Издатель: Вече Год: 2005



страница30/46
Дата05.03.2019
Размер7 Mb.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   46

побережья — скалу Лос-Органос. Это крутая стена, состоящая из тысяч

шестигранных базальтовых колонн, поднимающихся из морских волн,

словно трубы гигантского органа.

Обилие солнца и тепла на Канарах не то чтобы приедается, но требует время от времени смены обстановки. И в поисках разнообразия ежегодно до полумиллиона туристов проходят по тенистым лесным дорогам острова Гомера. Тем не менее на нем сохранилось еще немало нетронутых уголков, и этот самый тихий и зеленый островок остается подлинным оазисом неизмененной природы Канарского архипелага.

Путешественник, побывавший на Канарах, непременно расскажет

своим друзьям о восхождении на пик Тейде и потрясающих видах, открывающихся оттуда на просторы Атлантики, об опаленных подземным

огнем туннелях Куэва-де-лос-Вердес, о грозных кратерах Монтаньядель-Фуэго и о загадочном острове с красивым именем Гомера...

Часть V


АМЕРИКА

ДОЛИНА


ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ ДЫМОВ

(США)


В заливе Аляска, отделенный от одноименного полуострова широким проливом Шелихова, лежит большой, лесистый и гористый остров Кадьяк. На северной его оконечности расположился единственный

на острове населенный пункт — поселок Кадьяк, основанный еще

российскими поселенцами в пору освоения Русской Америки. К тому

времени, о котором пойдет речь, то есть к началу XX века, русских на

острове уже не было, но образ жизни островитян оставался прежним.

Жители Кадьяка — белые американцы и эскимосы — занимались охотой на тюленей и морских выдр, ловили сетями лосося и продавали

шкуры, рыбу и икру торговцам, изредка приплывавшим сюда на пароходах из Штатов.

6 июня 1912 года, когда рыбаки и зверобои, как обычно в это время

года, поглядывали на море, ожидая первого в сезоне судна, они неожиданно заметили на северо-западе огромную черную тучу и услышали

необычайно громкие раскаты грома. Вскоре туча закрыла небо над островом, засверкали молнии, но с неба вместо дождя... посыпался пепел!

Пепельный дождь шел над островом двадцать пять часов подряд. Тьма

окутала Кадьяк, и целых трое суток здесь было темно, как ночью. Молния угодила в антенну радиостанции, и островной поселок лишился связи с материком. Никто не понимал, что происходит.

Лишь на четвертый день солнце с трудом пробилось сквозь тучи и

бледный рассвет озарил окрестности. Но узнать их было невозможно:

316 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

исчезли луга, зеленевшие на побережье, однообразное серое покрывало

расстилалось по всему острову, насколько видел глаз. Слой пепла на острове достигал полуметра в толщину.

Позже выяснилось, что в ста пятидесяти километрах от Кадьяка, на

полуострове Аляска, произошло грандиозное взрывное извержение вулкана Катмай. О силе извержения пришлось судить по косвенным данным, так как индейцы, находившиеся поблизости от Катмая, при первых признаках пробуждения огнедышащей горы поспешно пустились в

бегство, а постоянных поселений в районе вулкана не существовало в

радиусе нескольких сот километров.

Однако то, что столб пепла поднялся на двадцать километров, а звук

взрыва был слышен за тысяча двести километров, в столице Аляски,

городе Дкуно, говорило о гигантских масштабах природной катастрофы.

Колебания почвы при взрывах (а за первым последовало еще два, почти

таких же сильных) ощущались за двести километров от Катмая. Пепел

покрыл не только Кадьяк, но выпал даже в городе Ванкувере, почти в

двух тысячах километров от места извержения. В четырех километрах от

вулкана его слой достигал двадцати метров, а на берегах пролива Шелихова — трех метров.

Целый год потом мелкие частицы пепла носились в атмосфере. Лето

по всей планете выдалось значительно более холодным, чем обычно,

из-за того, что пепельная дымка задерживала почти четверть падавших

на Землю солнечных лучей. Кроме того, повсюду в 1912 году отмечались

удивительно красивые алые зори.

Прошло четыре года, прежде чем на Аляску сумела добраться первая

научная экспедиция. Трое американских ученых во главе со знаменитым

вулканологом Григгсом поднялись на каменистый таежный перевал

Аляскинского хребта, и с его двухкилометровой высоты увидели уходя

Рис. 135. Долина Десяти Тысяч Дымов

через 88 лет после извержения

ДОЛИНА ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ ДЫМОВ 317

Рис. 136. Озеро в кратере вулкана Катмай

щую на север широкую плоскую долину, по всей длине которой с ревом выбивались из-под земли белые фонтаны дыма. Григгс назвал эту

необычную местность Долиной Десяти Тысяч Дымов.

На старой карте, созданной за полвека до того русскими топографами, на этом месте была показана лесистая узкая и глубокая долина реки

Укак. По ней проходила тропа, значит, здесь бывали люди, но никто не

замечал здесь никаких газовых струй. Теперь же на месте долины находилась гладкая безжизненная равнина длиной в двадцать и шириной в

пять километров, усеянная множеством белых фонтанов. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это не дым, а пар, но это обстоятельство никак не проясняло загадку. Что произошло в долине? Как возникли десять тысяч «дымов»?

Разгадку следовало искать у вулкана, и Григгс направился к Катмаю.

Но что это? Вместо высокой остроконечной вершины, достигавшей

почти двух с половиной километров, перед ним лежал усеченный,

словно обрубленный, широкий конус, едва превышавший в высоту два

километра. Взобравшись на его гребень, ученые увидели под ногами

огромную эллиптическую впадину-кальдеру, окружностью в двенадцать километров. Отвесные стены ее уходили далеко вниз, где на глубине в девятьсот метров находилось глубокое озеро диаметром в полтора километра. Вода в нем была мутно-белого цвета с зеленоватым

оттенком, а посредине располагался небольшой островок, имевший

форму полумесяца.

Дальнейшее изучение вулкана показало, что его извержение в 1912 году

было самым сильным в истории человечества. (Лишь взрыв вулкана Санторин в Эгейском море в XV веке до нашей эры был, возможно, еще

более мощным. Но это предположение — из области гипотез, так как

318 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

документальных свидетельств той далекой катастрофы не сохранилось,

и наука вынуждена судить о ней лишь по косвенным данным.)

Вулканическим взрывом было поднято в воздух, обращено в пепел

и развеяно в атмосфере тридцать миллиардов тонн горных пород! Масштабы извержения можно попробовать представить себе, мысленно перенеся вулкан Катмай, например, на Манежную площадь в Москве. Тогда вся территория столицы до самой кольцевой автомагистрали была бы

погребена под многометровой толщей пепла. В Калуге его слой достиг

бы тридцати сантиметров, а в Смоленске и Нижнем Новгороде выпало

бы пятнадцать сантиметров пепла. Звук взрыва был бы слышен в Крыму, на Урале и в Архангельске, а тончайшая вулканическая пыль долетела бы до Ирана, Англии и Италии.

Но сила извержения не объясняла появления загадочной долины. Она

располагалась в стороне от Катмая, и происхождение многочисленных

струй пара казалось необъяснимым. Лишь последующие экспедиции

Григгса в этот вулканический район помогли раскрыть тайну Долины

Десяти Тысяч Дымов.

Оказалось, что незадолго до взрыва из бокового кратера Катмая, а

может быть, из трещин на его склонах, началось извержение, но не

лавы, а мелкого вулканического песка. Туча раскаленных песчинок, каждая из которых была окутана горячим сжатым газом, вела себя как жидкость и свободно текла по склону вулкана в долину. По краям будущей

Долины Тысячи Дымов слой песка достигал тридцати метров, а в середине превышал двести. Деревья на склонах были свалены и обуглены

палящей песчаной рекой. Когда поток вулканической пыли остановился

и газы улетучились, горячие песчинки спаялись между собой, образовав твердую каменную броню из вулканического туфа. Но местами в нем

образовались трещины, и воды реки Укак и многочисленных родников

на ее берегах, испарявшиеся под горячей «броней», вырывались наверх

в виде белых струй пара.

Четыре года подряд Григгс и его коллеги изучали удивительную долину. Работать им приходилось в нелегких условиях. Вот что пишет об

этом сам вулканолог:

«Ночью трудно было спать в палатке: земля была горячей как печка.

Пока один бок пропекался, другой стыл от холодного ветра, дувшего с

соседних ледников. Люди вынуждены были поминутно переворачиваться. Зато необычайно удобно было готовить пищу. Не нужно было думать

о кострах, поблизости находились всегда горячие печи... Сковороду надевали на длинный шест и вводили в струю пара, причем шест не только не надо было поддерживать, но, наоборот, приходилось прижимать

книзу, и все-таки сковорода висела в воздухе — так сильно было давление выходившего совершенно прозрачного и невидимого перегретого

пара. Этим паром можно было зажечь палку.

Воронки многих фумарол были украшены красивыми яркими узорами из отложившихся на них красных, зеленых, фиолетовых солей и

окислов металлов».

ВОДОПАД НИАГАРА 319

К сожалению, прошедшие десятилетия наложили отпечаток на облик уникальной долины. С годами покров туфов стал постепенно остывать, и уже экспедиция французского вулканолога Тазиева, побывавшая в Долине Десяти Тысяч Дымов спустя полвека, обнаружила в ней

лишь пять тысяч фонтанов пара, да и у тех высота и температура струй

стали значительно меньше. Не пройдет и сорока лет, с грустью констатировал маститый вулканолог, как нижние слои туфов остынут окончательно, и тогда этот замечательный памятник природы потеряет свое

самое эффектное украшение.

Сейчас Интернет позволяет нам переноситься через океаны и континенты, не вставая из-за стола. И автор воспользовался этой возможностью, желая узнать, в каком состоянии находится долина в наши дни,

и в душе надеясь, что печальный прогноз французского ученого не оправдается. Увы, Тазиев оказался прав. В Долине Десяти Тысяч Дымов

больше нет ни одного дымка!

Но, не взирая на это, вулканические диковинки Аляски не стали для

путешественников менее притягательными И сотни туристов ежегодно

приплывают и прилетают в самый северный штат США, чтобы увидеть

фантастическую долину, словно перенесенную к нам с другой планеты,

и гигантскую воронку на горе Катмай — все, что осталось от некогда

грозного вулкана после самого страшного в истории извержения.

ВОДОПАД НИАГАРА

(США—Канада)

Великие озера Северной Америки — Верхнее, Мичиган, Гурон, Эри

и Онтарио — самое большое озерное «созвездие» нашей планеты. Воды

первых четырех из них уносит в пятое — Онтарио — мощная и быстрая

река Ниагара. Ее длина невелика (всего пятьдесят шесть километров),

но на этой короткой дистанции между озерами Эри и Онтарио река

спускается почти на сто метров! Причем половину этой высоты она теряет одним буйным прыжком, который и зовется водопадом Ниагара.

Слава этого водного скачка настолько велика, что он стал для многих как бы синонимом слова «водопад». Больше трехсот лет люди идут,

плывут, едут и летят сюда, чтобы увидеть это красивейшее место. Шестнадцать миллионов человек ежегодно бывает у Ниагары, и нет на Земле

путешественника, который бы не слышал об этой уникальной природной жемчужине и не мечтал увидеть ее своими глазами.

Могучий многоводный поток шириной в тысячу двести метров разрезан у водопада Козьим островом на две части. Справа, со стороны,

где пограничная река омывает территорию США, низвергается Американский водопад, демонстрирующий, можно сказать, классический тип

большого водопада и чаще всего фигурирующий на фотографиях. А бли

320 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

же к левому, канадскому берегу Ниагары, изогнулась плавная девятисотметровая дуга Канадского водопада, или Подковы, как его чаще называют. К сожалению, густое облако водяных брызг, поднимающееся

вверх от подножья Подковы, мешает этой части Ниагары предстать перед зрителем во всей своей красе.

Кроме этих двух общеизвестных слагаемых прославленного водопада

существует еще и третья его часть, менее известная, но до недавнего

времени доставлявшая туристам такие острые ощущения, каких им не

могли подарить Канадский и Американский водопады. Рядом с Козьим

островом, ближе к США, расположен крохотный островок Лунный.

Струя шириной в двадцать метров, ниспадающая между ними, именуется Центральным, или Лунным, водопадом. Еще несколько лет назад

путешественник мог, спустившись по винтовой лестнице вниз, пройти,

надев непромокаемый комбинезон, по уступу между известковым обрывом и падающей стеной воды Лунного водопада Прогулка в тучах

брызг под грохот разбивающихся водяных струй была, как говорят,

самым захватывающим ощущением для посетителей Ниагары. Желающих побывать в этой «Пещере ветров», как ее называли, всегда было

предостаточно, однако власти запретили эти рискованные экскурсии,

опасаясь, что непрочный край уступа обломится в самый неподходящий момент.

Подобные случаи уже бывали на американской стороне Ниагары. В

январе 1931 года обрушилась глыба весом в семьдесят пять тысяч тонн. А

в июле 1954 года вниз сорвалась почти двухсоттысячетонная громадина.

В конце концов пришлось даже на время перекрыть реку выше водопада

так, чтобы вся вода текла через Подкову, и капитально «отремонтировать» бетоном известняковый уступ, с которого срывается Американский водопад.

У каждой из сторон знаменитого водопада есть свои достоинства.

Подкова потрясает мощью падающей водной массы (через нее протекает девять десятых всей ниагарской воды) и грохотом разбивающихся

водопадных струй. Недаром у Канадского водопада есть еще одно название — «Громовержец».

Воды огромной реки плавно катятся к скальному уступу и с величавым спокойствием падают в бездну с высоты в пятьдесят метров. В половодье толщина водного потока на гребне водопада достигает пяти метров. Верх водяной стены кажется неподвижным. Ее гладкая поверхность

напоминает темно-зеленое стекло. А внизу вода кипит и беснуется, образуя гигантские водовороты. Над этим диким апофеозом клокочущих и

грозно ревущих струй поднимается на сотню метров вверх белый столб

водяной пыли, закрывающий всю середину Подковы.

Внизу водопад выточил в каменном ложе реки желоб глубиной в

пятьдесят метров. Понятно, что одной воде выдолбить такой «исполинов котел», как называют подобные углубления геологи, было бы не

под силу. Но под прочным пластом известняков, с которого падает во

ВОДОПАД НИАГАРА 321

допад, залегают глины и песчаники, с которыми вода справляется играючи. С течением времени под известняком образуются пустоты, и тогда края пласта обламываются. Упавшие глыбы, вращаемые бешеными

падающими струями, действуют на породы дна реки как буровой инструмент, год за годом вгрызаясь в песчаник, подстилающий Ниагару.

Американский водопад короче, но зато лучше смотрится со стороны, особенно в солнечную погоду. Неровная, чуть волнистая и как будто взлохмаченная стена вспененной воды очень эффектно разбивается о

громоздящиеся внизу огромные куски упавших каменных глыб. А ночью

сотни разноцветных прожекторов, подсвечивающих непрерывно движущуюся стену воды, создают поистине сказочную иллюминацию, усиливающую и без того потрясающее впечатление от этой части Ниагары.

Американский водопад выше Канадского почти на десять метров,

однако слой воды на его гребне — всего полметра, из-за чего его и удается так красиво подсвечивать.

Грохот Ниагары слышен за двадцать пять километров, поэтому стоящий рядом с водопадом человек ничего не слышит. Не зря индейцыирокезы, жившие поблизости, дали этому чуду природы такое название

(по-ирокезски «ниагара» — «грохочущая вода»).

Как и всякий водопад, Ниагара меняет свой облик в зависимости от

времени года, суток и даже от изменения характера облачности. Весной

и летом белопенная голубоватая водяная стена оттеняется сочной зеленью берегов, осенью — пламенеющей листвой канадских кленов, зимой — белым спокойствием снежного покрова набережных и кровель

окрестных зданий.

Кстати, зимой замерзают только края реки Со скал, выступающих

на гребне оскудевающего в это время водопада, постепенно нарастают

огромные, как исполинские сталактиты, сосульки, искрящиеся на фоне

беснующейся воды. Еще более впечатляющая картина развертывается

перед путешественником, приехавшим на Ниагару весной, во время

половодья. Громадные льдины, словно айсберги, подплывают к краю

обрыва и падают вниз, с грохотом и гулом разбиваясь вдребезги и исчезая в пучине.

В 1848 году льды озера Эри плотной массой забили исток Ниагары, и

вода в водопаде иссякла. Местные жители, не понимая причин странного поведения реки, в панике ожидали чего угодно, вплоть до конца света. Целые сутки никто из них не сомкнул глаз. Наконец, через тридцать

часов вода прорвала ледяную перемычку и всей накопившейся массой

ринулась вниз. Низвержение воды вперемешку с глыбами льда, по рассказам, напоминало извержение вулкана с землетрясением впридачу.

За водопадом река сужается почти в десять раз — до ста тридцати

метров — и несется вперед со страшной скоростью. Мрачный скалистый каньон длиной в одиннадцать километров позволяет Ниагаре продемонстрировать всю свою неукротимую мощь, прежде чем она выйдет

на равнину и спокойно впадет в озеро Онтарио.

322 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

На обоих берегах в толще скал вырыты шахты, в которых устроены

лифты. Одетые в прорезиненные плащи туристы спускаются к самому

подножью Ниагары и, находясь в каких-нибудь полутора метрах от грандиозной рушащейся вниз водяной стены, ощущают благоговейный ужас

перед необузданной мощью природных сил.

Гиды рассказывают путешественникам ирокезскую легенду о Деве

Тумана, ритуальной жертве Ниагары. Как гласит легенда, индейцы ежегодно выбирали самую красивую девушку и приносили ее в жертву богу

Маниту, жившему в пучине под водопадом. Для этого красавицу, нарядно одетую, сажали в пирогу без весел и отталкивали от берега выше

Ниагары. И Дева Тумана, как называли принесенную в жертву, улыбалась и пела, плывя к водопаду, — ведь ей выпало великое счастье встретиться со всемогущим божеством! Но однажды выбор пал на красавицу-дочь великого вождя ирокезов. Не в силах вынести разлуки с любимой дочерью, он бросился в пучину с края скалы и погиб в ниагарских

водоворотах. С тех пор ирокезы, лишившиеся самого мудрого и храброго

вождя, навсегда покончили с жутким обрядом, чтобы впредь не случалось подобных трагедий.

Кое-кто считает, что у ирокезов не было такого предания и оно попросту выдумано хитроумными гидами для развлечения туристов. Но мне

кажется, что даже если это и так, поэтичная легенда имеет право на

существование. Настолько грозен облик разъяренной водной стихии, так

безгранична и сурова ее бешеная сила, что воображение путешественника прямо-таки требует роковых и жутких историй, связанных с прошлым водопада.

Между тем реальная история Ниагары тоже полна скрытых драм и

трагедий, только геологических. Всю свою жизнь, десять тысяч лет, она

медленно пятится вверх по течению, размывая и подтачивая край уступа, с которого обрушивается вниз. За это время водопад прошел одиннадцать километров, образовав тот самый каньон, в котором теперь беснуется река после своего головокружительного прыжка. Скорость отступления в наше время составляет больше метра в год. Это касается в первую очередь Подковы, у которой особенно быстро разрушается ее средняя часть.

Американский водопад, как уже говорилось, отступает скачками,

происходящими из-за катастрофических обвалов гребня. Особенно большой обвал случился здесь в 1886 году, когда местность вокруг Ниагары

дрожала, как при землетрясении. Катастрофы 1931 и 1954 годов, о которых мы рассказали выше, тоже нанесли серьезный ущерб американской

части водопадного уступа.

Если отступление Ниагары будет продолжаться такими же темпами,

то через тридцать тысяч лет она достигнет озера Эри и спустит его воды

в Онтарио. Сейчас, правда, часть вод Ниагары в ночное время отводится через боковые каналы на турбины электростанций, и мощь речного

потока тогда становится меньше, но все же не за горами то время, ког

ВОДОПАД НИАГАРА 323

Рис. 137. Канадская часть Ниагары («Подкова»)

да пятящаяся назад стена обрыва окажется выше Козьего острова, два

водопада сольются в один, который будет продолжать отступать к озеру

Эри и, скорее всего, станет далеко не таким красивым и высоким. Вероятно, в не столь уж далеком будущем человеку придется спасать замечательное творение природы от ожидающей его печальной судьбы.

Немало трагедий, причем самых настоящих, а не гипотетических,

произошло за последние полтора века и с людьми, мечтавшими прославиться благодаря Ниагаре. Первым решил поиграть на нервах многочисленных туристов, приезжавших к водопаду, знаменитый в прошлом

веке циркач-канатоходец Жан Блонден. В 1859 году он объявил, что

пройдет четыреста метров по канату, натянутому над каньоном в километре ниже Канадского водопада. Посмотреть на это зрелище собралось

не меньше ста тысяч человек. По реке ниже водопада плавал небольшой

туристский пароходик (называвшийся, разумеется, «Дева Тумана»), переполненный желающими увидеть предстоящий триумф (или трагедию)

Блондена с нижней точки.

Когда Блонден ступил на провисший до высоты пятьдесят метров

над ущельем канат, половина зрителей была уверена, что он сорвется.

Циркач прошел треть пути и присел на канат отдохнуть — так дрожали

его ноги. Потом прошел еще треть длины каната и снова решил посидеть. Он помахал пассажирам стоявшей внизу «Девы Тумана», жестами

324 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

показал, чтобы она подошла и встала прямо под ним, а затем спустил

вниз веревку, к которой на корабле привязали бутылку виски. Подняв

ее, канатоходец выпил содержимое сосуда и продолжил путь. Весь переход через ущелье занял у Блондена пятнадцать минут.

Слава Блондена чуть ли не затмила славу самого водопада. Два года

он продолжал изумлять публику все новыми трюками над Ниагарой.

Француз ходил по канату с надетым на голову мешком, толкал перед

собой тачку, кувыркался над ущельем задом наперед, танцевал, ходил

на ходулях, подпрыгивал. Но ни одного трюка Блонден не повторял

дважды. Он становился на голову, проходил над ущельем с руками и

ногами, закованными в цепи, стоял на канате, держа в руке шляпу, а

человек с берега стрелял в нее из ружья, ходил над Ниагарой ночью,

освещая себе путь фонарем...

В довершение всего Блонден сумел пройти по канату, неся на плечах

своего менеджера. Говорят, что когда он проделывал это, у водопада

собралось двести пятьдесят тысяч человек! Отчаянный циркач вошел в

историю как покоритель Ниагарского водопада. В этом качестве он и гастролировал затем по всему свету, побывав, в частности, и в России.

Слава отважного француза вызвала волну желающих повторить его

подвиги, однако его последователям везло куда меньше. Итальянец Баллини оступился на середине пути и с пятидесяти метров полетел в воду.

Чудом он остался жив. Но следующий канатоходец, Стив Пир, первым

из циркачей вошел в список жертв Ниагары.

Однако наиболее рискованные предприятия в истории Ниагары были

связаны с многочисленными попытками спуститься с водопада в каком-либо необычном судне. Легенда о «Деве Тумана» явно не давала покоя искателям и искательницам приключений. Первой в списке ниагарских авантюристов была, как ни странно, женщина — сорокатрехлетняя учительница Анна Тейлор. В качестве судна новоявленная «Дева Тумана» выбрала бочку из-под виски. Для начала учительница пустила в




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   46


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница