I. Основы европейского международного права



страница5/26
Дата13.05.2018
Размер6.21 Mb.
ТипГлава
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Высшим представителем Норвегии на архипелаге является губер­натор Шпицбергена, администрация которого расположена в ад­министративном центре - поселке Лонгиербюен. Население - около М)() человек - живет преимущественно на самом Шпицбергене. Из них около 1150 россиян. Российская Федерация в поселке Баренцбург имеет свое консульство.

Норвегия на основе ст. 2 Договора о Шпицбергене имеет право принимать меры по сохранению или восстановлению фауны или флоры на архипелаге и в его территориальных водах, причем услов- исио, что эти меры должны всегда на одинаковых основаниях при­меняться к гражданам всех договаривающихся сторон, без каких- либо исключений, привилегий и льгот, прямых или косвенных, и пользу какой-либо одной из них.

В ст. 7 Договора о Шпицбергене допускается принудительное отчуждение собственности на архипелаге, однако такой акт со сто­роны норвежских властей может быть предпринят «лишь в целях общественной пользы и за уплату справедливого возмещения».

Договор о Шпицбергене имеет бессрочный характер, его депози­тарием является французское правительство. Французский и англий­ский тексты Договора о Шпицбергене являются аутентичными.

Анализ положений Договора о Шпицбергене 1920 г. дает осно­вание заключить: Норвегия приобрела «полный и абсолютный суве­ренитет» над архипелагом Шпицберген, но на условиях, преду­смотренных Договором о Шпицбергене 1920 г., который имеет открытый и бессрочный характер. Главная цель закрепления в До­говоре 1920 г. условий распространения норвежского суверенитета на Шпицбергене - создать соответствующие условия для доступа и хозяйствования на архипелаге граждан и юридических лиц всех договаривающихся государств. Это - международное обязательство Норвегии. Норвежское законодательство и действия должностных лиц Норвегии не могут противоречить закрепленному Договором 1920 г. международно-правовому статусу Шпицбергена, который подтверждает исторически сложившийся обычай общего пользо­вания территорией архипелага в экономических и научных целях. В частности, никакие национальные правила Норвегии, относящи­еся к экологии, горному делу и рыболовству, не могут ущемлять права граждан, юридических лиц всех договаривающихся государств, вклю­чая норвежских, основанных на положениях Договора о Шпицбер­гене 1920 г. За архипелагом Шпицберген закреплен также статус полностью демилитаризованной и нейтрализованной территории, исключающий, в частности, создание на архипелаге и в его терри­ториальных водах морских, воздушных, космических и сухопутных военных баз или сооружений.

Аландские острова. Статус Аландских островов характеризует­ся наличием трех основных характерных признаков: они являются автономной провинцией Финляндской Республики; представляют собой моноязычную шведоговорящую провинцию в рамках Финлянд­ской Республики (в Финляндии более 90% населения является финно- говорящим); признаны демилитаризованным регионом в Европе.

В литературе часто отмечают, что шведы-аландцы за время суще­ствования автономии Аландских островов никогда не считали себя ущемленными в правах, несмотря на то что за этот период шведо- говорящее население в Финляндии сократилось на 5%. Примечательно, что за тот же период времени шведоговорящее население на Аланд­ских островах в количественном отношении резко возросло и сейчас оно составляет более 24 тыс. человек, в то время как финноговоря- щее население на Аландских островах (около 5%) в процентном соотношении со шведоговорящим населением островов не менялось. В настоящее время из 5 млн. населения Финляндии шведоговорящее население составляет 296 тыс. человек, при этом шведоговорящее население на Аландских островах составляет более 95% всего насе- пения, из которых более 92% являются аландцами и более 2% - »ражданами Швеции, Норвегии и Дании. В целом шведоговорящее население на Аландских островах составляет менее 10% всего шве- договорящего населения Финляндской Республики. Финноговорящее население Аландских островов составляет около 1100 человек (око­ло 4,5%). Около 1-2% населения на Аландских островах являются выходцами из других стран, расположенных за пределами северных стран.

Процесс получения статуса автономии Аландскими островами проходил в сложных политических условиях, характеризующих взаимо­отношения между Финляндией и Швецией. Как известно, до полу­чения независимости Финляндия входила в состав Российской империи. 31 декабря 1917 г. Советская Россия признала государ­ственную независимость Финляндии. После получения независимо­сти Финляндия установила контроль над территорией Аландских островов, однако шведоговорящее население на Аландских островах стало открыто выступать за присоединение к Швеции. В свою очередь, Швеция открыто поддерживала это национальное движение, и в пра­вящих кругах страны преобладало мнение о присоединении Аланд­ских островов силовым способом. Учитывая эти обстоятельства, правительство Финляндии в 1920 г. специальным Законом (№ 124) предоставило Аландским островам автономный статус. Однако Швеция выступила против такого решения Финляндии.

Тогда Великобритания, игравшая ведущую роль в Лиге Наций, посчитала нужным 19 июня 1920 г. созвать в Лондоне заседание Совета Лиги Наций для рассмотрения сложившейся ситуации по Аландским островам. На это заседание были приглашены правительства Фин­ляндии и Швеции. Премьер-министра Швеции на заседание сопро­вождали два представителя шведоговорящего населения Аландских островов. Швеция настаивала на проведении плебисцита на Аланд­ских островах, надеясь, что около 95% населения выскажется за присоединение Аландских островов к Швеции. Представитель Фин­ляндии, в свою очередь, заявил, что Лига Наций не имеет права рассматривать данный вопрос, ибо аландцы являются гражданами Финляндии и определение статуса Аландских островов является сугубо внутренним делом Финляндии.

В связи с этим Совет Лиги Наций отметил, что спор об Аландских ос тровах между Швецией и Финляндией затрагивает состояние между­народной безопасности и, следовательно, перестает быть сугубо внутренним делом Финляндии. На этом основании и с целью более детального изучения спора по Аландским островам Совет Лиги соз­дал специальную группу экспертов из трех опытных юристов, кото­рая через два месяца представила свое заключение по данному вопросу. В нем подтверждалось, что проблема Аландских островов не является внутренним делом Финляндии, ибо в нее наряду со Швецией вовлечена и Россия.

Несмотря на то что Россия не являлась членом Лиги Наций, 2 октября 1919 г. правительство РСФСР заявило протест по поводу неприглашения его к участию в разрешении аландского вопроса. Протест, в частности, гласил, что, поскольку никакой договор между Россией и Финляндией не определил границ, следовательно, границы Финляндии не определены легально и признание суверенитета Фин­ляндии над Аландскими островами не может состояться помимо до­говора между нею и Россией. Более того, передача Аландских островов Швеции не может произойти без участия России в силу того, что само географическое положение Аландских островов у входа в Финский залив тесно связывает судьбу этих островов с нуждами и потребностями проживающих в России народов. В связи с этим российское правительство заявило, что «оно не признает ни­каких сделок относительно Аландских островов, заключенных без его участия... и предупреждает, что будет считать не имеющими ни­какой силы всякие такого рода решения».

Специальная группа экспертов, созданная Советом Лиги Наций, также отметила, что Конвенция об Аландских островах от 30 марта 1856 г., заключенная между Россией, Францией и Великобританией, остается в силе.

Совет Лиги Наций одобрил заключение экспертов в целом, одна­ко с целью окончательного разрешения спора создал нейтральную комиссию, которой было поручено на месте изучить спорные воп­росы. Комиссия подготовила заключение, в котором отмечалось, что шведоговорящее население открыто высказывается за присоединение к Швеции. Вместе с тем комиссия подтвердила суверенитет Финляндии над Аландскими островами. При этом комиссия подчеркнула, что шведоговорящее население Аландских островов в рамках Финляндии имеет право на справедливое и равное обращение. Однако, по мнению комиссии, шведоговорящее население как национальное меньшинство не имеет права на отделение и присоединение к другим государствам, даже если подавляющее его большинство желает этого. Право нацио­нальных меньшинств на отделение, согласно мнению комиссии, равно­значно международной анархии. В то же время комиссия подчеркнула, что отделение национальных меньшинств является крайним средством и оправдано лишь в случаях систематического и грубого нарушения прав национальных меньшинств со стороны соответствующих госу­дарств. Вывод комиссии заключался в следующем: Аландские острова должны оставаться под суверенитетом Финляндии, однако при усло­вии, что международным гарантом автономного статуса Аландских островов будет выступать Лига Наций, которая разработает проект новой конвенции о демилитаризованном статусе Аландских островов.

Совет Лиги Наций одобрил заключение комиссии. Швеция по- ирежнему выступала против такого заключения. И Финляндия не­охотно встретила это заключение прежде всего в той части, которая писалась международного контроля автономии Аландских островов го стороны Лиги Наций. Однако в конечном счете оба государства согласились с выводами заключения комиссии по урегулированию спора в отношении Аландских островов.

24 июня 1921 г. Совет Лиги Наций принял резолюцию, устано­вившую следующее:



  1. Суверенитет над Аландскими островами принадлежит Финлян­дии.

  2. Общий мир на Аландских островах может быть укреплен лишь предоставлением новых гарантий, данных населению островов.

  3. Новые гарантии, которые должны быть включены в Закон об автономии, будут иметь целью сохранение шведского языка в школах и т.д.

Совет Лиги Наций также признал, что лучшим решением о гаран- I и я х было бы заключение соглашений между Швецией и Финлянди­ей, в противном случае обязательства по установлению этих гарантий (1овет брал на себя. Совет Лиги выразил готовность выступить наблю­дателем за выполнением этих гарантий, а также заявил о том, что Конвенция об Аландских островах 1856 г. должна быть заменена более широким соглашением, поставленным под гарантию всех за­интересованных держав, включая Швецию.

В связи с резолюцией Совета Лиги от 24 июня 1921 г. шведская делегация огласила декларацию, в которой подчеркнула, что Швеция ■не перестает надеяться, что придет день, когда идея права достаточ­но проникнет в сознание народов, чтобы дать победу требованиям» населения Аландских островов.

Для урегулирования взаимных претензий Финляндия и Швеция заключили Соглашение о гарантиях для Аландских островов, которое 27 июня 1921 г. было одобрено Советом Лиги Наций. Данное (соглашение предусматривало, в частности, следующее:


    1. Финляндия обязалась обеспечить и гарантировать населению Аландских островов сохранение шведского языка, культуры и тра­диций.

    2. Финляндия обязалась ввести в течение краткого срока в Закон об автономии Аландских островов от 7 мая 1921 г. следующие га­рантии:

- Парламент и общины Аланда ни в коем случае не обязаны содержать и субсидировать иные школы, чем те, в которых языком преподавания является шведский. В государственных учебных заве­дениях преподавание равным образом будет вестись на шведском языке. Без согласия заинтересованной общины финский язык не может преподаваться в начальных школах, содержащихся или суб­сидируемых государством или общиной.

  • Когда расположенная на Аландах недвижимость продается лицу, не проживающему законным образом в провинции, то всякое лицо, законно проживающее там, или совет провинции, или община, в которой расположена недвижимость, имеют право выкупить недви­жимость по цене, которая при отсутствии соглашения будет установ­лена судом первой инстанции.

  • Граждане Финляндии, не проживающие на Аландских островах, могли приобрести коммунальное и провинциальное избирательное право на островах лишь после пяти лет законного проживания на Аландских островах.

  • Губернатор Аландских островов назначался президентом Фин­ляндской Республики по соглашению с президентом Парламента Аландских островов. В случае, если бы это соглашение не могло состояться, президент Финляндии обладал бы правом выбирать гу­бернатора из пяти кандидатов, указанных Парламентом Аландов и представляющих гарантии, требующиеся для управления островами и безопасности Финляндии.

  • Аландская провинция имела право использовать на свои нужды 50% от доходов от налога на земельную собственность.

  • Совет Лиги Наций наделялся правом наблюдать за применением предусмотренных гарантий. Финляндия обладала правом передавать Совету Лиги вместе со своими соображениями жалобы и претензии аландского Парламента по поводу применения названных гарантий, и Совет Лиги мог в случае, если бы вопрос имел юридический ха­рактер, обратиться за консультацией к Постоянной палате междуна­родного правосудия.

На основании указанных документов Лига Наций выступила в ка­честве международного контрольного механизма по осуществлению обязательств Финляндии в отношении автономного статуса Аланд­ских островов. В случае нарушения Финляндией этих обязательств Парламент Аландских островов наделялся правом подачи жалобы в Совет Лиги Наций.

В 1946 г. Лига Наций de jure прекратила свое существование, а вместе с ней - и установленная Лигой система защиты меньшинств. Таким образом, с 1946 г. уже не действовал международный конт­рольный механизм по осуществлению гарантий автономного статуса Аландских островов, а новый - в рамках ООН - не был создан. Однако независимо от изменения ситуации Финляндия в односто­роннем порядке неоднократно подтверждала свои международные обязательства по Аландским островам. Более того, принятием двух новых законов - Закона № 670 (1951 г.) и действующего Закона

N" I 144 (1991 г.) об автономном статусе Аландских островов - Фин- itмидия усилила статус автономии и повысила законодательные пол­номочия Парламента Аландских островов.

Сохранению стабильности на Аландских островах способствовал их демилитаризованный статус, установленный в 1856 г. в соответ­ствии с Конвенцией об Аландских островах, заключенной между Россией, Францией и Великобританией. 20 октября 1921 г. между Германией, Данией, Эстонией, Финляндией, Великобританией, Ита- )|ИСЙ, Латвией, Польшей и Швецией была заключена Конвенция i> нейтрализации Аландских островов, государства-участники кото­рой решили пополнить, не нарушая его силы, действительность обязательства, принятого на себя Россией в Конвенции об Аланд­ских островах от 30 марта 1856 г. Финляндия при этом подтвердила декларацию, сделанную Россией к Конвенции об Аландских остро­вах 1856 г., и взяла на себя обязательства не укреплять Аландские острова, что предполагало запрещение нахождения на Аландских островах в мирное время военных, военно-морских и воздушных сил тобой страны, а также производства или ввоза оружия. При этом Финляндия сохраняла за собой права на содержание полицейских сил, посещения архипелага в целях осмотра малыми военными судами и перелета над архипелагом, однако без права приземления. Совет Лиги Наций выступил гарантом осуществления особого режима Аландских островов.

В 1940 г. Финляндия и СССР заключили Соглашение о деми­литаризации Аландских островов. Московское соглашение о пере­мирии между СССР, Великобританией и Финляндией 19 сентября 1941 г. и Парижский мирный договор с Финляндией от 10 ноября 1947 г. подтвердили демилитаризованный статус Аландских остро­вов. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что, когда Финляндия в 1990 г. заявила о том, что многие положения Парижского мирного договора с Финляндией утратили свое значение в связи с политиче­скими изменениями в Европе, она не упомянула о нецелесообразно­сти демилитаризованного статуса Аландских островов.

В соответствии с Законом № 1144 (1991 г.) об автономии Аланд­ские острова имеют свой провинциальный Парламент и правительство. П Законе об автономии перечислены законодательные полномочия 11арламента Аландских островов (ст. 18) и Парламента Финляндской Республики (ст. 27).

11арламент Аландских островов наделен следующими полномочи­ями: осуществлять организацию работы Парламента и выбор его чненов; формировать правительство Аландских островов; назначать должностных лиц Аландских островов; устанавливать статус и пра­вила пользования флагом, гербом Аландских островов; определять муниципальные границы, проводить муниципальные выборы; уста­навливать дополнительные налоги на прибыль в пользу провинции, налоги на торговлю и увеселительные мероприятия, основы сборов в пользу Аландских островов; регулировать публичный порядок и безопасность провинции; ведать пожарной охраной и спасательны­ми службами, строительством и планированием, порядком приобре­тения недвижимого имущества и вопросами компенсации; принимать правила найма, аренды, сдачи в наем земли; заниматься охраной природы и окружающей среды, восстановлением природы, водным законодательством; руководить охраной исторических памятников и объектов культурной и исторической ценности; здравоохранением и медицинским обслуживанием; образованием, культурой, спортом и занятостью молодежи, архивами библиотек и музеев, фермерством и лесным хозяйством, сельскохозяйственным производством; охотой, рыболовством, регистрацией рыболовецких судов; почтовой служ­бой и осуществлением права на радио- и кабельное вещание; дорож­ным хозяйством и каналами, автодорожным и железнодорожным движением, движением судов; торговой деятельностью на Аландских островах; установлением составов правонарушений и размера нака­заний за такие нарушения в пределах компетенции; выдавать лицен­зии на торговлю спиртными напитками.

Аландский Парламент утверждает бюджет Аландских островов, в котором отражаются все доходы и расходы Аландских островов. Он также может принимать законы провинции о создании резервов, которые не отражаются в бюджете Аландских островов. Ежегодно Аландские острова получают из государственных средств Финляндии денежные суммы для покрытия расходов автономии. Если объем налогов, взимаемых с доходов и имущества на Аландских островах, за финансовый год превышает 0,5% соответствующей суммы налогов для всей Финляндии, излишек возвращается Аландам. Могут выпус­каться долговые ценные бумаги, а также привлекаться другие займы для нужд Аландских островов. Аландцам предоставляются субсидии из государственных фондов Финляндии, чтобы покрыть или предот­вратить последствия стихийных бедствий, катастроф и т.д.

Члены аландского Парламента избираются прямым тайным голо­сованием при равном и всеобщем избирательном праве. На парламент­ских и президентских выборах Финляндской Республики Аландские острова составляют избирательный округ. Проводя консультации со спикером аландского Парламента, президент Финляндии вправе распустить Парламент и назначить новые выборы. Парламент Аланд­ских островов издает законы провинции. Закон провинции прини­мается большинством не менее 2/3 членов Парламента, участвующих в голосовании. Проект закона провинции вначале представляется президенту Финляндии. Получив мнение Верховного суда, президент может объявить закон провинции аннулированным полностью или н части, если он считает, что Парламент Аландских островов пре­высил свои законодательные полномочия или закон затрагивает сферы внутренней и внешней политики Финляндской Республи­ки. Законы провинции публикуются правительством Аландских островов.

Парламент Аландских островов может выдвигать инициативы по вопросам, относящимся к законодательным полномочиям Парламен­та Финляндии. В соответствии с Законом об автономии 1991 г. управление Аландскими островами возложено на правительство Аландских островов и подчиненных ему должностных лиц. В силу полномочий, предусмотренных в Законе, правительство Аландских островов может издавать декреты провинции, касающиеся организа­ции и деятельности провинциальной администрации, применения и использования Закона. Должностные лица провинции осуществля­ют управление по вопросам, относящимся к законодательным пол­номочиям Аландских островов.

Правительство Аландских островов может выдвигать инициативы с целью создания положений и правил административного характера, предназначенных для Аландских островов. Правительству и Адми­нистративному суду Аландских островов могут быть поданы апелля­ции на любое административное решение, принятое подчиненными правительству органами, при условии, что решение не затрагивает вопросов налогов и сборов. Апелляции в отношении законности ре­шения правительства Аландских островов могут быть поданы в Вер­ховный административный суд Финляндии. Решения правительства Аландских островов, касающиеся назначения должностных лиц, не могут быть обжалованы.

Должностные лица Финляндии осуществляют управление по воп­росам, входящим в сферу законодательных полномочий Финляндии, с учетом следующих моментов:



  • при назначениях на государственные посты на Аландских ост­ровах особое значение придается тому, чтобы назначаемое лицо знало местные условия на Аландских островах или проживало на Аландских островах;

  • должностные лица Аландских островов привлекаются к граж­данской обороне;

  • статистические данные, касающиеся Аландских островов, ко­торыми располагают должностные лица Финляндии, по требованию передаются соответствующим должностным лицам Аландов;

  • обязанности по претензиям потребителей на Аландских остро­вах осуществляются специальным советом, избираемым правитель­ством Аландов;

  • вопросы, касающиеся открытия новой трассы торгового море­плавания, разрешения осуществлять торговое мореплавание на Алан- дах или между Аландскими островами и Финляндией обсуждаются с правительством островов;

  • вопросы, касающиеся права на полеты над Аландскими остро­вами, относятся к ведению правительства Аландских островов. По этим вопросам требуется заключение должностных лиц Финляндии;

  • решение Банка Финляндии, которое имеет особое значения для экономической жизни и для занятости на Аландах, принимается только по завершении переговоров с правительством Аландских островов;

  • правительство Аландских островов заслушивается перед приня­тием решения об изменении регулирования импорта, которое может иметь особое значения для экономики Аландов;

  • если должностные лица Финляндии компетентны выдать лицен­зию, перед предоставлением лицензии на осуществление лицензиру­емой торговой практики должно быть получено заключение прави­тельства Аландов;

  • правительство Аландских островов перед принятием решения о закрытии учреждения или ликвидации постоянного поста заслуши­вается в местных административных государственных органах Фин­ляндии на Аландах.

По требованию правительства Аландских островов должностные лица Финляндии обязаны в пределах своей компетенции оказывать содействие должностным лицам Аландов, осуществляющим связан­ные с автономией функции.

Законом об автономии 1991 г. предусмотрена взаимная передача полномочий между должностными лицами и органами Финляндии и Аландских островов. Административный суд Аландских островов осуществляет юрисдикцию по административным делам, находящим­ся в компетенции Аландов.

Перед изданием закона Финляндской Республики, имеющего особое значение для провинции, должно быть получено заключение Аландских островов. Поправки к конституционному закону Финлян­дии вступают в силу на Аландских островах только после согласия на них Парламента островов. Перед тем как президент или прави­тельство Финляндии издадут положения, касающиеся исключитель­но Аландских островов или иным образом имеющие для них особое значение, должно быть получено на это заключение правительства Аландов.

Правительство Аландских островов может предложить соответ­ствующим должностным лицам Финляндии провести переговоры о заключении договора с иностранным государством. Правительство Аландов информируется о переговорах по заключению договоров с иностранным государством, если вопрос входит в компетенцию Аландских островов. При наличии особых оснований за правитель­ством Аландов резервируется возможность участвовать в перегово­рах с иностранным государством, однако сами Аландские острова не обладают правом заключать международные соглашения. Если дого­вор, который Финляндия заключила с иностранным государством, содержит положения, противоречащие Закону об автономии Алан­дов, эти положения не имеют законной силы на территории остро­вов. Если договор содержит положения, которые в соответствии с Законом об автономии Аландских островов входят в компетенцию Аландов, Парламент Аландских островов должен дать согласие на вступление их в силу на Аландских островах либо на исполнение договора. Если какое-либо положение декрета провинции вступает в конфликт с законом провинции или с законом Финляндии, дейст­вующим на Аландских островах, оно не применяется.

При возникновении конфликта по разграничению полномочий между должностными лицами провинции и должностными лицами Финляндии, касающегося выполнения ими административных функ­ций, решение по такому вопросу принимает Верховный суд Финляндии по предложению правительства Аландов или высшего должностного лица Финляндии. Перед принятием решения Верховный суд получа­ет заключение соответствующего должностного лица или делегации Аландских островов.

Лицо, обладающее необходимыми качествами для эффективного осуществления управления Аландскими островами при обеспечении государственной безопасности, назначается губернатором. Прези­дент Финляндии назначает губернатора, согласовав этот вопрос со спикером аландского Парламента. В случаях, когда консенсус не достигнут, президент назначает губернатора из числа пяти кандида­тов, указанных Парламентом Аландских островов. Если пост губер­натора вакантен или губернатор не может приступить к исполнению своих обязанностей, президент может, согласовав этот вопрос со спикером аландского Парламента, назначить подходящее лицо ис­полняющим обязанности губернатора Аландских островов. Губерна­тор может от имени президента Финляндии открыть и закрыть сессию аландского Парламента, имеет право представить Парламен­ту Аландских островов предложения и заявления президента Фин­ляндии. Перед принятием решения об отстранении губернатора президент Финляндии может заслушать спикера Парламента Аланд­ских островов.

Обязанности председателя делегации Аландских островов выпол­няет губернатор. Кворум для работы делегации образуется присут­ствием всех членов. Члены делегации избираются Парламентом Аландских островов. Аландские острова несут расходы своей де­легации. Эта делегация обладает решающим правом по вопросам, связанным с использованием денег из государственного бюджета, по покрытию расходов при чрезвычайных положениях и т.д. Решения делегации по этим вопросам подлежат утверждению президентом Финляндии.

Представляет интерес статус шведского языка на Аландах. По Кон­ституции Финляндии 1919 г. государственными языками Финляндии являются финский и шведский. На Аландских островах официаль­ный язык - шведский; на этом же языке ведется делопроизводство провинции и муниципальной администрации. Официальным языком делегации Аландских островов является шведский язык. Заключения и решения Верховного суда Финляндии, затрагивающие интересы Аландов, исполняются на шведском языке. Письма и иные документы в отношениях между должностными лицами провинции и должност­ными лицами Финляндии на Аландских островах составляются на шведском языке. Такое же правило действует в отношении коррес­понденции между должностными лицами, органами делегаций Аланд­ских островов, с одной стороны, и должностными лицами, органами правительства Финляндии и вышестоящими судами, к ведению ко­торых относятся Аландские острова, - с другой. Однако международ­ные договоры, представляемые на одобрение аландского Парламента, могут быть направлены на Аландские острова на оригинальном язы­ке, если по закону договор не подлежит публикации на шведском языке. По требованию любой из сторон суды и правительство на Аландских островах прилагают к своим документам переводы на финский язык. Если документ, представленный в суд или должнос­тному лицу Финляндии, выполнен на финском языке, это должно­стное лицо изыскивает возможность перевести его на шведский язык, если это необходимо.

Частное лицо на Аландских островах имеет право получить пе­ревод на шведский язык вместе с экземпляром документа по вопро­сам, которые рассматриваются должностным лицом Финляндии вне Аландских островов, по которым, согласно общим законодательным нормам о языке, документы составляются на финском языке.

По вопросам, касающимся их лично, граждане Финляндии имеют право пользоваться финским языком в судах и в отношениях с дол­жностными лицами Финляндии на Аландских островах. Язык обу­чения в школах, существующих за счет государственных средств или субсидируемых за счет этих средств, - шведский, если иное не пре­дусмотрено законом провинции.

Право на домициль на Аландских островах принадлежит лицам, которые в момент вступления в силу Закона 1991 г. об автономии имело право на домициль, и детям моложе 18 лет, являющимся граж­данами Финляндии и проживающими на Аландских островах, при условии, что их отец и мать имеют право на домициль. При отсут­ствии веских оснований для отказа в предоставлении права на до- мициль оно предоставляется правительством Аландских островов по заявлению граждан Финляндии: ставших резидентами Аландских островов; являющихся обычными резидентами Аландов непрерывно не менее пяти лет, удовлетворительно владеющих шведским языком. Слова «Аландские острова» вносятся в выдаваемый на Аландах пас­порт, если его владелец имеет право на домициль. Лицо, утратившее гражданство Финляндии, утрачивает также право на домициль на Аландских островах. Утрата права на домициль для лица, перенес­шего свое место жительства с Аландов, регулируется законом провинции. В частности, если аландец постоянно пять лет проживает за пределами Аландских островов, он может утратить право на до­мициль на Аландских островах. Только лица, обладающие правом на домициль, могут участвовать в выборах в Парламент Аландских островов, муниципальные советы и другие посты в системе провин­циальной и муниципальной администрации.

Должностным лицом Аландских островов и муниципалитета Аландских островов могут быть граждане Финляндии, Исландии, Швеции и Дании. Наем на эти посты граждан иных государств ре­гулируется законом провинции. В полицейских силах могут служить только граждане Финляндии. Правительство Аландских островов принимает решение,

может ли гражданам Исландии, Норвегии, Швеции и Дании, которым в северных странах, кроме Финляндии, предоставлено право исполнять обязанности в сфере здравоохране­ния, ветеринарной службы или ухода за детьми и которые сдали экзамен, организованный правительством Аландских островов на основании соответствующих законов Аландских островов, предо­ставляться право исполнять такие обязанности на Аландских ост­ровах.

Граждане Финляндии, не имеющие права на домициль, и граждане Исландии, Норвегии, Швеции и Дании наделяются правом избирать п быть избранными на посты при муниципальных выборах на условиях, предусмотренных законом провинции. Ограничения права на приоб­ретение недвижимого имущества на Аландских островах с полным правовым титулом или с правом пользования устанавливаются Зако­ном о приобретении недвижимости на Аландских островах от 3 января 1975 г. В отношении лиц, обладающих правами на домициль, огра­ничения не применяются. Права лиц, не обладающих правами на домициль, вести торговлю или осуществлять профессиональную деятельность на Аландских островах в целях личной выгоды ограни­чены законом провинции.

Правительство Аландских островов принимает решение о выдаче иностранным физическим и юридическим лицам разрешения приоб­ретать в собственность недвижимое имущество на Аландских остро­вах или заниматься на Аландских островах торговой деятельностью.

Перед принятием таких решений необходимо получить заключение соответствующего должностного лица Финляндии. Выделение и пере­дача земли или иного имущества Аландских островов Финляндии для постоянной государственной администрации согласуются с соответ­ствующим министерством и правительством Аландских островов. Если какое-либо лицо, обычный резидент Аландских островов, уми­рает, не имея наследника, наследство переходит к Аландским ост­ровам. Однако недвижимое имущество, наследуемое Аландскими островами, не находящееся на Аландских островах и не требуемое для покрытия долгов по имуществу, передается Финляндии.

Аландские острова имеют свой герб и флаг, которыми официаль­но пользуются с 1953 г. по специальному разрешению президента Финляндии. С 1991 г. корабли, зарегистрированные на Аландских островах, плавают под их флагом. С 1984 г. Аландские острова вправе выпускать марки с обозначением названия островов.

Президент Финляндии принимает решения по вопросам, касаю­щимся автономии Аландских островов, как это предусматривает ст. 34 Конституции страны. Такие вопросы, касающиеся автономии, до решения президента представляются в правительстве министром юстиции и по некоторым вопросам - министром финансов.

Поправки и разъяснения к Закону об автономии Аландских ост­ровов 1991 г., его отмена или изъятие из него допускаются только при последовательном принятии решений Парламентом Финляндии и Парламентом Аландских островов. В Парламенте Финляндии ре­шение принимается в том порядке, как это предусмотрено для поправок или отмены конституционных законов, а в Парламенте Аландских островов - большинством не менее чем в 2/3 от участву­ющих в голосовании.

В заключение следует подчеркнуть, что изучение правового ста­туса Аландских островов оправдано не только с научной точки зре­ния, но и с точки зреиия практики. По мнению многих зарубежных экспертов, эта модель автономии является наиболее эффективной среди остальных автономных образований современного мира.



§ 4. Правовой режим международных рек и каналов

Проблема правового режима рек - одна из старейших в международ­ном праве. Многие реки протекают по территории нескольких государств, некоторые из них являются международными. Между­народной рекой считается впадающая в море судоходная река, пере­секающая или разграничивающая территории нескольких государств, в отношении которой существуют международные соглашения о ре­жиме ее использования. Плавание по таким рекам военных кораблей не прибрежных к ним стран запрещается. К торговым же судам применяется принцип свободы судоходства. Поскольку участки международных рек входят в состав территории соответствую­щего прибрежного государства и находятся под его суверенитетом, нее иностранные суда, следующие по международным рекам, обя­заны соблюдать правила плавания, установленные в соответствии с международным правом странами, через воды которых они сле­дуют.

Правовой режим важнейших международных рек определяется соглашениями всех прибрежных государств, которые создают специ­альные комиссии для согласования вопросов, связанных с судоходст­вом, а также для решения вопросов хозяйственного использования рек.

Из европейских рек только Рейн объявлен международной, от­крытой для свободного плавания торговых судов всех стран. Это правило в отношении Рейна было установлено в Заключительном акте Венского конгресса в 1815 г. Тогда же был провозглашен прин­цип совместного

регулирования прибрежными государствами судо­ходства по международным рекам. В 1856 г. Парижский мирный конгресс распространил указанное правило на Дунай.

В последующем режим судоходства по Дунаю определялся дого­ворами, заключенными в 1865, 1871, 1878 и 1881 гг., а также Вер­сальским 1919 г., Сен-Жерменским 1919 г., Трианонским 1920 г. мирными договорами, а затем Парижской конвенцией 1921 г. На ос­новании Парижской конвенции были созданы две дунайские комис­сии –

Европейская и Международная. Советская Россия была отстра­нена от участия в обеих комиссиях.

Послеверсальский период характеризуется появлением некото­рых новых тенденций, получивших дальнейшее развитие уже в 50- 60-х годах. Речь идет о возраставшем значении использования рек для несудоходных целей, особенно для производства электроэнергии. Здесь следует упомянуть Женевскую конвенцию 1923 г. «Об устрой­стве гидравлических сил, затрагивающих интересы нескольких госу­дарств». Хотя Конвенция и была подписана лишь 16 государствами, ее значение для дальнейшего формирования основных принципов международного речного права несомненно. Дело в том, что ряд ее положений нашел отражение в двусторонних договорах, заключен­ных в последующие годы.

Намечавшиеся в 20-30-х годах тенденции в международно-право­вом режиме рек в полной мере проявились после Второй мировой войны. В мирные договоры 1947 г. с Болгарией, Румынией и Венг­рией было включено положение о том, что навигация на Дунае должна быть свободной и открытой для граждан, торговых судов и товаров всех государств на основе равенства в отношении порто­вых и навигационных сборов и условий торгового судоходства. Наи­большее значение имело принятие 18 августа 1948 г. Белградской конвенции о режиме судоходства на Дунае, ликвидировавшей «при­обретенные права» и привилегии некоторых неприбрежных госу­дарств и установившей подлинно равноправный режим судоходства для всех наций при соблюдении суверенитета прибрежных госу­дарств.

Статья 1 Конвенции повторяла положение мирных договоров 1947 г. о свободе судоходства. Вместе с тем запрещалось плавание по Дунаю военных судов неприбрежных стран и сохранялось право каботажа за прибрежными государствами. Только им предоставля­лось право осуществлять управление судоходством. Этот акт имел значение не только для Европы. Он оказал большое влияние на связанное с распадом колониальной системы изменение режима рек Африки.

В 1966 г. 52-я конференция Ассоциации международного права приняла Хельсинкские правила для использования вод международ­ного значения. Они не носят характер договора, но достаточно полно и авторитетно отражают доктринальные подходы. Вместо понятия международной реки в Правила включено более широкое и емкое понятие «международная речная система (бассейн)» как географи­ческой области, расположенной в пределах двух или нескольких государств и имеющей единую водную сеть, включающую в себя как поверхностные, так и подземные воды (ст. II). Правила предусмат­ривают, что каждое из государств, расположенных в пределах речной системы, пользуется «разумной и справедливой долей в использова­нии ее вод» (ст. IV). Это правило, однако, не распространяется на судоходство и лесосплав, в отношении которых действует принцип равенства (ст. XIII, XXII и XXIII). Для определения режима речной системы, а также установления «доли» в

использовании ее вод Правила предлагают руководствоваться целой совокупностью факто­ров. Их перечень хотя и не является исчерпывающим, свидетельству­ет о многообразии и сложности проблем.

В ст. V к ним отнесены, в частности: географические особенности (характеристики) бассейна, его гидрология и климатическое воздей­ствие на прибрежные государства, прошлое и настоящее использо­вание вод; экономические и социальные нужды каждого государства; зависимость населения от вод бассейна и сравнительная стоимость альтернативных средств удовлетворения экономических и соци­альных нужд каждого государства; возможность обойтись без не­оправданных потерь в использовании вод; компенсация в качестве средства урегулирования споров. Чрезвычайно важно содержащееся в ст. XVII положение о том, что прибрежные государства «вправе разрешить навигацию судам неприбрежных государств», но не обя­заны этого делать. Под свободой судоходства (ст. XIV) подразумева­ется свобода плавания по всей судоходной части реки (озера, соединительного канала), свобода захода в порты и пользования на равных основаниях портовыми сооружениями, свобода перевозки пассажиров из открытого моря и обратно и между портами разных государств. Что касается малого каботажа, то вопрос о нем отнесен к компетенции каждого из прибрежных государств (ст. XVI). За ними сохраняется исключительное право полицейского надзора за судоход­ством, право контроля в отношении санитарной безопасности (ст. XV). Несмотря на несомненно положительное значение Хельсинкских правил, они содержат и некоторые формулировки, которые не могут быть признаны достаточно четкими и удовлетворительными. Так, ст. XVII не дает прямого ответа на вопрос, необходимо ли для допуска судов прибрежных государств заключать между ними соглашения. Открытым оставлен вопрос о составе речных комиссий, хотя по смыслу ст. XVI следует полагать, что их членами могут быть лишь прибрежные государства.

В 1997 г. было подписано Европейское соглашение о важнейших внутренних водных путях международного значения (для России вступило в силу в 2000 г.). Его положения были приняты участни­ками в качестве согласованного плана развития и строительства сети водных путей международного значения для повышения эффектив­ности международных перевозок во внутреннем водном сообщении в Европе и их привлекательности для потребителей. В Соглашении содержатся:



  • перечень внутренних водных путей международного значения с описанием маршрута (Приложение I);

  • перечень портов внутреннего плавания международного значе­ния (Приложение II);

  • технические и эксплуатационные характеристики внутренних водных путей международного значения (Приложение III).

Принятие Соглашения подчеркивает важную роль внутреннего водного транспорта, который по сравнению с другими видами внут­реннего транспорта располагает экономическими и экологическими преимуществами, характеризуется наличием достаточной инфра­структуры и грузоподъемности судов и поэтому может обусловить снижение социальных издержек и негативного воздействия на окру­жающую среду со стороны внутреннего транспорта в целом.

Правовой режим Дуная. Дунай берет начало на склонах Шварц­вальда (Германия) и впадает в Черное море. Он пересекает тер­ритории девяти государств: Федеративной Республики Германии, Австрии, Словацкой Республики, Венгрии, Хорватии, Югославии,

Румынии, Болгарии и Республики Украины. Река судоходна на про­тяжении 2740 км, средняя продолжительность навигации равна 344 дням в году.

Конвенция о режиме судоходства по Дунаю 1948 г., включая приложения и протокол, была подписана всеми прибрежными госу­дарствами и вступила в действие после ее ратификации семью госу­дарствами (в том числе СССР) 11 мая 1949 г.

Конвенция устанавливает, что судоходство по Дунаю является свободным и открытым для всех граждан, торговых судов и товаров всех государств на основе равенства в отношении права и пошлин, а также условий осуществления торгового судоходства, за исключе­нием малого каботажа. Таможенная, санитарная и полицейская рег­ламентация не должны никоим образом препятствовать судоходству и применяются равным образом, без дискриминации, ко всем флагам, независимо от места отправления или назначения судов. Принцип свободы транзита подтвержден как следствие принципа свободы судоходства. За его осуществление плата не взимается. Предусмот­рен низкий уровень сбора за право судоходства и портовых сборов, которые должны соответствовать оказанным услугам.

Конвенция содержит нормы, касающиеся уважения государствен­ного суверенитета и прав прибрежных государств согласно между­народному праву.

Придунайские государства имеют право и обязанность осуществ­лять работы, необходимые для обеспечения и улучшения условий судоходства. Если придунайское государство не в состоянии прове­сти эти работы, а Дунайская комиссия не осуществляет их через свои филиалы, то она может поручить эти работы только соседнему прибрежному государству на участке, образующем общую границу с первым государством.

Принятие решений Дунайской комиссией требует наличия поло­жительного голоса прибрежного государства, чьи интересы этим решением затрагиваются.

Конвенция предусматривает учреждение специальных речных администраций для определенных участков Дуная, на которых необ­ходимо осуществление гидротехнических работ и регламентации судоходства специфического характера. Администрации образуются прибрежными государствами участка. Они проводят свою деятель­ность на основе межправительственного соглашения между этими государствами.

Судоходство по Дунаю осуществляется на основании Правил, разработанных прибрежными государствами. Согласно ст. 23 Пра­вил, судоходство в низовьях Дуная и в районе Железных Ворот осуществляется в соответствии с правилами плавания, установлен­ными администрациями указанных районов. Судоходство на осталь- пых участках Дуная осуществляется согласно правилам, установлен­ным соответствующими прибрежными странами. В тех районах, где берега Дуная принадлежат двум государствам, такие правила устанав­ливаются по соглашению между этими государствами.

Суда могут заходить в порты, производить в них погрузочные и раз­грузочные операции, посадку и высадку пассажиров, а также попол­нять запасы топлива только с соблюдением правил, установленных прибрежными государствами (ст. 24 Конвенции). По ст. 25 Конвен­ции суда под иностранными флагами могут производить перевозки пассажиров и грузов в местном сообщении и перевозки между пор­тами одного и того же государства только в соответствии с правилами соответствующего государства.

Придунайские государства осуществляют функции таможенного, санитарного и речного надзора на Дунае.

При прохождении транзитных грузов по участкам, где оба берега р. Дунай принадлежат одному и тому же государству, последнее имеет право опечатывать или ставить под охрану таможенного надзора транзитный товар. Оно также имеет право требовать от капитана или судовладельца письменную декларацию о характере товара. За пре­доставление неверной информации капитан или судовладелец под­лежат ответственности по законам этого государства.

Суда, выделенные придунайскими государствами для несения службы речного надзора (полиции), могут плавать лишь в границах страны, флаг которой несут такие суда, а вне этих границ - только с согласия соответствующих придунайских государств (ст. 28).

Военные корабли прибрежных государств имеют право плавать в пределах участка страны, флаг которой песет корабль. Их плавание за пределами этой страны может осуществляться только по догово­ренности между заинтересованными придунайскими государствами. Плавание по Дунаю военных кораблей непридунайских стран соглас­но ст. 30 запрещено.

В рамках специальных речных администраций действуют лоцман­ские корпусы, состав которых комплектуется из граждан придунай­ских государств-участников соответствующих администраций.

Гидротехнические работы на Дунае финансируются придунай­скими странами. Выполнение работ и распределение расходов по их производству регламентируются соглашениями между соответст­вующими пограничными государствами. Для покрытия расходов по работам, производимым речными администрациями, устанавлива­ются особые сборы с судов, проходящих на соответствующих участках.

Согласно ст. 45 любой спор между участниками Конвенции от­носительно ее применения и толкования, не решенный путем прямых переговоров, по требованию любой из спорящих сторон будет пере­дан на разрешение согласительной комиссии, состоящей из членов, назначаемых по одному от каждой из спорящих сторон, и одного члена, назначаемого председателем Дунайской комиссии из числа граждан государства, не участвующего в споре, а если председатель Дунайской комиссии является гражданином государства, участ­вующего в споре, то председатель согласительной комиссии назна­чается Дунайской комиссией. Решение согласительной комиссии признается окончательным и обязательным для спорящих сторон. Из этого, очевидно, вытекает, что порядок создания арбитража ус­тановлен только в отношении прибрежных государств, что отражает признание их прав на регламентацию всех вопросов касательно Дуная.

Требование о пересмотре Конвенции может быть выдвинуто большинством государств-участников. На конференцию в этих целях приглашаются все государства-участники Конвенции. Пересмотрен­ные постановления войдут в силу после сдачи на хранение ратифи­кационных грамот шестью государствами.

Права Дунайской комиссии определены в ст. 8 и 10 Белградской конвенции. В компетенцию Комиссии входит:


  • наблюдение за исполнением положений Дунайской конвенции;

  • составление общего плана основных работ в интересах судо­ходства на основе предложений и проектов придунайских государств и специальных речных администраций, а также составление общей сметы расходов, относящихся к этим работам;

  • производство работ в случае, когда какое-либо придунайское государство не в состоянии само осуществить работы, входящие в его территориальную компетенцию, необходимые для обеспечения нор­мального судоходства;

  • консультации и рекомендации придунайским государствам, ка­сающиеся выполнения работ в интересах судоходства, с учетом при этом технических и экономических интересов, планов и возможно­стей данных государств;

  • консультации и рекомендации специальным речным админи­страциям и обмен с ними информацией;

  • установление единой системы навигационной путевой обстанов­ки на всем судоходном течении Дуная, а также с учетом специфиче­ских условий отдельных участков, основных положений о плавании по Дунаю, включая основные положения лоцманской службы;

  • унификация правил речного надзора;

  • координация гидрометеорологической службы по Дунаю, изда­ние единого гидрологического бюллетеня и гидрологических прогно­зов для Дуная, краткосрочных и долгосрочных;

  • статистика судоходства на Дунае по вопросам, входящим в ком­петенцию Комиссии;

  • издание справочников, лоций, навигационных карт и атласов для нужд судоходства;

  • составление и утверждение бюджета Комиссии, а также уста­новление и взимание сборов для покрытия расходов по производству специальных работ, обеспечивающих надлежащее состояние судо­ходства или его улучшение.

Принимаемые Комиссией Основные положения о плавании по Дунаю являются обязательными для придунайских стран. Прибреж­ные государства по ст. 23 Конвенции 1948 г. взяли на себя обязатель­ство при подготовке национальных правил учитывать Основные положения о плавании по Дунаю.

Комиссии предоставлено право оказывать государствам содей­ствие в унификации санитарных и таможенных правил.

Бюджет Комиссии утверждается сессией Комиссии и образуется из членских взносов, вносимых государствами-членами Комиссии в равных долях.

Дунайская комиссия является организацией, обладающей права­ми юридического лица по закону государства ее местопребывания. Служебные помещения, архивы и другие документы пользуются неприкосновенностью. Она имеет свою печать и флаг, поднимаемый на служебных помещениях и судах.

В настоящее время действуют Правила процедуры работы Комис­сии 1953 г.

В качестве места пребывания Комиссии Конвенцией 1948 г. был определен Галац (Румыния), где она находилась до 1953 г. вклю­чительно. С 1954 г. штаб-квартира Комиссии находится в г. Буда­пеште.



Правовой режим Рейна. Рейн берет начало в Швейцарских Альпах и, пересекая территории Швейцарии, Лихтенштейна, Австрии, ФРГ, Франции и Нидерландов, впадает в Северное море несколькими рукавами. Судоходство возможно на протяжении 952 км в течение всего года. Рейн связан сетью каналов с системами внутренних вод­ных путей ФРГ, Франции, Бельгии и Нидерландов, а также с Дунаем, Роной, Марной, Везером, Эльбой и Эмсом.

Правовой основой судоходства на Рейне является Мангеймский договор о судоходстве на Рейне от 17 октября 1868 г., пересмотрен­ный Страсбургской конвенцией 1963 г.

В ст.1 Договора записано, что свобода судоходства по Рейну и его притокам от Базеля до открытого моря как вверх, так и вниз по течению предоставляется судам всех национальностей в отношении перевозки товаров и пассажиров, при соблюдении установленных в Договоре положений и полицейских предписаний в целях всеоб­щей безопасности. За исключением этих предписаний никакие пре­пятствия не должны создаваться свободе судоходства.

Однако документы на право плавания изначально выдавались только прибрежным государствам. Лишь в 1919 г. Версальским мирным договором эти ограничения были сняты. Для обеспечения судоходства учреждалась Центральная рейнская комиссия. Помимо прибрежных государств в нее вошли Великобритания, Италия и Бельгия.

Сравнение положений пересмотренного Договора о судоходстве на Рейне с положениями Дунайской конвенции 1948 г. приводит к выводу, что:

а) Мангеймский договор в отличие от Дунайской конвенции не содержит какого-либо положения о каботаже в явно выражен­ной форме, и вопрос о том, допускается ли с правовой точки зрения оговорка о резервировании каботажа, спорен;

б) обязанность равного отношения к судам по Мангеймскому договору касается всех аспектов судоходства на Рейне, а не только, как по Белградской конвенции, определенных аспек­тов. Она означает приравнивание иностранных судов к отече­ственным судам, а не обязанность равного отношения только к иностранным судам.

Вопрос о сравнительно-правовом анализе режимов Рейна и Дуная важен и для будущей регламентации трансъевропейского водного пути Рейн-Майн-Дунай.

После того как в будущую судоходную магистраль будет включен участок Майна от Майнца до Бамберга длиной 385 км, возникнет вопрос о правовом положении этой реки. Так как Майн является притоком Рейна, пересмотренный Мангеймский договор о судо­ходстве на Рейне относится и к нему, хотя и в ограниченном мас­штабе.

В ст. 1 Мангеймского договора говорится, что свобода судоход­ства действует лишь по отношению к названным там притокам Рейна Лек и Васл. К Майну относятся только ст. 3 (о запрете сборов) и ст. 4 (о равном отношении к отечественным и иностранным судам). Из этого можно сделать вывод, что ФРГ не обязана допускать ино­странные суда для судоходства на Майне. В случае же их допуска она должна относиться к ним так же, как на Рейне. Однако эти положе­ния не препятствуют ей установить судоходные сборы в качестве воз­мещения за проведение чрезвычайных работ по улучшению течения реки, то есть за искусственные сооружения.

Другой вопрос возникает в отношении участка канала между Бамбергом и Кельгеймом (на Дунае), а именно: обязана ли ФРГ гарантировать всем государствам свободу судоходства на этом участ­ке канала? Раньше эта обязанность регламентировалась Версальским договором. Однако в настоящее время нельзя говорить о примени­мости этих международно-правовых норм.

В международном обычном праве считается сложившимся прин­цип, по которому прибрежные государства реки, протекающей через два или больше государств, пользуются свободным судоходством до моря. Некоторые юристы добавляют, что режим судоходства по реке должен быть приспособлен к особенным характеристикам и оформ­лен в виде договора. Действие этого принципа в международном обычном праве по отношению к неприбрежным государствам нельзя

доказать.

Канал между Бамбергом и Кельгеймом даже потенциально не представляет собой никакой международной реки, он лишь связыва­ет две существующие международные реки. И кроме ФРГ нет ника­ких других прибрежных государств, которые могли бы претендовать на свободу судоходства.

В таком случае вся судоходная магистраль Рейн-Майн-Дунай должна быть рассмотрена как система, потому что лишь в этом случае может идти

речь о «прибрежных государствах». Вследствие такой аналогии вся эта система, а не только участок канала, должна бы подвергаться общей регламентации. С правовой точки зрения ФРГ не обязана подчинять находящийся исключительно на ее территории канал Майн-Дунай международному режиму или предоставлять дру­гим государствам право судоходства по нему.

Таким образом, существуют два варианта правовой регламента­ции магистрали Рейн-Майн-Дунай: новый унитарный режим для всей магистрали или открытие ФРГ участка канала для международ­ного судоходства без унификации режимов на Рейне и Дунае. Первый вариант является предпочтительным, так как вследствие устранения существующих частичных режимов можно будет избегать коллизий между ними.

Правовой режим Килъского канала. Канал проходит по терри­тории ФРГ и соединяет Балтийское и Северное моря. Открыт для плавания в 1895 г., длина составляет 98,7 км.

До конца Первой мировой войны канал являлся внутренним вод­ным путем Германии. Версальским мирным договором 1919 г. в нем был установлен правовой режим, аналогичный режимам Суэцкого и Панамского каналов. Однако в 1937 г. установлен разрешительный порядок прохода для всех иностранных военных судов.

Режим судоходства регламентируется национальным законода­тельством ФРГ и ее соглашениями с другими государствами. В со­ответствии с установленными правилами проходить по каналу могут невоенные суда всех стран в любое время суток, уплатив сборы и получив пропуск.

Для иностранных военных кораблей установлен разрешительный порядок прохода. Они пользуются полным иммунитетом от юрисдик­ции властей ФРГ и вправе отказаться от услуг лоцманов канала.

В зоне канала корабли обязаны соблюдать условия мирного прохода через иностранные территориальные воды.

Допуск любых судов может ограничиваться, если полицейские власти сочтут это необходимым в интересах поддержания канала в пригодном для эксплуатации состоянии или по соображениям военной безопасности. Для невоенных судов правилами предусмат­риваются обязательная лоцманская проводка, обязательный санитар­ный досмотр перед входом в канал и таможенный досмотр во время следования по нему. Администрацией может вводиться также обяза­тельная буксировка. За лоцманскую проводку взимаются сборы, которые при транзитном проходе являются основными. В дневное время суда должны нести свой государственный флаг.



Правовой режим Сайменского канала. Сайменский канал рас­положен на территории России и Финляндии. Он соединяет распо­ложенное на юго-востоке Финляндии оз. Сайма у г. Лауритсала с Финским заливом Балтийского моря у г. Выборга. Его длина 43 км. Канал построен в 1845-

1856 гг. Часть канала, проходящая по рос­сийской территории, находится под суверенитетом России, а другая часть, проходящая по финской территории, - под суверенитетом Финляндии.

Для Финляндии Сайменский канал имеет большое значение для перевозок грузов. В связи с этим 27 сентября 1962 г. между СССР и Финляндией заключен Договор о передаче в аренду Финляндской Республике советской части Сайменского канала и о-ва Малый Высоцкий (Договор вступил в силу 27 августа 1963 г.). Таким обра­зом, российская часть Сайменского канала эксплуатируется Финлян­дией на основе аренды.

Договором устанавливается (ст. 1), что в аренду Финляндии пе­редается российская часть Сайменского канала, российская сухопут­ная территория, расположенная между дорогой Нуйяма-Брусничное и трассой российской части Сайменского канала, упомянутая дорога, а также о-в Малый Высоцкий. Кроме того, в аренду передается береговая полоса, то есть полоса, прилегающая к каналу, шириной в среднем 30 м по обе стороны канала. При этом в местах шлюзов, мостов и других гидротехнических сооружений такая полоса может составлять ширину до 200 м.

11 августа 1964 г. в дополнение к данному Договору был подписан Протокол, в соответствии с которым Финляндии была также пере­дана часть акватории озера Нуйяма-Ярви.

В Договоре предусматривается осуществление демаркации арен­дуемой территории.

Указанная российская часть территории передается в аренду для перевозки грузов. Остров Малый Высоцкий может быть использован финской стороной для перегрузки и складирования грузов.

Для перевозок грузов Финляндия может использовать не только невоенные суда под своим флагом, но и суда третьих государств. Однако суда третьих государств осуществляют плавание по россий­ской части Сайменского канала лишь с целью перевозки грузов или буксировки только в Финляндию либо из Финляндии. В Договоре предусматривается, что к плаванию по российской части канала допускаются суда третьих государств, занимающиеся лишь коммер­ческой перевозкой и буксировкой.

Перевозка войск, вооружения, боеприпасов и других военных материалов по Сайменскому каналу запрещена.

Договор предусматривает, что товары, перевозимые по арендуе­мой части канала, не будут облагаться таможенными пошлинами и иными сборами, установленными в России.

Поскольку у Финляндии возникла необходимость осуществления пассажирских перевозок по Сайменскому каналу, 7 марта 1968 г. было подписано Соглашение о пассажирском движении по аренду­емой территории, которое было заменено заключенным 15 октября 1990 г. Соглашением о пассажирском движении по Сайменскому каналу, арендуемой Финляндией территории, до Выборга или тран­зитом в открытое море. Срок действия данного Соглашения обуслов­лен сроком действия Договора 1962 г.

Правовой режим пассажирских перевозок определяется данными договорами.

Водные пассажирские перевозки могут осуществляться на пасса­жирских, грузо-пассажирских и спортивных судах под флагом Рос­сии или Финляндии, а также на спортивных судах третьих стран по Сайменскому каналу до Выборга или транзитом в открытое море либо в обратном направлении. Таким образом, допускаются для осуществления перевозок, но только пассажирских, и спортивные суда под флагом третьих государств.

В качестве пассажиров указанных судов могут быть граждане как Финляндии, так и третьих государств. Экипажи судов и пассажиры во время нахождения на территории России обязаны соблюдать российские законы и правила. Во время следования никому не раз­решается сходить на берег либо подниматься на борт судна.

Как предусматривают договоры, на арендуемой Финляндией тер­ритории действуют российские законы и российские органы власти с соответствующими исключениями в той мере, однако, в какой эти исключения не будут затрагивать интересы России и ее суверенитет. В то же время Финляндия имеет право регулировать по своим зако­нам взаимоотношения между финляндскими гражданами и учрежде­ниями по трудовым вопросам, в том числе их взаимоотношения с командами судов третьих государств. В юрисдикцию Финляндии входят и такие, в частности, вопросы, как обращение финляндской валюты, банковские операции, почтовая, телеграфная и телефонная связь, семья, опека и наследование, налогообложение.

Дела о правонарушениях, совершенных на арендуемых террито­риях финляндскими гражданами или гражданами третьих стран, если они не затрагивают интересы России и ее суверенитет, передаются российскими органами финляндской стороне.

Договоры предусматривают, что за пользование арендуемыми территориями Финляндия ежегодно выплачивает арендную плату.

Для эксплуатации арендуемой территории Финляндия создает Управление по обслуживанию Сайменского канала.

Россия и Финляндия назначают своих уполномоченных для реше­ния всех вопросов, возникающих в связи с применением заключен­ных договоров. С российской стороны функции уполномоченного возложены на заместителя министра транспорта, а с финской - на руководителя Управления по обслуживанию Сайменского канала.

§ 5. Морские проливы
Правовой режим Гибралтарского пролива, Гибралтарский пролив служит естественным соединением Средиземного моря с Атланти­ческим океаном, узкой полосой разделяющей Европейский и Афри­канский континенты. Он относится к наиболее оживленным морским артериям мира, среднесуточная интенсивность судоходства в кото­рой составляет около 200 судов в сутки. На севере воды пролива омывают оконечность Пиренейского полуострова, на юге - побере­жье Марокко. Длина пролива около 85 км. Ширина западного входа в пролив составляет около 50 км. К востоку ширина пролива умень­шается. Самое узкое место расположено между мысом Марокко на севере и мысом Сирее на юге. Здесь ширина водной полосы со­ставляет около 13 км. В районе восточной географической границы расстояние между берегами доходит до 26 км.

В разные периоды истории в отношении притязаний на Гибралтар сталкивались интересы Великобритании, Испании, Франции, Герма­нии. В результате различных политических интриг долгое время не удавалось выработать международный документ, в какой-то сте­пени касающийся правового режима Гибралтарского пролива. Однако в апреле 1904 г. под угрозой растущей военной мощи Германии Ве­ликобритания и Франция приняли совместную секретную деклара­цию, в которой выразили намерение обеспечить свободный проход через Гибралтарский пролив, для чего обязывались не разрешать возведение фортификационных сооружений и производство страте­гических работ на марокканском побережье, за исключением испан- еких владений Сеута и Мелилья. В октябре 1904 г. к франко-британ- екой декларации присоединилась Испания. В дальнейшем в ноябре 1912 г. в дополнение к Декларации 1904 г. Франция и Испания подписали конвенцию, согласно которой уже в договорной форме было подтверждено обязательство Испании и Франции в целях обес­печения свободного прохода через Гибралтарский пролив не возво­дить стратегических укреплений на южном берегу пролива.

Таким образом, акты 1904-1912 гг. в определенной степени под­твердили режим свободы судоходства через пролив. При этом сто­роны, подписавшие данные акты, стремились предотвратить такие действия государств в Гибралтарском проливе и на побережье, ко­торые создавали бы помехи свободному плаванию по нему.

В настоящее время правовой режим Гибралтарского пролива определяется Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. Посколь­ку этот пролив хотя и перекрывается территориальным морем при­брежных государств, но соединяет две части моря, он подпадает под понятие пролива, используемого для международного судоходства, па него распространяется режим транзитного прохода для всех судов, как гражданских, так и военных.



Правовой режим Черноморских проливов. На юге Европы в Средиземное море вдаются три расположенных полуострова: Пи­ренейский, Апеннинский и Балканский. С востока к Балканам об­ращен полуостров Малая Азия, составляющий часть Азии. В этом районе Европа

и Азия разделены двумя проливами - Босфор и Дар­данеллы. Босфор связывает Черное море с Мраморным морем. Длина Босфора составляет 31 км, наименьшая ширина - около 700 м, в других местах она колеблется от 2 до 3,7 км. Недалеко от южного входа в пролив на европейском берегу расположена основная часть Стамбула с удобной и глубокой бухтой Золотой Рог. Длина Мрамор­ного моря составляет 222 км, ширина - от 27 до 74 км. Длина Дарданелл - 70 км. На значительном участке ширина пролива ие превышает 1,5 км, в других местах она составляет около 2 км. Судоходный фарватер Дарданелл имеет глубину от 30 до 150 м.

Черноморские проливы - единственный естественный водный путь из Черного моря в Средиземное и в Атлантический океан, имеющий большое значение для большинства государств мира. Ежегодно через проливы проходит около 50 тыс. судов. Примерно 15% судов являются крупнотоннажными. Правовой режим и между­народный статус Черноморских проливов определены Конвенцией о режиме Черноморских проливов, заключенной в 1936 г. в г. Монтрё (Швейцария). На сегодняшний день в ней участвуют одиннадцать государств, в том числе Российская Федерация. Вопросы прохода судов, которые не регулируются Конвенцией 1936 г., регламентиру­ются Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

В соответствии с Конвенцией 1936 г. в Проливах для торговых судов предусмотрена полная свобода судоходства, независимо от флага судна, груза и времени суток. За транзитный проход через Проливы не взимаются никакие сборы или платы, кроме сборов и плат, взимаемых за осуществление санитарного контроля, за обя­зательную лоцманскую проводку, за оказание помощи при спасении, маячных и им подобных сборов. Если же Турция участвует в войне, то суда противника лишаются права на проход через Проливы.

Конвенция подробно регламентирует порядок прохода военных кораблей через Проливы. В частности, запрещается проход в Черное море и нахождение в нем авианосцев и подводных лодок нечерно­морских государств (кроме визитов вежливости в порты Проливов), а также ограничивается заход в Черное море военных кораблей нечерноморских государств других классов по тоннажу (в сумме он не должен превышать 45 тыс. т), по количеству единиц (не более 9), по срокам пребывания (не более 21 дня), по калибру орудий (не выше 203 мм). При этом государства также должны уведомить турецкое правительство о проходе таких кораблей за 15 суток до его начала. В отношении причерноморских государств Конвенция предусматри­вает, что такие страны могут проводить свои любые военные корабли без ограничения тоннажа, при этом линейные корабли проводятся поодиночке в сопровождении не более чем двух миноносцев, подвод­ные лодки поодиночке, в светлое время суток, при условии соблю­дения следующих ограничений: подводные лодки могут проходить через Проливы для ремонта на верфях, расположенных вне Черного моря (при этом точные данные по этому поводу они обязаны предо­ставить Турции), или в целях возвращения в базы Черного моря, если они будут сооружены или куплены вне этого моря (в том случае, если Турции заблаговременно было сделано уведомление о закладке или покупке). Причерноморские государства должны уведомить турец­кое правительство о проходе своих военных кораблей за восемь суток до его начала. Общий максимальный тоннаж кораблей нечерномор­ских государств не должен превышать 15 тыс. т.

Что касается права пролета невоенных летательных аппаратов через Проливы, то согласно Конвенции 1936 г. правительство Тур­ции указывает воздушные маршруты с надлежащим оповещением. О регулярных воздушных рейсах турецкому правительству должно быть передано общее уведомление о датах прилета, в отношении не­регулярных (эпизодических) рейсов - за трое суток до начала полета.

Следует отметить, что Турция в одностороннем порядке в 1994 г. ввела в действие Регламент морского судоходства в турецких проли­вах, положения которого нарушают и изменяют ряд положений Конвенции 1936 г. В связи с отсутствием в ряде случаев согласован­ной политики по Проливам причерноморских и других государств

Турция, опираясь на два международных принципа - безопасность мореплавания и предотвращение загрязнения морской среды, - по­степенно подчиняет судоходство в Проливах своей юрисдикции. В настоящее время эта тенденция продолжает активизироваться: вво­дятся новые ограничения, не предусмотренные Конвенцией 1936 г.: но возрасту кораблей и их классу, обязательному страхованию судов, наличию двойного дна у танкеров и др.

3 октября 2002 г. турецкое правительство приняло новый, еще более жесткий регламент, в соответствии с которым в случае про­водки через Проливы теплохода длиной 200-250 м, на борту кото­рого перевозится опасный груз, устанавливается одностороннее движение, то есть со встречной стороны проход каких-либо судов с опасным грузом запрещен. Согласно регламенту 1994 г. такое ог­раничение действовало только для судов длиной 250-300 м.

При этом примечательно, что в 1982 г. правительство Турции приняло Регламент порта Стамбул, распространив его действие на всю зону Проливов и предусмотрев в нарушение Конвенции 1936 г. ряд ограничений свободы судоходства в Проливах. Не случайно еще в октябре 1994 г. 71-я сессия Юридического комитета Международной морской организации (ИМО) сделала вывод, что введенные Турцией правила не соответствуют правилам и рекомендациям ИМО, между­народному праву и Конвенции 1936 г. В ноябре 1995 г. 19-я сессия Ассамблеи ИМО подтвердила тот же подход вопреки ультимативной позиции Турции и утвердила соответствующую резолюцию, подтвер­ждающую необходимость следования нормам Конвенции 1936 г.

Кроме того, турецкое правительство считает, что положение Конвенции 1936 г. дает право требовать от судов безвредного, добро­совестного и неагрессивного прохода. При этом оно основывается на положениях Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (причем Турция не является ее участником), а также Конвенции о террито­риальном море и прилежащей зоне 1958 г. В этом случае турецкое правительство рассматривает Проливы как территориальные воды с учетом административной и правовой юрисдикции над ними. В част­ности, это подтверждают решения Апелляционного суда Турции по поводу двух случаев транзитного прохода судов под кипрским фла­гом с грузом оружия в 1977 г. и 1991 г. Оба судна были загружены в порту Бургас (Болгария) ракетами и бомбами и имели поддельные документы как на груз, так и на пункт назначения. Суд классифи­цировал это как контрабандный провоз оружия, тем самым подтвер­див тезис о юрисдикции Турции над территориальными водами.

Безусловно, интенсивность судоходства возросла с момента при­нятия Конвенции 1936 г. В то же время более 50% судов, курсиру­ющих через черноморские проливы, составляют суда самой Турции, что признал МИД Турции, указав, что количество и тоннаж иност­ранных судов за последние годы даже несколько снизились. Турция же ссылается на необходимость принятия дополнительных мер без­опасности судоходства в Проливах. Однако данные Проливы с точки зрения международного права являются международными, а потому имеют особый правовой режим, который ни одна из стран не вправе изменять в одностороннем порядке.



КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

  1. Назовите условия мирных договоров 1947 г.

  2. Каковы правовые основы постоянного нейтралитета Австрии и Швейцарии?

  3. Дайте характеристику особенностей правового режима Шпицбергена и Аландских островов.

  4. Каков правовой режим Дуная и Рейна?

  5. Раскройте содержание правового режима Гибралтарского пролива и проливов Босфор и Дарданеллы.

Литература




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница