Фрейдкина Л. М. Дни и годы Вл. И. Немировича-Данченко



страница39/56
Дата05.03.2019
Размер8.59 Mb.
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   56

1932

Февраль 3


Из Берлина пишет Б. Е. Захаве, что в работе над спектаклем надо всегда учитывать «общее мировоззрение автора, освещение действующего лица и его переживаний идейным фокусом пьесы, наконец, стиль — элемент при постановке такой огромной важности». (Личный архив Б. Е. Захавы).

Февраль 23


В газете «Италия» напечатана рецензия на спектакль труппы Татьяны Павловой «Цена жизни».

Апрель 23


Опубликовано постановление ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций».

Веса – лето – осень


Пишет книгу «Из прошлого».

{446} Август


Из Италии шлет приветствие к 100-летнему юбилею Государственного академического театра драмы имени А. С. Пушкина (бывш. Александринского театра). «Все это те, кто всю свою жизнь, утро за утром на репетициях, вечер за вечером на спектаклях, отбрасывая свои личные жизненные заботы и огорчения… в бесконечной галерее человеческих образов и в неисчислимых волнах переживаний — творили великое искусство русского актера.

Тут же и в книжной и в непосредственной памяти встали затененные, скрытые от показа, фигуры администраторов разных степеней, досадные воспоминания о людях, старавшихся держать русского актера на положении лакея и все-таки бессильных задержать мечту о свободе и справедливости…». (Избранные письма, стр. 382 – 383).


Сентябрь 17


В ознаменование 40-летия литературно-художественной и общественной деятельности А. М. Горького постановлением Президиума ЦИК СССР Художественному театру присвоено имя М. Горького.

Сентябрь – октябрь


Работает над главой «Максим Горький» для книги «Из прошлого».

Октябрь 14


Из Сен-Ремо (Италия) посылает письмо коллективу Музыкального театра: «Если вообще ни к какому делу нельзя относиться ремесленно, безыдейно, то любовное отношение к делу искусства — самый прочный залог успеха». (Избранные письма, стр. 384).

Октябрь 23


Пишет Горькому из Сен-Ремо: «… вместе с благодарностью за прошлое испытываю изумление перед работой, не имеющей примера в мировой литературе, какую Вы проделали за эти 30 лет над собой и своим гением». (Там же, стр. 385).

Ноябрь 1


Из Сен-Ремо пишет А. С. Бубнову: «У нас часто слышно: “На театральном фронте неблагополучно”, “Театральный фронт отстает”. Может быть, так и надо непрестанно подстегивать, чтоб люди не складывали рук. Но когда в эти дни 15-летия, — дни как бы некоторых итогов, — сравниваешь, что сделано на театральном фронте у нас и во что обратились после войны театры повсюду на Западе, то разница получается настолько несоизмеримая, что Наркомпрос может {447} гордиться своим театральным фронтом. Во всех отношениях: и в политическом и в художественном; и в громаде тематических задач и в искании форм; и в материальной обеспеченности и прежде всего в том, что у нас театры уже внедрились в самую жизнь народа, становятся живым источником его духовной культуры, уже осуществляют самую фантастическую мечту дореволюционной эпохи, а здесь они быстро утрачивают даже то место культурного развлечения, которое до войны занимали в жизни интеллигенции». (Архив Н-Д, № 2477).

Декабрь 4


Благодарит Станиславского за «радостную телеграмму о первых спектаклях “Мертвых душ”. … Еще и еще раз: театр — как искусство, театр — как одна из могущественных культурных сил, театр — как дело, которому талантливые люди могут отдавать сваи жизни, — только у нас во всем мире!» (Избранные письма, стр. 386).

Декабрь 22


Пишет Горькому из Болоньи: «Сейчас прочел “Егора Булычова”. … Давно не читал пьесы такой пленительной. … Молодо, ярко, сочно, жизненно, просто, — фигуры как из бронзы… мудро, мудро, мудро! Бесстрашно, широкодушно. Такая пьеса, такое мужественное отношение к прошлому, такая смелость правды говорят о победе, окончательной и полнейшей победе революции, больше чем сотни плакатов и демонстраций.

… Как это могло случиться, что пьесу перехватили у Худож[ественного] театра?» (Там же, стр. 386 – 387).


1933

Январь 10


В письме Горького к Станиславскому: «Вы и В. И. Немирович-Данченко создали образцовый театр, одно из крупнейших достижений русской художественной культуры». (М. Горький, Собр. соч., т. 30, стр. 276).

Январь 17


В телеграмме Немировича-Данченко к Станиславскому: «Юбилейная дата требует проверки взаимоотношений. Вглядываясь в самые глубины души, испытываю к Вам бесконечную благодарность за все, что я получил от Вас в моем артистическом росте; сверкающие, радостные воспоминания о наших совместных работах; чувства истинного дружества и братства. Если бы я молился, я просил бы судьбу сохранить Вам силы на много-много лет». (Избранные письма, стр. 387).

{448} Январь 29


Немирович-Данченко благодарит Горького за его «любезное, товарищеское письмо». Сообщает ему, что собирается приехать в Сорренто, чтобы поговорить о проекте Академии сценических искусств при МХАТ. Просит передать привет Всеволоду Иванову. Пишет, что пьесу «Достигаев и другие» еще не получил из Москвы. (Архив А. М. Горького. Фотокопия в Музее МХАТ).

Февраль 11


Из Сен-Ремо посылает поздравление В. А. Симову в связи с его 50-летним юбилеем: «Симов это целая полоса Художественного театра, — широкая, яркая, почвенная, — в истории Художественного театра неизгладимая». («Театр и драматургия», 1933, № 1).

Апрель 3


Узнав о смерти В. Ф. Грибунина, из Сорренто вместе с Горьким посылает телеграмму Станиславскому: «Скорбим об утрате чудесного артиста, преданнейшего проводника художественной правды. Просим передать соболезнование Вере Николаевне291. Горький, Немирович-Данченко». (Архив Н-Д, № 8265).

Апрель 6


Леонид Леонов дарит Владимиру Ивановичу свой роман «Скутаревский». (Музей-квартира Вл. И. Немировича-Данченко).

Май 10


В письме к Станиславскому: «Сначала я не был уверен, что валюту мне из Москвы вышлют и, боясь остаться без гроша на чужбине, заключил здесь условия. Потом, в этих условиях я не предусмотрел потрясающей беспорядочности здешних театральных организаций и возможности, чтобы все сроки в моих планах могли быть так жестоко спутаны. И третья причина: я сам совершенно провалился в роли халтурщика. Поощренный сенсационным успехом первой постановки — “Вишневого сада”, я смотрел на свою работу в итальянском театре как на большое культурное дело. Между тем недобросовестная дирекция театра поставила меня в такие условия, что, несмотря на угрожающие перспективы, я не мог выпустить неготовый спектакль и предпочел потерять всю материальную выгоду. … Если бы я был спокойнее, я, может быть, нашелся в том положении, в каком очутился, но к этому примешивалось… необходимость и горячее желание поскорее бросить все и возвратиться». (Архив Н-Д, № 1797).

{449} Июль (напало)


В первые дни своего возвращения в Москву посещает выставку «Художники РСФСР за 15 лет».

Июль 9


В письме И. Я. Судакова: «Я имею принципиальное согласие Екатерины Павловны [Корчагиной-Александровской] о переходе в наш театр. … 2-е дело. Вы прочли (и не один раз) пьесу Афиногенова [“Ложь”]. Ольга Сергеевна292 сказала мне о вырвавшихся у Вас фразах, что пьеса “не очень” и что Вы знаете, что в ней драматургически надо сделать. … Умоляю Вас напишите Афиногенову или мне и укажите все отрицательное и фальшивое в пьесе, а также и пути к тому, чтобы собрать пьесу в один кулак». (Архив Н-Д, № 5812/1).

Июль (после 9)


В ответном письме Вл. И. Немировича-Данченко: «О Корчагиной. Видел ее давно. Прекрасная актриса. Но я против ее перехода к нам. По следующим соображениям: … одной из крепких традиций Художественного театра всегда было не сманивать ценных актеров от других театров. Я до сих пор держусь этики, заложенной в эту традицию. … В конце концов, как она ни талантлива, пройдет много-много времени, пока она станет в театре “своей”. (Если это вообще еще возможно). А некий художественный разнобой уже пробрался в наш театр, славный своей монументальной цельностью. Присутствие актрисы совсем другого тона, даже высокоталантливой, только еще больше расшатает наши художественные трещины.

Знаете ли Вы, что однажды был вопрос о переходе к нам великолепного Влад. Ник. Давыдова и вопрос был решен отрицательно? И знаете ли, что такая прекрасная актриса, как Пашенная, была “чужою” в “Царе Федоре”?

… О пьесе Афиногенова. Написать все, что я мог бы сказать о ней, да еще с такой ответственной целью, как переделка пьесы, — невозможно. Даже — опрометчиво и рискованно. В художественной критике чрезвычайно трудно найти очень точные определения. Здесь столько оттенков. … А в этой сложной в смысле идеологии пьесе задача становится еще рискованнее… [Афиногенов] — это определившийся крупный талант, он вырабатывает свое сценическое мастерство». (Черновик. Архив Н-Д, № 1506).

Июль


В письме к автору либретто В. М. Инбер раскрывает свой {450} замысел «Травиаты»: «Вы очень приняли хор как лицо от автора, но несколько подозрительно отнеслись к не реальной, к эстрадной (выражаясь грубо) установке сценической площадки. А между тем одно другое дополняет и даже выражает. Вильямс, когда я ему рассказал о такой постановке, так загорелся, что ни о чем другом слушать не хочет. Представьте себе большое полотно или даже горизонт — Венеция! Подковой, открытой на публику, расположены ложи293, — в каждой двое спереди и двое сзади. В середине овальная или круглая площадка для игры. Там будет минимальное количество вещей, но замечательных, музейных. На музыке прелюдии, на музыкальной теме Виолетты кто-то… декламирует хору рассказ о том, что сейчас будет представлено. В его декламацию Вы, автор, можете вложить какое Вам угодно идеологическое освещение событий. А затем, с веселой интродукцией сразу начинается игра на площадке, появляются действующие лица, причем хор то и дело принимает участие, пока только вокальное.

Хор освещается особо — то ярче, то темнее. Освещение сцены вообще не по солнцу и луне, а по темпераменту отдельных сцен и по выпуклости отдельных фигур. Но вот третье действие и на сцену (снизу из оркестра, с боковых подъемов) входит процессия карнавала и весь хор… Самое трудное — а может быть в конце концов и самое прекрасное и вкусное — поведение актеров на площадке. Но зато это — если удастся — будет самым подлинным искусством». (Архив Н-Д, № 782).


Август 7


Из беседы с Немировичем-Данченко по возвращении из заграничной поездки: «Тяжелое впечатление производят германские театры. Они во всех отношениях катятся вниз… Один за другим театры просто исчезают. … Германский театр остался без своих лучших мастеров. Даже Макс Рейнгардт выслан из пределов Германии как еврей. К слову говоря, я поднял вопрос о приглашении Рейнгардта для гастрольной работы в Советский Союз. Может быть, мы поручим ему одну из постановок в Художественном театре. … Кроме того, я посоветовал Московскому театру оперетты пригласить Рейнгардта для одной постановки. Например, для “Прекрасной Елены”…». («Вечерняя Москва»).

{451} Август 8


Говорит о «невероятном кипении творческих сил в СССР, особенно после постановления ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 года». (Интервью в «Советском искусстве»).

«Свою работу в Художественном театре я понимаю так. Я должен делать то, что другой вместо меня не может сделать. У нас и хорошие режиссеры и хорошие, умеющие самостоятельна работать актеры. Но на моей обязанности лежит — внимательно следить за всем, что делается, и, если понадобится, в нужный момент сказать: “Это не Художественный театр”. Не тот Художественный театр, который приобрел мировую славу, или не тот, какой хочет иметь наше правительство. И в этот момент начинается моя работа — режиссерская или административная». (Там же).


Август 28


«“Достигаева” я давно прочел; все думал встретиться с Вами в какой-нибудь из Ваших приездов в Москву.

Пьеса — великолепный, красочный и образный кусок исторической хроники. Именно вот так поколения должны ощущать человеко-звериную растерянность в самый приход Октября. Галерея портретов разнообразная и яркая.

… Я передал в театр Ваше обещание прочитать пьесу труппе… Очень труден сам Достигаев. Может быть, экономия и художественная сдержанность в этом образе доходят уже до скупости. Как оправдать название пьесы “Достигаев, и др[угие]”?

И конец будет для режиссуры очень труден. Как поставить в сценических формах многоточие?.. Как “Народ безмолвствует” у Пушкина…». (Из письма к Горькому. Избранные письма, стр. 387 – 388).


Август


Татьяна Павлова пишет из Италии: «Да не я только, все вокруг меня говорят о том, что Вы нам дали в такой маленький, кажется, период. … Сильвио д’Амико294 все очень, очень мечтает, что Вы приедете к ним на немного, чтоб преподавать в будущем году». (Архив Н-Д, № 5279/1).

Телеграмма Немировича-Данченко, адресованная Сильвио д’Амико: «Шлю горячий привет молодежи новой школы и ее президенту. Желаю соединить лучшее от старых мастеров с высокими требованиями новой актерской техники». (Черновик. Архив Н-Д, № 2580)


{452} Сентябрь (начало)


Перед началом театрального сезона Владимир Иванович говорит о задачах, стоящих перед советским театром: «В своей повседневной производственной работе наш театр должен главным образом опираться на современную пьесу…

Режиссерам мне хотелось бы дать совет: приостановиться в своих безудержных поисках новых форм, новых во чтобы то ни стало. … Пора сделать вывод, что убедительно только то, что органически слито с пьесой.

Немало режиссеров долгие годы под прикрытием политических лозунгов и внешней чисто трюковой выразительности давали пустые, неубедительные спектакли.

… Мужественная простота, ясность — можно и так сказать — художественная честность — вот по чему изголодался современный зритель». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы, Письма, стр. 45 – 47).


Сентябрь 5


Отвечая на присланную анкету, пишет об И. С. Тургеневе, сравнивает его с А. П. Чеховым: «“Рудиным” я увлекался меньше, “Дворянским гнездом” больше. Любил я всегда и “Затишье”, и многое в “Дыме” и в “Накануне”, даже не в такой сочной вещи, как “Новь”, но “Отцы и дети” и “Вешние воды” захватывали меня, сколько бы раз в жизни я ни возвращался к ним. А это было очень-очень много раз до самых последних лет.

… Он же [Тургенев] умел вдохновлять красотой гражданского мужества, в особенности в женском образе. … Одно время, не совсем без основания, называли Чехова сыном Тургенева. … Но в то же время никто так ярко и решительно не обрушивался на устарелую форму изложения Тургенева, как именно Чехов. Тягучесть, повторность, обилие придаточных предложений, излишняя декоративность в описаниях природы, — все то, чему так подражали в Тургеневе второстепенные писатели и что сам Тургенев впоследствии называл плохой “литературой”. “Сын” резко сметал эту манеру с своего литературного пути. Мужественная сжатость, отсутствие деепричастий, “который”, “словно”, огромного подбора слащавых эпитетов и пр. и пр.». (Черновая рукопись. Архив Н-Д, № 7322).



В связи с болезнью Станиславского и отъездом его в Ниццу смотрит генеральную репетицию «Талантов и поклонников» А. Н. Островского и принимает участие в выпуске спектакля.

Сентябрь 7


Делает замечания по спектаклю «Таланты и поклонники». Работает с Качаловым над ролью Нарокова.

{453} Сентябрь 8


Меняет трактовку образа Великатова, устанавливает новые мизансцены. Репетирует с В. И. Качаловым, А. К. Тарасовой (Негиной), А. П. Зуевой (Домной Пантелеевной) и И. М. Кудрявцевым (Мелузовым).

Сентябрь 10, 11


Работает с Качаловым над сценами Нарокова в первом и втором действиях. Занимается ролью Великатова с В. Л. Ершовым.

Сентябрь 13


Вместе с режиссером спектакля Н. Н. Литовцевой репетирует сцены: Дулебов — Бакин и Дулебов — Негина.

Сентябрь 14


Репетирует второе действие «Талантов и поклонников» и подробно останавливается на сценах Нарокова.

Сентябрь 15


Проходит с Качаловым сцены Нарокова в третьем и четвертом действиях.

Сентябрь 17


В фойе и на сцене репетирует сцены Нарокова с Качаловым, Тарасовой, Дорохиным, Прудкиным, Кудрявцевым и другими исполнителями.

Сентябрь 18


Музыкальный театр вручает Владимиру Ивановичу грамоту на звание первого ударника театра.

Сентябрь 19


Просматривает репетицию «В людях» М. Горького (режиссер М. Н. Кедров).

Сентябрь 20


Вместе с Литовцевой репетирует «Таланты и поклонники».

Сентябрь 21


Ведет генеральную репетицию «Талантов и поклонников».

Сентябрь 22


В выгородках на Большой сцене репетирует первое действие «Талантов и поклонников» и беседует с исполнителями.

{454} Сентябрь (до 29)


«В. И. Немирович-Данченко принял пьесу [“Егор Булычов и другие”] и стал работать над ней сначала до встречи с исполнителями. Он ездил к Алексею Максимовичу беседовать об общем плане спектакля. Несколько позже он еще раз ездил к Алексею Максимовичу с эскизами К. Ф. Юона, обсуждая с ним эти эскизы. Алексей Максимович дал ряд ценных указаний о быте и жизни Булычова. После этой беседы первый вариант эскизов был оставлен и было приступлено к работам над рядом новых вариантов». (В. Г. Сахновский, «Работа над спектаклем “Егор Булычов и другие”», сборник «Егор Булычов и другие», М., изд. Управления театрами НКП РСФСР, 1934, стр. 33).

Сентябрь (конец)


Приступает к репетициям спектакля «Егор Булычов». Занимается первым актом до выхода Булычова. Об этих репетициях Владимира Ивановича А. О. Степанова потом писала: «Я впервые стала понимать, как надо раскрывать внутреннюю сущность образа»295. («Горьковец», 1936, № 7).

Сентябрь 29


Беседует с Горьким, пришедшим на спектакль «В людях».

Октябрь 2


Вместе с Сахновским репетирует первый акт «Егора Булычова».

Октябрь (до 7)


Встречается с критиками и драматургами: «Ряд интересных, но спорных мыслей, высказанных Вл. И. Немировичем-Данченко, вызвал оживленную беседу, в которой приняли участие А. Афиногенов, О. Литовский, Э. Бескин, Вс. Вишневский, Б. Ромашов, М. Левидов и др.». («Советское искусство» от 14 октября 1933 г.).

Октябрь 11 – (16


Репетирует «Егора Булычова».

Октябрь 20


Станиславский пишет Владимиру Ивановичу из Ниццы: «Спасибо за Ваши заботы о “Талантах [и поклонниках]”, за {455} ввод Василия Ивановича296 и за то, что не дали выпустить спектакль халтурно». (Архив К. С.).

Октябрь 21


В связи с тем, что Америка официально признала Советский Союз, посылает телеграмму в Наркоминдел М. М. Литвинову: «От руководимых мною театров, горячих друзей сближения с Америкой приветствую Вас с колоссальной победой политики Союза». (Архив Н-Д, № 963)

Октябрь 27


Произносит речь на торжественном заседании в день 35-летия МХАТ. «Когда за границей рассказываешь, какое громадное значение придается правительством театру в нашем Союзе, то там думают, что приехал режиссер с большевистским уклоном и хвастается. … Лучшие театральные люди за границей могут только мечтать о таком положении.

Вам ни в чем не отказывают. Вам говорят: работайте, творите; если вам нужны еще деньги, мы вам дадим. Не торопитесь ставить пьесы. Но дайте то, что надо для культурной жизни страны». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 136).


Ноябрь 1


Репетирует вместе с Сахновским первый и второй акты «Егора Булычова».

Ноябрь 4


Пишет статью в «Рабочую Москву» — «Из пожеланий к 17-й годовщине Октября». «Наши достижения несутся с такой быстротой, что опережают наши желания». (Черновик. Архив Н-Д, № 7323).

Ноябрь 14


В письме к Немировичу-Данченко из Ниццы Станиславский просит «не лишать наших театров ни одной минуты Вашей работы в них, потому что сколько бы времени Вы ни отдали нам, его все равно будет мало, чтоб, с одной стороны, — снова поднять МХАТ на прежнюю высоту, а с другой — подготовить смену и не столько артистов, сколько — руководителей!» (Архив К. С.).

Ноябрь


На репетициях «Егора Булычова». «После определенного периода репетиций приходил Владимир Иванович и разбирал всю сделанную нами работу. Выверив линию, поправив или {456} изменив то, что было неверно, он в определенной системе репетиций работал над ролями, “показывал”, искал иных мизансцен, если они не вытекали из внутреннего движения ролей, или утверждал найденное». (В. Г. Сахновский, «Работа над спектаклем “Егор Булычов и другие”», стр. 32).

Ноябрь 11


Леонидов пишет, что Немировичу-Данченко понравилось сравнение Булычова с Саввой Морозовым. (Л. М. Леонидов, Воспоминания, статьи, беседы, переписка, записные книжки, стр. 399).

Ноябрь 26


Репетирует второй акт «Егора Булычова».

Ноябрь


Сообщает Леонидову, что Москвин и Качалов тоже заняты ролью Булычова. «Москвин готовит роль, уже мы беседовали. Но верит в Вас. Я тоже думаю, что за это время все задания (основные) настолько улеглись в Ваших восприятиях роли, что разгладили “складки на переносице”, что Вы жизнерадостнее смотрите на пьесу, на ее тон». (Архив Н-Д, № 933).

Декабрь 4


Беседует с участниками «Грозы» о том, как эта пьеса должна звучать в современности: «Наша насыщенность революционными настроениями делает для нас теперь более рельефными отдельные образы пьесы и в особенности взаимоотношения». (Из протокола беседы. Музей МХАТ).

Декабрь (после 4)


Приступает к репетициям «Грозы» (из 50 репетиций проводит 34). Определяет «зерно» и сквозное действие спектакля, характеризует образы, объясняет, что значит идти «от себя», как нужно «зажить не словами, а своим отношением к происходящему», как разбивать роль на «куски», определять «физический путь роли», как приходить к нужному чувству, не играя чувства. (Из записей помощника режиссера В. В. Глебова. Музей МХАТ).

Декабрь 12


Вечером у себя дома встречается с режиссерами «Травиаты» П. А. Марковым, П. С. Саратовским, дирижером Г. А. Столяровым и исполнителями центральных партий М. С. Федосеевой, Г. И. Поляковым, В. А. Бунчиковым.

Декабрь 14


Проводит первую репетицию «Егора Булычова» на сцене.

{457} Декабрь 16


Проводит режиссерское совещание по «Травиате».

Декабрь 20


Посылает телеграмму Оливеру Сейлеру297 в Нью-Йорк: «По возвращении домой перегружен театральными делами и не имею возможности до приезда Станиславского работать над книгой». (Архив Н-Д, № 2616).

Декабрь 21


Запись в дневнике Леонидова после репетиции «Егора Булычова»: «Скорей показывать В[ладимиру] И[вановичу]».

Декабрь 27


Репетирует первое и второе действия «Егора Булычова».

Узнав о смерти А. В. Луначарского, пишет статью «Люди театра не забудут А. В. Луначарского». (См. «Литературную газету» от 29 декабря 1933 г.).


Декабрь 28


Запись в дневнике Леонидова: «Вчера показывали два акта [“Егора Булычова”]. Немирович-Данченко, актеры. Волновался жутко. После 1-го акта Немирович-Данченко через Сахновского сказал, что очень доволен. … Нужно привлечь Немировича-Данченко. Мы сделали все, нужна рука Немировича-Данченко, а он в Мценском уезде298. Правда, [“Леди] Макбет [Мценского уезда”] пойдет 10 января, там еще останутся две недели». (Л. М. Леонидов, Воспоминания, статьи, беседы, переписка, записные книжки, стр. 401).

Декабрь 31


Из новогодних пожеланий Немировича-Данченко труппе МХАТ: «… чтобы в 34-м году пришли такие пьесы, которые дали бы чудесную работу всем нашим силам;

чтобы страна наша… богатела новыми достижениями;



чтобы не нарушался необходимый нам мир…». (Избранные письма, стр. 389).



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   56


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница