Или бытие, основанное на любви



страница18/19
Дата18.05.2019
Размер3.48 Mb.
ТипКнига
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

– В прессе происходят те же процессы, что и в обществе. В Москве зарегистрировано более 2700 изданий, половина из них – новые, более 300 – частные... Последние активно завоевывают своего читателя, а мы как работали раньше, так и работаем, теряя влияние и читательскую аудиторию... Надо учиться работать по-новому, в том числе – зарабатывать деньги. Надо уходить от нарочитой солидности и респектабельности, проникать всюду, быть понахальнее перед лицом откровенной наглости и нахальства оппонентов.

* * *

Из выступления секретаря ЦК КПСС, члена Политбюро Г.В. Семеновой:



– В нашей стране женщин на 17 миллионов больше, чем мужчин.

– Женщины составляют 35 процентов партии, среди них меньше желающих выйти из партии и больше желающих вступить в нее... Особенности женского ума и натуры таковы, что именно женщины могут стать гармонизаторами общества. Однако в 125 крайкомах и обкомах партии нет ни одной женщины - секретаря обкома-крайкома.

– Анализировал ли вообще кто-нибудь, как складываются судьбы женщин – партийных работников? А ведь это, зачастую, поломанные, искалеченные судьбы.

– Первыми при переходе к рынку пострадают женщины...

* * *

Из выступления секретаря ЦК КПСС, члена Политбюро О.С. Шенина:



– Идет организационное объединение антикоммунистических сил, цель которых – убрать компартию с политической арены, сменить действующий в стране социалистический строй, капитализировать общество. В проекте новой конституции России никакой советской власти не предусматривается: будут президент, губернаторы, мэры, произойдет полная ломка действующей системы...

Вопрос из зала:

- Не правильнее ли будет признать перестройку политической ошибкой и не поправить дело, пока есть силы?

О.С. Шенин:

– В принципе я за тот курс, который мы взяли в апреле 1985 года. Но наше общество действительно больное, поэтому я сторонник чрезвычайных мер. Генеральный секретарь считает, что так действовать нельзя, но, я думаю, мы к этому все равно придем, вынуждены будем восстанавливать конституционный порядок. И тут не надо армии и танков, просто должны действовать, выполнять свои обязанности правоохранительные органы.

– 12 июня (дата выборов Председателя Верховного Совета России. – Ю.П.) - рубежная черта во всей нашей истории: или курс, взятый страной в октябре 1917 года, будет продолжен, или все поломается...

* * *

Встреча с Председателем Совета Министров СССР Н.И. Рыжковым – кандидатом в Председатели Верховного Совета России. Вблизи Н.И. оказался совсем небольшого роста; демократичен, элегантен, обаятелен. Во главе правительства страны он уже пять лет и хорошо знает, что такое власть. Его кандидатура на Съезде народных депутатов СССР выдвигалась на пост Президента, но он ее снял. Теперь, видя, в каком состоянии находятся СССР и Россия, решил вступить в борьбу; об этом, кстати, его просили многие трудовые коллективы и общественные организации. Н.И. говорил нам, что на этих выборах речь идет не столько о личности будущего президента, сколько о том пути, по которому пойдет Россия.



Н.И. Рыжков назвал цифру: сейчас в стране более 700 тысяч беженцев. Ничего подобного у нас не было со времени Великой Отечественной войны.

* * *


Встреча с членами редколлегии «Правды» во главе с первым замом главного редактора Г.Н. Селезневым (в бытность редактором «Комсомольской правды» он приезжал в Павлодар, когда она проводила дни «КП» в нашей области). Последние новости: все дорожает – услуги связи, бумага, стоимость печати – и выкручиваться надо самим.

Замредактора Ильин говорил о периферийности мышления партаппарата: чем дальше от Москвы, тем больше все определяется уровнем и вкусами одного человека – первого секретаря обкома – он и хозяин, и удельный князь, и законодатель мод...

Современные реалии жизни в «Правде»: ее собкоры в Армении и Азербайджане не только не общаются, но и не здороваются друг с другом.

Г.Н. Селезнев:

– Я не так давно ушел из «Комсомолки», которая старалась быть (и во многом ей это удавалось) независимой даже в застойные времена. И меня  очень огорчает, что она идет теперь в фарватере политики Ельцина, стала его главным союзником и пропагандистом его идей. Вероятно, тут есть головокружение: вот мы какая демократическая газета...

– Мой главный принцип в работе: нет и не может быть закрытых тем для газеты – есть уровень профессионализма и ответственности журналистов и редактора...

* * *

Из выступления председателя Гостелерадио Л.П. Кравченко:



– Я понимал, что со мной произойдет – когда согласился возглавить Центральное телевидение, но реальность произошла все ожидания: я еще не начал работать в новом качестве, а в газетах определенного толка уже появилось 11 компрометирующих меня материалов.

– С большим трудом, преодолевая массу сложностей, мы открыли на втором канале Российское телевидение, и его ведущий тут же заявил, что они работают на плохой технике, хотя она у них – лучшая в стране.

– Общество сегодня предельно политизировано, и не без нашего журналистского участия.

– Работая в «Труде», я получил семь выговоров, дважды был на грани увольнения, зато за годы моего редакторства «Труд» стал самой тиражной ежедневной газетой страны.

* * *

Из выступления М.Ф. Ненашева – председателя Госкомитета по делам печати и книжной торговли:



– Пресса не может быть благостнее самой жизни. И когда нам говорят: «А вам не надоело все это показывать, обличать, чернить?» мы вправе ответить: «А вам не надоело так жить?». Хотя справедливо и то, что пресса не только отражает, но и формирует, творит общественное мнение, а сегодня пытается и довлеть над обществом.

– Во взаимоотношениях партии и партийных СМИ первичны положение самой партии, ее умение и способности. Это не СМИ отошли от партии, а она оказалась не готова работать с ними по-новому в новых условиях. Отсюда - новая страсть к партийной директиве, резолюциям-указаниям...

– Происходит снижение качества гласности как главного достояния перестройки. Формируется слой журналистов, готовых лишь обличать, рассуждать, причем хлестко, с крайностями, и совсем неспособных на серьезный анализ проблем в экономике и в обществе.

– Мы столкнулись с абсолютно новой ситуацией. Появилось огромное количество вновь созданных СМИ. Их издают общественные организации, редакции и издательства, ассоциации и кооперативы, совместные предприятия, партии, религиозные организации, частные лица... Многие из них ищут популярности на ниве оппозиции... И этот процесс сегодня абсолютно неконтролируем...

М.Ф. Ненашев был редактором «Советской России», сделав эту газету острой, интересной, очень популярной. О ее нынешней позиции отозвался очень сдержанно: судя по всему, ее консервативно-патриотическая линия ему не по душе. А вообще он большой умница, я люблю его читать и слушать...

* * *


Встреча с лидерами Компартии России И.К. Полозковым и Г.А. Зюгановым.

Первый баллотируется в Председатели Верховного Совета России. Говорил он многозначительно, с усмешкой, мучая при этом в руках микрофон. Я никак не мог отделаться от мысли, что мне неприятна его манера общения с аудиторией, а ведь для политика и это имеет большое значение.

Зюганов – плотный, массивный. Отвечал на наши вопросы жестко, эмоционально, чаще всего убедительно. Сразу подумалось: не Полозкову, а ему надо быть первым... Однако пленум Российского ЦК рекомендовал именно Полозкова, и теперь они с Зюгановым выступают в жёсткой сцепке. Оба уверены: люди сегодня больше всего боятся неуправляемости в стране, разгула преступности, конфликтов на национальной почве, поэтому срочно нужен закон о защите конституционного строя и прав человека, где бы он (человек) на территории СССР ни находился.

Как же так получается, спрашивали мы: КПРФ выдвинула Полозкова, но поддерживает и Рыжкова, который, в свою очередь, говорит о том, что он независимый кандидат? Нам отвечали: тут есть своя стратегия и тактика, нюансы которой оба кандидата открывать не намерены…

– А если победит Ельцин? – спросил кто-то из зала.

– Мы просчитали семь вариантов развития, располагаем всей информацией и надеемся на более благоприятный исход, последовал уклончивый ответ. – Если же придет Ельцин, то плохо будет всем, а не только коммунистам.

Общее впечатление от встречи: оба – эрудированные, уверенные в себе, хорошо подготовленные политики. Никакие они не мальчики для битья. Но вот только удастся ли им убедить в своей правоте большинство россиян?

* * *


И.И. Скиба – заведующий агропромышленным отделом ЦК КПСС:

– Сегодня страна потребляет продовольствия, завозимого из-за рубежа: мясопродуктов – более 12 процентов, молока и молочных продуктов – 15 процентов, яиц – почти 28 процентов... Не будем лучше работать - и есть лучше не будем. Главная задача дня – поддержать село ресурсами и установить паритет цен на продукцию промышленности и сельского хозяйства.

* * *

В.А. Михайлов – заведующий отделом межнациональных отношений ЦК КПСС:



– То, что происходит в Закавказье, не межнациональный и не межэтнический конфликт. Это противостояние республик и центра, это проблемы национально-государственного устройства, где много объективного и субъективного...

– Ленин назвал Россию «тюрьмой народов» в полемическом запале, а потому в значительной степени неоправданно. Россия не только вобрала в себя, но и сохранила массу народов - это был процесс многозначный и многосложный... Если бы большевики не поняли суть запросов наций, они бы никогда не победили: национальное самоопределение – это был едва ли не главный лозунг социалистической революции. И если бы мы два года назад сказали Прибалтике, Закавказью, Молдавии: поступайте как знаете, хотите – оставайтесь, хотите – отделяйтесь, это ваше право – многое сегодня было бы по-другому... А то, что сейчас происходит в межнациональных отношениях, естественный и даже закономерный процесс...

– Мы все – участники исторической драмы, которая развивается не по классическим канонам, а по законам театра абсурда. И, может быть, самый главный дефицит сегодня - дефицит стратегического мышления, потому что все происходит так быстро, что не успеваешь это осмыслить, просчитать перспективу...

Наверное, не во всем можно было согласиться с В.А. Михайловым, а с чем-то совсем нельзя было согласиться, но пищу для размышлений его суждения давали богатую... Еще он процитировал историка Грановского: русский человек настолько талантлив, что у него в голове не остается места, где могло бы разместиться чувство меры... Это – точно про нас.

* * *

В.В. Бакатин – бывший министр внутренних дел, председатель Совета безопасности. Элегантен, подтянут, умен, отлично владел аудиторией. Хотя, как мне показалось, при этом несколько рисовался:



– Два с половиной часа назад я сделал заявление для прессы о том, что подал заявку на регистрацию кандидатом в Председатели Верховного Совета России. Главный лозунг моей предвыборной программы - согласие в обществе и опора на здравый смысл...

В.В. Бакатин подробно излагал нам свою программу. Вроде все логично... Но и у Рыжкова все логично, и у Полозкова с Зюгановым... А разве в заявлениях Ельцина нет никакой логики? Как во всем этом разобраться россиянам?

* * *

Заместитель Председателя Совета Министров СССР В. Щербаков. Извинился за свой голос, пояснив, что просто охрип от бесконечных дискуссий:



– То, что происходит сегодня на продовольственном рынке, еще не кризис, а только его начало... Госторговля почти полностью развалилась и требует срочного разгосударствления... Идет дикое обесценивание рубля... К концу года в стране может быть до 20 миллионов безработных – чем их кормить?

Похоже, В. Щербаков не собирался нас запугивать – просто был информированнее остальных. Рассказал о планах правительства на ближайшее время (восстановление хозяйственных связей и производства, обуздание инфляции, стабилизация продовольственного рынка и т.д.)... Попутно сообщил, что на днях его постригли в родном Совмине за 9 рублей 94 копейки (он ожидал, что заплатит рубля два-три), что полицейские США и ФРГ оказались бессильны в борьбе с русской мафией, разбавляющей бензин на тамошних автозаправках и давно потеснившей американскую и западногерманскую (поэтому Россию срочно готовы принять в Интерпол)... В ответ на наши просьбы разобраться с ценами на бумагу, услуги связи зампред Совмина сказал, что в бюджете денег нет, и все вопросы мы должны решать на местах сами...

* * *

Интересная встреча с членами редколлегии «Советской России» (еще ее называют «Совраской»). Несколько лет назад эта газета опубликовала огромную, почти на целую полосу, статью преподавательницы вуза Нины Андреевой «Не хочу поступаться принципами», которую вскоре окрестили «Манифестом антиперестроечных сил». В «Правде» тут же появилась отповедь Андреевой – не менее пространная статья, авторство которой приписывали секретарю ЦК КПСС, одному из идеологов перестройки А.Н. Яковлеву. После чего на страницах этих двух газет развернулась бурная дискуссия: в «Правде» вовсю клеймили Андрееву и иже с ней, а в «Советской России» продолжали гнуть свою линию. Самое же удивительное – главный редактор «Совраски» В. Чикин не лишился при этом своего поста.



И вот он перед нами: высокий, кряжистый, седой, с крупными чертами лица... Такого впрямь не враз сшибешь. Говорит отрывисто, коротко, без пояснений, будучи уверенным – его и так поймут:

– Мы не являемся всеми уважаемой газетой... Яковлев назвал нас самой реакционной газетой на крайнем крыле политического спектра... Мы же не скрываем, что «Советскую Россию» отличает определенность позиции. Для нас главное – забота о состоянии широкого слоя трудящихся, мы – за демократию в интересах большинства... Мы – не кучка узколобых догматиков и консерваторов, просто мы остаемся собой. Во времена застоя мы готовили строительный материал для перестройки, а получали за это немало неприятностей... Мы – за обновление социализма. Наша позиция востребована жизнью: огромное число людей просит нас дать им возможность высказаться. У нас в газете – треть вакансий, а материалов – в избытке, потому что получаем массу прекрасных писем... Мы могли бы выпускать отличную газету из одних писем – так их много. А наш тираж – два миллиона экземпляров – говорит сам за себя...

Можно сколько угодно критиковать газету за ее политическую линию и за ее содержание, думал я, слушая В. Чикина, но такая убежденность редактора и его команды в своей правоте не могут не вызвать уважения.

В «Советской России», кстати, уже давненько работает и Надежда Гарифуллина, в свое время редактировавшая алма-атинские «Огни Алатау» (эта газета была при ней одной из лучших областных газет в Казахстане). Она – член редколлегии и тоже выступила на встрече. Говорила, что приходит немало писем с угрозами в адрес журналистов «Советской России» и в её собственный. Но такое уж теперь время: оно проверяет, чего мы стоим, и за убеждения приходится платить.

Помимо прочего, я вынес из этой встречи для себя то, что у «Совраски» можно поучиться работе с письмами.

* * *


Съезд журналистов СССР… Апрель 1991 года…

Думал, эта поездка в Москву как-то облегчит душу, ободрит, что-то прояснит... Все же – смена обстановки, перебивка сумасшедшего павлодарского ритма жизни, новые впечатления. Но - нет: дышать легче не стало. От Москвы осталось ощущение полного распада, неопрятности... И даже абсурда: доехав из аэропорта «Домодедово» до площади Маяковского на экспрессе, мы не смогли взять такси, чтобы добраться до гостиницы «Россия». Свободных машин полно, но везти не хотят – слишком близко, невыгодно. Так мы и тащились пешком по ночной улице Горького (теперь, впрочем, уже Тверской) до «России».

В буфете гостиницы через полтора-два часа после открытия – шаром покати. В винно-водочных отделах магазинов – лишь коньяк «Наполеон» (и то не везде).

Зашел к А.Г. Колодному в редакцию журнала «Советский Союз». Улица завалена грязными подтаявшими снежными кучами и мусором, дома обветшали... В редакции также царят неуют и запустение: журнал до сих пор не имеет учредителя, дела пришли в упадок, сотрудники и сам Александр Германович деморализованы. Будущее журнала, бывшего когда-то своего рода витриной СССР, туманно и непредсказуемо.

Главное впечатление о съезде журналистов: и в нашей среде – то же противостояние по лагерям, нетерпимость, разброд. Одни требуют немедленно отправить в отставку председателя Гостелерадио СССР Л.П. Кравченко (по определению демократов – консерватора и душителя гласности), другие выражают недоверие назначенному недавно министром печати РСФСР М.Н. Полторанину (тому самому, нашему земляку-казахстанцу, сподвижнику Б.Н. Ельцина и само собой – демократу из демократов). Кравченко вообще был едва ли не самой популярной фигурой на съезде. И хотя пощипали его демократы изрядно, он стойко держал удары, умело парировал острые вопросы и отстаивал свою позицию. У него было чему поучиться...

По правде говоря, я думал – наш Союз журналистов развалится. Но его удалось сохранить – правда, на новой – конфедеративной – основе. «Изменится ли что-нибудь после этого к лучшему?» – думал я, когда ставил свою подпись под документом об учреждении нового Союза…

Много было шума – и в речах, и в зале, что дало основание одному из выступающих заявить: «Давайте не будем превращать наш съезд во второй цирк на Цветном бульваре». (Мы заседали в здании общественно-политического центра Московского горкома партии, который расположен рядом с известным цирком).

Журналисты из стран Балтии, как они стали себя именовать, присутствовали на съезде уже в качестве наблюдателей, а не делегатов.

От руководства страны был и выступал председатель Верховного Совета СССР А.И. Лукьянов. Мы привыкли, если можно так выразиться, к его «телевизионно-экранному» образу, а на этот раз Анатолий Иванович предстал перед нами и просто как интересный собеседник – интеллигентный, обаятельный, остроумный. Цитировал Юлию Друнину и Булата Окуджаву; оказывается, и сам пишет – недавно выпустил сборник стихов.

Сам я ждал выступления М.Ф. Ненашева – председателя Госкомпечати СССР. Помнил его в качестве редактора «Советской России», следил за его публикациями, он выступал перед редакторами во время прошлогодних наших курсов в Академии общественных наук при ЦК КПСС.

Михаил Федорович говорил, что тяжело быть современником событий, нами переживаемых, а еще тяжелее летописать их; говорил о набившей оскомину оголтелой критике в прессе - неплодотворной и безрезультатной. Сообщил: только в Москве за последние пять месяцев зарегистрировано около двух с половиной тысяч изданий, более половины из них - новые (не партийные и не советские), в том числе примерно 200 - частные. В стране не хватает бумаги, она постоянно дорожает...

Из-за проблем с бумагой мы еще наплачемся. Редактор-сосед Ю.Е. Матвеев («Рудный Алтай», Усть-Каменогорск) жаловался: накануне съезда журналистов выпустили всего полгазеты – вышли форматом и объемом районки – нет бумаги. У нас ситуация была получше, но надолго ли?

Председателя правления Союза избрали на альтернативной основе. Среди претендентов был и декан журфака КазГУ М.К. Барманкулов (в пору нашей учебы заведовал кафедрой телевидения и радиовещания). А победил Э.М. Сагалаев – может быть, еще и потому, что в ту пору вёл на Центральном телевидении молодежную передачу и таким образом стал известен всей стране.

* * *


В первый наш день в Москве, еще до открытия съезда, ходил с приятелями в ресторан Центрального дома журналистов. Нас было трое: Николай Богормистов, с которым мы когда-то «трубили» в сельхозотделе «ЗП», приехал на съезд из Кустаная, а Валера Духанин – бывший собкор-фотокор КазТАГа по нашей области, уже давненько обосновался в Москве. Некогда знаменитый ресторан ЦДЖ, куда мы имели право доступа как делегаты съезда, являл собой остатки былой роскоши: холодный, неуютный, продымленный зал, минимум блюд при максимуме цен... Эту картину логично довершал респектабельный парень – официант в бабочке, еле-еле стоящий на ногах. Я еще подумал: где он, интересно, так сумел «набраться» при тотальном дефиците спиртного? Обслуживал он нас соответственно: примерно через полчаса после заказа принес «судака по-польски», а еще спустя полчаса бутылку водки, за которой мы его отправляли трижды, а он всякий раз объяснял: «Ее как раз поднимают из подвала!». Да, такая теперь Москва...

Из других – несъездовских – событий запомнилось мое поселение в гостиницу. Было часа два ночи, когда дежурная, открыв своим ключом дверь, завела меня в номер, где на одной из кроватей спал абсолютно голый грузин. Похоже, мы его перепугали до смерти. Все же это было как-то не по-людски – подселять, да еще таким образом.

Я просил вообще меня поселить одного в двухместном номере, потому что ухитрился забронировать место в этой гостинице и для брата Петра – как гостя съезда. Он должен был прилететь через сутки из Усть-Каменогорска, а после моего отъезда отправиться по своим делам в Ленинград. В службе размещения подтвердили, что бронь на брата есть, но сказали – подходите, когда он приедет, тогда и поселим вместе. Я им не поверил, а жить в разных номерах, встретившись на сутки, было бы в высшей степени глупо, и я решился на аферу, в результате чего – так уж вышло – и сам оказался без места. Дело было к вечеру, накрапывал дождь, когда я со своей дорожной сумкой пошел слоняться по неприютной Москве. Ситуация была точь-в-точь как в театре абсурда. Проболтавшись часа два, я снова пришел в гостиницу, и опекавшая меня доброхотка из Союза журналистов все же сумела вновь поселить меня – теперь уже одного в двухместный (с расчетом на брата) номер.

Потом я ездил в аэропорт – встречать Петра. Его рейс опоздал часа на два или три, и в гостинице мы оказались ближе к утру, но все равно были счастливы. Я плакался брату в жилетку на свою несчастную редакторскую жизнь, он мне сочувствовал… Говорил, что все делаю правильно…

* * *

Вдруг вспомнил еще один из эпизодов последнего съезда Союза журналистов СССР. Знаменитый «правдист» Юрий Жуков, знакомый всей стране как неизменный участник телевизионных передач на международные темы, бродил по огромному залу – одинокий и неприкаянный, со звездой Героя Соцтруда на груди... И казалось, что он пришел сюда из какой-то другой жизни...



* * *

Одна моя тогдашняя поездка в Москву по времени совпала с защитой Толей Егоровым, моим однокурсником по КазГУ и другом, его кандидатской диссертации в той же АОН при ЦК КПСС. Защита венчала собой и его двухлетнюю учебу в этом высшем партийном учебном заведении страны.

Работу он, судя по всему, сделал приличную, защита проходила спокойно, чувствовалось – Толян тут в авторитете, и к нему хорошо относятся. Я тоже сказал пару хвалебных слов в его адрес – вполне искренних. Из 14 членов ученого совета никто не проголосовал против, и мой университетский друг стал кандидатом исторических наук.

В свою Кзыл-Орду он уже не вернется - Зеленоградский горком партии (ближнее Подмосковье) затребовал его к себе - редактором здешней партийной газеты.

Отмечали защиту тут же, в общежитии АОН. Сначала Толян угощал профессуру, а потом собратьев по курсу, в числе которых оказался и я. Водку для застолья (такие уж были времена!) Толькина жена Надя Стефаниди привезла на самолете из Кзыл-Орды, и мы с ней накануне, пока диссертант утрясал последние предзащитные проблемы, одну бутылку уже «приговорили». Вспоминали наши студенческие времена, их свадьбу в Алма-Ате и последующие мытарства без собственного жилья в Алма-Ате, результатом чего и стал их переезд в Кзыл-Орду... Надя - большой молодец, и очень хорошо, что они с Толяном нашли в этой жизни друг друга.

...Гуляли нешумно, но весело. Наблюдал за Толиными собратьями по партийному храму науки. Бесспорно, это были яркие, одаренные люди, но и среди них уже ощущалось явное расслоение по идеологическим пристрастиям. И еще мне было важно видеть: мой друг среди них не бедный родственник, а человек, знающий себе цену...

Когда пришел мой черед говорить, сказал: вот и опять судьба нас свела вместе – на важнейшем витке жизни; могли ли мы подумать, прощаясь 14 лет назад в университетской общаге, что встретимся в Москве и по такому поводу...




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница