Издатель: Вече Год: 2005



страница32/46
Дата05.03.2019
Размер7 Mb.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   46

тысяч путешественников, ежегодно посещающих это удивительное место, немало и гостей из-за рубежа, преодолевающих порой огромные расстояния, чтобы увидеть это чудо природы.

И Долина Монументов стоит этого. Вряд ли где еще на Земле можно

встретить такое множество исполинских каменных останцов самых фан

ДОЛИНА МОНУМЕНТОВ 335

тастических форм, особенно эффектно выглядящих в сухом и прозрачном воздухе пустыни.

Расположен этот природный феномен в долине реки Сан-Хуан, притока могучей Колорадо, протекающего по границе штатов Юта и Аризона на юго-западе США.

К сожалению, черно-белые фотографии не способны передать своеобразное очарование пейзажа этого уголка Америки, где краски, формы, тени и фантазия зрителя образуют поразительный сплав, рождающий сказочные видения, меняющие свой облик с каждым часом на протяжении всего времени от восхода до заката.

Когда подъезжаешь к Долине Монументов по единственному шоссе,

ведущему к ней через аризонскую пустыню, кажется, что на горизонте

возникает какая-то удивительная страна, где древние замки и восточные храмы чередуются с современными небоскребами и абстрактными

скульптурами. Здесь соседствуют величие и угроза, юмор и ожившая добрая фантазия, героический порыв и скорбный траур.

Безжизненная, поросшая полынью равнина служит идеальным нейтральным фоном для наиболее полного восприятия природных памятников этой долины каменных чудес.

Высота гигантских скал-останцов, сложенных красными, коричневыми и желтыми песчаниками, достигает трехсот метров. Невероятное

разнообразие и причудливый облик скал дали повод для их необычных

Рис. 142. Долина Монументов

336 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

названий, большинство которых родилось еще в XIX веке, когда первые

белые люди появились в долине.

Впрочем, в те годы немногим смельчакам удавалось пробраться в

этот негостеприимный пустынный край, к тому же населенный воинственными индейцами навахо. Племя это, кстати сказать, одно из самых многочисленных в США (сейчас навахо около четверти миллиона

человек) и одно из немногих, которые сумели извлечь выгоду из общения с бледнолицыми. Еще в XVII веке они переняли у испанцев навыки

обращения с завезенными сюда овцами и вскоре полностью изменили

свою хозяйственную жизнь, став заправскими овцеводами. Это позволило им успешно существовать в суровых условиях пустыни. Новый образ жизни навахо сохраняют и сейчас, постоянно совершенствуя качество и стиль своих изделий из овечьей шерсти. И надо сказать, что искусно вытканные пледы и коврики с ритуальными рисунками навахо

вызывают у туристов подлинный ажиотаж.

Массовое посещение Долины Монументов началось после 1870 года,

когда закончились войны с индейцами, и особенно со второй половины XX века, когда США охватил туристский бум. Бескрайние просторы

долины, равнинный рельеф и огромные размеры скал позволяют осматривать большую часть монументов прямо из автомобиля. Однако понастоящему сильное, почти реальное ощущение пребывания в фантастическом мире путешественник получит, если заберется на один из останцов и полюбуется пейзажем «с высоты птичьего полета».

Сверху особенно величественно выглядит «Замок» — могучий трехсотметровый массив с плоской, увенчанной зубцами верхушкой. Как-то

по-детски задорно смотрятся «Рукавички» — две симметричные скалы

с торчащими сбоку башенками, похожими на оттопыренные пальцы.

В отдалении высятся «Три монахини», возглавляемые высокой (245 метров) «Настоятельницей». А неподалеку от «Рукавичек» уселась на гнезде

дородная «Наседка». Капризы природных сил превратили иные скалы в

подобие гигантских грибов, 'а некоторые останцы напоминают исполинские пни, кактусы или кипарисы.

История возникновения этого удивительного ландшафта в общем-то

традиционна для подобных останцовых групп. Миллионы лет на месте

нынешней равнины плескались волны мелководного мезозойского

моря, на дне которого откладывались пласты песчаников. В конце мелового периода в результате поднятия земной коры на месте моря образовалось обширное песчаниковое плато, которое впоследствии размывалось дождями и разрушалось морозом и ветром, пока не было расчленено на отдельные столовые горы, а затем и на разрозненные башни и

колонны.

Надо сказать, что природа не поскупилась на каменные чудеса для югозападных штатов США. Чуть западнее Долины Монументов, у впадения

Сан-Хуана в Колорадо, над пересыхающей речушкой Бридж-Крик взметнулась в небо красивейшая абсолютно симметричная арка Моста Радуги.

ДОЛИНА МОНУМЕНТОВ 337

Рис. 143. Панорама Долины Монументов

Этот поразительный естественный мост долгое время был знаком

белым жителям США только из легенд навахо, рассказывавших своим

«бледнолицым братьям» о загадочной «окаменевшей радуге», укрытой в

их родных горах.

Заинтересовавшись этой легендой, трое смельчаков рискнули в

1909 году забраться вглубь труднодоступных пустынных гор, туда, где

высится над Сан-Хуаном священная гора Навахо. Подъехав к подножью

горы, они спустились в

ущелье и... ахнули от восторга: над скалистым

каньоном поднималась

гигантская почти стометровая арка из переливающегося розовыми,

голубоватыми и краснокоричневыми оттенками

песчаника.

Она была настолько

совершенна, что не верилось, будто это не творение рук человеческих.

Взмывая со скалы,

слитой с ее основанием,

арка перелетает через каньон шириной в восемьдесят пять метров, поднимаясь на высоту около

девяноста метров над рекой. Под ней свободно

уместилась бы Спасская

башня Кремля или колокольня Ивана Великого. В

толщину арка достигает

тринадцати метров, а в

ширину — десяти, так

что природный мост

вполне мог бы вместить

двухполосное шоссе. Рис. 144. Мост Радуги

338 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

Индейцы навахо с давних пор считали «каменную радугу» священной и ежегодно съезжались к ней для поклонения. Но пробраться в эти

места по горным тропинкам было очень непросто. Лишь после постройки в 1963 году плотины на реке Колорадо и образования озера-водохранилища Пауэлл стало возможным легко попасть к Мосту Радуги на

обычном прогулочном катере, и массы туристов смогли увидеть удивительное творение природы не только на фотографиях.

Естественные каменные арки-мосты встречаются в различных районах нашей планеты. Они есть в Китае, на Ближнем Востоке, в Армении.

Но штату Юта повезло больше всех. Здесь даже организовали Национальный парк Каменных Арок в трехстах километрах к северу от Моста Радуги, в местности, славящейся множеством причудливых скал и

каменных мостов самых различных очертаний. Им присвоены поэтичные, а порой и шутливые названия: «Темный ангел», «Корабельная

сосна», «Прощание», «Небесный свод», «Пейзажная» и даже «Одеяние старой девы».

А в расположенной к югу от Долины Монументов пустыне Пейнтед

еще полтора века назад попавший сюда лейтенант американской армии

Ситгривз обнаружил остатки поистине невиданного леса. Пни и бревна, неведомым образом оказавшиеся посреди пустыни, были как две

капли воды похожи на настоящие: с корой, сучками и годовыми кольцами. Но состояли они не из древесины, а из крепчайшего камня, словно неведомый волшебник своими заклинаниями заставил их окаменеть.

Индейцы, бывавшие в этих местах, считали, что в каменистой пустыне валяются стрелы бога Грома. На самом деле здесь, в Аризоне, на

левобережье реки Колорадо был обнаружен самый большой ископаемый окаменелый лес из всех известных на планете. Он сохранился еще

с триасового периода мезозойской эры, когда в могучих хвойных лесах,

окружавших болотистую долину, бродили динозавры.

Как установлено учеными, высота древних деревьев составляла в

среднем тридцать метров, а диаметр их достигал двух метров. Впрочем,

иные великаны были вдвое выше и толще. Правда, в наши дни почти

все бревна развалились на несколько кусков, но зато это позволяет увидеть все разнообразие кристаллов кварца и его разновидностей, заместивших в процессе кристаллизации сгнившую древесину.

Каменные копии деревьев на срезах сверкают кристаллами розового

аметиста, черного мориона, прозрачного горного хрусталя и мелочнобелого кварца, переливаются прихотливыми узорами халцедона, яшмы,

оникса и сердолика. Самые большие скопления уникальных бревен в

этой каменной чаще получили особые названия в зависимости от облика найденных стволов: «Синяя гора», «Хрустальный лес», «Радужный

лес», «Черный лес» и «Яшмовый лес».

А на окраине этого удивительного уголка пустыни индейцы много

веков назад сложили из особенно красивых каменных стволов святилище и назвали его «Агатовым домом».

БОЛЬШОЙ КАНЬОН 339

Этот район, как и большая часть Аризоны, представляет собой пустыню, где выпадает лишь около двухсот миллиметров осадков в год, но

зато осадки обрушиваются на землю, как правило, в виде бурных ливней, смывающих до трех сантиметров почвы. И каждый такой дождь вымывает из земли новые, скрытые до того сокровища окаменелого леса.

Эта страна каменных замков, мостов и лесов буквально завораживает путешественника своими причудливыми очертаниями дворцов и башен в лучах рассвета и розовым полукружием арки над пустынным каньоном. И не просто названием на карте останутся для него индейские

слова — Юта, Навахо, испанские — Аризона, Колорадо, английские —

Монъюмент-Вэлли, Рейнбоу-Бридж, Петрифайд-Форест...

БОЛЬШОЙ КАНЬОН

(США)

«...Первое ощущение — видишь сон. Ужасающих размеров провал!



Другой берег провала виден сквозь толщу воздуха и потому слегка задымлен, окутан одинаковой плотности синевой. Пятнадцать километров

разделяют края провала. Человека на том берегу нельзя разглядеть. Многоэтажный дом показался бы с коробок спичек. И глубина... Дна Каньона не видно. Останкинская башня белела бы в этом проеме еле приметной иглой. Такую «канаву» люди не сумели бы вырыть, если бы даже

рыли ее всем миром и с первой недели своей истории. Эту забаву могла

себе позволить только природа. И ушло на это десять миллионов лет».

Рис. 145. Большой Каньон

340 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

Так описывает свое знакомство с Большим Каньоном реки Колорадо журналист и путешественник Василий Песков.

Действительно, масштабы этой зияющей бездны трудно себе даже

представить: длина этого колоссального ущелья — более пятисот километров, а глубина достигает тысячи восьмисот метров!

Ширина каньона колеблется от шести до двадцати километров, а в

одном месте он сужается даже до восьмисот метров. Книзу стены пропасти постепенно сходятся ближе, и на дне его ширина долины Колорадо

составляет всего сто метров.

Ни одно описание не может передать всей грандиозности самой исполинской расщелины на нашей планете. Невозможно сделать и фотоснимок, отображающий сколько-нибудь адекватно всю гигантскую, невероятную бездонность и бесконечность этого уникального «оврага».

Да-да, если смотреть на Большой Каньон глазами геолога — это всего лишь огромный, самый большой на Земле овраг, результат многовековой водной эрозии. Когда десять миллионов лет назад равнина, по

которой текла река Колорадо, стала вздыматься под действием подземных сил, водный поток начал врезаться в плато. Причем произошло на

редкость удачное совпадение: река вгрызалась в породы с той же скоростью, с какой поднималась местность. В итоге к нашему времени глубина вреза составила почти два километра.

Миллионы тонн камня унес бешеный поток Колорадо в море, прежде чем образовался Большой Каньон. И это оказалось реке под силу в

первую очередь из-за ее очень быстрого течения (до постройки гидростанции в верховьях Колорадо ее скорость достигала тридцати километров в час!), а также из-за того, что породы каньона — известняки, песчаники и сланцы — были достаточно мягкими. Сейчас на дне ущелья

выступили уже самые древние породы — граниты, разрушение которых

происходит гораздо медленнее, тем более что и скорость реки теперь

снизилась.

Огромное пространство Большого Каньона не выглядит просто длинным узким провалом в земле. Он заполнен беспорядочным скоплением

утесов-останцов, именуемых здесь «храмами». Останцы имеют самую

причудливую форму и действительно часто напоминают замысловатые

индийские или индонезийские храмы, японские пагоды, старинные

башни, купола и крепостные стены.

Весь этот разноликий каменный лабиринт, как и исполинские стены Каньона, разлинован цветными пластами осадочных пород, слагающих плато и уподобляющих «храмы» высотным постройкам с чередующимися желтыми, розовыми, красными, коричневыми и бурыми этажами.

Величие этого молчаливого сказочного города можно оценить, лишь

спустившись с плато Колорадо вниз, к бегущим по дну каньона красно-коричневым водам Колорадо. (Само название реки в переводе с испанского и означает «красная».)

БОЛЬШОЙ КАНЬОН 341

Здесь также ощущаешь ярость и мощь стихии, которой оказалось

под силу пропилить такую гигантскую щель в

каменной броне древнего плоскогорья. Река

сейчас, даже укрощенная выше каньона плотиной, мчится по нему

со скоростью двадцать

километров в час, катя

по дну огромные валуны и гальку и неся

столько песка и глины,

что вода ее абсолютно

непрозрачна. Камни и

песок, несомые рекой,

удесятеряют разрушающий эффект, и даже

крепчайшие граниты

ложа каньона протираются этим «наждаком»

ежегодно на четверть

миллиметра.

За сутки Колорадо

проносит полмиллиона

тонн глины, песка и

камней. Понятно, что

Рис. 146. Каменные «храмы»

Большого Каньона

такой «землеройной машине» под силу было за миллионы лет выкопать

такой «ров», как Большой Каньон.

Из европейцев первым в 1540 году ущелье увидел некий Коронадо,

офицер одного из отрядов испанского конкистадора Кортеса. Испанцы

так и не смогли спуститься в каньон и вернулись обратно в Мексику.

Только более чем два века спустя на берегу каньона появился следующий гость из-за океана — францисканский монах Гарсос. Но прошло

еще почти сто лет, пока в 1869 году экспедиция под руководством майора Пауэлла впервые сумела пройти Большой Каньон на лодках и составить его первое научное описание.

Это путешествие было настоящим подвигом. Не имея карт и опыта

плавания в таких невероятно трудных условиях, Пауэлл и его спутники

преодолели больше двухсот порогов и благополучно добрались до Калифорнийского залива, куда впадает Колорадо.

Сейчас желающие могут повторить плавание Пауэлла, не подвергаясь такому риску, так как для сплава используются теперь большие на

342 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

дувные плоты. Тем не менее

испытавшие себя в этом нелегком водном слаломе признаются, что и на абсолютно непотопляемом и предельно устойчивом плоту момент, когда

гребцов, ныряющих с судном

в трехметровую стоячую волну

на сливе с порога, вода накрывает с головой, доставляет туристу не менее сильные ощущения, чем те, что испытывал

майор Пауэлл.

Даже в кино кадры, когда

плот вместе с людьми исчезает в кипящей и ревущей бездне, заставляют сердце сжиматься от волнения. Лишь когда спустя полминуты оранжевое надувное «плавсредство»

выныривает из клокочущей

Рис. 147. Сплав по реке Колорадо

пены и головы членов экипажа показываются на поверхности, зритель

облегченно переводит дух и вновь обретает способность любоваться окружающим пейзажем

Путешественники, предпочитающие менее спортивные методы познания природы, спускаются в Большой Каньон «на своих двоих» по

проложенным в двух местах пешеходным тропам, либо проделывают

этот головокружительный спуск верхом на муле. Если идти не останавливаясь, маршрут до дна ущелья и обратно можно одолеть за десять часов. Но на это способны только тренированные туристы. Не рассчитавшим же своих сил придется воспользоваться услугами «службы спасения» и выбираться верхом или на вертолете.

Надо сказать, что климат на плоскогорье и в глубине каньона различается и довольно резко. Когда вверху, у начала тропы, семнадцать градусов тепла, на дне ущелья, среди раскаленных камней, температура

поднимается до плюс сорока.

На первый взгляд, склоны Большого Каньона безжизненны, но по

мере спуска путешественник кое-где по бокам тропинки обнаруживает

кактусы, можжевельник, дубки и небольшие сосны. Внизу же к кактусам присоединяются их пустынные сородичи — агавы и юкки, а рядом

с дубами возникают березы, осины и ивы. Всю эту странную смесь северной и южной флоры оплетает к тому же дикий виноград.

Животные также сумели обжить, казалось бы, неприступное ущелье

и проложить по его крутым склонам свои тропинки. На дне, где сухо и

жарко, поселились обитатели пустыни: пятнистый скунс, хлыстохвос

БОЛЬШОЙ КАНЬОН 343

тая ящерица и желтый скорпион. А на более прохладных склонах обитают скалистые бурундуки, белки и аризонские серые лисицы. Изредка

можно обнаружить на песке и след «американского льва» — грациозной

горной пумы.

Но Большой Каньон — это не только своеобразный зоопарк и ботанический сад. Это еще и настоящий геологический музей. На его крутых

обнаженных склонах можно изучать эволюцию природы Земли от древнейших архейских времен до каменноугольного и пермского периодов.

Русло реки врезано в темно-серые граниты и гнейсы архейской эры,

которые перекрыты красными песчаниками, сланцами и лавами. Выше

последовательно расположены горизонтальные пласты кембрийского,

девонского и других периодов палеозойской эры, богатые окаменелыми

остатками животных и растений тех далеких времен. Окраска этих пород

преимущественно красноватая, но на этом фоне отчетливо проступают

сизые, серые и зеленые полосы.

Плотные известняки образуют отвесные стены, а легче разрушающиеся сланцы формируют более пологие, покрытые осыпями склоны.

Из-за многочисленных изгибов реки на склонах и дне ущелья возникают останцы самой причудливой формы — те самые «храмы», о которых

говорилось в начале. Конечно, в процессе их создания участвовала не

только река. Ветер, несущий острые песчинки, смена температур, корни растений — словом, самые разнообразные силы миллионы лет создавали эти шедевры природной «архитектуры».

Грандиозные масштабы каньона и причудливые «храмы» на его склонах создают удивительное, просто фантастическое зрелище, которое

привлекает в Большой Каньон многочисленных туристов. К тому же облик исполинского ущелья поразительно изменчив. Можно десятки раз

приходить к каньону и каждый раз видеть его иным, непохожим на прежний. Изменение наклона солнечных лучей, причудливая игра облачных теней и влияющая на цветовую тональность знойная дымка, окутывающая дальний край ущелья, снова и снова меняют облик гигантского провала и фантастических природных построек, поднимающихся

со дна пропасти и вздымающихся до уровня поверхности плато. Пестроцветные полосатые стены каньона постоянно меняют оттенки окрасок в изысканной гамме, от черного и пурпурно-коричневого до бледно-розового и голубовато-серого.

А если добавить к этому, что Большой Каньон, в сущности, не один:

к нему сходится множество боковых, не менее живописных, хотя и не

таких грандиозных — то станет ясно, что в данном случае путешественник имеет дело с целой страной, удивительной и своеобразной. Это как

бы «горный хребет наоборот», не поднятый вверх, а врезанный в толщу

плато Колорадо.

И глубинные части этой необычной страны, украшенной природными храмами и обелисками, порожистыми речками и водопадами, красочными обрывами и зарослями кактусов и кустарников, так и зовут

344 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

побродить по ним неделю-другую, чтобы почувствовать дикое очарование этих суровых, но прекрасных мест.

И долго потом будут вспоминаться туристу его странствия по этому

«коридору» в глубины геологической истории, долго будут стоять перед

глазами грандиозные стены Большого Каньона и сказочный молчаливый каменный город, возникший там, внизу, чтобы остаться в памяти,

как уникальный, ни с чем на Земле не сравнимый пейзаж.

Много на нашей планете удивительных уголков, много красивых и

необычных творений природы. Но только об одном из них можно сказать словами отважного майора Пауэлла: «Это — самое величественное

зрелище на Земле».

ПУСТЫНЯ БЕЛЫХ ПЕСКОВ

(США)


На самом юге США, у границы с Мексикой, между горами Сакраменто и рекой Рио-Гранде расположилась самая необычная в мире пустыня.

Ее можно было бы даже назвать дважды необычной, поскольку уникальны и цвет ее и материал, из которого она создана. Именно за цвет

пустыня и получила свое название — Уайт-Сэндс-Дезерт («Пустыня Белых Песков»). На страницах этой книги мы уже встречались с красной

пустыней Намиб, с желтой Сахарой, с бурой Гоби и зеленой Калахари.

Но впервые мы столкнемся с пустыней абсолютно белого цвета.

Нигде на Земле, кроме, наверное, снежных просторов Антарктиды,

невозможно найти столь огромное пространство (700 квадратных километров), занятое барханами и грядами такого странного облика. В первый момент кажется, что они и впрямь наметены недавней пургой, тем

более что белые песчинки искрятся под солнцем, словно снежные кристаллы. И только палящая жара напоминает вам, что местность, открывшаяся глазу, находится не за Южным полярным крутом, а в штате НьюМексико.

Как же мог образоваться этот необычный ландшафт? Дело в том,

что песок пустыни-альбиноса состоит не из зерен кварца, как в других

песчаных пустынях: Намибе, Большом Западном Эрге в Сахаре или австралийской пустыне Симпсон. Белый покров Уайт-Сэндс слагают кристаллики гипса, точнее, его разновидности, носящей поэтичное имя

селенит. Этот мягкий белый минерал похож на мел, но гораздо легче

растворяется водой, поэтому редко встречается на земной поверхности.

В местах, где залегают пласты гипса и селенита, нередко образуются

пещеры, промытые в них речными и дождевыми водами. Такова, например, известная Кунгурская пещера на Урале.

Возникновением гипсовых залежей наша планета обязана морю и

ПУСТЫНЯ БЕЛЫХ ПЕСКОВ

345


солнцу. Их совместными усилиями и рождены все крупнейшие месторождения сульфата кальция (а именно таков химический состав гипса).

Вот и на территории нынешнего американского штата Нью-Мексико в

меловом периоде (около 100 миллионов лет назад) располагалось неглубокое море. Отступая, оно оставляло береговые лагуны, превращавшиеся затем в соленые озера. Солнечные лучи выпаривали рассол, и в

осадок выпадали поваренная соль и гипс (селенит). Прошло еще 40 миллионов лет, и в палеогеновом периоде на месте высохшего морского

дна начались процессы горообразования. Так возникли хребты Сакраменто и Сан-Андреас, верхние части которых были сложены смятыми в

складки пластами селенита.

Дожди и горные потоки постепенно растворяли сульфат кальция и

уносили вниз, в соленое озеро Люцеро. В этом бессточном водоеме под

жарким солнцем пустыни вода постепенно испаряется, и озеро как бы

«съеживается», оставляя вдоль берегов белую корку кристаллов селенита.

А затем за дело принимается ветер. Скатывающиеся с Мексиканского нагорья воздушные потоки взламывают корку, подхватывают селенитовые песчинки и уносят к подножью хребта Сакраменто. Ветер укладывает их в пологие барханы, достигающие 18 метров в высоту, которые медленно перемещаются на северо-запад. Иногда они карабкаются

Рис. 148. Фарфоровая пустыня — Уайт-Сэндс




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   46


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница