Фрейдкина Л. М. Дни и годы Вл. И. Немировича-Данченко



страница42/56
Дата05.03.2019
Размер8.59 Mb.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   56

{498} 1937 – 1941
Режиссура «Анны Карениной». Речь на заседании Президиума ЦИК СССР. «Социалистический реализм… путь — единственно настоящий, правильный». Юбилейный год Художественного театра. Режиссура «Горя от ума». Постановка «Половчанских садов». Репетиция оперы Т. Хренникова «В бурю». Воплощение образа Ленина на оперной сцене. «Три сестры» Чехова, Замысел «Гамлета». Председатель Комитета по Государственным премиям. Режиссура «Кремлевских курантов».

1937

Январь 2


Встречается с композитором Хренниковым, чтобы прослушать третью картину его оперы «В бурю».

Январь 6


В письме к Немировичу-Данченко Тренев указывает на отдельные недостатки спектакля «Любовь Яровая». (См. «Ежегодник МХТ» за 1948 г., т. I, стр. 421).

Январь 7


В «Правде» напечатаны заметки Немировича-Данченко о Декаде грузинского искусства.

Январь 11


В «Советском искусстве» вышла статья Немировича-Данченко «Сцена и жизнь» (к 50-летию сценической деятельности А. А. Яблочкиной).

Тренев пишет в «Горьковце»: «Самое сильное впечатление произвела на меня работа Вл. И. Немировича-Данченко с актерами. Работа его над толкованием образа часто поражала меня, помимо необычайной глубины, таким изумительным раскрытием замыслов автора, подобного которому я не только не встречал, но часто и не ожидал… Поднятые театром на большую высоту образы “Любови Яровой” овеяны у него горячим дыханием революции».


{499} Январь 12


«Вчера поздно вечером позвонила сюда А. А. Яблочкина… Она разыскивала Вас со специальной целью благодарить за статью, которая доставила ей трудно передаваемую радость именно потому, что она так живо воскресила в ней воспоминания детства, юности, воспоминания о матери, отце. Никогда никто не написал о ней именно так, и это ее взволновало да слез — она так говорила. … И сказала, что если Вы не приедете к ее юбилею, это будет настоящим огорчением для нее». (Из письма Бокшанской. Архив Н-Д, № 3373/2).

Январь 17


Был на юбилее А. А. Яблочкиной в Малом театре.

Январь 20


Смотрит репетицию трех актов «Анны Карениной» в гримах и костюмах.

Январь 21


Леонид Леонов посылает Немировичу-Данченко пьесу, впоследствии названную им «Половчанские сады»: «В основном я, конечно, беллетрист, а пьеса сразу попадает в Ваши руки. Тревоги мои множатся в неописуемой прогрессии». (Из письма Л. М. Леонова. «Ежегодник МХТ» за 1948 г., т. I, стр. 426).

Январь 26


На репетиции «Анны Карениной».

Январь 28


Смотрит макеты художника В. Г. Меллера к пьесе А. Корнейчука «Банкир».

Январь 29


«В любом театре, даже самом лучшем, за несколько десятилетий не могут не накопиться огромные залежи традиций и привычек. И нельзя идти вперед, если не обладаешь смелостью критически взглянуть на них, чтобы преодолеть одни и творчески развить другие». (Горьковскому драмтеатру. Избранные письма, стр. 412).

Февраль 4 – 28


Проводит шесть репетиций «Анны Карениной».

Февраль 5


Ведет репетицию оперы «Тихий Дон».

{500} Февраль (до 10)


Готовится к выступлению на торжественном заседании, посвященном 100-летию со дня смерти А. С. Пушкина. (Черновой набросок. Архив Н-Д, № 7750).

Февраль 15


Репетирует «Анну Каренину». Подробно останавливается на сцене «У Бетси», добивается четкости в «кусках» и мизансценах. Напоминает о сквозном действии сцены — «осуждать Анну и требовать строжайшего соблюдения правил приличия. … В смехе светского общества нужно искать красок осуждения. Смех должен быть не веселый, а злой, смех светских людей, пользующихся случаем позлословить». (Из протокола репетиции).

Февраль 26


Леонид Леонов просит встречи с Владимиром Ивановичем для обсуждения роли Отшельникова («Половчанские сады»). (Из письма Л. Леонова к Немировичу-Данченко. «Ежегодник МХТ» за 1948 г., т. I, стр. 427).

Март 2


После просмотра сцены «У Облонских» Владимир Иванович анализирует взаимоотношения действующих лиц, намечает линию физического поведения Стивы Облонского, уточняет «куски», оговаривает «приспособления». Показывает В. Я. Станицыну ритм и темп его сцены с Н. П. Хмелевым (Карениным). Потом снова повторяет сцену, предлагая новые задачи. Подробно разрабатывает сцену Долли (Е. А. Алеевой) и Каренина (Н. П. Хмелева).

Март 3


Репетирует сцену «Во дворце». Говорит исполнителям маленьких эпизодических ролей: «Надо пользоваться каждой минутой, чтобы усилить сквозное действие пьесы. … Когда будете искать [характерность], — ищите от зерна сквозного действия всей пьесы. Никто не должен забывать сквозного действия всей пьесы, т. е. катастрофы с Анной Карениной из-за фарисейства и лицемерия того общества, которое изображает Толстой. Жестокость, фарисейство, лицемерие. Вот в этой области надо искать характерных красок, потому что если вы будете искать просто яркой характерности, вне этой области, получится то, что теперь крепко называют формализмом. А насыщенная идея всегда убережет вас от формализма». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 287, 290).

{501} Март 4


Репетирует сцены «В театре» и «Во дворце».

Март 5


Репетирует сцену Лидии Ивановны и Каренина во дворце, напоминает М. А. Дурасовой о «самочувствии озабоченности» у Лидии Ивановны. Ставит вопрос о правильном понимании системы Станиславского: «Всегдашнее наше расхождение с теми, кто неверно понимает “систему”, заключается в самом понимании выражения “идти от себя”321.

Актер ищет от себя верное определение зерна сцены. Когда зерно сцены верно определено, — не бойтесь искать от себя выражения этого зерна любыми, самыми неожиданными, самыми смелыми приспособлениями. … Может быть, я упорно направляю вас на какую-то форму, но нужно, чтобы форма пришла от ваших собственных переживаний и размышлений, а не от моих». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы, Письма, стр. 291 – 292).

На сцене филиала МХАТ мизансценирует картину «У Бетси». Говорит о светскости как о непринужденности. «Пожалуйста, держитесь свободнее. “Зашнурованность” никогда не будет выражением светскости». (Там же, стр. 295).

Показывает сцену появления Анны, потом разрабатывает сцену Анны и Каренина.


Март 8


Репетирует сцену «В театре». Анализирует отношение матери Вронского (М. П. Лилиной) к сыну и Анне. Останавливается подробно на поведении Картасовой и Бетси, идет на сцену и сам показывает А. О. Степановой, как Бетси разговаривает с Вронским, как раскрывается здесь сущность ее характера, «зерно» роли. Потом показывает объяснение Анны и Вронского после сцены «Театр». Добивается того, чтобы у зрителя создавалось впечатление, что Анна изгоняется светским обществом. После слов Картасовой: «Позорно сидеть рядом с этой женщиной», — «перед Анной вырастает та каменная стена, которая отталкивает ее, которая несет ей гибель». (Из стенограммы репетиции «Анны Карениной»).

Март 9, 10


Репетирует сцену «Во дворце», мизансценирует картину «Скачки».

Март 11


Говорит о том, что маленькую проходную сцену «В конюшне» {502} нужно играть так же насыщенно, как большой акт. Темп должен определяться тем, что через десять минут начнутся скачки. М. И. Прудкину нужно знать физическое самочувствие Вронского в этой сцене. Это — самочувствие ожидания скачек… Очень большое ожидание, напряженное, а не беготня. Поведение участников массовой сцены «Скачек» будет находиться в зависимости от того, как будет проявлять эту тревогу сама Анна. «Если Алла Константиновна [Тарасова] будет играть очень сильно, так же сильно вскочит и крикнет: “Стива! Стива!” — то и вы так будете реагировать… чтобы не вышло так, что вы реагируете очень сильно, а она скромно играет, или наоборот». (Из стенограммы репетиции «Анны Карениной»).

Март 12


Репетирует первый акт «Прекрасной Елены» в Музыкальном театре.

Март 14


Репетирует сцену «В конюшне», требует большой точности: «В маленьких сценах больше заметна мазня, чем в больших». Много раз повторив сцену «В конюшне», переходит к сцене «Скачек», устанавливает взаимоотношения Анны и светской толпы: «У Толстого говорится, что она в этой сцене бьется, как птица в клетке. Вы и есть клетка… У женщин зерно этой сцены, сквозное желание: “Вот ты скоро полетишь под поезд и туда тебе и дорога”».

Показывает Тарасовой и Хмелеву, как они должны уходить со скачек: «Ваш проход должен быть медленнее. Анна вся трясется, Каренин сдерживается. Он заставляет ее своей фигурой идти медленнее. Она идет, оглядывается, как будто на вожжах, как будто ее задерживают»322 (Из стенограммы репетиции «Анны Карениной»).


Март 16, 17


Репетирует сцену «У Сережи».

Март 20


Репетирует с Тарасовой и Прудкиным сцену встречи Анны с Вронским в библиотеке. Возражает против того, чтобы в начале сцены Анна читала книгу: «Здесь очень смелые и дерзкие сценические задачи — уйти в переживания от бытовизма, превратиться в классическую фигуру, которая стоит у окна и говорит такие вещи, потому что она на пороге смерти и бездны… {503} Это состояние, когда сознание начинает путаться… когда ужас надвигается, надвигается, наполняется… сознание начинает бледнеть, таять… Можете вы вот так стоя рассматривать Обираловку323 и надвигающийся поезд? Ужас, который надвигается. Давайте упражняться — вот идет поезд. Надвигающийся паровоз — вот что вам предстоит… Спасения нет (показывает) — растет, растет, растет! И, конечно, меня раздавит… Сейчас сердце лопнет». (Из стенограммы репетиции «Анны Карениной»).

Март 21


Снова работает над сценой встречи Анны и Вронского в библиотеке. Анализирует отношение Вронского к Анне: «Джентльменский тон честного, порядочного человека… Элегантный тон. Это уже не любовь. Великолепный порыв, который был в первом действии, заменился порядочностью». (Там же).

Март 22


Смотрит репетицию четырех действий пьесы А. Е. Корнейчука «Банкир», после беседует с участвующими: «Мне не нравится у автора последний акт. Как из этого выкручиваться? Патока! Оптимизм такой, будто бы сладким объелся. Тут с автором будут споры». (Из стенограммы репетиции).

Март 23


Ведет репетицию «Банкира». Анализирует образы. Говорит о выборе задачи, которая определяет ритм, о том, что угадывание ритма дает подход к образу, что игра на улыбке — это штамп: «Я объявляю бой улыбке». (Там же).

Март 26 – 29


Репетирует «Анну Каренину».

Март 28


Смотрит спектакль «Мещане» в Центральном театре Красной Армии. (В «Вечерней Москве» от 31 марта — фото Вл. И. Немировича-Данченко с А. Д. Поповым — руководителем театра, Е. С. Телешевой — режиссером спектакля, И. С. Федотовым — художником спектакля и В. Е. Месхетели — начальником театра).

«Могу смело сказать, что давно так не увлекался артистическим талантом, как глядя Зеркалову в “Мещанах”324. Чудесное, большое дарование!», — говорил в январе 1938 г. {504} Владимир Иванович. (Из статьи бр. Тур «У Немировича-Данченко», «Известия» от 10 января 1938 г.).


Март 29


Ведет репетицию «Анны Карениной». Останавливается на сцене разрыва Анны и Вронского. Показывает, как нужно ее играть. «Вошла подавленная. Вопль. Смерть подходит. Чтобы уже играть “Обираловку”. А фигура — точно за ним устремленная, как-то руку вытянула. “Все, только жить” — встала. Это было и пройдет — и пошла лихорадка. Это какое-то омертвение — смерть! Когда сидит. Потом поднялась. Только жить — а потом лихорадочные действия…». (Из стенограммы репетиции).

Март 31


На репетиции «Анны Карениной». Ищет физического самочувствия влюбленности Анны и Вронского в первой сцене. Считает, что Вронский — Прудкин слишком мрачен: «как перед его, а не ее трагедией. … То, что он едет за ней… это дает устремленность, но какая устремленность, какого цвета: красная, желтая, синяя, темно-багровая?» (Там же).

Апрель 3 – 5


На репетициях «Анны Карениной».

Апрель 8


Репетируя сцену, в которой Вронский пытается покончить с собой, спрашивает у Прудкина: «Какое у вас физическое самочувствие?» М. И. Прудкин: «Не могу найти себе места». Владимир Иванович: «Нет, не могу заснуть — вот физическое самочувствие». (Из стенограммы репетиции).

В сцене «Бетси и Каренина» устанавливает мизансцены, точно раскрывающие характер их отношений. (Там же).


Апрель 9


На репетиции сцены «В театре» говорит: «Это, может быть, и правдиво, но недостаточно театрально, а потому и не заражает». (Там же).

Апрель 10


Репетируя «Анну Каренину», показывает Тарасовой, как должна идти сцена разрыва Анны с Вронским: «После его ухода внутри у нее клокочет, а внешне она выполняет все действия. Пишет письмо, потом берет конверт, пишет. “Ах да, я могу еще послать телеграмму” — вот новая мысль. Телеграмму, куда телеграмму?.. Пришла уже немного сумасшедшая. Вот такой темп. Сумасшедшие глаза — и так пойдет в Обираловку…». (Там же).

{505} Апрель 13


Просит актеров не терять ни одной секунды во время исполнения. «Зачем отрывать одну фразу от другой, если они составляют одну мысль. А вы между каждой фразой делаете паузу… не схвачено бодрое общее внутреннее ощущение ритма». (Там же).

Апрель 16


В «Комсомольской правде» напечатана статья Вл. И. Немировича-Данченко «Большой, радостный спектакль»: «Я хорошо знаю и очень люблю это гениальное творение Глинки. Лет 40 тому назад… я всячески стремился поставить оперу “Руслан и Людмила” на сцене Большого театра. Но царские чиновники боялись всякого новаторства и свято оберегали укоренившиеся в “императорской” опере штамп и рутину».

Апрель 21


На первом представлении «Анны Карениной».

Апрель 22


Из статьи Немировича-Данченко «“Анна Каренина” на сцене МХАТ»: «Уже в подходе к “Воскресению” была огромная разница с тем, как театр работал над “Живым трупом”. Теперь же идеологическое направление театра стало еще глубже и строже…». («Правда»).

Апрель 27


«За выдающиеся успехи в области театрально-художественного творчества» МХАТ награждается орденом Ленина.

Апрель 28


Получает телеграмму от художника В. В. Дмитриева: «Искренне поздравляю Вас — главного виновника высокой награды, полученной театром». (Архив Н-Д, № 3937).

Апрель 29, 30


В Музыкальном театре работает с В. А. Канделаки над образом Калхаса в «Прекрасной Елене».

Май 1


В «Горьковце» напечатана статья Вл. И. Немировича-Данченко «Радость искусства».

Май 5


«Поздравляю с высокой наградой огромного художника. Счастливы люди, с которыми он работает. Вера Инбер». (Телеграмма. Архив Н-Д, № 4172).

{506} Май 3 – 17


Ведет репетиции «Прекрасной Елены».

Май 7


Выступает с речью на заседании Президиума ЦИК СССР по случаю награждения МХАТ орденом Ленина: «Благодарность наша за награду громадна. Мы признательны не только за данную нам награду, мы признательны за данные нам возможности получать эти награды.

… Перед нами путь ясный — социалистический реализм…

Этот путь — единственно настоящий, правильный». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 51 – 52).

Май 15


Смотрит репетицию «Банкира» А. Корнейчука в гримах и костюмах.

Май 16


В присутствии автора беседует с актерами по репетиции пьесы «Банкир»: «От стремления к простоте вы попадаете в упрощенность и становитесь мало театральными. Вы можете сказать — как, Владимир Иванович проповедует театральность?! Да, непременно театральность, но театральность не декламационную, не фальшивую, а театральность большой, насыщенной простоты, ау вас то и дело будничность и простота, которая скучна». (Из стенограммы репетиции).

Май 21 – 22


На репетициях «Бориса Годунова» отмечает отдельные актерские удачи, но не скрывает своей неудовлетворенности общими итогами работы: «Народ не стал главным действующим лицом». (Из протокола репетиций).

«Вот Шекспира хоть сейчас могу ставить, а Шиллера — нет. Как играть с навыками Художественного театра все эти проклятья, рыдания и убийства, которые встречаются в каждом акте». (Там же).


Май 23, 26


Работает с Качаловым над сценой смерти Бориса Годунова: «У вас нет базы — физического самочувствия, того самочувствия, когда губы обсохли и жажда мучит. Без этого вы сходите на привычную горячность. Только через пути физической задачи можно прийти к Художественному {507} театру. В чем здесь это ваше физическое состояние? В ходьбе… сел… встал. Тут же у него какие-то дела, приказы, печати… одна навязчивая мысль… “прав Грозный”, а у самого все горит, кровь приливает (проигрывает сцену). Не хочется ни натурализма, ни выхолощенности и абстрактности… Хочется меньше картинности». (Там же).

Май 27


Из записей В. В. Глебова по репетициям «Бориса Годунова»: «Владимир Иванович все больше и больше разгорается в работе, и чувствуется, что она его начинает захватывать».

Май 27 – 29


Работает с В. И. Качаловым над ролью, Бориса Годунова.

Май 29


Проводит совещание в дирекции по поводу поездки МХАТ на международную выставку в Париж. Предлагает везти отдельные сцены «Годунова», так как в них заняты В. И. Качалов, И. М. Москвин, Л. М. Леонидов.

Июнь


Вышла из печати книга П. А. Маркова «Вл. И. Немирович-Данченко и Музыкальный театр его имени».

Июнь 2


В присутствии Корнейчука Владимир Иванович делает замечания по генеральной репетиции «Банкира».

Июнь 4


Репетирует с Качаловым сцену смерти Бориса Годунова: «Удивительно, как Владимир Иванович незаметно для актера может увести его с неверного пути… Сегодня, например, чуть только В. И. Качалова потянут стихи на декламацию или пафос, как Владимир Иванович сейчас же предлагает какую-нибудь бытовую черточку — то Борис в это время надевает кафтан, то ему дают воды, — и, выполняя это, Василий Иванович невольно отходит от декламации и становится живым человеком. За эти несколько репетиций Владимир Иванович колоссально много дал, сцены зазвучали по-новому, ярко, поэтично и жизненно». (Из записей В. В. Глебова. Музей МХАТ).

Июнь 5


«Хотя Владимир Иванович и простился с нами, но все же В. И. Качалов уговорил его еще раз пройти сцену Бориса Годунова с детьми. Репетируя, Владимир Иванович говорил о том, что в театральных школах нужно заниматься “этюдами {508} физического самочувствия”, от простых до самых тончайших: “Физическое самочувствие дает жизнь и ритм на сцене”». (Там же).

Июнь (после 5)


Уезжает на лечение в Карловы Вары.

Июнь 20


«… насчет оформления “Одиночества”. Т. е. — Волков325. Хотелось бы, чтоб он поставил перед собой задачу построже, поглубже и важнее всего: музыкальную! Чтоб он не пошел по линии реальнейшего драматического спектакля. Вот мы с Вами видели макеты “Земли”326. Там много очень хорошего, но нам это не подошло бы. … Надо что-то искать в смысле облегчения. Найти какой-то принцип, по которому технически было бы не раскидисто, но и не было бы конструкционно-однообразно. А потом и важнейшее: да, реально, живое, но не натуралистично! Прислушаться еще к музыкальным образам Хренникова?.. Как омузыкалить живую избу, улицу деревенскую и пр.? … Чтоб ему [Волкову] захотелось вскрыть какие-то любимейшие свои мечты. Нет никакой надобности ездить для этого в Тамбовскую губ. Но, может быть, поездка его согреет…» (Из письма к П. А. Маркову. Избранные письма, стр. 412 – 413).

Июнь 22


Татьяна Павлова пишет, что итальянский актер Сильвио д’Амико и 12 его учеников по академии поедут в Париж, чтобы посмотреть спектакли МХАТ. «Мое к Вам обожание, maestro, не имеет границ. Сейчас живу мечтой увидеть в Париже Вашу работу — иногда по ночам не сплю, думая, — как это будет, что увижу… Хоть один вечер проведите с нами всеми — только моя энергия могла создать эту поездку». (Из письма к Немировичу-Данченко. Архив Н-Д, № 5277).

Июнь 29


«Очень прошу и Рабиновича и Радлова заняться переработкой палаты Годунова, где он ведет сцену с Басмановым и умирает. Сделать опочивальню…». (Из письма к Бокшанской. Архив Н-Д, № 537).

Июль 22


«И ведь для роли крупного режиссера еще не достаточно {509} чисто артистического и организационного мастерства. Еще надо завоевать право владеть душами людей, преданных искусству. Заразительность, тактика, мудрость, духовное самоусовершенствование…» (Из письма к П. С. Златогорову. Архив Н-Д, № 762).

Июль 28


Приезжает в Париж. «Париж одна из самых обаятельных столиц мира. Трудно даже объяснить, в чем это обаяние. При большом размахе отсутствие крикливости, вкус как будто бы и в строениях, и в магазинах, и в тротуарах, и в мостовых. Кипучее движение людей по Елисейским полям или по бульварам, а в то же время отсутствие грубой толкотни. Какая-то открытость нравов, привычка быть на улице и легко проявляющаяся склонность к веселью, к шутке, к ловкой, красивой выдумке; великолепная звенящая французская речь. … неугомонные выкрики газетчиков и как-то весь этот шум никогда не заслоняет мысли о всей истории страны, об ее великих достижениях культуры, науки, искусства и особенна об ее великой революции.

А тут еще всемирная выставка, на которой… два главнейших павильона… Советского Союза и Германии. Советский Союз дал замечательную статую Мухиной, Германия, как всегда, больше удивляла… импозантно казарменными линиями». (В. И. Немирович-Данченко, «Поездка МХАТ на Парижскую выставку». Машинопись. Архив Н-Д, № 7348/2).


Август (начало)


В Париже перед началом гастролей репетирует народные сцены из «Врагов», «Любови Яровой», «Анны Карениной», говорит об ответственности МХАТ, выступающего «полпредом советского искусства на международной выставке». («Комсомольская правда» от 4 августа 1937 г.).

Август 4


Выступает в здании советского полпредства перед французскими журналистами, актерами, литераторами, рассказывает им о творчестве МХАТ.

Август 7


Первый спектакль МХАТ в Париже — «Враги» М. Горького. «Театр был полон. Я давно не помню такого гула, который стоял в зале до начала спектакля… А по окончании началась настоящая овация. Я получил письма с самыми горячими приветствиями». (В. И. Немирович-Данченко, «Поездка МХАТ на Парижскую выставку». Архив Н-Д, № 7348/1).

{510} Август 9


«Вторым спектаклем мы давали “Любовь Яровую”. … Совершенно явно было, что в зрительном зале столкнулись два политических лагеря… В особенности горячо приняла спектакль молодежь, как русская, так и французская». (Там же).

Из статьи В. О. Топоркова «“Любовь Яровая” в Париже»: «Но самое радостное было после спектакля, когда за кулисы пришли тт. Громов. Юмашев и Данилин…

В артистическом фойе быстро организовался импровизированный митинг, на котором присутствовали также находящиеся в Париже советские спортсмены и писатели А. Фадеев и А. Толстой. … И замечательно высказал обуревавшие всех нас чувства В. И. Немирович-Данченко, который заявил: — Как жаль, что зрители, присутствовавшие на сегодняшнем спектакле, не видят этой встречи. Они бы лишний раз увидели, в чем сила и мощь нашей замечательной родины — великого Советского Союза». («Вечерняя Москва» от 10 августа 1937 г.).

Август 10


«Нам стало ясно, что мы интересны для публики, близкой к народному фронту, настроенной сочувственно к Советскому Союзу. Написал статью Луи Арагон. Был у нас за кулисами во время спектакля “Анна Каренина” Ромен Роллан… На обеде в президиуме Театрального общества присутствовал Уэллс». (В. И. Немирович-Данченко. «Поездка МХАТ на Парижскую выставку». Архив Н-Д, № 7348/1).

Август 18


Выступает на приеме в Международном театральном объединении и говорит «о театре, как о факторе мирного сближения народов». («Чествование МХАТ в Париже». «Правда» от 19 августа 1937 г.)

Август 21


В «Известиях» — статья Немировича-Данченко «Наши гастроли подходят к концу».

Август 25


Уезжает из Парижа.

Август 29


Из Швейцарии (Морж) пишет В. Г. Сахновскому: «Предлагаю “Половчанские сады” поручить Вам полностью. То есть приступить теперь же к созданию с автором экземпляра. Между прочим, представляя себе постановку, не вижу, {511} чтоб братья казались бездельниками. Даже на отдыхе видно, что это люди работающие». (Архив Н-Д, № 1453).

Сентябрь (начало)


Отдыхает в Женеве.

Сентябрь 7


Приезжает в Берлин.

Сентябрь 20


«Макет Б. Волкова к “Одиночеству” решен им уже в основном принципе, который, на наш взгляд, отвечает Вашим желаниям. … Шлепянов не удовлетворен своим прежним проектом макета “Риголетто” и решил его переработать, приближаясь к тем принципам и требованиям, которые Вы ему ставили». (Из письма П. А. Маркова. Архив Н-Д, № 3374/23).

Октябрь


Работает в жюри конкурса на лучшую пьесу к 20-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Пишет отзывы о пьесах Вс. Иванова, А. Корнейчука. (См. «Ежегодник МХТ» за 1948 г., т. I, стр. 433 – 436).

«… можно одолеть и одну из труднейших задач: вывести на сцену великих вождей Октября, любимцев народной памяти, — вывести тактично, без вульгаризованного бытовизма, но и без сухой абстрактности. Автору, охваченному глубокой, органической любовью к победам революции и к самим победителям, а также глубокой, органической ненавистью к врагам революции, удастся и тот пафос, без которого немыслима пьеса 20-летия Октября». (Из отзыва о пьесе А. Корнейчука «Правда». Там же, стр. 434).


Октябрь 17


Читает рукопись сценария Вс. Вишневского «Мы русский народ». «… Налицо серьезные достоинства: строгость, монументальность композиции при ясной и выдержанной динамической линии — история одного полка; большой темперамент, руководимый мыслью, а не растрепанными нервами; простота без вульгарности. Должен, однако, признаться, что особенно художественного “раздражения” я не получил — того неожиданного, от чего сразу обдает радостью новизны и острой правды. Есть хорошие фигуры, но мы к ним уже привыкли, а те, которые поновее, как Вятский, полковник, поручик, кажутся надуманными и неубедительными. И пафос: искренний, конечно, но все того же звучания, к какому ухо так привыкло в нашей литературе боевых сцен, где мужественность и величие {512} содержания часто уступают сентиментальности. Автор несомненно владеет тем классическим юмором и теми традиционными красками героизма, которые являются характерными чертами гения русской нации. … При требованиях более глубоких, художественных ждешь и более самобытных красок». (Черновик. Архив Н-Д, № 7712/2).

Октябрь 22


Утверждает распределение ролей спектакля «Горе от ума», приуроченного к 40-летнему юбилею МХАТ.

Октябрь 23


Репетирует «Прекрасную Елену».

Октябрь 30


Из выступления по радио накануне 20-летия Великой Октябрьской социалистической революции: «И я хочу сказать вам всем, честно работающим гражданам нашего прекрасного Союза… В художественных образах, которые мы создаем средствами нашего искусства, живет ваш дух и ваша творческая сила». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 43 – 44).

Ноябрь 1, 2


Начинает работу над «Горем от ума». Проводит первое режиссерское совещание и беседу с труппой. Поручает В. Я. Виленкину работу с отдельными исполнителями по овладению грибоедовским стихом.

Ноябрь 3 – 4


На генеральных репетициях пьесы Н. Вирты «Земля» говорит, что картина «В церкви» «нужна для идеологии пьесы: сюда приходит молиться Сторожев, и весь тон его молитвы необычайно важен в развитии этого образа». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 252 – 253).

Ноябрь 4


Продолжает беседу по «Горю от ума»: «Играя Чацкого, надо помнить, что Грибоедов называл его в рукописи Чадским, потому что шел от Чаадаева. Я бы играл Чацкого таким, который вырастает в крупнейшую политическую фигуру. Будет ли он на Сенатской площади? Трудно угадать. Хотелось бы верить, что будет. А перед началом пьесы он обязательно влюблен… Софья должна быть такой, которая оправдывает все поведение Чацкого. … Самое главное — быть живыми людьми этой эпохи… Начинается действие. Утро, брезжит свет… Атмосфера для настроения есть. Лиза спала, проснулась… {513} Физическое самочувствие этого “спала” должно быть найдено. Затем стучится — так стучится, чтобы слышали… Когда они (куски жизни) пережиты, тогда стихи заставят эти переживания быть более заостренными и легкими». (Из стенограммы репетиции).

Ноябрь 5


Премьера спектакля «Земля».

Ноябрь 10 – 29


В Ленинграде, оде гастролирует Музыкальный театр его имени, выпускает спектакль «Прекрасная Елена».

Ноябрь 10


Узнает о смерти Николая Баталова: «Вместе со всем коллективом скорблю об утрате прекрасного артиста, много сделавшего в свою короткую жизнь для воскресающей молодости Художественного театра». (Из телеграммы к Бокшанской. Архив Н-Д, № 541).

Ноябрь 14


Из Ленинграда пишет Бокшанской: «К сожалению, уверен, что выпускать “Бориса Годунова” без меня нельзя. Я должен как следует доработать, чего режиссерам не удалось сделать. Впрочем, сделаю это охотно». (Архив Н-Д, № 543).

Декабрь 1


После премьеры «Прекрасной Елены» пишет Бокшанской: «Чувствую себя очень хорошо, и физически и по настроению. В комнате у меня колоссальные корзины цветов и бронзовые эллинские фигуры, — все подношения при открытом занавесе “Елены”». (Там же, № 547).

Декабрь 2


Из дневника Глебова: «В отсутствии В. И. Немировича-Данченко на репетиции “Горя от ума” зашел разговор о том, как работает Владимир Иванович.

А. О. Степанова: Его настоящими слезами или смехом не надуешь.

Е. С. Телешева: Да, у него такой глаз, от которого ничего не спрячешь».

Декабрь 11


В МХАТ ведет репетицию «Смерти Пазухина» (за столом).

Декабрь 15


«Всю свою сознательную жизнь до Великой Октябрьской {514} революции я принадлежал к той категории русской интеллигенции — либеральной, радикальной, — которая искала выхода из окружавших ее общественных противоречий. Я искал выхода, но не находил его…

… Право, будь я моложе, того и гляди, взялся бы теперь за пьесу! Все, что казалось мне неизмеримо сложным и запутанным сорок лет назад, ныне для меня так ясно, так просто и, главное, оказалось вполне осуществимым. Прежние бесплодные мечтания воплотились в жизнь». (Из речи перед труппой. Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 53 – 54).


Декабрь 15 – 17


Возвращается после перерыва к репетициям «Горя от ума».

Декабрь 20


Репетирует с Качаловым и Андровской первую сцену Фамусова327 и Лизы. Разбивает сцену на «куски».

Декабрь 26 – 28


Репетирует первый акт «Горя от ума».



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   56


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница