Фрейдкина Л. М. Дни и годы Вл. И. Немировича-Данченко



страница43/56
Дата05.03.2019
Размер8.59 Mb.
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   56

1938

Январь 1


В «Правде» опубликована статья Вл. И. Немировича-Данченко «Юбилейный год Художественного театра».

Январь (начало)


Работает с Т. Хренниковым, Н. Виртой и А. Файко над либретто оперы «В бурю».

Январь 4


Просматривает и утверждает эскизы художника В. Ф. Рындина к спектаклю МХАТ «Достигаев и другие».

Январь 4, 5


Ведет репетиции «Горя от ума», говорит о неразрывности физического и словесного действия, о том, что действие не разрывает стиха, а делает его жизненнее, художественнее. «Надо слушать то, что говорит Софья, непременно слушать, и слушать и действовать». (Из стенограммы репетиции).

{515} Январь (до 8)


Слушает оперу «Броненосец “Потемкин”» в Большом театре.

Январь 8 – 16


Ведет репетиции «Горя от ума», на одной из них говорит о сложности актерского искусства: «Ничтожную часть секунды не туда взглянул — уже что-то не то. На ничтожный волосок интонация не та и уже нехорошо». (Из стенограммы репетиции).

Январь 17


«В нашем искусстве мы часто так стараемся докладывать мысли, что получается хорошо, умно, но серо и скучно, лишено театрального огня, а раз театрального огня нет, то тут начинает качаться реализм постановки… Соединить это — самое трудное». (Там же).

Январь 20


Предостерегает актеров от того, чтобы они выполняли ближайшие задачи без «второго плана», так как это ведет к примитиву. «Отношение к событиям, происходящим в пьесе, — и есть чувство». (Там же).

Январь 21


Репетирует финальную сцену пьесы Корнейчука «Банкир».

Январь 27


Подписывает обращение ко всем работникам науки, литературы и искусств, призывающее достойно встретить XX годовщину РККА и Военно-Морского Флота.

Февраль 1


Беседует с режиссерами и актерами периферии — делегатами Всесоюзного съезда профсоюза работников искусств: «Главная разница между Художественным театром и громадным большинством театров в том, что мы путем таких застольных репетиций, путем таких поисков живого отзвука в душе актера на задачу данного образа добиваемся того, чтобы актер пришел на сцену сам собой и ничего не играл… А в большинстве театров (в этом разница искусства) играют: … и характер, и слова, и фразу, играют “пьяного” или “трезвого”, играют “молодую даму” и т. д. … Причем иногда играют и самое простоту.

… Смотришь иногда спектакль в ином театре и думаешь: как это серо и бедно по фантазии! … Поставлю комнату, окно в сад, направо дверь в столовую, налево — в кабинет, потолок {516} есть, люстра висит, в натурализме упрекнуть нельзя, от реализма не ушел, о формализме не может быть и речи…

Вульгаризация идет дальше, по идеологической линии.

… В чем заключается социальный элемент? Если мы искренно отдаемся работе, нося в себе настолько глубоко наши социальные идеи, что они становятся нашими непрерывными социальными чувствами… нам нечего бояться сделать какую-то ошибку, впасть в какой-нибудь “уклон”.

… Сентиментальность — другой громадный грех перед искусством. Сейчас, ради “социального” успеха, у нас сентиментальность подчас заливает театр. Не могу передать, до чего становится мне приторно от этого сентиментализма: “… так трогательно!” — а в сущности говоря, — неверно, неверно, неверно!!

Когда актер на сцене говорит: “Я видел Ленина” — я жду подтекста: “Я видел Ленина, который мир перевернул”, а оказывается, актер считает нужным говорить об этом “с приятностью”.

… Сентиментализм, в сущности, — игра на приятном настроении зала и поэтому, по моему мнению, на некоторой дешевке в художественном отношении. Это, может быть, идет от моды, от желания быстрого успеха, и это снижает серьезное искусство.

… никто не скажет, что это уклон в сторону формализма, раз этот спектакль шел, насыщенный содержанием, и идеологическим и жизненным. А мы начинаем бояться: а вдруг скажут?

… если делать хороший упор на идеологию… то это [формализм и натурализм] не такие “жупелы”, чтобы можно было из-за них отказываться от смелых исканий в искусстве». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы, Письма, стр. 249 – 253).

Февраль 2


На репетиции ищет мизансцены для Чацкого. Возражает против того, чтобы Чацкий произносил монолог в середине сцены, так как это может создать впечатление чего-то «условно-театрального, театрально-нарочитого». (Из стенограммы репетиции).

Февраль 5


Репетирует «Горе от ума», добивается того, чтобы в Софье «синтетически» сливались черты будущей крепостницы Фамусовой с дымкой влюбленности семнадцатилетней девушки328. (Там же).

{517} Февраль 15, 16


На репетиции «Горя от ума» подробно характеризует творчество актера Художественного театра Б. Н. Ливанова и указывает на недостатки, мешающие ему играть Чацкого. Работает с В. Я. Станицыным над ролью Фамусова. (Там же).

Февраль 17 – 20


Несмотря на тяжелую болезнь жены, продолжает работу над вторым актом «Горя от ума».

Февраль 17 – 18


Из записи в дневнике Вл. И. Немировича-Данченко: «Начиная с 17-го или 16-го я уже был, как она выражалась, ее “душевным врачом”. 17, 18-го, я томился мыслью о безнадежности. При прежних ее заболеваниях у меня этого никогда не было». (Архив Н-Д, № 7975).

Февраль 19


«В филиале МХАТ днем я, кажется, делал прием… Настроение у меня было подавленное. И в какой-то момент при мысли о Коте329 я не удержался и, стиснув у глаз пальцы, старался скрыть набежавшую слезу». (Там же).

Февраль 20


«Нельзя без волнения думать и говорить о бесстрашной четверке зимовщиков полярной станции “Северный полюс”. … Что особенно волнует в этой беспримерной эпопее — это величие и простота в покорении стихии. … простота глубочайшей преданности своей стране, простота самого героизма». (Из статьи Вл. И. Немировича-Данченко «Величие и простота». «Советское искусство»).

Февраль 25


Смерть жены.

Февраль 27


«Милый и дорогой Владимир Иванович.

В последние годы между нами было много недоразумений, запутавших наши добрые отношения.

Постигшее Вас тягчайшее горе возвращает мои мысли к прошлому, тесно связанному с дорогой покойницей. Думая о ней, я думаю и о наших прежних, хороших отношениях. Под впечатлением этих воспоминаний мне хочется писать Вам.

… Мне хочется по-дружески сказать Вам, что я искренне и глубоко страдаю за Вас и ищу средства помочь Вам.

{518} Может быть, мой дружеский, сердечный порыв придаст Вам сил, хотя бы в самой малой степени, для перенесения посланного Вам тяжелого испытания.

Искренне преданный и любящий Вас К. Станиславский». (Избранные письма. Приложения, стр. 509 – 510).


Февраль 28


«Даже в самые тяжелые для Вас дни Вы думали о нашей работе и интересовались ею». (Из письма участников постановки «Горе от ума». Архив Н-Д, № 6579).

Март 1


Из письма В. В. Дмитриева: «Пользуюсь случаем высказать отдельно мое глубокое сочувствие Вам… мне понятны чувства, которые испытываете Вы». (Архив Н-Д, № 3938).

Март (до 8)


В правительственном санатории в Барвихе Владимир Иванович дважды занимался с М. М. Тархановым ролью Фамусова.

Март 8


«Есть сведения о Владимире Ивановиче, что числа 15-го он собирается приступить к репетициям». (Из протокола репетиции «Горя от ума»).

Март (до 20)


Из санатория в Барвихе пишет Станиславскому: «Не мог сразу ответить на Ваше ласковое письмо, не в силах был писать…

Ваше письмо и венок от Вас и Марии Петровны330 — все это очень тронуло меня. И тоже вернуло к прошлому. В последние годы я часто возвращаюсь к воспоминаниям, — особенно к первым годам нашей замечательнейшей совместной работы.

… Конечно, прежде всего люди “запутали” наши добрые отношения. Одни, потому что им это было выгодно, другие — из ревности. Но и мы устраивали для них благодарную почву сеять вражду. Сначала естественно и неизбежно — рознью наших художественных приемов, а потом, очевидно, не умел я еще преодолеть в себе какие-то характерные черты, ставившие нас в виноватое положение друг перед другом. Вероятно, в одинаковой степени и я и Вы. И не хотели выправить эти вины. И вот наросла их целая гора, такая наросла гора розней и виноватостей, что даже только для того, чтобы нам за {519} нею увидеть друг друга, должна была случиться такая катастрофа, как вот эта смерть моей дорогой Екатерины Николаевны.

А нашей с Вами связи пошел 41-й год. И историк, этакий театральный Нестор, не лишенный юмора, скажет: “вот поди ж ты! уж как эти люди — и сами они, и окружающие их — рвали эту связью сколько старались над этим, а история все же считает ее неразрывною”.

Очень, очень благодарю Вас за дружеский порыв, и передайте, пожалуйста, сердечнейший привет Марии Петровне.

Всем сердцем желаю Вам быть здоровым и крепким». (Избранные письма, стр. 413 – 414).


Март 20


Возвращается в Москву из Барвихи.

Март 23


«Вчера получено от Владимира Ивановича сообщение, что он болен ангиной и просит без него не ослаблять темпы работы и репетировать так, как бы сами выпускают пьесу» (Из протокола репетиции «Горя от ума»).

Март 26


Просит прислать ему списки участников народных сцен в «Горе от ума».

Апрель 4


Из телеграммы Треневу: «Пользуюсь случаем выразить Вам мое высокое уважение и любовь». (Избранные письма, стр. 414).

Апрель


Находится в кремлевской больнице, потом в правительственном санатории. «Только благодаря невероятнейшим заботам правительства я остался цел». (Из беседы с режиссерами МХАТ 29 августа 1938 г. Архив Н-Д, № 7564).

К. С. Станиславский просит два раза в день сообщать ему о здоровье Владимира Ивановича.


Май 18


Е. С. Телешева, В. В. Дмитриев и В. В. Глебов навестили в Барвихе выздоравливающего Владимира Ивановича: «Он имеет сведения из разных источников о благополучии в работе над “Горем от ума”. Критика декораций третьего акта его не смущает, так как она, по-видимому, идет от тех, кто привык, что “Горе от ума” игралось чуть ли не во дворце». (Из протокола репетиции).

{520} Май 25


В письме Н. П. Хмелева к Немировичу-Данченко: «Я хочу сказать Вам о том, что творческие мысли мои об искусстве, о театре, что самое прекрасное и значительное в моей сценической жизни — связано с Вашим именем, с Вашим учением, с Вашей глубокой творческой мудростью, которая всегда питает лучшие стороны моего понимания театра…

Преданный Вам и глубоко любящий Вас Ваш ученик Н. Хмелев». (Избранные письма. Приложения, стр. 520 – 521).


Июнь 29


Режиссеры П. А. Марков и П. С. Златогоров показывают Владимиру Ивановичу свою работу по первой и второй картинам оперы «В бурю».

Июль 10


Выезжает за границу.

Июль 31


«В Берлине пробыл всего два дня. Противно было и оставаться там и оставлять валюту. В Париже тоже всего три дня. Здесь (наверху, над Эвианом) чудеснейший воздух. … Благодаря щедрости Правительства я провожу и поездку и пребывание в самых великолепных условиях, что, как Вы понимаете, заменяет и количество времени, данного на отдых». (Из письма к Бокшанской. Архив Н-Д, № 550).

Август 6 – 7


Станиславский, умирая, в бреду вспоминая Владимира Ивановича, спрашивает: «А кто теперь заботится о Немировиче-Данченко? Ведь он теперь… “белеет парус одинокий”. Может быть, он болен? У него нет денег?» (Записи медсестры Л. Д. Духовской. Сборник «О Станиславском», изд. ВТО, стр. 551).

Август 8


Владимир Иванович узнает о кончине Константина Сергеевича ночью, в поезде на станции Негорелое, возвращаясь в Советский Союз.

Август 9


Прямо с вокзала приезжает на похороны Станиславского. Встречает траурную процессию у ворот кладбища. У могилы Константина Сергеевича произносит прощальную речь: «… моя память хранит так много переживаний за сорок один год, так много переживаний, охватывающих не только искусство, но и личную жизнь, что, потрясенная, она не дает мне возможности быть красноречивым.

{521} … И мне хотелось бы, чтобы все находящиеся здесь, у гроба, мои товарищи по Художественному театру дали только одну клятву: клянемся относиться к театру с той глубокой и священной жертвенностью, с какой относился Станиславский». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 393 – 394).


Август 12


Был на репетиции оперы «В бурю».

Август 14, 15


На репетиции оперы «Риголетто» говорит: «Риголетто негодяй, он издевается над несчастным стариком Монтероне, над страдающим Чепрано ради тога, чтобы угождать негодяю из негодяев герцогу. Риголетто — отрицательный образ, а не симпатичный. А он обыкновенно играется с первого действия симпатичным. Гораздо сильнее, трагичнее, глубже, шире, поэтичнее, что такой образ — глубоко отрицательный». (Из стенограммы репетиции. Музей Музыкального театра).

Август 17 – 23


Репетирует «Горе от ума».

Август 26


Работает с М. И. Прудкиным над ролью Чацкого.

Август 27


Репетирует сцену клеветы в «Горе от ума». Предостерегает актеров: «Чтобы не было сразу внешнего приближения к карикатуре… чтобы повеяло настоящей жизнью». (Из стенограммы репетиции).

Август 29


«Я беспрерывно испытываю одно чувство: что неловко мне жить на свете. Ушел Константин Сергеевич, ушли другие мои сверстники, как Чехов, Южин. … Но после того, как я получил такой залп пожеланий, чтобы я выздоровел, я думал, и сейчас думаю, что, может быть, я еще нужен». (Из беседы с труппой Художественного театра. Архив Н-Д, № 7564).

В дневнике Л. М. Леонидова запись: «Большая речь Немировича-Данченко. … когда сказал, что сезон начинаем без Станиславского, заплакал. Но речь сказал бодрую, что, увидев всю труппу, он понял, что жив театр». (Л. М. Леонидов, Воспоминания, статьи, беседы, переписка, записные книжки, стр. 410).


{522} Август 31


Репетирует четвертый акт «Горя от ума», показывает Прудкину, в чем и как проявляется неудовлетворенность Чацкого… «Нужно беречь правильный стихотворный ритм, так как это помогает и правильному ритму внутреннему». (Из стенограммы репетиции).

Сентябрь 1


Репетирует третий акт — бал в «Горе от ума», добивается того, чтобы «на сцене была консервативная грибоедовская Москва, которая несет гибель свободному духу, чтобы были действительно “зловещие старухи” и “зловещие старики”, была сатира, а не водевиль». (Там же).

Сентябрь 3


Говорит О. Л. Книппер-Чеховой, что той внешней характерности, которую она нашла в роли Хлестовой, недостаточно: «Это у Вас не “от себя”, очень внешне, и, главное, не думаю, чтобы Вы в себе это чувствовали… Какие-то задачи у Вас отсутствуют: в каком физическом самочувствии Вы пришли, какое отношение к Софье, к Тугоуховским?» (Там же).

Сентябрь 5


В грибоедовском спектакле краски должны быть «яркие, сочные, а не полутона». (Там же).

Сентябрь 8


Перед репетицией беседует с исполнителями маленьких эпизодических ролей в «Горе от ума». Разбивает участников бала на четыре группы. Предлагает каждому написать анкету того образа, который он должен создать («роли-анкеты»). Советует идти от себя, от внутренних задач: «… на балу может быть огромное разнообразие в характеристиках, в приспособлениях, в “музыкальных тембрах”, но задача общей сцены должна быть единой, в задачах не допускается никакой пестроты». (Там же).

Сентябрь 9 – 17


Проводит семь репетиций третьего акта «Горя от ума». Мизансценирует, уточняет ритм сцен и «кусков». Определяет поведение каждого актера на каждом новом «этапе» бала.

Сентябрь 17


После репетиции пьесы «Достигаев и другие» Леонидов записывает в дневнике: «Не стыдно показать Немировичу-Данченко». (Л. М. Леонидов, Воспоминания, статьи, беседы, переписка, записные книжки, стр. 411).

{523} Сентябрь 20, 21, 26 – 28


Ведет репетиции «Горя от ума».

Сентябрь 22


Работает с Качаловым над ролью Чацкого: «В идеологическом смысле это очень ярко… Так просто, так легко, так содержательно вы никогда не играли». (Из стенограммы репетиции «Горя от ума»).

Сентябрь 26


Из впечатлений Немировича-Данченко от генеральной репетиции пьесы «Достигаев и другие»: «В третьем действии у С. Г. Ярова в роли Лаптева должен быть больший революционный пафос; Н. И. Дорохин создал настоящий образ большевика революционера331, Ф. В. Шевченко все время в роли Меланьи несет “второй план”, все время живет своим — ненавистью к революции; режиссеры Л. М. Леонидов, И. М. Раевский должны обратить внимание на то, что спектакль еще перегружен паузами, подробностями, “вроде все главное”». (Из стенограммы репетиции).

Октябрь 3, 4


На репетиции «Горя от ума» работает с Качаловым и Тархановым. Доволен результатами работы Книппер-Чеховой над ролью Хлестовой: «И новее и жизненнее». (Из стенограммы репетиций).

Октябрь 5 – 17


Проводит девять репетиций «Горя от ума». Раскрывает взаимоотношения действующих лиц, уточняет их физическое самочувствие, определяет ритм сценического поведения332, ищет точных и содержательных мизансцен; после общих сцен работает с отдельными исполнителями. Часто пользуется приемом режиссерского «показа». (Там же).

Октябрь 12


В письме к Тарханову: «Силу Ваших актерских свойств, Вашей богатой сценической палитры я особенно чувствовал все последнее время в наших встречах по “Горю от ума”». (Избранные письма, стр. 415).

Октябрь 17


«Ночью не спал, все думал о третьем акте “Горя от ума”, перебирал {524} в памяти всех действующих лиц: все играют хорошо, а чего-то нет. Значит, я виноват. Надо еще поработать, чтобы получилось нечто цельное, гармоничное. … А в этом акте есть перебарщивание в натурализм, т. е. подробности, не имеющие отношения к пьесе». (Из стенограммы репетиции).

Октябрь 21 – 26


Ведет репетиции «Горя от ума».

Октябрь 26


В ознаменование 40-летия МХАТ СССР имени Горького награждается орденом Трудового Красного Знамени.

Указом Верховного Совета СССР Глинищевский переулок, где проживает народный артист СССР Вл. И. Немирович-Данченко, переименован в улицу Немировича-Данченко.

В «Правде» опубликована статья К. Тренева «В. И. Немирович-Данченко».

Из статьи Л. М. Леонидова «Создатели Художественного театра»: «Немирович-Данченко актером никогда не был. И все же он прекрасно показывает актерам, перевоплощается, меткими деталями и штрихами рисует контуры задуманного образа, своим вдохновенным порывом зажигая всех участников спектакля. … И я лично могу сказать, что одним из моих (по мнению зрителей и критики) наиболее удачных актерских созданий был образ Дмитрия Карамазова, над которым я работал под руководством Владимира Ивановича. … И целый ряд других моих ролей… включая последнюю работу над Егором Булычовым, шаг за шагом лепился вместе с этим великолепным, изумительным мастером современного театра». («Известия»).

Из статьи Вл. И. Немировича-Данченко «Театр мужественной простоты»: «Художественный театр был революционным еще до Октября не только в искусстве, но и в жизни. Все наши тяготения, настоящие, душевные, были направлены к борьбе за прекрасное, свободное в жизни. Но бытовые условия, необходимость иметь связи со слоями, против которых шла революция, все это чрезвычайно отрицательно сказывалось на нашем политическом существовании.

… И с помощью этих, пришедших к нам от революции, новых идей мы выбрались из тупика. … Театр медленно, но прочно зажил жизнью революции, той жизнью, какая создавалась кругом. … Да, теперь это театр Горького!» (Там же).


Октябрь 27


Торжественное юбилейное заседание, посвященное 40-летию МХАТ. Присутствуют все члены Политбюро.

{525} Из выступления Вл. И. Немировича-Данченко: «Наш сегодняшний праздник трогателен и прекрасен. О нашем настроении я могу сказать самыми простыми словами: мы счастливы. … Мы все сейчас великолепно сознаем, что если бы не было Великой Октябрьской социалистической революции, наше искусство потерялось бы и заглохло.

… Как честные художники, мы оценили грандиозную мощь революции и замечательное обаяние простых и мужественных людей, делающих эту революцию.

… Приблизившись к народу, мы увидели перед собой в театре изумительную аудиторию, необычайно чуткую ко всему глубокому и прекрасному. Мы увидели, что революция не только не помешала культурному расцвету, как это казалось некоторым представителям буржуазной интеллигенции, а наоборот, создала благодатную почву для подлинного расцвета культуры. Партия и правительство чутко и ласково следили за процессом нашей идейной эволюции. Это привело к тому, что я могу сейчас, в этот торжественный вечер, перед лицом всей советской общественности сказать, что мы, старики, прошедшие через три революции, пронесшие нашу любовь к искусству через все этапы развития Художественного театра, сейчас сильно, ярко и безоговорочно перековались в подлинно советских граждан, для которых нет ничего ценнее, чем интересы нашей великой Родины, чем идеалы социализма, который мы все вместе беззаветно строим». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 151 – 153).


Октябрь 30


Премьера «Горя от ума» в Художественном театре.

Ноябрь 6


В письме Веры Инбер: «Никогда не забуду работы под Вашим руководством. Это одно из чудесных воспоминаний, которое я изредка, по праздникам, извлекаю из своей памяти и любуюсь им». (Архив Н-Д, № 4174).

Ноябрь 27


Николаи Вирта приносит свою книгу «Закономерность» с надписью: «Немировичу-Данченко — признательный ученик».

Декабрь 3


Созывает старейших актеров Художественного театра для того, чтобы решить вопрос: ставить или не ставить пьесу Чехова «Три сестры»?

Декабрь 4


После просмотра репетиции «Половчанских садов» Л. Леонова беседует с режиссерами В. Г. Сахновским и П. В. Лесли.

{526} Декабрь 8


«Мне казалось, что “Половчанские сады” будет совершенно новая настоящая советская пьеса в духе “Чехов в современности”, “Чехов в социалистическом реализме”, не Чехов дореволюционный, а каков он был бы теперь… Чехов в современном мажоре». (Из стенограммы репетиции).

Декабрь 9


Репетируя «Половчанские сады», раскрывает, что такое «второй план». «Даже когда птица ходит, видно, что она умеет летать. Так и здесь. Они ходят, разговаривают, а я вижу, что они великолепные большевики, потому что они сильные, уверенные хозяева жизни. Хотя приехали на отдых, но у каждого есть крепкая, большая мысль — работа». (Там же).

Декабрь 11


Говорит о различии Леонова и Чехова: «… В пьесах Чехова — тоска по лучшей жизни. А у Леонова совсем другое. Здесь другая поэзия… У Чехова — тоска по жизни, а здесь жизнь пришла очень сильная, яркая. И театр и поэт показывают сильных людей, с благородными чувствами, людей, которые строят заводы, пускают новые паровозы, и все это не для своего личного счастья, а для торжества общечеловеческой идеи, для социализма, для коммунизма». (Там же).

Декабрь 15, 23


Просматривает репетиции возобновляемого спектакля «Смерть Пазухина».

Декабрь 26 – 28


Проводит три репетиции «Половчанских садов» в присутствий автора. Говорит актерам о том, как важно выбрать верную задачу. «Выбор задачи лежит не на поверхности роли (первые слова, первые обстоятельства данной фабулы), а в каких-то подводных течениях, в зависимости с: стиля спектакля и жанра: драма ли это, комедия, или трагедия и т. д.» (Из стенограммы репетиции).

Декабрь 30


На репетиции «Половчанских садов» ищет и устанавливает мизансцены первого акта.

Декабрь (конец)


Беседует с Н. Виртой по поводу его пьесы «Заговор»333. «Все эти критические замечания по образам, по конструкции пьесы {527} вызывали во мне не протесты, а новые мысли, новые решения ситуаций, положений и т. д. — это была творческая критика большого мастера, настраивающая на работу, толкающая на новые поиски». (Н. Вирта, «Театр получит новую пьесу». «Горьковец» от 1 января 1939 г.).


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   56


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница