Издатель: Вече Год: 2005



страница38/46
Дата05.03.2019
Размер7 Mb.
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   46

спрятанное в глубине Великих Пустынь.

Но все трудности и дорожная усталость забываются в тот неповторимый вечерний миг, когда окружающая равнина уже погрузилась во тьму,

и лишь величественный горб Айерс-Рока пылает гигантской огненной

каплей в лучах заката на фоне темного, почти черного ночного неба

тропиков.

РЕКА МУРРЕИ

(Австралия)

Единственная большая река Австралии — Муррей — крупная водная артерия не только по австралийским меркам. По длине Муррей, как

и его главный приток Дарлинг, примерно равны Дунаю, а общая протяженность Муррея с Дарлингом на двести километров больше, чем у

Волги. Правда, по водообильности австралийская река значительно уступает европейским, но все же ее годовой расход составляет почти половину дунайского.

Для Австралии, где большинство рек в сухой сезон пересыхает совсем, это огромный водоток. Истоки Муррея лежат в глубине самых высоких гор континента — Австралийских Альп, и тающие снежники, лежащие на их склонах, круглый год обеспечивают этой реке обильное

питание.

А крупнейшие притоки Муррея — Дарлинг и Маррамбиджи — берут начало значительно севернее, в красивейшей части Большого Водораздельного хребта, именуемой Голубыми горами. Восточный склон этих

удивительно живописных гор сложен розовыми песчаниками, в которых быстрые речки, сбегающие к Тасманову морю, прорезали крутостенные каньоны. Всю водораздельную часть хребта и его склоны занимал когда-то огромный ледник, который оставил после себя в верховьях каньонов своеобразные расширения-амфитеатры — ледниковые цирки, покрытые ныне сочными цветущими лугами.

А западный склон Голубых гор, обращенный внутрь континента, слагают трещиноватые известняки, в которых дожди и тающие снега про

РЕКА МУРРЕЙ 401

мыли множество карстовых воронок, шахт и полостей. Именно здесь расположены знаменитые Дженоланские пещеры — главная подземная

жемчужина Австралии.

От большинства других карстовых пещер мира Дженоланские отличаются многоцветием своих красивейших каменных украшений. Сталактиты, сталагмиты, кальцитовые занавеси и драпировки здесь не только

белые, как обычно, но и раскрашенные окисью железа в различные оттенки розового, красного и коричневого цветов.

На этом разноцветном фоне особенно эффектное впечатление производит зал «Собор», достигающий пятидесятиметровой высоты и поражающий снежной белизной своих длиннейших каменных сосулексталактитов, порою тонких, как нити, а иногда могучих, как дубовые

стволы.

Один из залов Дженоланских пещер достигает ста восьмидесяти метров в длину и восьмидесяти пяти — в ширину, при высоте до тридцати



метров.

Истоки же самого Муррея находятся у подножья высочайшей вершины континента — горы Косцюшко. Конечно, ей далеко до гималайских или альпийских пиков — высота «австралийского Монблана» не

достигает и двух с половиной километров, но все же для Австралии это

уникальная вершина, ибо ее, единственную из здешних гор, круглый

год укутывает снежное покрывало.

Ниже зоны болотистых лугов, окаймляющих снежники, Муррей протекает через своеобразный пояс низкорослых горных лесов. Стройные

Рис. 173. Верховья реки Муррей

402 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

прямые деревья в них достигают максимум пяти сантиметров в диаметре и растут так густо, что путешественнику приходится прорубать себе

путь топором.

А с высоты в тысячу семьсот метров начинаются, пожалуй, самые

необычные и красивые леса Австралии — субтропическая гилея. От настоящей гилей — влажных тропических лесов, занимающих север

Большого Водораздельного хребта и напоминающих джунгли Новой

Гвинеи или Индонезии, эти субтропические леса отличаются, как небо

от земли.

Если в джунглях северных гор Австралии душные чащи из высоких

пальм, бананов, панданусов и бамбука, перевитых лианами, образуют

непроходимые заросли с подлеском из фикусов, лавров и колючих кустарников, то в Австралийских Альпах лес светлее, прозрачнее и прохладнее, а деревья в нем стоят просторнее.

Здесь четко выделяются два яруса: верхний, из редко стоящих могучих миндальных эвкалиптов, достигающих в высоту ста двадцати метров, а в поперечнике — десяти метров, и нижнего, состоящего из древовидных папоротников высотой «всего» в пятнадцать—двадцать метров

(то есть с пятиэтажный дом).

Своеобразие облику этих лесов придают многочисленные вьющиеся

папоротники, облепившие, подобно лианам, стволы деревьев. Особенно густо они покрывают своей зеленой бахромой мощные колонны вечнозеленых австралийских буков.

Другое характерное растение субтропической гилей — вьющаяся трава тетрорена. Кое-где она образует высокие зеленые, густо переплетенные барьеры, свешивающиеся со стволов и ветвей эвкалиптов или буков до самой земли.

Чем дальше течет Муррей на запад, тем меньше осадков выпадает на

его берегах. Поэтому влажные субтропические леса сменяются в предгорьях «австралийских Альп» светлыми эвкалиптовыми лесами. Деревья в

них растут на расстоянии тридцати—сорока метров друг от друга (чтобы

всем хватало влаги). Листья эвкалиптов всегда повернуты ребром к солнцу, поэтому здесь дышится легче, чем в сумрачной гилее. Вместо гниющих опавших листьев под ногами на открытой солнечным лучам почве

зеленеет сплошной травяной покров. Там и тут поднимаются забавные

на вид травяные деревья с коротким стволом, увенчанным пышной раскидистой «прической» из узких, длинных, как травинки, листьев.

Еще ниже по течению леса становятся совсем редкими и, наконец,

переходят в саванны. Здесь между отдельными эвкалиптами, акациями

и причудливыми деревьями с бутылкообразно раздутыми внизу стволами разбросаны густые колючие заросли кустарников, получившие в Австралии название «скрэб».

Из нескольких разновидностей этого малоприятного «украшения»

австралийских саванн и полупустынь наибольшие неприятности путешественникам причиняют две, именуемые малли-скрэбом и мульга

РЕКА МУРРЕЙ 403

скрэбом. Малли-скрэб образован почти исключительно одним карликовым видом эвкалипта — «малли» Ветви его растут теснее, чем стебли

камыша или бамбука, и путь через малли-скрэб приходится прокладывать с помощью топора

Еще страшнее для путника колючие заросли мульга-скрэба, состоящего в основном из густых кустов карликовой акации. Эти акации вооружены острыми шипами и образуют местами такие жуткие, практически непреодолимые преграды, что каравану, встретившему мульгаскрэб на своем пути, приходится обходлить его, делая порой многокилометровый крюк.

Спускаясь вниз по течению Муррея, путешественник естественным

образом знакомится со всем многообразием удивительного животного

мира Австралии. Во влажных субтропических лесах ловко передвигаются

по веткам древесные кенгуру, свешивая вниз свои длинные хвосты. Неподалеку от них можно увидеть самого симпатичного обитателя здешних лесов — сумчатого медведя коала, похожего на игрушечного плюшевого мишку. Своими медленными движениями этот добродушный

толстяк напоминает американского ленивца. Поражает в этих лесах обилие и разнообразие птиц, среди которых выделяются большие белые

попугаи-какаду с пышными хохолками и заливающиеся громким хохотом кукабарры — родственники наших зимородков, только вдвое более

крупные.

А внизу, под деревьями, путешественника может ожидать куда более

неприятная встреча. Живущие в кустарниках казуары, близкие родичи

африканских страусов и населяющих здешние саванны быстроногих эму,

хоть и уступают своим собратьям в росте, но далеко превосходят их в

смелости и агрессивности Защищая свою территорию, они способны

ударом мощной ноги, вооруженной острым, как кинжал, когтем, вспороть живот или отсечь руку незадачливому туристу. Вообще, опасностей

в австралийских лесах не меньше, чем в джунглях Африки или на берегах Амазонки. Не говоря уже о ядовитых змеях или смертоносных муравьях-бульдогах, тридцать укусов которых означают неминуемую смерть,

даже такое милое и невинное на первый взгляд создание, как утконос,

представляет для путника серьезную опасность. Укол ядовитых шпор,

имеющихся на его задних лапах, способен парализовать человека.

В светлых лесах опасных животных меньше. Именно здесь — главный

район обитания коала, этого пушистого символа Австралии. Встречается тут и другой всем известный «австралиец» — очаровательная и робкая ехидна. В случае угрозы она моментально зарывается в землю или

свертывается в колючий клубок, подобно ежу. Ехидна прекрасно себя

чувствует не только в лесу, но и в зарослях скрэба — всюду, где есть

муравьи или другие насекомые. Неплохо живется здесь и кенгуровым

крысам. Эти занятные существа строят себе на земле большие гнезда из

травы, для которых собирают «стройматериал» с помощью специального гребня из жестких волос, имеющегося у них на конце хвоста. Этим

404 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

гребнем кенгуровая крыса тащит за собой сухую траву, словно граблями.

А в нижнем течении Муррея, на просторах саванн, раздолье для кенгуру и эму. У берегов пересыхающих озер обитают многочисленные стаи волнистых попугайчиков, а в самих

озерах живет уникальная двоякодышащая рыба цератод, у которой, кроме жабр, есть еще и

одно легкое. Когда в период засухи озеро или река, где он

плавал, пересыхает, цератод

переходит на легочное дыхание, что позволяет ему пережить трудное время.

Муррей — большая судоходная река. Пассажирские теплоходы могут подниматься по ней

почти на две тысячи километров до города Олбери у самого

подножья Австралийских Альп.

Рис. 174. Коала в эвкалиптовом лесу

Благодаря снеговому питанию и построенному в верховьях реки водохранилищу Хьюм уровень воды в Муррее вполне достаточен для судоходства в течение всего года. Совсем другое дело — Дарлинг. Хотя по

длине этот приток на двести километров превышает основную реку, но

полноводность его целиком зависит от дождей. Поэтому в сухой период

года он превращается в нижнем течении в цепочку отдельных водоемов

длиной в километр-полтора ц шириной метров в сто. Полноценным притоком Муррея Дарлинг становится лишь в сезон дождей, когда наступает

половодье. В это время он местами разливается на десятки километров.

Туристы, посещающие Австралию, выбирают обычно один из двух

самых экзотических с их точки зрения районов. Это либо северо-восток

континента, где у побережья, на склонах Большого Водораздельного

хребта, пышно зеленеют влажные тропические леса, а рядом, в море,

скрыты подводные чудеса Большого Барьерного рифа, либо расположенная в самом сердце австралийских пустынь гигантская скала Айерс-Рок.

Однако путешественнику, желающему узнать природу Австралии в

самых ярких ее проявлениях, стоит отправиться из Сиднея через «австралийские Альпы», чтобы затем, спустившись со снежных склонов горы

Косцюшко, проследовать вдоль главной австралийской реки к ветреным

пляжам Большого Австралийского залива и закончить свой маршрут в

главном городе Южной Австралии — Аделаиде.

ОСТРОВ ТАСМАНИЯ

405

Примерно по этим местам, лишь чуть южнее, пролегал путь жюльверновских героев, пересекавших Австралию в поисках капитана Гранта.



И, подобно им, турист, отважившийся на такое пересечение, увидит и

узнает по-настоящему все разнообразие природных ландшафтов этого

необычного континента, а не улетит домой с ощущением, что путь через полсвета он проделал ради того, чтобы унести в памяти лишь крохотный кусочек огромного удивительного мира по имени Австралия...

ОСТРОВ ТАСМАНИЯ

(Австралия)

Климат Австралии, с точки зрения европейца, не назовешь благодатным. Внутренние районы этого материка — сухие саванны и пустыни, на обращенных к морю склонах Большого Водораздельного хребта — обилие дождей и влажная духота. И всюду — жара, жара, жара...

И лишь остров Тасманию можно считать поистине райским уголком,

где путешественник, прибывший из Старого Света, найдет и желанную

прохладу и привычные горно-лесные ландшафты, сдобренные, впрочем, изрядной долей чисто австралийской экзотики.

Австралия не была бы Австралией, если бы не изумляла на каждом

Рис. 175. Озеро в центральной Тасмании

406 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

шагу необычностью своей флоры и фауны, и Тасмания в этом смысле — не исключение.

Этот огромный остров, величиной больше Шри-Ланки и лишь чуть

поменьше Ирландии или Гаити, отделяет от материка двухсоткилометровый Бассов пролив. Две цепочки островов на западе и востоке пролива соединяют Тасманию с остальной Австралией. Когда смотришь в солнечный день с южной оконечности материка — мыса Юго-Восточный — в сторону Тасмании, то вид этих островков, двумя прерывистыми мостами поднимающихся над синей гладью Бассова пролива, напоминает о том, что некогда Австралия и ее самый большой остров составляли единый массив суши.

Берега Тасмании изрезаны узкими глубокими заливами, похожими

на фьорды Норвегии. Гористый рельеф, обилие лесов и озер в сочетании с прохладным климатом резко отличают Тасманию от безводных

равнин внутренней Австралии, так же как и от ее поросшего влажными

тропическими лесами восточного побережья. Европейским путешественникам этот остров более всего напоминает горную Шотландию.

А некоторые туристы-европейцы даже называют Тасманию «Швейцарией в миниатюре». На ее гористых берегах, изрезанных заливами и

омываемых дыханием морского ветра, открываются чудесные зеленеющие долины, ведущие к центру острова, на плоскогорье, где блестят

озера, высятся лесистые холмы и их вершины, по полгода укрытые

снежным покрывалом.

Самая высокая из этих вершин — Бен-Ломонд, поднимающая свой

гребень на полтора километра над уровнем моря (по австралийским меркам это не так уж мало: выше Бен-Ломонда здесь только «австралийские Альпы» с высочайшей горой Австралии — Косцюшко). Многочисленные озера, дающие начало бурным порожистым рекам, придают тасманийскому пейзажу вполне альпийский облик. Почти в самом центре

острова находится озер? Грейт-Лейк. Оно, как и расположенные по соседству озера Сент-Клер и Эко, служит одним из истоков лавной реки

Тасмании — Деруэнта. Все эти водоемы скрыты в глубине гор, окружены дикими скалами с зазубренными гребнями и действительно очень

похожи на шотландские или швейцарские озера.

И реки Тасмании тоже непохожи на австралийские, вялые, мутные

и пересыхающие на десять месяцев в году. Они рождаются из чистых

горных ключей или всегда полноводных озер и круглый год шумно несутся по своим каменистым руслам в глубоких теснинах, промытых в

базальтах и сланцах, среди густых лесов из древовидных папоротников

и усыпанных яркими цветами лугов, пока не впадают, наконец, в узкие

заливы. В низовьях они даже суд сходны, и по реке Деруэнт, например,

теплоходы поднимаются километров на сорок от устья.

Несмотря на несхожесть климата, флора Тасмании и Австралии едина. Из более чем тысячи растений, живущих на острове, лишь триста не

встречаются на материке. И здесь, как и по ту сторону Бассова пролива,

ОСТРОВ ТАСМАНИЯ 407

Рис. 176. Горы Тасмании

горные склоны покрывают эвкалиптовые леса. Один из видов этих удивительных деревьев, эвкалипт шаровидный, достигает ста двадцати метров в высоту, соперничая ростом с признанным рекордсменом зеленого царства — американской секвойей. Во влажных ущельях растут гигантские древовидные папоротники и славящиеся своей роскошной

красной древесиной франклиновые сосны. Хватает на Тасмании и цветов: одних только орхидей здесь больше восьмидесяти видов!

В лесах Тасмании нет, правда, такого разнообразия древесных пород, как, например, во влажных тропических лесах штата Квинсленд на

северо-востоке Австралии. Здесь господствуют пять-шесть, максимум

восемь видов растений, но изобилие влаги и мягкие зимы позволяют

им развиваться до исполинских размеров. Эвкалипты и древовидные папоротники соседствуют тут с южными буками и соснами, так что тасманийские леса представляют собой некую смесь тропической растительности и деревьев умеренной климатической зоны.

Животный мир Тасмании, этого осколка Австралии, естественно,

очень схож с австралийским. Правда, некоторые звери и птицы обитают только на острове, но лишь потому, что на материке они были уничтожены человеком либо вытеснены завезенными им животными.

Прежде всего, только на Тасмании живут два из трех хищников ав

408 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

стралийской фауны: сумчатый волк и сумчатый дьявол. Лишь сумчатг

куница встречается и на материке.

Когда-то сумчатый волк был широко распространен в Австралии,!

однако, по-видимому, в каменном веке уступил в борьбе за выживание

завезенной сюда аборигенами и одичавшей собаке динго и вымер, ос-\

тавив равнины континента своим более дружным и агрессивным кон-\

курентам. Этот коротколапый зверь с полосатой, как у тигра, спиной^

охотился в основном на кенгуру, не брезгуя, впрочем, также крысамш

ехиднами, ящерицами и птицами.

На Тасмании трудные дни для него настали, когда остров стали осваивать фермеры из Англии. Нападавшего на овец хищника истребляли

нещадно, и сейчас лишь в самых глухих горных ущельях изредка встречаются его следы.

Сумчатый дьявол пока еще сохранился во многих горных районах

Тасмании. В отличие от другого распространенного здесь хищника —

сумчатой куницы, легко приручающейся и часто живущей в домах вместо кошки, дьявол обладает злобной и неукротимой натурой. Бешеная

ярость в сочетании с жутким, воющим ревом, раздающимся по ночам,

когда он выходит на охоту, и стали причиной того, что не такой уж

крупный (с небольшую собаку) и вовсе не опасный для человека зверь

получил такое несимпатичное прозвище.

Меню сумчатых дьяволов состоит преимущественно из ящериц,

крыс, небольших древесных кенгуру, попугаев, лягушек, раков. Вред,

приносимый им человеку, состоит по большей части в налетах на курятники да изредка в нападениях на зазевавшегося ягненка. Несмотря

на угрюмый и даже неприятный облик, сумчатый дьявол немало потешает наблюдающих за ним зоологов своими забавными привычками.

Например, умывается он (единственный из всех животных!) абсолютно

по-человечески: сложив лапы ковшиком, чего не могут ни кошка, ни

енот, ни мартышка.

В последние годы вое больше туристов стремятся попасть на Тасманию. Благодаря близости к материку он легко доступен для путеше

Рис. 177. Сумчатый дьявол

ДОЛИНА РОТОРУА 409

ственника, уже пересекшего полмира, чтобы добраться до Австралии. И

каждый, побывавший здесь, согласится, что знакомство с этим живописным и своеобразным островом не менее впечатляюще, чем встреча

с двумя другими островными жемчужинами Южного полушария: Новой Зеландией и Огненной Землей.

Каждое из этих трех мест необычно и интересно по-своему, ни одно

не похоже на другое, но в Тасмании больше какого-то «европейского»

шарма, и потому она становится ближе и родней сердцу путешественника из Старого Света, хотя экзотика двух других южных островных

миров может показаться, на первый взгляд, более эффектной.

ДОЛИНА РОТОРУА

(Новая Зеландия)

Нет, наверное, на нашей планете страны, которая могла бы сравниться с Новой Зеландией по числу удивительных, экзотических и

единственных в своем роде природных явлений и объектов, собранных

на ее сравнительно небольшой территории.

Вулканы и гейзеры, пещеры и водопады, фьорды и ледники, редкие

рептилии и птицы, уникальные деревья и цветы — трудно даже перечислить все те чудеса природы, которыми это маленькое государство,

расположенное на «крайнем юге», поражает путешественника.

Но самое главное чудо Новой Зеландии — прославленная долина

Роторуа, побывать в которой считает своим долгом каждый гость Новой

Зеландии. Да и сами новозеландцы не обходят этот удивительный утолок природы своим вниманием.

Расположена Роторуа в центре Северного острова Новой Зеландии

на Вулканическом плато. Маори — давние обитатели этого острова —

назвали долину Такива-Ваиарики, что означает «Страна горячей воды».

Даже на улицах городка Роторуа, центра этого геотермального района,

можно увидеть бьющие из трещин тротуаров струи белого пара. Сотни

горячих и холодных источников находятся в окрестностях городка и на

берегах озера с тем же названием.

Жившие тут маори были людьми явно не робкого десятка. Они построили свою деревню Вакареварева в самом сердце этой необычной

местности, среди свистящих струй пара, бульканья горячих ключей,

рева гейзеров и клокотания грязевых котлов. Причем постарались получше использовать природные особенности Роторуа: хижины строили

на участках с теплой прогретой снизу почвой, сооружали бассейны, где

круглый год купались в горячей воде, и даже рыбу варили, погружая ее

в некоем подобии «авоськи» прямо в природный кипяток.

И в наше время построенные здесь отели имеют бассейны, напол

410 100 ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

ненные термальными водами, да и отопление в гостиницах обеспечивает тепло земных недр.

Но главная достопримечательность Роторуа — ее знаменитые гейзеры. Их здесь десятки, и струи, бьющие на четыре-пять метров в высоту,

окутывают облаками пара и берег озера Роторуа, и окраину деревни,

где выстроились в ряд вдоль единственной улицы красные деревянные

статуи маорийских богов со свирепыми лицами и высунутыми языками.

Самый мощный гейзер — Похуту — выбрасывает струю кипятка на

тридцать метров вверх. Водяное извержение длится в течение часа, а то

и дольше. Иногда несколько гейзеров бьют одновременно, а порой они

«работают» поочередно, словно пытаясь превзойти друг друга мощью

струй и необычностью формы фонтана.

Белые кремнистые натеки, украшающие отверстия природных фонтанов, имеют желтые оттенки, образующиеся из растворенного в воде

сероводорода. К сожалению, не весь этот не слишком благовонный газ

осаждается в виде серных выделений, и в воздухе Роторуа еще на подходе к озеру можно ощутить его специфический «аромат».

Река Пуаренга, впадающая в озеро Роторуа, подпитывается холодными и горячими ключами. В некоторых местах струи источников не успевают перемешиваться и, опустив руки в воду, ощущаешь одновременно тепло и холод. Горячие ключи бьют и со дна озера. А на расположенном посреди него острове Мокойя изливается самый известный и

популярный у туристов горячий источник Хинемоа, купание в котором — обязательный ритуал посетителей Роторуа.

Купаются в Хинемоа и местные жители. Для них это — древний священный обряд, приносящий здоровье и силу воинам. Маори верят, что

в каждом озере или горячем ключе Роторуа обитает свой танива-игарара — похожее на дракона сказочное существо, охраняющее свой жаркий дом от посягательств злых духов. Согласно маорийской легенде, сама |

Луна раз в месяц исчезает с небосвода, чтобы искупаться в волшебном

подземном озере Аэва, которое питает водой гейзеры. Искупавшись в

его живой воде. Луна набирается сил и отправляется в новый путь по

небу. Поэтому и жители Вакареваревы охотно купаются в водах горячих

источников, обладающих такой целебной силой.

Примерно в десяти километрах к юго-востоку от этого царства гейзеров в кратере потухшего вулкана спрятались знаменитые озера Ваймангу — два водоема голубого и зеленого цветов. Окраска воды в них

объясняется разным составом пород, по которым протекают родники,

питающие озера. Многоцветие вод дополняется здесь еще и ярко окрашенными породами кратера, которым окислы железа местами придали




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   46


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница