Фрейдкина Л. М. Дни и годы Вл. И. Немировича-Данченко



страница55/56
Дата05.03.2019
Размер8.59 Mb.
1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   56

170 Этого добивались черносотенцы из «союза русского народа», усмотревшие в спектакле поругание церкви и христианства.

171 «Владимир Иванович говорил так: “Сквозное действие Глумова: использовать благоприятную почву — людские недостатки, чтоб сделать карьеру. Сквозное действие других действующих лиц… — отстаивать свое, вернуть все к прежнему, к старому. Это динамика, то есть действие, активность роли. Но кроме динамики есть еще и художественная сторона (то есть зерно) — это наивность людей”» (Из режиссерских заметок Станиславского, сентябрь 1916 г. К. С. Станиславский, Собр. соч., т. 5, стр. 519).

172 В 1914 г. Немирович-Данченко писал, что «в “Мудреце” вместе с новыми завоеваниями в мизансцене, паузах и т. п., с чем Художественный театр начал, — он подошел к Островскому с новым чувством его “духа”. Театр приблизился к тому чувству Островского, которое было свежо 40 лет назад и испарилось впоследствии». (Из письма к Станиславскому. Архив Н-Д, № 1699).

173 Продолжение статьи о «Горе от ума» печаталось в «Вестнике Европы» май, июнь, июль.

174 В Севастополе, в труппе В. И. Никулина.

175 Описка. Повесть Горького «Жизнь Матвея Кожемякина» в берлинском издании 1910 г. называлась «Матвей Кожемякин».

176 Декаденты, представители литературной реакции утверждали, что Горький исписался, кончился.

177 В пессимистической пьесе С. Юшкевича герои недавней революции — молодые рабочие-забастовщики, смелые демократы представали побежденными, разочарованными. «Не лучше ли всем нам умереть», — говорил один из тех, кто раньше жил только для революции… — И только сумасшедший старик призывал смирившихся смельчаков: «Проснись, молодежь! Оживи опять духом, устремись к завтрашнему дню!»

Немирович-Данченко надеялся, очевидно, на то, что эти призывы к «завтрашнему дню» будут близки «живым, бодрым, боевым» силам общества. Но пьеса не шла дальше сочувствия побежденным и презрения к жестокому, тупому торжеству победителей. В мотивах безысходности, проповеди самоубийства, «духа уныния», «отреченчества» терялись одинокие заклинания и укоры старика: «Отчего же отошел дух гнева от тебя, от молодежи. Вчера вы шли все, высоко подняв головы. Воля была в вашей крови. А. теперь… правду вы разлюбили. А братья разбросаны по кладбищу».

Большевистская критика (В. Боровский), отмечая «искренность творчества» в этой драме, указывала на ее «неправильную перспективу»: «Та же путаница, та же неясность идеи пьесы и изображаемых символов… Юшкевич … дал не всю правду, а только частицу правды. … В этот круг не поместятся все те, что не утратили веры…». (В. В. Боровский, Соч., т. 2, М., Соцэкгиз, 1931, стр. 303 – 312).


178 Летом 1910 г. М. Горький закончил пьесу «Чудаки».

179 Вскоре на репетициях Немирович-Данченко найдет новую форму спектакля с чтецом.

180 В архиве Немировича-Данченко хранится копия его телеграммы, посланной Горькому на Капри 14 августа (год не указан). Сопоставляя эту копию с письмом к жене от 13 августа 1910 г., думаю, что в телеграмме речь идет о пьесе «Чудаки»: «Много хороших страниц. Несмотря на это, предполагаю, что Ваша пьеса не может быть сыграна в Художественном театре. Разрешите вернуть Вам рукопись. Никто еще не знает и никогда не узнает, что она у меня была». (Перевод с франц. В. В. Левашовой).

181 О. В. Гзовская репетировала роль Катерины Ивановны.

182 Сцена кошмара Ивана Карамазова («Черт. Кошмар Ивана Федоровича»).

183 «Во время репетиций, — вспоминал Л. М. Леонидов, — Владимир Иванович говорил нам: “Для того чтобы играть Карамазовых, надо иметь сверхчеловеческое сердце”. Весь трудный для актера смысл этого предупреждения я понял только после премьеры “Братьев Карамазовых”». (Л. М. Леонидов, Воспоминания, статьи, беседы, переписка, записные книжки, стр. 217).

184 К драме К. Гамсуна «У жизни в лапах».

185 Режан просила Станиславского воспроизвести «Синюю птицу» в ее театре.

Для постановки «Синен птицы» в Париж был направлен Л. А. Сулержицкий. Ему помогал Е. Б. Вахтангов.



186 Прогрессивная критика, не удовлетворенная спектаклем, писала: «Не говорите побежденному о скорби поражений, а вдохните в его сердце новую мечту о победе, потому что впереди все-таки победа». (Сергей Глаголь, «Miserere», «Столичная молва» от 20 декабря 1910 г.).

187 В 1911 г. в Париже проходил шестой сезон русского искусства. «Русские сезоны» были организованы С. П. Дягилевым.

188 Спустя две недели, 13 июня 1911 года, вспоминая свои впечатления от Парижа, Владимир Иванович писал жене: «При мне русские были представлены: в одном театре (у Дягилева) — Бенуа, Бакст, Серов, Рерих, — как художники, Римский-Корсаков, Стравинский — как музыканты, Нижинский, Фокин, Карсавина — как танцовщики. Должна была участвовать и наша Федорова. В другом театре — Шаляпин и Липковская, в третьем (Grand Opéra) — Кузнецова и Алчевский. Это все — в одно время. Только русское искусство и признается высшим. В это же время в Лондоне танцевали Павлова, Гельцер, Мордкин… Вот оно как! Остается явиться драме». (Архив Н-Д. № 2262).

189 К этой репетиции относятся воспоминания Станиславского: «Образовалось два течения: одно — к нам, другое — от нас. В. И. Немирович-Данченко почувствовал это и на одной из репетиций обратился ко всей труппе с большой речью, в которой настаивал на том, чтобы мои новые методы работы были изучены артисте ми и приняты театром для дальнейшего руководства. … Я был искренно растроган помощью, которую мне оказывал мой товарищ, и по сие время храню за это благодарное чувство к нему». (К. С. Станиславский, Собр. соч., т. 1, стр. 349).

190 В общих чертах (фр.).

191 А. Д. Дикий, исполнявший маленькую роль судебного пристава в «Живом трупе», свидетельствует: «С той же степенью угаданности характеризовались в спектакле маленькие, почти бессловесные персонажи: каждый из них так или иначе нес на себе печать философии Толстого, его взгляд на жизнь, на семью и мораль. Культура маленькой роли стояла в Художественном театре тех лет очень высоко». (А. Дикий, Повесть о театральной юности, М., «Искусство», 1957, стр. 125 – 126).

192 За право первой постановки драмы «Живой труп» Художественный театр заплатил С. А. Толстой 10 тысяч рублей.

193 В 1911 г. отмечался 100-летний юбилей Общества любителей российской словесности.

194 П. Н. Сакулин — профессор Московского университета.

195 Станиславский исполнял роль Ракитина.

196 «“Провинциалка” рождалась “в муках”, — вспоминал А. Дикий в “Повести о театральной юности”, — … начинали топтаться на месте.

… Совсем еще черновую, незавершенную работу над “Провинциалкой” договорились показать в фойе Владимиру Ивановичу.

Когда окончился прогон, мы, разгоряченные и взволнованные, окружили Владимира Ивановича, ожидая его приговора. Он долго молчал, очевидно, что-то обдумывая… — Мне не совсем ясно, почему, собственно, Тургенев назвал свою комедию “Провинциалкой”?

… Когда мы встретились вновь, то сразу поняли, что в образовавшемся промежутке Владимир Иванович проводил какую-то работу со Станиславским и Лилиной; поняли это по движению образов у обоих, по тому, что наш спектакль… стал расти и расти, как на дрожжах.

Владимир Иванович… нашел краткую, но как всегда исчерпывающую форму подсказа, достаточную для того, чтобы наша работа обрела необходимое направление.

… Так выявлялась в спектакле его идея — идея “провинциализма” всей русской жизни сверху донизу — от столичного Петербурга и до глухого уездного городка — с ее застойностью, пошлостью, бесперспективностью, с ее глубокой враждебностью всяким проблескам таланта, ума и чувства. Так маленькая “Провинциалка” неожиданно приобретала обобщающий смысл» (стр. 144 – 152).



197 В августе 1912 г. Немирович-Данченко писал Станиславскому: «Вообще, возобновление “Чайки” меня так волнует в художественном отношении… С нею может начаться новая жизнь чеховских пьес на нашей сцене». (Архив Н-Д, № 1679).

198 А. Н. Толстой, Соч., кн. 1, СПб., изд. «Шиповник», 1910.

199 Роль Аргана в 1913 г. была блистательно сыграна К. С. Станиславским.

Острая характерность, найденная Станиславским, комедийная наивность отличали исполнение роли Крутицкого («На всякого мудреца довольно простоты»).



200 Немирович-Данченко в то время преувеличивал социально-обличительное значение пьесы Л. Андреева.

201 В 1910 г. Горький предсказывал, что А. Толстой станет «большим, первостатейным писателем». (М. Горький, Собр. соч., т. 29, стр. 138).

В 1911 г. он называл его «новой силой русской литературы»: «Обратите… внимание на нового Толстого, Алексея — писателя, несомненно, крупного, сильного и с жестокой правдивостью изображающего психическое и экономическое разложение современного дворянства». (Там же, стр. 142).



202 Пелагея — прислуга в доме Немировича-Данченко.

203 «Много ты мне дал настоящей радости твоим письмом. … целую тебя так же крепко и искренно, как люблю тебя, мой талантливый, умный и благородный Воля», — отвечал А. И. Южин. (Архив Н-Д, № 5848).

204 С пением и танцами (нем.).

205 Выступление Немировича-Данченко легло в основу его статьи «Искусство театра», напечатанной в сборнике «В спорах о театре». М., 1913.

206 В сезоне 1937/38 г. Немирович-Данченко осуществил постановку «Прекрасной Елены» в Музыкальном театре.

207 Спектакль «Коварство и любовь» должен был стать экспериментальным. Романтическую трагедию хотели поставить в приемах реальной психологической школы МХТ, без эффектов «противной театральщины». В записной тетради 1912 – 1915 гг. есть режиссерские заметки о Миллере, Луизе, Фердинанде, леди Мильфорд и других действующих лицах шиллеровской трагедии.

208 Речь идет, очевидно, о пьесе М. Горького «Зыковы».

209 12 сентября 1913 г. в «Новостях сезона» появилась заметка о том, что пьеса М. Горького «Зыковы» пойдет в Свободном театре.

23 августа Горький писал И. П. Ладыжникову «Я очень рад не дать пьесу Худож[ественному] театру, мне противна затея Немировича с “Бесами”, буду печатно протестовать против этой “пропаганды садизма”». («Архив А. М. Горького», т. VII, Гослитиздат, 1959 г., стр. 228).



210 Внезапный, неожиданный театральный эффект.

211 Немирович-Данченко пользуется здесь терминологией «системы» Станиславского.

212 Немировича-Данченко тяготит враждебное отношение Горького. Споря с Горьким, он не был до конца убежден в своей правоте, потому что сознавал, что «Бесы» содержат проповедь реакционных идей. Об этом свидетельствует его письмо к А. Н. Бенуа от 6 июля 1913 г., в котором говорилось, что обаяние «Бесов» «засорено тоном рассказчика», то есть предвзятым, предубежденным против революционного движения тоном автора. От Немировича-Данченко не были скрыты эти «сатирические судороги» Достоевского. (Письмо к А. Н. Бенуа хранится в Гос. Русском музее в Ленинграде).

В 1908 г. Немирович-Данченко писал Станиславскому, что «Бесы» «слабая вещь». В 1912 – 1913 гг. он поддался распространенному тогда влиянию социально-философских идей Достоевского.



213 По существу, «Мысль» с ее культом страдания, интересом к патологической психологии, идеей крушения человеческого разума была сродни «Бесам». Время революционного подъема, начавшегося в России, требовало другого репертуара.

214 Гарденин — знакомый Станиславского.

215 М. Ф. Андрееву.

216 Естественно, что такой «вопрос» возникал. Пьесы Гиппиус и Мережковского были не только чужды, но и враждебны демократической интеллигенции, приезжавшей из глухих уездов России в Москву, чтобы посмотреть, спектакли Художественного театра.

217 В эти годы Немирович-Данченко упрекает театрального критика Н. Е. Эфроса в том, что он в своих вкусах и критериях уходит к «внешнему, к яр. ко — красиво — наружному. Вы точно, — не то что перестали чувствовать правду и душу, — но точно надоели они Вам, и Вы пошли… за толпой! Там веселей, легче. … Формальную этику принимаете за настоящую, суррогату глубокого поете хвалы как настоящему глубокому.

… Чем-то ложным заразились Вы как микробом». (Архив Н-Д, № 2060).



218 В спектакле старика Пазухина играли Л. М. Леонидов и И. В. Лазарев.

219 По замыслу Немировича-Данченко, Председатель пира все время сопротивляется горю, отчаянию и «только с приходом Священника вскидывается на высоту отчаяния». (Из письма к А. Н. Бенуа. Избранные письма, стр. 327).

220 В пьесе «Будет радость» Мережковский подражал Достоевскому и «примирял» демократизм шестидесятников с неохристианством. Диалоги пьесы Мережковского пестрели цитатами из «Бесов» и «Братьев Карамазовых».

221 Это и был тот «культ красоты», который «лишен революционного духа» и «ласкает бессовестных».

222 Работа над «Волками и овцами» была прервана 25 ноября 1915 года.

Остался неосуществленным и замысел постановки «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский». В записной тетради 1915 – 1916 гг. сохранился перечень сцен и действующих лиц.



223 «Вчера же у нас в театре было свое первое собрание труппы, и режиссер А. Я. Таиров в своем обращении к труппе также счел необходимым отметить всю важность Вашего выступления». (Из письма Н. П. Асланова. Архив Н-Д, № 3117).

224 «Романтики» — пьеса о М. Бакунине.

225 По-видимому, речь идет о пьесе «Касатка».

226 Буддийская легенда о безобразном короле.

227 «Мы отлично помним и сознаем, что перед самой Великой Октябрьской социалистической революцией мы были в состоянии сильнейшей растерянности, — говорил в 1938 г. Немирович-Данченко. — Эта растерянность была в нашем репертуаре. … Наше искусство стало засыхать. … Наша политическая жизнь была тускла. Мы теряли творческую смелость, без которой искусство не может двигаться вперед». (Вл. И. Немирович-Данченко, Статьи. Речи. Беседы. Письма, стр. 151 – 152).

228 Здесь слово «идеалистично» означает служение высоким идеалам.

229 «Узор из роз» — инсценировка рассказа Ф. Сологуба «Барышня Лиза» была поставлена во Второй студии МХТ.

230 Интерес к творчеству Р. Тагора возник в Художественном театре в предреволюционные годы. В записной тетради Немировича-Данченко 1915 – 1916 гг. есть заметки о «Читре» Рабиндраната Тагора.

231 В июле 1917 г. Немирович-Данченко находился в Ялте.

232 К. С. Станиславский играл Ростанева еще в Обществе искусства и литературы, наделяя его прекрасными чертами своей личности: доверчивостью, чистотой, душевной добротой. Высокая вера в человека, столь характерная для многих сценических созданий Станиславского, стала свойством Ростанева из «Села Степанчикове». Ростанев по праву считался одной из лучших его ролей.

В 1916 – 1917 гг. Станиславский стремился не к простому повторению уже игранной роли, а к новому, органическому рождению образа. Работа его шла чрезвычайно медленно и мучительно, так как Станиславскому как режиссеру приходилось одновременно вести репетиции нескольких пьес («Роза и Крест», «Село Степанчиково», «Чайка» с новыми исполнителями и др.). Между тем положение Художественного театра становилось все более и более серьезным. Сезон 1916/17 г. открылся старым спектаклем «Горе от ума». Все задуманные и начатые постановки («Король темного покоя», «Чайка», «Роза и Крест») оставались неосуществленными. Невозможно было продолжать репетиции «Села Степанчикова» до тех пор, пока роль Ростанева у Станиславского дозреет. Надо было срочно выпускать премьеру. Понимая все это, соглашаясь с доводами Немировича-Данченко и пайщиков театра, Станиславский все же тяжело переживал расставание с любимой ролью. Это осложнило его отношения с Немировичем-Данченко.



233 И. М. Москвин исполнял роль Фомы Опискина.

234 О том, состоялась ли читка, сведений нет.

235 В 1938 г. Немирович-Данченко вспоминал: «Надо сказать правду: когда пришла революция, мы испугались. Это оказалось не так, как представлялось по Шиллеру». («Театр мужественной простоты», «Известия» от 26 октября 1938 г.).

236 Проект Станиславского о превращении МХТ в «Пантеон русского театра», объединяющий группу артистов — основателей МХТ и студии МХТ, воспитанные на «системе» Станиславского. На сцене «Пантеона», помимо спектаклей МХТ, должны были идти лучшие спектакли студий. Этот проект неоднократно обсуждался и был отклонен Немировичем-Данченко и представителями Товарищества МХТ. См. об этом подробнее К. С. Станиславский, Собр. соч., т. 6.

237 О «творческих понедельниках» см. стр. 205.

238 10 февраля, выступая на «творческом понедельнике», Немирович-Данченко говорил о той роли в обновлении искусства, «которую может сыграть блестящая, легкая, праздничная оперетка».

239 В 1919 г. «качаловская группа» находилась на Украине и была отрезана от Москвы белой армией.

240 В 1932 г. в письме к Музыкальному театру Владимир Иванович писал, что его привлекло в «Анго» «крепко республиканское содержание».

241 О том, что В. И. Ленин «выразил сочувствие» этому плану, говорится также в письме к В. И. Качалову от 7 июля 1921 г. (Архив Н-Д, № 798).

242 Елена Константиновна — Малиновская.

243 В. Волькенштейн, Станиславский, М., изд. «Шиповник», 1922.

244 Описывая юбилейные дни, Немирович-Данченко отмечал внимание партийных работников к театру: «Луначарский хорошо отнесся к юбилею. Малиновская сияла». (Из письма к Бокшанской от 18 ноября 1923 г. Архив Н-Д, № 332).

245 К. Н. Еланская играла Катерину в Художественном театре в 1934 г.

246 Немирович-Данченко считал, что пьеса «Озеро Люль» «не очень-то революционная, скорее американски-кинематографическая — буржуазная мелодрама». (Из письма к Бокшанской. Архив Н-Д, № 334).

247 Помни о смерти (лат.).

248 Первое поколение актеров МХАТ называли в труппе стариками.

249 В это время Владимир Иванович мечтал поставить такие спектакли, которые «сразу заставят смолкнуть нападки левых фронтов, соберут к нам все здоровое, правдивее, не вымудренное, не вымученное, нужное в новой жит ни, крепкое в связях с лучшим прошлым». (Из письма к Бокшанской от 17 февраля 1924 г. Архив Н-Д, № 351).

250 Немирович-Данченко считал, что «Доктор Штокман» Ибсена нужно играть не «в старой, мелконатуралистической постановке, а в совсем заново обостренной». (Из письма к Бокшанской. Архив Н-Д, № 342).

251 Во второй картине крестьяне поднимали восстание против помещика, жгли его усадьбу и во главе с Барсуком направлялись к Пугачеву.

252 В первой сцене ждут появления «народного царя» Пугачева, который установит справедливость. Немирович-Данченко ставил перед актерами задачу: воспроизвести напряженное ожидание: «Сжатая ненависть, плети, голод, угнетения… все сдавлено, все затаено, насыщенно… нужно найти спасение — спасение в объявлении своего царя».

253 Эта картина была одной из лучших в спектакле. Когда старый крестьянин Марей в чистой белой рубахе с зажженной свечой в руках медленно и тихо выходил из избы «помирать за мир», народная скорбь, разлитая в спектакле, становилась трагической.

254 Очевидно, Немирович-Данченко предполагая играть «Пугачевщину» два вечера подряд.

255 Здесь абстрактной революционности противопоставляется конкретно-историческое содержание революции.

256 Власовский — обер-полицмейстер Москвы.

257 При новом издании пьесы Тренев сам исключил картину «Взятие Казани».

258 Еврейский рабочий театр — Артеф.

259 «Гадибук» («Дыбук») — пьеса Ан-ского была поставлена в 1922 г. Е. Б. Вахтанговым в еврейской студии «Габима».

260 Отказ в репетиционном помещении был вынужденным, но Немирович-Данченко не считал театр правым. У него было такое ощущение, что его выгнали из его собственного дома, он сравнивал свои переживания с обидой короля Лира: «Я мог бы теперь хорошо научить актеров играть “Короля Лира”. И вот когда я опять и опять думаю об этом — и хожу, хожу и не отыскиваю себе места». (Из письма к Ф. Н. Михальскому. Архив Н-Д, № 1166).

Через год, в апреле 1927 г., он писал Луначарскому: «Я до сих пор то и дело проснусь и ворочаюсь среди ночи с тем чувством глубокой обиды, которое бессилен утишить. И не знаю, какая рана сильнее, — моральная или артистическая, — потому что я должен быт поставить крест на созревших замыслах…». (Избранные письма, стр. 367).



261 Жирофле и Жирофля — имена двух сестер-близнецов в оперетте Лекока «Жирофле-Жирофля».

262 Новая пьеса А. И. Южина.

263 Через несколько дней выяснилось, что встреча и киносъемка были организованы кинофирмой в целях рекламы.

264 Франсуа Вийон, известный французский поэт, родился в Париже в 1431 г.

265 Немирович-Данченко не мог мириться с тем, что актеры начинают сниматься, не читая всего сценария, прислушиваясь только к подсказке режиссера, который громко кричит в рупор, что им нужно делать. Его тяготила атмосфера ремесленничества на репетициях. «Когда я приехал, я не предъявлял с своей стороны никаких претензий, я приехал учиться, и должен был учиться, но чем больше там смотрел, тем больше убеждался, какая это трясина… Посижу полчаса и ухожу. Говорил им: большая мука сидеть у вас. Нельзя делать то, что у вас делается». (Из доклада Вл. И. Немировича-Данченко «15 месяцев около американского кино». Архив Н-Д, № 7313).


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   56


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница