Издатель: Вече Год: 2005



страница36/46
Дата05.03.2019
Размер7 Mb.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   46

Впоследствии именно от них пошло современное название островов —

Ислас де Галапагос («Острова Черепах»).

За прошедшие с тех пор пять веков в историю островов было вписано немало и горьких, и славных страниц. Здесь укрывались английские

пираты во времена Дрейка, здесь основали затем свою базу китобои и

охотники за тюленями, а в XIX веке владеющий архипелагом Эквадор

устроил на островах каторжное поселение. В 1940-е годы США основали

здесь морскую базу для охраны Панамского канала от нападения японского флота.

Но самая яркая страница в летописи Галапагосов связана не с пиратами или линкорами, а с именем великого Дарвина, прожившего тут

пять недель в 1835 году — ровно через триста лет после Берланги. Именно пребывание на этом изолированном от внешних контактов небольшом, но разноликом и полном жизни архипелаге натолкнуло молодого

английского натуралиста на мысли и идеи, вылившиеся позднее в его

знаменитый научный труд о происхождении видов.

Надо сказать, что животный и растительный мир островов не слишком богат, но зато на редкость необычен.

Главное растение на Галапагосах — кактус опунция, вырастающий

до гигантских размеров. Поскольку восемь месяцев в году на острова

не выпадает ни капли дождя, у этого жителя пустынь здесь практически нет конкурентов. Десятиметровые кактусы архипелага имеют даже

настоящий ствол, покрытый корой, как у дерева. Надо сказать, что

Рис. 161. Вулканический ландшафт архипелага Галапагос

378 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЬП

даже у себя на родине, в Мексике, опунция не достигает такого огромного роста.

Здесь живут всего девять видов млекопитающих, но все они встречаются только на архипелаге Галапагос. Земноводных нет совсем, зато все

пресмыкающиеся, за одним исключением, тоже чисто галапагосские. \

Это и уникальные морские игуаны, похожие на ископаемых ящеров

и добывающие себе пищу глубоко в море, порой на десятиметровой глубине, и их сухопутные сородичи, и морские ящерицы, и, конечно,

главное украшение островов — гигантские галапагосские черепахи.

Представьте себе огромное костяное полушарие метрового диаметра

и полуметровой высоты, неторопливо передвигающееся на широченных

когтистых лапах по склону и высоко задирающее голову на длиной шее

в поисках листочка или веточки.

Галапагосские черепахи относятся к числу рекордсменов-долгожителей мировой фауны. Они живут по двести лет и более, так что, садясь

верхом на такой «живой танк», не стоит забывать, что, возможно, на

нем восседал когда-то сам великий Дарвин.

К сожалению, именно они первыми почувствовали на себе тяжелую

руку человека. Моряки, заходившие на острова за пресной водой, или

укрывавшиеся здесь от бурь, быстро сообразили, что могущие месяцами обходиться без пищи гиганты в костяной броне — идеальные «живые

консервы», и сотнями увозили их в своих трюмах, чтобы отправлять на

кухню по мере необходимости. Только за XIX век китобойцами было отловлено и вывезено с островов не менее двух миллионов черепах!

Сейчас из пятнадцати видов черепах на островах — четыре на грани

вымирания, а пятый уничтожен полностью.

Получше обстоит дело с птицами. Пернатых на архипелаге целых

шестьдесят видов, и половина их водится только здесь. Одних только

вьюрков тут целых тринадцать пород. Особенно поражает своими повадками кактусовый вьюрок, использующий для охоты за насекомыми настоящие «орудия труда»! Нтобы извлечь гусениц, прячущихся в трещинах коры кактусов, вьюрок отламывает иголку у опунции и накалывает

на нее спрятавшуюся добычу, после чего извлекает наружу и съедает.

Не встречаются в других местах и галапагосские голуби, галапагосские канюки, галапагосские нелетающие бакланы, а также забавные и

трогательные маскированные олуши. Эти удивительные птицы в брачную пору дарят друг другу красивые зеленые веточки в качестве символа любви.

Поразительно, но на островах Галапагос живет даже особый вид пингвинов. Как сумел добраться выходец из Антарктики до расположенного

на экваторе архипелага, непонятно. Ведь даже «холодное» Перуанское

течение, идущее вдоль всей Южной Америки, имеет температуру воды

плюс двадцать два градуса. А у другого, теплого Панамского течения,

также омывающего архипелаг, воды нагреты до двадцати восьми градусов! Жарковато для пингвинов, не правда ли?

АРХИПЕЛАГ ГАЛАПАГОС 379

Рис. 162. Галапагосские пингвины

Интересно, что рядом с колониями этих характерных обитателей полярных льдов можно встретить на Галапагосах и типично тропических

птиц вроде фрегата. Последние, так же как и чайки, олуши, буревестники и альбатросы, образуют здесь, на небольших скалистых островках,

огромные птичьи базары, которые населяет почти миллион птиц.

Со времен епископа Берланги повадки птиц не изменились. Они все

также доверчивы и подпускают человека очень близко, позволяя даже

гладить себя и брать на руки птенцов.

В море у побережья островов Галапагос тоже кипит жизнь. Недаром в

последние годы архипелаг облюбовали любители подводного плавания.

Действительно, в здешних водах есть на что посмотреть. Помимо китов,

дельфинов и многотысячных стай тропических рыб, обычных и для других районов Тихого океана — корифеи, скатов, тунцов и прочих — у

берегов Галапагосов резвятся огромные стаи морских котиков и морских львов, чью грацию, гибкость и стремительность можно оценить,

только наблюдая за ними в родной стихии.

Правда, если морские львы целый день посвящают охоте и часто попадают в объектив кинокамеры, то котики, наоборот, активны только

ночью. На берегу эти звери кажутся неповоротливыми и ленивыми, как

и морские игуаны, эти жутковатые на вид «пришельцы из юрского периода».

Но все же на суше путешественник, попавший на острова, скорее

всего, найдет другие объекты для наблюдения. Живописные острова архипелага, непохожие один на другой, подарят ему целый букет впечатлений. Достаточно пересечь любой из них от берега до черных вершин

380 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

вулканических гор с их дымящимися кратерами, и самые необычные

создания живой природы встретят и поразят вас в пути.

На островах четко выделяются три растительные зоны. От уровня

моря до высоты в двести метров раскинулась засушливая полоса. В этой

полупустыне роль деревьев выполняют уже упоминавшиеся гигантские

опунции, удивляющие даже мексиканцев своими габаритами. Не часто

встретишь в жизни растение со стволом в два обхвата, тем более, если

это растение — кактус. Удивительно, что опунции растут только на тех

островах, где есть черепахи. Какая между ними связь, наука выяснить

пока не сумела.

Поднявшись выше двухсот метров, путешественник попадает в настоящие джунгли, увитые лианами и пестрящие яркими орхидеями. Тут

из-за обилия туманов разрастаются вечнозеленые экваториальные леса,

переходящие начиная с высоты пятьсот метров в сырые луга, поросшие

осокой и папоротниками.

Еще выше растительность и вовсе отсутствует. Здесь царство застывших лав и вулканического пепла. И хотя даже самые большие галапагосские вулканы не слишком высоки, с вершин открывается поразительный по красоте вид на россыпь причудливо изрезанных островков, разбросанных в бескрайних тихоокеанских просторах.

Архипелаг, кстати, не так уж мал: с юга на север он протянулся на

добрых триста километров, а площадь его достигает почти восьми тысяч

квадратных километров. Он примерно равен по территории Канарским

островам и вдвое больше островов Зеленого Мыса или архипелага Самоа. Сейчас почти весь он объявлен Национальным парком, а в прилегающих к нему водах организован морской заповедник.

И, несмотря на практически полное отсутствие браконьеров, забот у

здешних экологов хватает. Дело в том, что огромный вред местной фауне и флоре наносят завезенные сюда и одичавшие «спутники человека» — козы, собаки, кошки и крысы.

Козы уничтожают на лугах тех островов, где они проживают, всю

растительность вплоть до последних корешков, и при этом так утапты-

вают копытцами землю, что зеленые склоны превращаются в подобие

выжженной пустыни, на поверхности которой уже не прорастет ни одно

зернышко или семечко. Собаки — злейшие враги игуан и ящериц, а кроме того, не брезгают и яйцами черепах. От кошек, в свою очередь, нет

житья птицам и детенышам пресмыкающихся.

Сейчас на архипелаге проживают двести тысяч одичавших коз, три

тысячи собак, десять тысяч котов и не поддающееся подсчету крысиное

население. Попытки сократить их число проходят с переменным успехом. А вред от этих «иммигрантов» огромен. Только дикие собаки уничтожают в год тридцать тысяч игуан, пятнадцать тысяч пингвинов и три

тысячи морских львов.

Работники Национального парка взялись было за истребление незваных пришельцев. Но едва уничтожили часть собак, как резко выросло

ОЗЕРО ТИТИКАКА 381

поголовье кошек. (А уцелевшие собаки научились прятаться от охотников и быстро восстановили численность.) Когда же истребили половину кошек, в огромном количестве расплодились крысы, с которыми не

могли справиться ни капканы, ни отравленная приманка.

Объявление островов охраняемой территорией для всех этих четвероногих «браконьеров», естественно, пустой звук. Лишь продуманные и

комплексные меры борьбы с ними помогут сохранить природу уникального архипелага.

ОЗЕРО ТИТИКАКА

(Перу—Боливия)

В южноамериканских Андах, одной из самых длинных и красивых

горных систем, есть два-три места, особенно привлекающих туристов

своей необычностью и живописностью.

Рис. 163. Озеро Титикака

382 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

Это знаменитая Дорога Вулканов в Эквадоре — горная долина, с

двух сторон окруженная шеренгами огнедышащих гор. Из тридцати вулканов этой потрясающей «аллеи» шесть активно действуют и сейчас.

Совсем непохоже на эквадорскую долину южное окончание исполинской горной цепи — Анды Огненной Земли. Здесь пейзаж напоминает скорее Новую Зеландию или Швейцарию. Густые леса из бука и

сосен-араукарий поднимаются по склонам гор над узкими извилистыми заливами-фьордами и отражаются в синих зеркалах ледниковых озер.

Но самым интересным районом Анд является, конечно, высокогорное Боливийское плато, центральную часть которого занимает озеро

Титикака. Это самое большое высокогорное озеро мира лежит на высоте

в три тысячи восемьсот метров и занимает площадь более восьми тысяч

квадратных километров. В южном полушарии обширнее его только Великие африканские озера: Виктория, Танганьика и Ньяса. Глубина заоблачного водоема достигает почти четырехсот метров.

На востоке всего какой-нибудь десяток километров отделяет Титикаку от крутых снежных склонов могучей Кордильеры-Реаль, вздымающейся над озером на три километра. А с противоположной стороны высокогорное плато постепенно поднимается к расположенным более чем

в сотне километров на восток хребтам Западной Кордильеры, тоже поднимающимся над межгорной котловиной на две—две с половиной тысячи метров.

Около десятка горных потоков сбегает с них к Титикаке. А вытекает

из него по глубокому ущелью быстрая и бурная река Десагуадеро, впадающая через триста километров в бессточное соленое озеро Поопо. В

нижнем течении она размывает выступающие по берегам соляные пласты, и поэтому в Поопо вливается единственной в мире соленой рекой.

Для обитателей Альтиплано (так называют эту пустынную и холодную высокогорную равнину) Титикака является одновременно и источником воды, и поставщиком пищи, и гигантской «грелкой», смягчающей климат этого бесприютного края — ведь температура воды в озере

никогда не падает ниже одиннадцати градусов. Не случайно человек поселился на берегах озера еще в глубокой древности — десять тысяч лет

назад.

Сейчас оно поделено между Перу и Боливией, причем последней



досталось засушливое западное побережье, а перуанцам — более влажное восточное. С северо-запада на юго-восток Титикака протянулась на

сто восемьдесят километров, а в ширину оно достигает шестидесяти километров. В южной части озеро разделено полуостровами Копакабана и

Уата на два плеса: Большой и Малый. Их соединяет короткий пролив в

несколько сот метров шириной.

Большой плес окружен каменистыми берегами. Они круто обрываются к воде, причем западное побережье целиком сложено лавами, некогда изливавшимися из вулканов Западной Кордильеры. Эта часть водоема более глубокая. Именно здесь, у острова Сото, зафиксирована

ОЗЕРО ТИТИКАКА 383

Рис. 164. Тростниковые лодки на озере Титикака

максимальная глубина озера — триста восемьдесят метров. На просторном плесе есть где разгуляться ветрам, и, как правило, после полудня

на нем поднимается сильное волнение.

Малый плес, напротив, мелкий, не глубже пяти метров, и поэтому

лучше прогревается. Его пологие берега окаймлены зарослями тростника-тоторы. Воды этого плеса кишат рыбой и водорослями, а прибрежные тростники — утками.

Кроме Сото, на Титикаке еще более тридцати островов, расположенных большей частью на Большом плесе. Два из них считаются у местных жителей священными и носят выразительные имена: Исла-дель

Соль (остров Солнца) и Исла-де-ла-Луна (остров Луны). Согласно легенде инков, населявших эти острова, они принадлежали богу Солнца

Титикаке и богу Луны Коати. На островах археологи раскопали остатки

древних храмов. По преданию, здесь родились сын Солнца, инка Манко

Капак, и его сестра Мама Окльо, дочь Луны — первые владыки империи инков.

Бог Солнца дал им золотой посох и послал их в страну пастухов на

север. В каждой долине по пути следования инка вонзал золотой посох в

землю, но всюду он натыкался на скалы. Долго шли инка с сестрой на

север, пока не дошли до долины Куско. Здесь, едва лишь посох коснулся почвы, как сразу ушел глубоко в пашню. Инка Манко Капак созвал в

долину пастухов со всего севера. Мама Окльо привела других с юга. Потом они вместе основали стольный город новой монархии и в центре

его возвели храм Богу Солнца.

Новая столица — Куско — стала центром могущественной империи.

Во главе ее до самого прихода испанцев стояли наследники Манко Капака. И только испанские конкистадоры Франсиско Писарро, разгромив армию инков, разрушили великую цивилизацию Южной Америки.

Сейчас потомки инков — индейцы аймара — обитают в бедных селениях по берегам озера Титикака, занимаясь все тем же пастушьим

ремеслом, которым занимались их предки во времена инки Манко Капака. Кроме того, они сажают на плодородных вулканических почвах кукурузу и овощи.

384 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

Рис. 165. Дорога через Западную Кордильеру к озеру Титикака

А самые древние жители долины — индейцы уру, жившие здесь еще

девять тысяч лет назад, теперь вытеснены пришельцами с юга на острова Титикаки. Причем острова эти не простые, а... рукотворные. Уру сами

строят их из тростника-тоторы, настилая все новые и новые слои по

мере того, как нижние стебли тростника пропитываются водой и сгнивают. Точнее говоря, островки из тростника образуются в природе сами,

когда отдельные стебли срастаются корневищами. Индейцам оставалось

лишь использовать их в качестве основы для строительства, расширяя и

укрепляя эти плавучие клумбы и периодически устраивая «текущий ремонт». На таких островках располагаются целые селения, в которых живет практически весь этот удивительный озерный народ — более тысячи человек.

Тотора обеспечивает почти все потребности уру: из нее строят (вернее, плетут) хижины, на матах-циновках из тростника спят и сидят,

из него же делают шляпы и сумки, занавески и игрушки. Только пища

(а это в основном рыба), на первый взгляд, не имеет отношения к этому замечательному растению. Однако на деле и здесь не обошлось без

тоторы, поскольку островитяне делают из снопов тростника даже лодки, на которых они ловят рыбу в озере.

Утром в тихую погоду Титикака поражает увидевшего ее путешественника абсолютной неподвижностью своей поразительно голубой

зеркальной поверхности, в которой удивительно четко отражаются небо

и горы. Когда над стеной Кордильеры-Реаль начинает восходить солнце,

озеро вдруг загорается ослепительным светом, делаясь зеленовато-фио

ИГУАСУ 385

летовым, и начинает переливаться яркими светлыми полосами. Днем,

когда светило стоит высоко в небе, берега Титикаки как бы раздвигаются вширь, освещенные солнечными лучами, и светло-серая поверхность озера особенно резко контрастирует с темными скалистыми склонами. А вечером огромный водоем, залитый пламенем заката, окрашивается в зловещие темно-багровые тона. И эта игра цветов и оттенков

повторяется ежедневно, пока стоит безветрие. Однако стоит подуть свирепым ветрам с гор, как на озере разыгрываются настоящие бури, с

грохотом обрушивающиеся на берега и опрокидывающие утлые рыбацкие лодки.

Но путешественников и ученых привлекает сюда не только суровая

красота пейзажей. С высокогорным озером связано немало таинственных и доселе нераскрытых загадок — исторических, археологических,

биологических и геологических. И если происхождение некоторых резных камней, явно доставленных издалека, за сотни километров, или

необычных лодок, аналоги которых встречаются лишь на африканском

озере Чад и в устье Тигра и Евфрата, когда-нибудь, возможно, сумеют

объяснить археологи, то загадка возникновения самого озера Титикака,

похоже, навсегда останется неразгаданной.

Казалось бы, что может быть проще: созданная подземными силами

тектоническая котловина в горах собрала воды горных рек, и образовалось озеро. Таких примеров немало на Земле — так возникли Иссык-Куль

и Байкал, Танганьика и Ньяса. Но как тогда объяснить присутствие, хоть

и в небольшом количестве, морских солей в водах озера, причем в той же

пропорции, что и в океане? Откуда взялись на береговых склонах морские террасы со следами прибоя и остатки морских организмов?

Эти и еще многие факты наводят на мысль, что Титикака была когда-то морским заливом, а затем исполинские силы подняли ее почти на

четыре километра. Однако современная наука не может объяснить, как

это могло произойти.

Над секретами загадочного озера бьются геологи и археологи, историки и этнографы, зоологи и ботаники. Но вопросов, возникающих при

изучении Титикаки, пока больше, чем ответов. И долго еще будет волновать путешественников романтикой неразгаданных тайн и лаконичной красотой своих накрепко врезающихся в память пейзажей «жемчужина Анд», священное озеро инков — Титикака.

ИГУАСУ


(Парагвай, Бразилия)

Игуасу — так на языке индейцев-гуарани именуется это место — в

переводе означает «большая вода». Этим словом назвали они еще в незапамятные времена один из самых широких и могучих водопадов Юж

386 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

ной Америки. Укрытый в глубине материка, водопад этот оставался неизвестным европейцам добрых полвека после открытия Америки Колумбом. Знакомство белых людей с Игуасу произошло, в общем-то, случайно. И первым увидел его человек, искавший вовсе не водопад. Дело

обстояло так.

Жарким летом 1541 года через влажные тропические леса, покрывающие левобережье реки Параны в Бразилии, пробирался небольшой

отряд испанских конкистадоров. Предводитель отряда, известный искатель приключений Альваро Нуньес, был уже далеко не молод. К своим

50 годам он успел повоевать в Северной Америке и, между прочим,

первым из европейцев сумел пересечь ее от океана до океана в самом

широком месте: от полуострова Флорида до Калифорнии.

Правда, сделал он это не по своей воле. Отряд, с которым Нуньес

высадился во Флориде, был частично разгромлен индейцами-семинолами, а остальные горе-завоеватели погибли на побережье Мексиканского залива от голода и жажды. Лишь четверым испанцам из 800 удалось уцелеть. Их захватили в плен индейцы и обратили в рабов.

Переходя от одного индейского племени к другому, Нуньес и его

спутники оказались в конце концов на тихоокеанском побережье, где

их спас случайно наткнувшийся на них испанский отряд. Альваро Нуньес, получивший у земляков насмешливую кличку Кабеса де Вака («Коровья голова») написал книгу о своих приключениях, принесшую ему

известность, и вскоре был назначен губернатором южноамериканской

колонии Испании — Рио-де-Ла-Плата. Тогда и возглавил он исследовательский поход через Бразильское плоскогорье к реке Паране.

Целью похода были поиски легендарной «страны золота» — Эльдорадо, по слухам, находившейся где-то на границе Парагвая и Перу. До

этого Эльдорадо искали и в других местах: в Венесуэле и Колумбии, в

малярийных болотистых чащах Амазонии. Но нигде белым пришельцам

не удалось найти эту сказочную страну, рассказы о которой конкистадоры не раз слышали от индейцев.

По их словам, жители Эльдорадо поклонялись богине в облике женщины-змеи, обитавшей на дне священного озера. И когда умирал властитель страны и приходило время избирать нового правителя, на воду

священного озера спускали украшенный золотом плот. К нему из дворца выходила торжественная процессия: жрецы на золотых носилках несли к озеру юношу — будущего царя. Его обнаженное тело, натертое

благовонными смолами, обсыпали золотым порошком, на плот грузили драгоценные жертвенные дары и отталкивали его от берега. На середине озера претендент на корону бросал в воду золотые украшения —

дар всемогущей богине, после чего прыгал в воду и плыл к ожидавшим

его жрецам. Если он благополучно доплывал до причала и на теле его не

оставалось ни одной золотой пылинки, значит новый правитель был

угоден богине, и тогда благодарные подданные орошали озерную гладь

новым дождем золотых даров.

ИГУАСУ 387

Понятно, что это озеро стало заветной мечтой многих алчных авантюристов. Поиски Эльдорадо велись в разных уголках Южной Америки

более двухсот лет, но ни одному из искателей золотого озера не улыбнулось счастье.

Нуньес Кабеса де Вака тоже не нашел золота, зато открыл сокровище, поражающее людей с тех пор вот уже более пяти веков — знаменитый водопад Игуасу. Он расположен на левом притоке Параны — реке

Игуасу, которая начинается почти у атлантического побережья, неподалеку от крупнейшего бразильского города Сан-Паулу, и является одной из самых «водопадных» рек мира. На протяжении 1300 километров

она преодолевает больше 70 водопадов, самый высокий из которых заставляет ее прыгать с сорокаметрового уступа.

Но в 28 километрах от впадения в Парану река Игуасу встречает самое

необычное препятствие на своем пути: здесь в русло реки, достигающее

километровой ширины, врезается клином 80-метровая пропасть, и воды

могучей реки срываются

с обеих сторон этого

клина, образуя роскошный кружевной занавес

из 275 двухступенчатых

водопадов общей шириной в 3600 метров!

Всю эту грохочущую

симфонию сверкающих

струй можно целиком

охватить глазом только с

вертолета или самолета.

Тучи водяных брызг

пронизывают десятки

радуг, дополняющих

своим многоцветием

буйную и пеструю палитру цветущих растений у подножья водопадов и на разделяющих их

скалах. Яркие пятна бегоний, орхидей и бромелий сопровождают

ликующие блики на

крылья тысяч тропических бабочек, вьющихся

над цветами. Голубое,

зеленое, желтое и красное оперение многочисленных здесь попугаев и Рис. 166. Общий вид водопада Игуасу

388 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

колибри завершает картину. По берегам высятся живописные заросли




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   46


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница