортсмен, отдыхающий, – и установить «возраст» следа.
   Как примерно должна выстраиваться цепочка логических заключений?
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_69.jpg
   Вначале надо попытаться понять характер лыжни. К примеру, если лыжня проложена довольно прямо, почти не петляет, а если петляет, то плавно, кусты и деревья на ней не встречаются, ветки близких деревьев не задевают идущего человека, то с большой долей уверенности можно предположить, что лыжня располагается поверх хорошо натоптанной летней тропы. Если разгрести снег, то почти наверняка можно обнаружить твердую, утрамбованную, лишенную травянистого покрова землю.
   С другой стороны, если лыжня сильно петляет, огибает небольшие одинокие кусты, иногда возвращается, заводит под деревья, если по ногам, груди, лицу хлещут ветки – значит, лыжня случайная.
   Если лыжня выдерживает вес стоящего на ней человека, значит, можно предположить, что здесь прошло много людей и в разное время. Они утоптали снег слой за слоем, пока не образовалась своеобразная снежная гать. На случайную, один-два раза использованную лыжню так не встанешь – провалишься.
   Затем надо, встав на колени, внимательно осмотреть и даже ощупать лыжню. Узкая она или широкая? Отчетлив рисунок или нет?
   Предположим, лыжня широкая – с ладонь и даже больше. Подобный след оставляют широкие лыжи вроде «Тайги» или «Вологды». На них обычно ходят охотники и туристы. Но кто конкретно?
   Дно лыжни достаточно рыхлое, тонкое – значит, человек шел один и налегке. Отпечатков лыжных палок не видно, ямки из-под них тоже не просматриваются. Туристы без палок в путь не отправляются, потому что с тяжелым рюкзаком без дополнительной опоры трудно удерживать равновесие, сложно забраться в гору.
   Охотники, напротив, предпочитают путешествовать без палок, так как в руках держат изготовленное к стрельбе ружье. Замеченную птицу или дичь они бьют навскидку, снимать палки у них времени нет.
   Для туристской лыжни характерны глубоко вдавленный, утрамбованный снег, короткий шаг лыжников, следы частых остановок и привалов, вмятины от снятых рюкзаков на снежном покрове. По рисунку отпечатков колец лыжных палок, по их количеству турист может определить свою группу, от которой он, например, отстал.
   Узкая лыжня, использование лыжниками скоростной – «коньковой» или «двухшажной» – техники, иногда рифленая насечка, которая наносится на скользящую поверхность некоторых видов пластиковых лыж, широкий, размашистый шаг, величину которого можно определить по расстоянию между отпечатками палок, применение односторонних, типа «гусиная лапка», колец на лыжных палках – характерны для спортсменов-лыжников или отдыхающих. Правда, у спортсменов шаг гораздо шире, увереннее, лыжня прямее и уже, остановок меньше. Отдыхающие чаще сходят с лыжни, останавливаются, «заступают» носком лыжи на обочины, дольше проволакивают по поверхности снега палки и шире расставляют их в стороны.
   Чтобы не принять за широкий шаг отпечатки двух разных палок, надо внимательно осмотреть отпечатки кольца. Формы их бывают различны – с тремя, четырьмя сегментными отверстиями, с проволочным или пластиковым каркасом и т. п.
   Если лыжня проложена спортсменами-бегунами или отдыхающими, значит, от населенного пункта она далеко не уходит. И, значит, тропа эта известная и часто используемая. По плохо утоптанной, по случайной лыжне на беговых лыжах не ходят. Спортсмены и отдыхающие выбирают лишь «магистральные» тропы и дороги с гарантированно твердой поверхностью.
   По такой лыжне куда ни пойдешь – обязательно выйдешь к людям. В лучшем случае – сразу, буквально через несколько километров. В худшем – придется дойти до точки поворота. И, наконец, если лыжня имеет кольцеобразную форму – вернуться к поселку по большому кругу. В любом случае промахнуться невозможно, так как оба конца лыжни упираются в один и тот же населенный пункт или соединяют два близкорасположенных поселка.
   Если потерпевшие обнаружили свежие (двух-трехчасовой давности) следы беговых лыж в утренние и первые дневные часы, то имеет смысл пойти в противоположную направлению движения лыжника сторону, так как почти наверняка бегун недавно вышел из поселка. Если на ту же лыжню они наткнулись к вечеру, то лучше пойти вслед ушедшему лыжнику, так как скорее всего он возвращался домой. «Возраст» следа можно определить по уже описанной технологии.
   Несколько сложнее ориентироваться по лыжне, оставленной охотником. В отличие от спортсменов-бегунов он бездорожья и снежной целины не боится и даже, наоборот, старается забраться в глухие места, где дичи больше. Безусловно, и охотник рано или поздно выйдет к жилью, но, в отличие от спортсменов, он может бродить по лесу и сутки, и двое, ночуя возле костров или в небольших заимках.
   В подобном случае, чтобы выбрать правильное направление движения, надо пройти по лыжне в любую сторону некоторое расстояние. При этом следует помнить, что наиболее ровную лыжню охотник прокладывает в начале пути, когда идет от поселка. Там дичи обычно нет и лазать по бурелому, кустам бессмысленно. Лишь по мере удаления от жилья охотник начинает двигаться более вольно – петлять, углубляться в густолесье. Точно такая же картина наблюдается при приближении к населенному пункту: чем он ближе, тем лыжня становится ровнее. Поэтому как только человек, следующий по следам охотника, заметит, что лыжня начинает кружиться на одном месте, разделяться, петлять, заводить в труднодоступную местность и т. п., ему лучше вернуться назад.
   Так же, как спортсмены или отдыхающие, охотники стремятся выйти из города пораньше утром, а вернуться домой засветло. Соответственно по свежим, двух-трехчасовой давности следам идти надо утром против движения охотника, а вечером вслед за ним. Но правило это справедливо только для случаев, когда охотник шел по тропе, дороге или когда лыжня проложена прямо, так сказать, целеустремленно. По одиночной петляющей лыжне двигаться лучше в сторону, куда ушел охотник, чтобы добраться до места его ночного привала, охотничьей избы или поселка.
   Определить направление движения охотника можно, пройдя по лыжне несколько сотен метров в любую сторону. В связи с тем, что охотничьи лыжи в 2-3 раза шире беговых и примерно во столько же раз менее «послушны», на поворотах они нередко въезжают носком на обочину лыжни, оставляя на снегу специфический отпечаток в виде утоптанной полукруглой зазубрины. Отпечаток открыт в сторону, противоположную направлению движения лыжника (рис. 61).
   В сомнительных случаях следует продолжать движение по тропе до тех пор, пока не отыщется на обочине полный отпечаток носка съехавшей с лыжни лыжи.
   На подъемах при соскальзывании лыжи назад ее задник, углубившись в бортик лыжни, может образовать специфический П-образный след.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_70.jpg
   Проще всего определить направление движения охотника на склонах. При спуске неизбежны наезды носка лыжи на сугробы и образование валиков снега при торможении «плугом» или «упором», направленные в сторону движения.
   На крутом склоне направление движения указывают следы подъема «елочкой» или «полуелочкой». На пологом, когда лыжа соскальзывает вниз, ее задник, сгребая снег, образует характерный микросугроб в форме ступеньки. А если упирается в бортик лыжни – выдавливает в ней своеобразную щель-углубление (рис. 62).
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_71.jpg
   Если потерпевшие вышли на лыжню недавно прошедшей группы туристов, то можно попытаться их догнать. Скорость перегруженных рюкзаками туристов обычно невелика: они часто останавливаются, загодя разбивают лагерь. Кроме того, у идущих налегке потерпевших более высокая (если они имеют лыжи) скорость, так как туристы тропят лыжню в глубоком снегу, а они бегут по хорошо утоптанной тропе. Иногда целесообразно продолжать движение в ночной период, потому что есть реальная возможность добраться до остановившейся на ночной отдых группы.
   Во всех случаях потерпевшим бедствие предпочтительней держаться хорошо наезженной тропы или лыжни, так как одиночный след довольно быстро заметается снегом и исчезает. А вот плотную глубокую лыжню возможно обнаружить даже после сильного снегопада по характерной ложбинке-углублению, образовавшейся на поверхности снега и особенно хорошо различимой при боковом освещении. Подобную «магистральную» лыжню можно отыскать в прямом смысле на ощупь. Снег на лыжне утрамбован, выдерживает вес человека, в то время как рядом – рыхлый. По такой тропе-лыжне можно двигаться в любую непогоду, ощупывая дорогу ногами или палкой.
   Во всех сомнительных случаях и при начинающейся непогоде по слабовыраженной лыжне следует двигаться вслед прошедшему здесь человеку, пытаясь догнать его. После выбора направления движения по обнаруженной тропе или дороге нельзя успокаиваться. Искусство следопыта в том и состоит, что он считывает информацию с окружающей местности беспрерывно, автоматически. И каждый новый шаг должен либо подтверждать, либо опровергать сделанные ранее выводы.
   При движении по обнаруженному слабовыраженному следу надо стараться идти рядом с ним, чтобы случайно его не затоптать. При потере следов, лыжни или метки необходимо сразу же остановиться и в месте потери следа установить хорошо заметный знак – вбить в землю колышек, повесить на ближайшее дерево кусок пестрой ткани. От знака, постепенно расширяя площадь, надо провести тщательный поиск. Лучше всего идти по постепенно расширяющейся спирали. Если пропавший след не обнаруживается, надо по собственным следам вернуться к предыдущей метке или следу и попытаться провести поиск от него. Ночью поиск следует прекратить и организовать бивак как можно ближе к месту потери следа.
   Во время движения надо как можно чаще оглядываться назад, осматривать, запоминать местность, уникальные ориентиры – скалы, кривые деревья, нагромождения камней, большие лужи и т. п. В сырую погоду полезно периодически наступать на грязную почву, оставляя на ней отпечатки подошв обуви. Все это, при необходимости, облегчит возвращение назад, а также поможет в поиске спасательным командам. Необходимо помнить, что любая местность при взгляде назад может иметь совершенно неузнаваемый вид. Тропа «туда» и тропа «обратно» – это визуально разные тропы!
   Особенно опасно расслабляться на лыжне или зимней тропе. Ровно стелясь под ноги, она убаюкивает внимание человека. Он перестает смотреть по сторонам. Случись метель или сильный снегопад – и человек полностью теряет ориентировку, не узнает лес, по которому шел всего лишь час назад. Важнейшее правило зимней техники безопасности гласит: не доверяйся только лыжне, заведомо будь готов к тому, что ее занесет снегом.
   Следы домашних животных. Вывести потерпевших к населенному пункту могут следы домашних животных – лошадей, коров, собак, овец и т. п. Но не имея достаточного опыта, можно перепутать следы домашних животных с похожими на них следами их диких сородичей. Например, отпечатки волчьих и лисьих лап можно принять за след собаки. Следы некоторых крупных копытных – за лошадиные.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_72.jpg   Чтобы этого не случилось, надо знать, что у волка след стройнее, более вытянут, когти и подушечки пальцев выражены резче. Отпечатки двух средних пальцев волчьей лапы как бы выдвинуты вперед, между ними и крайними пальцами, поперек следа, можно положить соломинку или спичку, в то время как отпечатки подушечек собачьей лапы как бы собраны в комок, и соломинка, положенная на след, будет одновременно касаться или пересекать отпечатки всех четырех пальцев (рис. 63).
   Следы передних лап волка крупнее и четче, чем задних. Когда волк передвигается шагом, и особенно рысью, отпечатки его лап располагаются почти по одной прямой линии. Чем быстрее движется волк, тем прямее линия его следов.
   Кроме того, собаки при движении раскидывают лапы, поэтому след задней ноги у них не попадает в след передней. У волка обычно левая задняя нога, когда он идет шагом или трусцой, ступает в след правой передней.
   След лисицы также можно принять за след некрупной собаки. И все же, если присмотреться, они различаются. У лисицы отпечатки более стройные, вытянутые, а пальцы меньше собраны в комок. Когти длиннее, тоньше и оставляют более четкие отпечатки, хорошо заметные на мягком грунте и влажном снегу. Лисица ставит все четыре лапы одну за другой, след ее вытянут в одну линию, словно вычерчен по линейке. Собака же идет как бы раскачиваясь, вразвалку, поэтому и отпечатки ее лап представляют ломаную линию.
   И, наконец, чтобы не перепутать на глубоком снегу следы человека и медведя, необходимо знать, что человек ставит ноги пятками внутрь, носками наружу, а медведь – наоборот: пальцами внутрь, к средней линии следа. Именно поэтому его в народе и называют иногда косолапым. Кроме того, по медвежьему следу трудно идти, ступая точно в отпечатки лап, так как приходится сильно выворачивать ноги.
   Хорошими проводниками к жилью могут быть пчелы. Они дальше чем на несколько километров от своих ульев не улетают и, набрав нектар, сразу возвращаются назад. За пчелами, перелетающими с цветка на цветок, можно не наблюдать. Их полет хаотичен и не имеет однозначно сориентированного направления. Смотреть надо на пчел, которые «загрузились под завязку» и взяли обратный курс на свой улей. Полет их становится более прямолинейным и сориентированным в каком-то одном направлении. Проследив несколько пчел (а лучше несколько десятков) и сняв азимут их полета, можно выйти к лесной пасеке.
   Даже если пасека работает в «автоматическом» режиме, то есть без постоянного присмотра пчеловода, от нее будет уходить колея, по которой ульи доставили в лес и которая обязательно выведет к жилью. Если колея плохо выражена, лучше не рисковать и оставаться на месте, ожидая прибытия хозяина пасеки. Не бросит же он свое добро в лесу надолго! А питаться можно медом из ульев, отпугивая пчел дымокурными кострами и факелами.
   Ну а если вдруг окажется, что пчелы, по следам которых вы шли, – не домашние, а дикие, лесные, то как минимум вы сможете разжиться медом. Что теже очень неплохо!
   Особенности следопытства в тундре и лесотундре. В целом приемы следопытства в тундре и лесотундре ничем не отличаются от рекомендованных для других зон. Вот только в отличие от средней полосы или пустыни, в тундре летом для более тщательного изучения следов следует искать не увлажненные, а, наоборот, более сухие участки местности, желательно не покрытые мхом и лишайниками.
   В тундре след нарт или взрыхленный копытами оленей снег может вывести к людям. Еще быстрее могут вывести к жилью характерные отпечатки гусениц снегоходов.
   Особенности следопытства в прибрежной зоне морей. Лучше всего следы читаются на песчаных пляжах морских побережий. Благодаря тому, что морской песок состоит из гораздо более крупных песчинок, чем пустынный, и сильнее увлажнен, он в меньшей степени подвержен разрушению и влиянию ветра.
   Особенно хорошо читаются отпечатки следов, оставленные вблизи кромки воды. Кстати, именно там, по кромке, обычно и предпочитают идти и ехать люди, так как мокрый песок более тверд и не проседает под ногой или колесами автотранспорта, как расположенный выше по берегу сухой. Там и надо в первую очередь разыскивать их следы. Правда, на некоторых побережьях могут встречаться более твердые, с обильными вкраплениями ракушечника сорта песка, в котором след вдавливается плохо.
   Галечные и каменистые пляжи практически не сохраняют следов. На них следы людей, и в особенности автотранспорта, следует искать в проходах между грядами камней, имеющих песчаное или грунтовое покрытие.
c:\docume~1\nikolay\locals~1\temp\rar.859\pic_73.jpg
   «Возраст» найденных следов можно определить с помощью уже описанных приемов. Кроме них, можно использовать еще один – чисто морской. Для всех морских или океанских побережий характерны случающиеся два раза в сутки приливы и отливы. Они бывают от очень значительных, с падением уровня воды на десять и более метров, до карликовых, не превышающих нескольких десятков сантиметров. Во время плаваний по Белому и Баренцеву морям на копии древненовгородской парусной лодки сойме нам не раз пришлось «обсушиваться», наблюдая, как море, по которому мы только что плыли, вдруг ушло из-под киля на несколько сотен метров! Вот этими приливно-отливными часами и может воспользоваться человек, пытающийся ответить на вопрос: как давно были оставлены на песке следы? Максимум – 12 часов назад! До того здесь никто не мог передвигаться пешком, потому что здесь плескалась вода. Более точно время можно установить, замерив скорость прибытия воды, расстояние, разделяющее минимальную и максимальную линии уровня моря, и прикинув, когда именно осушилось дно в том месте, где был обнаружен след.
   И уж коли разговор зашел о море, смею заверить, что навыки следопытства могут пригодиться дотерпевшим даже вдали от берега! Известная пословица утверждает, что вилами по воде писать нельзя. В том смысле, что на ней следов все равно не останется. Так вот, это неправда! Следы на воде остаются. И очень заметные.
   В том месте, где судно взбаламутило своими винтами поверхность моря, в течение нескольких часов, а после больших судов – в течение нескольких десятков часов (!) хорошо различимы полосы пены, разделенные участками чистой воды. Словно море разлиновали, как школьную тетрадь. По направлению этих полос можно судить о курсе судна. А по количеству полос и их ширине можно даже попытаться вычислить его размеры. С течением времени эти пенные полосы расходятся в стороны и размываются. По тому, насколько сильно расплылся контур полос и как далеко они разъехались друг от друга, можно судить о том, как давно прошло здесь судно. Вот тебе и вилы…
   В заключение этой главы хочу заметить, что ее основная задача состоит не столько в том, чтобы описать конкретные приемы расшифровки следов, сколько в том, чтобы показать общую схему рассуждений, так сказать, логику следопытства. Остальное потерпевшие смогут наработать сами.
   Поиск людей. Основы следопытства (рис. 64):
   НАДО:
   Вернуться к месту потери следа (1).
   Начертить план-схему местности (2).
   Избирать для движения линейные ориентиры (3).
   Двигаться вниз по течению рек (4).
   Осматривать окружающую местность (5).
   Замечать охотничьи и туристские туры и другие метки (6).
   Проводить поиск с помощью наблюдения (7).
   Проводить поиск с помощью прослушивания (8).
   Метить маршрут своего движения (9).
   На видных местах оставлять сигнальные туры (10).
   Учитывать, что стволы по лесным дорогам возят комлем вперед, то есть к населенному пункту (11).
   Учитывать, что дороги сходятся в направлении к населенному пункту (12).
   Расшифровывать встретившиеся следы (13).
   Особенно тщательно осматривать отпечатки лыжных палок (14).
   Изучать тропы и лыжни с целью установления движения пешеходов и времени их прохождения (15).
   Отличать следы домашних животных, ведущие к людям, от следов лесных зверей (16).
   Определять с помощью приемника направление на передающую станцию по его наихудшему звучанию (17).
   Устанавливать свое местоположение с помощью схождения азимутов передающих станций (18).
   
Каталог: uploads -> 2011
2011 -> Программа государственной итоговой аттестации выпускников гапоу со «актп» по профессии спо 23. 01. 03 Автомеханик на 2016-2017г
2011 -> Оповещатели охранные
2011 -> Организмы и среды их обитания
2011 -> Универсальные технические требования
2011 -> Правила обследования и мониторинга технического состояния buildings and constructions. Rules of inspection and monitoring of the technical condition. General requirements
2011 -> Хранение информации на взу
2011 -> Путь к успеху в бизнесе (биотехнологии на вооружении бизнеса) Москва 2012 Ратников Борис Константинович
2011 -> «Направления использования служб сети Internet для решения информационных задач»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница