Беседы о кпрф



страница1/12
Дата19.07.2019
Размер2.93 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


А.П. Боровиков,

профессор-политолог

НАЧАЛА МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА

В материале раскрываются исходные представления о марк-

сизме-ленинизме, содержится его общая характеристика. Мате-

риал предназначен для тех, кто только приобщается к этой тео-

рии или желает освежить в своей памяти исходные знания о ней.

Ссылки на произведения создателей марксизма-ленинизма да-

ются по: Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, издание 2-е. Ле-

нин В.И. Полное собрание сочинений. Сталин И.В. Сочинения.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Раздел первый

ИСТОКИ, ОБЛИК И ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ

МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА
Глава первая

Происхождение, сущность, структура марксизма-ленинизма.....................................................................................................2-9



Глава вторая

Ключевые положения составных частей марксизма-ленинизма.................................................................................................9-19



Глава третья

Особенности марксизма-ленинизма......................................................................................................................................19-25



Глава четвертая

Из истории утверждения марксизма-ленинизма.....................................................................................................................25-31


Раздел второй

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ – НОСИТЕЛЬ

МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА
Глава первая

Возникновение коммунистических партий...........................................................................................................................31-35



Глава вторая

Особенности марксистско-ленинской, коммунистической партии...........................................................................................35-43


Раздел третий

СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА КОММУНИСТОВ –

МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ В ДЕЙСТВИИ

Глава первая

Понятие, содержание, исходные принципы стратегии и тактики коммунистов..........................................................................43-45



Глава вторая

Стратегическое руководство в деятельности коммунистов......................................................................................................45-49



Глава третья

Тактическое руководство в деятельности коммунистов..........................................................................................................49-52



Глава четвертая

Конкретные формы борьбы в стратегии и тактике коммунистов..............................................................................................52-59



Глава пятая

Насилие в стратегии и тактике коммунистов.........................................................................................................................59-63



Глава шестая

Оппортунистические извращения стратегии и тактики коммунистов........................................................................................63-66


Наиболее важные произведения создателей марксизма-ленинизма.....................................................................................66-67
Раздел первый

ИСТОКИ, ОБЛИК И ИСТОРИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ

МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА

***

Глава первая. ПРОИСХОЖДЕНИЕ, СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА

МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА
1. Мировоззрение, идеология коммунистов
Мировоззрение, идеология – явления в известном смысле тождественные. Под ними понимаются обобщенные представления людей об окружающей их действительности и своем месте в ней, а также обусловленные данными представлениями ценностные ориентации, устремления, принципы познания и практических действий. Следовательно, можно сказать: каково ми­ровоззрение, какова идеология, таковы и сами люди, таковы их мысли, чувства, поступки. Этим определяется огромное значение указанных явлений для жизни об-щества, деятельности классов, слоев, их партий, организаций, движений.

Мировоззрение, идеологию коммунистов составляет марксизм-ленинизмтеория, созданная Карлом Марксом (1818-1883) и Фридрихом Энгельсом (1820-1895), а в дальнейшем развитая Владимиром Ильичем Лениным (1870-1924). Марксизм-ленинизм есть система знаний о законах развития мира и его революционном преобразовании в интересах рабочего класса, трудящихся. Предназначение марксистско-ленинской теории заключается в выяснении условий и указании путей полного освобождения народных масс от любых видов эксплуатации, угнетения, социального неравенства и утверждения наиболее целесообразной, подлинно гуманной организации человечества – коммунистической общественно-экономической формации.

Вооружению рабочего класса, трудящихся и их партий тщательно продуманным, твердым, цельным мировоззрением, тщательно продуманной, твердой, цельной идеологией создатели марксизма-ленинизма отводили решающее место. Ведь любой борющийся за свободу класс, любая возглавляющая его партия революционны лишь постольку, поскольку являются носителями наиболее прогрес-сивных идей своего времени. И пока их движение проходит под знаком отсталых или ошибочных теорий, подлинно и до конца революционным оно никогда не станет. Вопреки стремлениям своих участников оно неизбежно будет содержать в себе реакционные элементы, что в конечном счете, вследствие объективной логики борьбы, приведет к полной утрате им всякой революционности. Отсюда работу по выдвижению и научно-теоретическому обоснованию революционных идей создатели марксизма-ленинизма ставили на первый план. Значение их они оценивали в известном смысле даже выше, чем революционную, но научно-теоретически не обоснованную практическую деятельность. На такую деятельность, писал Маркс, власть может ответить пушками, как только увидит в ней опасность. «...Идеи же, которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, – это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им»1. Научно-теоретически обоснованные идеи представляют собой своего рода динамит, не заменимый никакими взрывчатыми веществами в мире.

Создатели марксизма-ленинизма рассматривали революционную теорию как могучее духовное оружие борьбы, позволяющее верно осмысливать жизнь, намечать эффективную стратегию и тактику действий. Энгельс отметил, что в политике только ясный анализ может выявить правильный путь в лабиринте фактов. Поэтому политические события нужно всегда измерять масштабом теоретических положений. И обязанность коммунистов состоит в том, чтобы все более просвещать себя по теоретическим вопросам. Отталкиваясь от данных положений, Ленин, уже применительно к России, еще раз особо подчеркнул, что «без революционной теории не может быть и революционного движения» и что «...роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией»2. Отсутствие революционной теории, указал он, пренебрежительное отношение к революционной идеологии неминуемо играют на руку идеологии врагов революционного направления, отнимают у него право на существование и неизбежно осуждают его, рано или поздно, на политический крах. Ленин неустанно призывал обращать на теорию усиленное внимание, поднимать всю партийную практику на высоту теоретического освещения революционных задач.


2. Исторические условия возникновения

марксизма
При осмыслении вопроса надлежит исходить из того, что любые общественные идеи, теории не есть результат лишь, так сказать, чистого сознания каких-либо умов. Ведь все рождающиеся в человеческих головах идеи, теории представляют собой верные или неверные отражения окружающей людей объективной действительности. И, значит, корни любых идей, теорий надо искать не в сознании их создателей, а в общественных отношениях, отражением которых они являются. Каковы общественные отношения, таковы и существующие общественные идеи, теории. Причем новые идеи, теории всегда возникают там и тогда, где и когда в жизни людей начинается разложение старых порядков, складываются предпосылки для новых порядков и делаются необходимы связанные с ними изменения. Следствием этого и является формирование новых идей, теорий. Пока предпосылки для новых порядков не созрели и связанные с ними изменения не делаются необходимы, новые идеи, теории не могут появиться. Им просто неоткуда взяться. Одновременно с разложением старых порядков идет и разложение старых идей, теорий. Противостоя им, новые идеи, теории постепенно распространяются в обществе, становятся доминирующими. Стало быть, и марксизм тоже весьма поверхностно считать лишь результатом сознания его создателей, крайне ошибочно полагать, что если бы они жили, скажем, столетием раньше, то и марксизм мог сформироваться тогда же. Как и любое общественное учение, он представляет собой отражение реальных жизненных процессов и появился не потому только, что так субъективно захотелось его создателям, а в силу определенных объективных исторических условий и объективной исторической необходимости.

Конкретно речь идет о следующем.

Марксизм возник в 40-х гг. ХIХ века. Это было время, когда в западном мире на смену феодализму шел капитализм. Он совершил промышленный переворот, дал гигантский толчок техническому прогрессу и привел к невиданному росту производительных сил. Но, подобно феодализму, капитализм оставался антагонистическим строем, базировался на эксплуатации и угнетении. Сменившая дворян буржуазия эксплуатировала и угнетала порожденных ею новых трудящихся – рабочий класс, пролетариат. Реакцией на такие отношения стала борьба рабочего класса, пролетариата против буржуазии.

Поначалу борьбу вели отдельные рабочие, потом рабочие одной фабрики, затем рабочие одной отрасли труда в одной местности против отдельных капиталистов. Причем удары свои рабочие направляли не столько против буржуазных производственных отношений, сколько против их технических компонентов. Они разбивали машины, поджигали фабрики, уничтожали конкурирующие иностранные товары, видя в них главную причину бедствий. На этой стадии рабочие представляли собой раздробленную, аморфную, несознательную массу. Но с развитием промышленности пролетариат численно рос, скоплялся в крупные коллективы, увеличивал свою силу, все более ощущая ее. Его борьба, набирая опыт, приобретала организованный, массовый характер, и удары пролетариата переносились уже с техники на общественную форму ее использования, на капиталистические отношения. В арсенал борьбы прочно входили забастовки, демонстрации, митинги, нередкими становились и вооруженные выступления. Так, в 1831 и 1834 гг. произошли восстания лионских ткачей во Франции, в 1844 г. – силезских ткачей в Германии. Аналогичные выступления различных отрядов пролетариев имели место во многих европейских городах. Рабочие время от времени побеждали, но эти победы носили преходящий характер. Главным результатом их борьбы был не непосредственный успех, а крепнущее объединение рабочих. Постепенно, шаг за шагом складывалась широкая сеть легальных и полулегальных профессиональных союзов, других объединений. Появились тайные революционные об-щества. Пролетариат неуклонно формировался в действительный класс, превращался в самостоятельную социальную силу.

По мере возмужания рабочего класса делалась все более ощутимой потребность в его не только организационном, но и идейном оснащении. То есть потребность в такой общественной теории, которая бы смогла с научных позиций отразить капиталистическую действительность и помочь рабочему классу осознать в ней свое место, свои интересы, понять, к чему он должен стремиться, верно определять свои действия на различных этапах борьбы. Предпосылки для создания такой теории уже существовали в самой капиталистической действительности. Утверждаясь на планете, капитализм явственнее показывал присущие ему законы, противоречия, социальные язвы. В нем зародились и стали обнаруживаться тенденции, враждебные буржуазным порядкам, несущие им гибель, а также элементы новых, более прогрессивных общественных отношений. Назрела задача осмыслить все это, сделать должные выводы и свести их в целостную научную теорию. Без нее движение рабочего класса сознательным быть не могло. Оно продолжало бы идти методом проб, ошибок, терпя поражения, принося многочисленные жертвы. Такой теорией и стал марксизм.

Следовательно, возникновение марксизма есть отнюдь не случайность, а глубокая историческая закономерность. Оно обусловлено, с одной стороны, – объективной необходимостью вооружить пролетариат эффективным, истинным идейным оружием борьбы, а с другой стороны, – уровнем зрелости тогдашних общественных отношений, сделавших это возможным. Великая заслуга Маркса и Энгельса заключалась в том, что они осознали данную необходимость и превратили возможность возникновения научной пролетарской теории в действительность, создали ее.


3. Общие духовные предпосылки и непосредственные

теоретические источники марксизма
Из сказанного видно, что корни марксизма лежат глубоко в материальных отношениях капитализма. Однако отсюда не следует, что марксизм изначально не имел под собой никакой чисто духовной, интеллектуальной основы. Как новая теория, он в первую очередь должен был исходить из накопленного до него идейного, мыслительного арсенала. На абсолютно пустом месте, без использования имевшихся ранее знаний никакая новая теория появиться не может.

Противники марксизма квалифицируют его как некое узкое, не связанное со всей человеческой культурой, ушедшее в самого себя сектантское направление. Но, разъясняет Ленин, «...в марксизме нет ничего похожего на “сектантство” в смысле какого-то замкнутого, закостенелого учения, возникшего в стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации»1. Марксизм не отбросил, а «усвоил и переработал все, что было ценного в более чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и культуры» 2. Марксизм в принципе не мог бы появиться, если бы к тому времени человечество не достигло значительных высот научного знания, и не были сформулированы назревшие общественные проблемы. «…Вся гениальность Маркса,– указывает Ленин, – состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила»3. В процессе своего формирования марксизм изучил, обобщил, критически переработал главнейшие приобретения человеческой мысли, культуры и сделал выводы, оказавшиеся предшествовавшим ему учениям не по плечу. Он, таким образом, является законным преемником всего лучшего, что добыло человечество в ходе многотысячелетнего интеллектуального развития.

Само собой разумеется, что среди этих общих духовных предпосылок (достижений человеческой мысли и культуры) решающее значение имела та их часть, которая для возникновения марксизма стала отправной. Ею были три главных течения в обществознании ХIХ в., составившие три непосредственных теоретических источника марксизма, – классическая немецкая философия; классическая английская политическая экономия; французский и английский социализм.
а. Классическая немецкая философия
Наличие философского знания в марксизме определяется тем, что философия образует исходную основу любого мировоззрения, любой идеологии. Будучи учением о всеобщих законах бытия, она, в отличие от конкретных видов знания, вырабатывает именно обобщенные представления людей о мире и своем месте в нем, об отношении их к окружающей действительности и самим себе, а также обусловленные этими представлениями ценностные ориентации, устремления, принципы познания и деятельности. Философская основа любого мировоззрения, любой идеологии в последнем счете определяет весь их характер, все их особенности и черты, всю их систему в целом. Классическая немецкая философия и дала необходимый исходный материал для философских выводов марксизма. К ее наиболее выдающимся представителям относятся Георг Гегель (1770-1831) и Людвиг Фейербах (1804-1872).

Великое значение гегелевской философии заключается в том, что главное в ней, рациональное ее зерно составляют диалектика и вытекающий из нее диалектический метод мышления. Господствовавшие до них метафизика и метафизический метод мышления, хотя и имели для своего времени известную ценность, впоследствии стали препятствием в науке и практике. Ибо фактически они рассматривают явления природы, общества как изначально неизменные, в состоянии неподвижности и отрыве друг от друга. Это неизбежно ведет к догматизации познания и поведения, порождает тягу к оперированию готовыми, застывшими, пригодными будто бы на любые случаи жизни выводами и формулами. Тем самым реальная картина искажается, ибо на самом деле все в мире течет и изменяется, все находится в вечном процессе возникновения и исчезновения, все различными переходами связано друг с другом.

Диалектика же, диалектический метод мышления, наоборот, отражают действительность адекватно. Их исходная точка зрения есть именно точка зрения развития. Диалектика берет вещи и мысленные отражения вещей в их движении, возникновении, исчезновении и взаимной связи. Поэтому подлежащая познанию истина представляется уже не в виде готовых догматических положений, которые, раз они открыты, остается только зазубрить. Она теперь заключается в самом процессе познания, поднимающемся с низших ступеней на более высокие, но никогда не достигающем такой точки, где можно было бы обрести так называемую абсолютную истину и созерцать ее сложа руки. Аналогичным образом, обстоит дело и в практической деятельности. История, как и познание, не может получить окончание в некоем совершенном состоянии общества. Напротив, все сменяющие друг друга порядки представляют собой лишь преходящие ступени бесконечного развития человечества. Каждая ступень для своих условий необходима, но она лишается оправдания перед лицом новых условий, постепенно складывающихся в ее недрах. Для диалектики нет ничего раз навсегда установленного, безусловного. И ничто не может устоять перед ней, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему. Жизнь неуклонно подтверждает, что в мире все в последнем счете совершается не метафизически, а диалектически.

Однако гегелевская философия страдала существенным недостатком: Гегель был идеалист. Для него первичным в природе и обществе являлись невещественные, нематериальные начала – дух, сознание, мышление, идеи. А все вещественное и материальное составляло производное от них, являлось вторичным. Отсюда, по Гегелю, диалектика представляет собой не действительное развитие природы и общества, а отражение развития некоего Мирового духа, некоей Абсолютной идеи, появившихся будто бы еще до возникновения реального мира и существующих неизвестно где. Формой выражения Мирового духа, Абсолютной идеи выступают порождаемые человеческим сознанием, мышлением понятия. Развитие последних влечет за собой и развитие всей действительности. Таким образом, выходило, что сознание, мышление людей через порождаемые ими понятия определяют бытие. Тем самым все было с ног поставлено на голову, и реальная картина совершенно извращалась. Гегель, значит, открыл диалектический метод, но в то же время и мистифицировал его. Требовалось мистификацию устранить.

Это произошло на базе философии Фейербаха. В отличие от Гегеля, он был материалист. Для него исходным, первичным в природе и обществе являлось вещественное начало – материя. А все невещественное (дух, сознание, мышление, идеи) являлось производным от нее, вторичным. Отсюда идеалистический вывод о том, что действительность есть лишь инобытие Абсолютного духа, Абсолютной идеи представлялся Фейербаху просто переводом на язык философии церковного учения о создании мира богом. На самом же деле материя никем не сотворена, существует вечно, невещественные же факторы от нее неотделимы. Материя не есть продукт духа, а, наоборот, дух есть лишь высший продукт материи. И, значит, не сознание и мышление определяют собою бытие, а бытие определяет собою сознание и мышление, служит источником возникновения различных идей. Этот ключевой вывод философии Фейербаха оказал на становление нового мировоззрения огромное влияние. Впоследствии Энгельс писал: «Воодушевление было всеобщим: все мы стали сразу фейербахианцами»1. Реальная картина мира предстала в своем подлинном виде.

Но и фейербаховская философия тоже страдала существенным недостатком: ей не хватало диалектики. Занятый борьбой с идеализмом гегелевской философии, Фейербах уделил мало внимания ее рациональному зерну, поверхностно понял и слабо использовал ее диалектический элемент. Критикуя идеалистическую диалектику с материалистических позиций, он не сумел по достоинству оценить огромную важность диалектического метода как такового. Поэтому фейербаховской философии сильно присуща метафизичность, неумение прилагать диалектику к теории отражения и процессу познания. Данное обстоятельство мешало делать правильные выводы по важнейшим мировоззренческим и практическим вопросам.

Опираясь на позитивные приобретения философских систем Гегеля и Фейербаха, Маркс и Энгельс преодолели их недостатки. Они соединили диалектику первого и материализм второго. Это позволило, вместо того чтобы в действительных вещах видеть отражение человеческих понятий, увидеть в человеческих понятиях отражение действительных вещей. Следовательно, диалектика понятий из чего-то высшего и сверхъестественного становилась лишь отражением диалектики реального мира. Таким образом, представления о диалектике были поставлены на ноги, тогда как прежде они стояли на голове. В свою очередь материализм утратил присущую ему ранее метафизичность и обрел способность рассматривать вещи в их развитии, взаимосвязи и взаимозависимости. Тем самым диалектика стала полностью материалистической, а материализм стал полностью диалектическим.

Соединением диалектики и материализма Маркс и Энгельс создали совершенно новую, ранее в целостном виде никогда не существовавшую систему взглядов – диалектический материализм. Распространив его с изучения явлений природы на изучение явлений общественной жизни, человеческой истории, они создали другую аналогичную систему взглядов – исторический материализм. Диалектический и исторический материализм образуют философское учение марксизма как его первую составную часть.


б. Классическая английская политическая

экономия
Наличие экономического знания в марксизме определяется тем, что, согласно историческому материализму, конечная причина и решающая сила всех важных исторических событий заключается в экономическом развитии общества, в изменениях способа производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Это требует самого тщательного познания экономических факторов жизни людей. Причем, в отличие от конкретной экономики, политическая экономия изучает глубинные хозяйственные процессы, происходящие в обществе. Классическая английская политическая экономия и дала необходимый исходный материал для экономических взглядов марксизма. К ее наиболее выдающимся представителям относятся Адам Смит (1723-1790) и Давид Рикардо (1772-1823).

Классическая политическая экономия есть теория буржуазии. Она возникла и сложилась, когда буржуазия была восходящим классом, играла прогрессивную роль в борьбе против феодализма и когда свойственные капитализму противоречия существовали пока в неразвитом состоянии. В то время буржуазия нуждалась в неискаженном, научном изучении экономической жизни общества. Огромная заслуга классической политической экономии выразилась в том, что она, в пределах своего буржуазного кругозора, смогла проникнуть сквозь внешнюю видимость капиталистических производственных отношений и вскрыть их сущность, проявить свойственные им внутренние связи и взаимозависимости. С позиций капиталистических производственных отношений классическая политическая экономия дала обстоятельную критику пережитков феодальных форм экономической жизни, показала их негативное воздействие на развитие общества и потребность скорейшей ликвидации остатков этих форм. Она обосновала необходимые для утверждения капиталистической экономики меры – свободу конкуренции, ограничение вмешательства государства в хозяйственные дела, отмену привилегий крупных земельных собственников, устранение многочисленных цеховых регламентаций. Классическая политическая экономия подвергла пересмотру теории своих предшественников меркантилистов (от итальянского – торговец, купец), являвшихся идеологами торгового капитала и главное внимание уделявших сфере обращения, а не сфере производства. Она, наоборот, во главу угла поставила именно сферу производства и положила начало изучению трудовой теории стоимости, видя в ней исходный пункт анализа капитализма и стремясь свести его экономические категории к этой общей основе. Сквозь призму трудовой теории стоимости ею были исследованы важнейшие свойства и особенности различных хозяйственных явлений буржуазного общества. Классическая политическая экономия предприняла даже первые попытки рассмотрения отдельных аспектов прибавочной стоимости. Она обозначила некоторые противоречия капитализма, в частности такое важнейшее, как экономическая противоположность классов буржуазного строя. Тем самым был, хотя и неосознанно, затронут корень исторической борьбы и исторического процесса. Она, наконец, на пике своего развития дошла до смутной догадки о преходящем характере капиталистических производственных отношений, которые должны замениться новыми, более совершенными формами хозяйственного устройства. Стало быть, в своих исследованиях она близко подошла к истинному пониманию природы и законов капитализма.

Однако с достаточной ясностью классическая политическая экономия их не выразила. Этого она и не могла сделать, находясь в пределах своего буржуазного кругозора и не сбросив своей буржуазной кожи. Ибо в классической политической экономии, как учении капиталистов, изначально присутствовали элементы буржуазной вульгарной политической экономии – течения, занимавшегося восхвалением капиталистического строя и ограничивавшегося лишь поверхностным описанием его явлений, дававшего приемлемое для буржуазии их толкование. Отсюда даже лучшие представители классической политической экономии в большей или меньшей мере оставались захвачены миром видимостей и потому в большей или меньшей мере впадали в непоследовательность, половинчатость при выводах. Метод исследования классической политической экономии характеризовался в основном количественным подходом. Существо буржуазных производственных отношений и источник происхождения прибавочной стоимости она объяснить не смогла. Несмотря на смутные догадки о преходящем характере капитализма, классическая политическая экономия тем не менее рассматривала его как коренящуюся в самой природе вещей истинную, разумную, абсолютную, вечную и окончательную форму человеческого бытия. Отсюда, выявляя капиталистические противоречия, она не понимала их природы, а потому не видела и правильных путей избавления от них. Заложенные в буржуазных отношениях антагонизм, эксплуатацию, угнетение, нищету трудящихся она объявляла естественными и неизбежными. Некоторые ее представители даже признавали эти явления всего только кажущимися и пытались их устранить чисто формальными доводами.

По мере того как капиталистические противоречия неуклонно обострялись, а буржуазия, утверждаясь, становилась все более реакционной, шел процесс вульгаризации классической политической экономии. Маркс разъяснял, что сначала экономические отношения позволяли ученым заниматься исследованием беспристрастно. Затем в обществе возникли обстоятельства, уже не допускавшие такой беспристрастности в рамках буржуазного кругозора. Поскольку классическая политическая экономия рассматривает капитализм как лучшую и конечную форму способа производства, она может оставаться научной лишь до тех пор, пока капиталистические противоречия и обусловленная ими классовая борьба находятся в скрытом состоянии, обнаруживаются лишь в единичных фактах. Когда же противоречия и борьба приняли ярко выраженные, угрожающие формы, пробил смертный час для научной буржуазной политической экономии. «Отныне дело шло уже не о том, правильна или неправильна та или другая теорема, а о том, полезна она для капитала или вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицейскими соображениями или нет. Бескорыстное исследование уступает место сражениям наемных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой»1. Практические интересы буржуазии совершенно оттесняют на задний план научный анализ.

Дальнейшее подлинно научное развитие экономической теории стало возможно только вне рамок буржуазного кругозора, т.е. на пролетарской, социалистической, коммунистической основе. Это и сделали Маркс с Энгельсом, использовав, переработав все ценное из добытого классической буржуазной политической экономией. В результате такого использования, переработки и дальнейших глубоких, всесторонних научных исследований капиталистического способа производства образовалось экономическое учение марксизма как его вторая составная часть.
в. Французский и английский социализм
Французские и английские социалистические (коммунистические) учения послужили основой формирования в марксизме социально-политического знания. То есть знания о том, каким в целостном виде должен быть новый, справедливый строй и что конкретно нужно делать для его создания.

Идея социализма (коммунизма) корнями своими изначально уходит в глубокую древность. Она явилась реакцией трудящихся на эксплуатацию, угнетение, утвердившиеся в обществе с возникновением частной собственности и антагонистических классов. Трудящиеся не мирились с несправедливыми порядками, хотели их изменить. И мечтали о жизни, в которой не было бы частной собственности, антагонистических классов, эксплуатации и угнетения. Преемственная нить таких мечтаний пронизывает историю человечества на протяжении тысячелетий. Сами же понятия «социализм» и «коммунизм» образовались в конце ХVIII в. в Западной Европе в связи с событиями Великой Французской буржуазной революции. Они происходят от латинских слов: первое от слова «социалис» – обще-ственный, второе от слова «коммунис» – общий. В широкое употребление оба понятия вошли в 30-40-х гг. ХIХ в. Ими стали обозначать справедливый строй, противопоставлявшийся капитализму. Согласно понятиям, он должен основываться не на частной, а на общественной собственности на средства производства; вследствие этого в нем должны существовать не индивидуалистческие, а коллективистские отношения; должны быть ликвидированы эксплуатация, угнетение, неравенство и созданы условия для достойной жизни всех людей.

Поскольку стремления к справедливому строю зародились в глубокой древности, они сначала существовали в виде различных мифов и сказаний. Наиболее распространенным было сказание о будто бы утерянном человечеством «золотом веке», когда все жили в счастье и благополучии. Впоследствии, с развитием общественных отношений, духовным прогрессом человечества, эти фантазии стали приобретать вид более-менее целостных теорий, получивших в конечном счете общее название утопического социализма (коммунизма). Понятие утопический социализм (коммунизм) восходит к слову «Утопия». Так назвал свою книгу о справедливом строе английский мыслитель-гуманист Томас Мор (1478-1535). «Утопия» в переводе с греческого означает место, которого нет, т.е. вымысел, сказка. Этим автор намекал, что изображенные им порядки нигде не существуют. Причем в характеристике порядков он, конечно, исходил не из научных выводов о социальном развитии (их тогда не было), а из своих наивных, ошибочных взглядов. Тем же отличались и все другие представители данного направления общественной мысли. Отсюда под утопическим социализмом (коммунизмом) понимаются такие представления о новом обществе и путях его создания, которые не опираются на выводы науки, знание объективных законов и движущих сил исторического развития, а потому в реальной жизни не могут быть успешно осуществлены.

Своей высшей ступени утопический социализм (коммунизм) достиг в первой половине XIX века. Данный период характеризовался тем, что капитализм в результате буржуазных революций окончательно порвал путы феодализма, перейдя от мануфактурной стадии к машинному производству. Это обострило его противоречия и усилило стремления трудящихся улучшить свою жизнь. Отражением стремлений и было возникновение новых утопических социалистических теорий. Наиболее выдающимися здесь мыслителями явля-ются: французы Анри Сен-Симон (1760-1825), Шарль Фурье (1772-1837) и англичанин Роберт Оуэн (1771-1858). Они дали беспощадную, разностороннюю критику буржуазного общества, вскрыли его язвы и пороки, вследствие чего их учения получили название критически-утопического социализма. Они указали на преходящий характер капитализма, выдвинули положение о том, что на смену ему неизбежно должен прийти другой, справедливый строй («золотой век», утверждалось ими, лежит не позади, а впереди человечества), обозначили в виде догадок ряд его черт. Все это и сделало критически-утопический социализм еще одним непосредственным теоретическим источником марксизма. Марксистский социализм, писал Энгельс, никогда не забудет, что он стоит на плечах Сен-Симона, Фурье и Оуэна – мыслителей, принадлежавших к величайшим умам человечества и предвосхитивших множество важнейших для становления нового общества истин. Утопический социализм, заметил Маркс, носил в себе научные воззрения о социализме в зародыше.

Однако свободному росту этого зародыша препятствовала свойственная утопическому социализму историческая ограниченность. Под нею понимается отмеченная выше ошибочность взглядов, порожденная не личными качествами мыслителей, а неразвитостью того периода, в который они жили, незрелостью существовавших в то время общественных отношений. Утопический социализм складывался, когда капитализм еще далеко не раскрыл своей природы и особенностей. Конфликты, вытекающие из его порядков, только зарождались, и средства их устранения были неясны. Это определило взгляды создателей утопических систем. Незрелому состоянию общественных отношений неизбежно соответствовали незрелые теории. Правильные ответы на актуальные вопросы эпохи еще были скрыты в общественных отношениях, поэтому их приходилось выдумывать из головы, что приводило к ошибкам, конструированию фантастических картин и неосуществимых планов социального переустройства. Для избавления представлений о новом обществе от исторической ограниченности утопических систем надлежало взгляды о социализме поставить на реальную почву, превратить из утопии в науку. То есть требовалось разработать научную теорию возникновения, становления и развития альтернативного капитализму строя.
4. Превращение социализма из утопии в науку
Методологической основой решения этой великой задачи стали созданные Марксом и Энгельсом диалектический материализм и неразрывно связанный с ним диалектико-материалистический метод познания. Они позволили преодолеть присущие социалистам-утопистам два серьезных недостатка во взглядах на историю, общественную жизнь.

Во-первых, данные взгляды страдали значительной долей метафизичности. Для социалистов-утопистов история, общественная жизнь были не процессом, где все течет и изменяется, а во многом статичными образованиями. Поэтому они в своих выводах игнорировали, что не может быть раз навсегда найденных, окончательных решений, и оперировали преимущественно застывшими категориями. Системы идеального общественного устройства социалисты-утописты конструировали, исходя из представления о неизменной природе человека, которая будто бы делала эти системы пригодными для любых исторических периодов и любых стран. Они, следовательно, не учитывали, что, поскольку все течет и изменяется, абстрактной истины нет, истина всегда конкретна, что в общественной жизни все зависит от обстоятельств времени и места. Для одного исторического периода и одних условий данная система может быть пригодной, а для другого периода и других условий – нет. Таким образом, социалистам-утопистам во многом было свойственно метафизическое понимание истории. Во-вторых, будучи во взглядах на природу материалистами (т.е. признавая здесь первичным материю и вторичным сознание), социалисты-утописты во взглядах на историю, общественную жизнь оставались идеалистами. Они полагали, будто история, общественная жизнь развиваются вследствие выдвижения каких-либо идей и перестройкой в соответствии с ними человеческой жизни. Отсюда получалось, что идеологические факторы (сознание людей) оказывались первичными, а материальные факторы (бытие людей) – вторичными. И выходило, что идеи о социализме не зависят ни от каких исторических условий. Они могут быть выдвинуты и реализованы в любой стране, в любое время, если вдруг появляются необходимые для этого люди. В свободной, сознательной деятельности людей виделась самая глубокая, наиглавнейшая причина исторического движения. Такие представления и составляют исторический идеализм. Значит, социалистам-утопистам, наряду с метафизическим пониманием истории, было еще свойственно ее идеалистическое понимание.

Распространив, как сказано, диалектический материализм с изучения явлений природы на изучение явлений истории, общественной жизни, Маркс и Энгельс создали исторический материализм. А это позволило им сделать два великих открытия, превративших социализм из утопии в науку.

Первое открытие – диалектико-материалистическое понимание истории. Оно пришло на смену метафизическо-идеалистичес-кому взгляду на нее. Суть и значение открытия в следующем. Маркс и Энгельс доказали, что в основе развития истории, общественной жизни лежат не идеологические, а материальные факторы. Ибо, чтобы жить и заниматься какими угодно делами, люди в первую очередь должны есть, пить, одеваться, иметь жилища, иные материальные блага. Поскольку ничего подобного в готовом виде в природе не имеется, люди вынуждены все это создавать, вынуждены заниматься производством материальных благ (материальным производством). Производя материальные блага, люди вступают друг с другом в соответствующие, от их воли не зависящие отношения, ведут соответствующий образ жизни. В процессе производства материальных благ формируется и сам человек с его сознанием, взглядами, стремлениями. Следовательно, получается, что производство материальных благ (материальное производство) составляет основу жизни людей вообще. Оно обусловило превращение человекоподобных существ в человеческое общество и определило прогресс всей земной цивилизации. От уровня материального производства первую очередь зависит развитие общества в целом. Человечество изначально идет вперед не потому, что кто-то выдвинул новые идеи. А потому, что в материальном производстве, независимо от сознания людей, происходят определенные изменения. И новые идеи есть их отражение в человеческих головах. Пока, повторим, таких изменений в материальном производстве нет, не могут появиться и новые идеи. Стало быть, не сознание является первичным и порождает бытие, но, наоборот, первично бытие, которое порождает сознание.

Отсюда вытекает важнейшая методологическая установка. Идеи о новом обществе нельзя умозрительно выдумывать из головы, как представлялось социалистам-утопистам. Их надо выводить при помощи головы из материальных факторов жизни людей. Поскольку же все в мире течет, изменяется, то и общественную жизнь следует брать не в статике, а в динамике. Надо проанализировать старый строй и с точки зрения тенденций его развития определить контуры нового общества. Новое никогда не возникает на пустом месте, в отрыве от старого. Оно всегда вырастает из старого и на его основе. Стало быть, новое общество не может утвердиться до тех пор, пока в старом для этого не созрели необходимые предпосылки. По одному лишь чьему-то желанию его не создать. Благодаря такому материалистическому взгляду идеализм был изгнан из своего последнего убежища, из понимания истории, и найден путь для объяснения общественного сознания из общественного бытия вместо прежнего объяснения общественного бытия из общественного сознания.

Второе открытие – теория прибавочной стоимости. Оно логически вытекает из диалектико-материалистического понимания истории и связано с углубленным осмыслением механизма функционирования капиталистического способа производства. Суть и значение открытия в следующем. Социалисты-утописты беспощадно критиковали, осуждали и проклинали капитализм. Но, будучи во взглядах на историю идеалистами, они не смогли объяснить его, а следовательно, наметить правильные пути борьбы с ним. Чем более возмущались они неизбежной при данном строе эксплуатацией трудящихся, тем менее были в состоянии понять, как она возникает и в чем состоит. Это позволила сделать теория прибавочной стоимости. Она показала, что капиталист выколачивает из трудящихся стоимость гораздо значительнее той, которую им платит. Данная прибавочная стоимость и образует постоянно возрастающий капитал. Стало также ясно, что, являясь необходимым для определенного исторического периода, капитализм внутри себя несет свою гибель. Сам механизм создания и присвоения прибавочной стоимости формирует предпосылки для этого. Стало ясно, что новый строй созревает в недрах старого строя, что старый строй неизбежно порождает новый строй в силу логики собственного развития. На определенном этапе свойства капитализма превращаются в свою противоположность, делаются качественно иными, готовя почву для новых форм общественной организации. Выявление природы эксплуатации и механизма функционирования капиталистического хозяйства явилось настоящим прорывом в развитии социалистической мысли. Пока это не было сделано, последняя не могла выйти из области более-менее смутных догадок и стремлений. И в критике капиталистических порядков недоставало главного: осознания того, где находится экономический центр тяжести капитализма. Создание теории прибавочной стоимости дало такое осознание.

Опираясь на диалектико-материалистическое понимание истории и теорию прибавочной стоимости, Маркс и Энгельс разработали учение об исторических типах общества – общественно-экономических формациях. Согласно учению, развитие человеческой цивилизации осуществляется путем замены старой, изжившей себя формации, новой, более прогрессивной формацией. Обусловливают же такую замену противоречие, конфликт между производительными силами и производственными отношениями, которые возникают на определенном этапе жизни. Старые производственные отношения начинают мешать нормальному функционированию производительных сил, и появляется потребность в создании новых производственных отношений, в смене формации. Из сказанного следует, что старый строй погибнет, а новый восторжествует не просто по хотению людей, но в результате действия объективных законов общественного развития. Смена старого строя новым есть не продукт голой человеческой воли, а естественноисторический процесс.

Диалектико-материалистическое понимание истории и теория прибавочной стоимости позволили, далее, найти в старом строе те социальные силы, которые способны реализовать данную естественноисторическую тенденцию. Ведь объективные законы общественного развития всегда проявляются не сами по себе, а через субъективную (стихийную или сознательную) деятельность людей. Только так происходят в жизни человечества все изменения и события. Социалисты-утописты создание нового общества связывали с деятельностью отдельных выдающихся личностей – мыслителей, справедливых правителей, добрых капиталистов. Видя в них единственных творцов истории, они обращались к ним с проповедями, призывая проникнуться новыми идеями и изменить старые порядки. К классовой борьбе социалисты-утописты относились отрицательно и решающего значения в ней народных масс, трудящихся не понимали. Маркс и Энгельс разъяснили, что поскольку в основе человеческой истории лежит производство материальных благ, то подлинными творцами ее являются не отдельные, пусть и выдающиеся, личности, а создатели этих благ – народные массы, трудящиеся. И творят трудящиеся историю тем, что борются со своими угнетателями, которые их эксплуатируют и блага отнимают, лишая человеческих условий существования. Стало быть, не мирные проповеди, не обращения к власти способны переделать мир, а только классовая борьба. На соответствующем этапе она неизбежно порождает революцию, приводящую к смене формаций.

Определив трудящиеся массы как творцов истории, Маркс и Энгельс этим не ограничились. Они пошли дальше и уже внутри трудящихся нашли ту их часть, которая по своему объективному положению в материальном производстве являлась тогда самым передовым классом и самым главным фактором исторического прогресса – рабочий класс, пролетариат. Социалисты-утописты смотрели на пролетариат как на наиболее страдающий класс. Они жалели его, пытались ему помочь. Но самостоятельной исторической силы, способной взять свое дело в собственные руки и проявить необходимую инициативу, они в пролетариате не видели. Маркс и Энгельс, наоборот, восприняли пролетариат не только как страдающий, но и как самый революционный класс. Они сделали вывод о том, что всемирно-историческая миссия пролетариата состоит в уничтожении капитализма и создании коммунизма. Пролетариат есть могильщик старого и творец нового общества.

Таким образом, социалистическая мысль была освобождена от своей первоначальной утопической формы и поставлена на прочную научную основу. Коренное отличие социализма утопического от социализма научного заключается в том, что первый представляет собой выдумку, созданную фантазией какого-либо гениального ума и не имеющую под собой реальной основы. Второй же является результатом анализа тех процессов, которые фактически происходят в обществе и развитие которых неизбежно должно привести к осуществлению его принципов.

Разъясняя эту особенность научного социализма, Ленин пишет: «Вся теория Маркса есть применение теории развития – в ее наиболее последовательной, полной, продуманной и богатой содержанием форме – к современному капитализму. Естественно, что для Маркса встал вопрос о применении этой теории и к предстоящему краху капитализма и к будущему развитию будущего коммунизма... На основании каких же данных можно ставить вопрос о будущем развитии будущего коммунизма?... На основании того, что он происходит из капитализма, исторически развивается из капитализма, является результатом действий такой общественной силы, которая рождена капитализмом. У Маркса нет ни тени попыток сочинять утопии, по-пустому гадать насчет того, чего знать нельзя. Маркс ставит вопрос о коммунизме, как естествоиспытатель поставил бы вопрос о развитии новой, скажем, биологической разновидности, раз мы знаем, что она так-то возникла и в таком-то определенном направлении видоизменяется»1. Следовательно, научные представления о социализме есть вывод, неизбежно вытекающий из предпосылок, содержащихся в общих условиях человеческой цивилизации.

Возникший из переработки утопических социалистических воззрений и дальнейших исследований научный социализм (коммунизм) образовал социально-политическое учение марксизма как его третью составную часть.


5. Марксизм – принципиально новая и целостная

система взглядов
Итак, в систему взглядов марксизма, в соответствии с его тремя непосредственными теоретическими источниками, вошли три составных части – философия (диалектический и исторический материализм); политическая экономия (капитализма и социализма); научный социализм (коммунизм). При их оценке важно иметь в виду два момента.

Во-первых, эти части отнюдь не являются лишь простым механическим суммированием и упорядочением исходного материала. Каждый из непосредственных источников марксизма, хотя и достиг классической стадии своего развития, однако полностью исчерпал себя на собственной основе и уже не мог дать должного решения вставших в повестку дня проблем. Чтобы обрести способность к таким решениям, требовалось не простое механическое суммирование и упорядочение исходного материала, а качественное его преобразование и восхождение на значительно более высокий уровень научного знания, значительно более глубокое и более правильное понимание фундаментальных законов бытия. Это и осуществил марксизм, что делает его принципиально новым мировоззрением, принципиально новой идеологией, коренным образом отличающихся от всех прежних мировоззренческо-идеологических теорий. Во-вторых, непосредственные теоретические источники марксизма формировались и развивались обособленно друг от друга, без взаимосвязи и взаимодействия. Составные же его части образуют тесное внутреннее единство и целостностность. Обусловлено это тем, что они изначально обладают общей сущностью, теоретически обосновывая с разных сторон одно и то же – возможность, необходимость, пути и средства возникновения альтернативного капитализму строя в лице коммунистической общественно-экономической формации.

Марксистская философия представляет собой философское обоснование коммунизма. Она изучает наиболее общие законы развития объективной действительности и с точки зрения их действия показывает, что коммунизм возникнет не по чьему-то желанию, а в силу естественного хода исторического процесса. Последний включает в себя движение от одних форм общественной организации к другим, а значит, и от капитализма к коммунизму. Марксистская политическая экономия представляет собой экономическое обоснование коммунизма. Будучи первичной сферой человеческой жизни, экономика составляет фундамент общества, на котором возвышаются все другие его образования, все его здание. И взгляды о любом обществе, в том числе о коммунизме, ценны лишь тогда, когда они обоснованы экономически. Данная часть марксизма этим и занимается. Она исследует экономический механизм старого общества и показывает, что, повторим, сам этот механизм создает предпосылки для возникновения нового общества. Экономическое развитие капитализма в конечном счете делает коммунизм неизбежным. Следовательно, первые две части марксизма изучают объективные факторы возникновения коммунизма, доказывают возможность и необходимость его создания. Научный социализм (коммунизм) представляет собой социально-политическое обоснование коммунизма. Он рассматривает процесс создания нового общества под углом зрения действия различных социальных и политических сил – классов, слоев, партий, организаций, движений. Стало быть, эта третья составная часть марксизма соединяет знания об объективных факторах нового общества с деятельностью субъективного фактора – пролетариата, трудящихся. Научный социализм (коммунизм) помогает им осознать свои классовые интересы и вооружиться пониманием путей, форм, средств, методов действий по созданию нового строя. Одновременно он показывает, как в целостном виде должен выглядеть этот новый строй, раскрывает в совокупности основные сферы его жизнедеятельности.

Каждая из составных частей марксизма теснейшим образом связана с другими частями, одновременно и опираясь на них, и помогая их пониманию. Нельзя произвольно, по голому желанию вырвать какую-нибудь одну часть, ограничиться лишь ею и проигнорировать остальные. Без философии марксизм лишился бы достоверного знания о всеобщих законах бытия, а потому не мог бы и правильно его отражать, утратил бы свою методологическую основу. Без политической экономии марксизм не содержал бы понимания главного механизма функционирования и развития общества, а потому не смог бы правильно объяснить исходную причину происходящих в нем изменений. Без научного социализма (коммунизма) марксизм оставался бы незавершенным. Он только обосновывал бы возможность и необходимость создания нового строя. А ответа на то, как это практически должно произойти и как новый строй в целом должен выглядеть, он бы не давал.

Возникновение марксизма было величайшим переворотом в общественной мысли человечества, обусловившем коренной перелом в освободительном движении народных масс.
6. Развитие Лениным теории марксизма
Выдающимся продолжателем дела Маркса и Энгельса стал Ленин. Его деятельность совпала с периодом, когда капитализм на рубеже ХIХ-ХХ вв. достиг своей высшей стадии – империализма, и человечество из сравнительно спокойного исторического периода вступало в эпоху социальных бурь и потрясений. Требовалось обстоятельно осмыслить эту новую ситуацию и определить очередные задачи борьбы трудящихся. То есть требовалось не просто чтение, цитирование и переложение марксистских трудов, а дальнейшее развитие революционной теории.

Для Ленина марксизм никогда не был чем-то изначально неизменным. «Мы, – писал он, – вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни»1. Подобно тому как Маркс и Энгельс в свое время дали ответы на вопросы, выдвинутые передовой мыслью человечества, так Ленин, творчески используя базовые принципы марксизма, дал ответы на вопросы, поставленные в повестку дня новой исторической обстановкой. Он обогатил все составные части марксистского учения важнейшими положениями и выводами. В кратко-суммарном виде ленинский вклад в марксизм заключается в следующем:

1. Ленин отстоял исходные философские основы коммунистического мировоззрения от натиска идеализма, агностицизма и метафизики. Обобщив достижения естествознания, он доказал, что открытия в нем позволяют глубже понять законы природы и нисколько не колеблют принципов марксизма. В ленинских трудах обстоятельно проработаны самые ключевые, актуальные проблемы диалектического и исторического материализма, исследованы сущность и черты их стержня – диалектики как всеобщего метода познания и преобразования действительности.

2. Ленин первый из марксистов проанализировал новые явления мирового хозяйства и создал теорию империализма. Он показал, что экономической сущностью и основной чертой империализма является смена свободной конкуренции господством монополий, что на его стадии все капиталистические противоречия достигают наивысшей степени и создаются предпосылки для перехода общества к социализму. Поэтому империализм есть высшая, но и последняя стадия капитализма. В то же время он открыл присущий империализму закон неравномерности экономического и политического развития и установил, что к социализму разные страны придут неодновременно.

3. Ленин подверг дальнейшей обстоятельной проработке центральную идею марксизма – о всемирно-исторической миссии рабочего класса. Он углубил понимание его социальной природы, исследовал его структуру, привел взгляд на его задачи в соответствие с новыми условиями, когда период собирания сил сменялся временем активной борьбы. В ленинских трудах показано, что коренной интерес рабочего класса заключается не в ограничении себя сугубо узкоклассовыми проблемами, а в том, чтобы, сплачиваясь со всеми категориями трудящихся, стать способным представлять общие нужды большинства народа. И тем самым выступать гегемоном в деле свержения эксплуататорского строя.

4. Ленин, руководствуясь положением марксизма о необходимости наличия у пролетариата собственной партии, создал целостное учение о ней и практически основал ее. По его замыслу, это должна быть партия нового типа, подлинно коммунистическая, отличающаяся от старых, во многом дискредитировавших себя западноевропейских рабочих партий. В ленинском понимании, партия нового типа есть боевой авангард пролетариата, трудящихся, высшая форма их политической организации. Она призвана способствовать самоопределению рабочего класса, осознанию и выполнению им своей миссии.

5. Ленин, творчески используя марксистскую теорию социалистической революции, углубил все ее основные положения, придал им свежее звучание в соответствии с особенностями эпохи империализма. Опираясь на свою мысль о неодновременности перехода различных стран к социализму, он сделал вывод о том, что возможна победа революции первоначально в нескольких или даже в одной, отдельно взятой, стране. Причем произойти это может не обязательно в самой развитой из них, а в той, которая составит самое слабое звено империализма. Он выдвинул и раскрыл важнейшее положение о революционной ситуации – социально-политической обстановке, позволяющей трудящимся сломить старую власть и взять управление обществом в свои руки.

6. Ленин научно обосновал предпосылки и пути построения социализма в условиях капиталистического окружения, вскрыл закономерности и главные черты переходного периода от капитализма к социализму, разработал обстоятельный план крупномасштабных социалистических преобразований, доказал необходимость введения нэпа как объективного этапа в движении к новому обществу. Заботясь о создании наиболее благоприятных внешних факторов для социалистического строительства, он выдвинул идею о налаживании мирного сосуществования государств с различным общественным строем, ставшего важнейшим принципом международных отношений.

7. Ленин уделил исключительное внимание разработке теории диктатуры пролетариата как главного орудия построения социализма, обосновал, что рабочий класс должен быть гегемоном не только в свержении старого, но и в создании нового строя. Он показал, что диктатура пролетариата является подлинным народовластием, что она есть государство диктаторское – для эксплуататоров и демократическое – для трудящихся. Специфическую форму диктатуры пролетариата он увидел в Советах, раскрыл их свойства и деятельность по созданию социализма.

8. Ленин, руководствуясь идеями марксизма и обобщая опыт социалистического созидания в СССР, конкретизировал содержание и особенности различных исторических стадий, ступеней в утверждении нового строя, дал общую характеристику его черт и закономерностей развития, наметил контуры становления коммунистической формации в международном масштабе.

9. Ленин создал целостную концепцию мирового революционного процесса в новую эпоху, сформулировал принципы стратегии и тактики коммунистических, рабочих партий. Под его руководством возник III Интернационал. Вождь внес вклад в разработку национально-колониального вопроса, рассматривая его в качестве составной части более общего вопроса о международной пролетарской революции. Он постоянно подчеркивал необходимость последовательного проведения принципа пролетарского интернационализма, теснейшего союза трудящихся всех национальностей в борьбе за свое социальное и национальное освобождение. Пристальное внимание уделял он осмыслению идеи перехода отсталых стран к социализму, минуя капитализм.

10. Ленин обогащал революционную теорию в непрерывной борьбе с противостоящими марксизму идейно-политическими течениями. Уничтожающей критике подверг он как внешних противников марксизма (идеологию царизма, буржуазный либерализм, мелкобуржуазные теории), так и его противников внутри коммунистических и рабочих партий – оппортунистов всех разновидностей. Идейный разгром этих течений составляет огромную историческую заслугу вождя перед мировым революционным движением.

Таким образом, творческое наследие Ленина чрезвычайно велико. Но поскольку вся, без единого исключения, ленинская деятельность основывалась на существе теории Маркса и Энгельса, взгляды его (ленинизм) представляют собой не какое-то иное учение, а являются продолжением и новым этапом развития марксизма. Нет и не может быть марксизма без того вклада, который внес в него Ленин. И в то же время нет и не может быть ленинизма без базовых идей Маркса и Энгельса. Поэтому совершенно естественно, что мировоззрение, идеология коммунистов получили название марксизма-ленинизма.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница