Л. А. Саркисян, Т. Х. Латышева, Э. К. Белозеров, Н. А. Государев, Н. А. Корягин



страница9/12
Дата18.05.2019
Размер2.17 Mb.
ТипМонография
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

100

J
гический индивид рождается с определенной потенцией развития фи­зических, интеллектуальных, эмоциональных качеств. Педагогика имеет целью максимальное развитие этих «сущностных сил индиви­да» в целостную структуру личности и индивидуальности. Данная концепция позволяет использовать системный подход к решению ди­агностической задачи оценки индивидуально-психологической основы образования инвалидов.



Первоначально была разработана научно-исследовательская программа по изучению мотивационно-характерологических свойств студента-инвалида с ДЦП в динамике на протяжении пятилетнего срока обучения в вузе.

Поскольку для ДЦП характерны неврозоподобные, психопатопо-добные синдромы и задержка умственного развития ребенка, прово­дился анализ и обобщение исследовательских работ в области пси­хиатрии и патопсихологии по вопросу социальных и биологических условий, этиологии и патогенеза аномалий психического разом-тия(АПР). Результаты позволяют выделить три интегральные модели развития неврозов, психопатий, реактивных психозов, которые, в свою очередь, сопровождают течение олигофрении (т.н. «отягощен­ные» олигофрении).

Личностная модель отражает общий для всех психических ано­малий низкий контроль сознанием аффективно-волевой сферы лич­ности, определяющий черты ее социальной незрелости, психический инфантилизм, неадекватную самооценку [75, 76]. Так, невроз связан с неспособностью личности выйти из состояния эмоционально насы­щенного мотивационного конфликта; психоз - из т.к. «измененного состояния сознания»; психопатия - из резко ограниченного стереоти­па ригидных установок поведения (отношений).

Этиологическая модель отражает определенную установленную общность социальных и библогических условий, предрасполагающих к развитию АПР, обострению их течения, смене и комплексации от­дельных нозологических форм в динамике болезни.

Социальные условия: неправильное воспитание; значимые для личности психотравмирующие события. Биологические условия: на­следственная предрасположенность; функциональные перегрузки и органические нарушения; критические периоды биологического раз­вития и инволюции в связи с резкими гормональными перестройками организма (подростковый и климактерический периоды). При этом комплексация АПР и/или трансформация их нозологических форм в анамнезе одного и того же больного человека возможны только в ус­ловиях пролонгированного действия выделенных социально-биологических неблагоприятных условий развития [77, 78].

101


Патогенетическая модель отражает необходимые и достаточные патогенетические механизмы АПР (как психогенной, так и соматоген­ной этиологии): эмоциональный стресс и слабое звено функциональ­ной системы организма (соматическая диспозиция) и/или личности (психическая диспозиция). Точнее, следует говорить о дистрессе, т.е. стрессе отрицательных эмоций. Под «соматической диспозицией» по­нимается неблагоприятное состояние функциональных систем на мо­мент дистресса (перегруженность, дефектность, низкая энергетическая фаза биоритма, болезненная измененность). Что касается психической диспозиции, то таковая определена в личностной модели АПР.

АПР (неврозы, реактивные психозы, психопатии) рассматривают­ся как неуправляемые личностью эмоциональные состояния, пере­шедшие по типу «порочного круга» развития в патологические свой­ства личности в результате воздействия дистресса, превышающего адаптационные возможности человека, находящегося в неблагопри­ятных биологических и социальных условиях.

В способах возможного реагирования на дистресс, наряду с пси­хическими качествами воли, творчества, интеллектуального самоана­лиза и саморегуляции поведения и деятельности, обсуждается и осо­бо выделяется роль психологической защиты. Ведущая роль психоло­гической защиты в реагировании на дистресс характерна для соци­ально незрелой, психически инфантильной личности (791. Психологи­ческая защита на бессознательном уровне редуцирует состояние тревоги, психического дискомфорта, поддерживает завышенную са­мооценку личности, способствует избеганию физических и психиче­ских напряжений, необходимых для ее развития, формирования реа­листического мировоззрения, характерологических черт самостоя­тельности, гибкости общения, навыков трудовой деятельности [80-82]. В этой связи личность, по тем или иным причинам остающаяся психи­чески инфантильной в ходе биологического взросления и перехода в социальные группы, к которым общество предъявляет все более воз­растающие требования, становится неспособной адаптироваться при­вычными средствами психологической защиты, вступая на путь аномального психического развития.

Преимущественная роль бессознательной психологической за­щиты по сравнению с осознанными способами социальной адаптации личности при дистрессе играет патогенную роль в развитии невроза, а закрепление ее доминирующей роли - в патогенезе невротическо­го развития личности, ее психопатизации.

Психологическая проблема церебрального паралича детей и подростков изучалась в работах [72], [83] и [84] и др.

102


Характерные для ДЦП неврозоподобные, акцентуированные и психопатоподобные синдромы и черты характера исследовались только для детского и подросткового периодов развития (по более поздним возрастным периодам литературных данных нет).

По итогам проведенных в МИИ исследований мотивационно-характерологических особенностей студентов с ДЦП, была выявлена определенная взаимосвязь результатов, полученных с помощью всех использованных методов (опросники отношений студентов к вузу, «Уровень субъективного контроля», «8-ми цветовой тест» Люшера», «16-ФЛО» Кэттела). Результаты исследований указывают на то, что реальное Я студентов с нарушениями опорно-двигательной системы (инвалидов с рождения и детства) в большинстве случаев является неразвитым, психически инфантильным, социально незрелым и прак­тически беспомощным. Вместе с тем у большинства студентов отме­чается высокий психический тонус поддержания на высоте образа идеального Я, социально приемлемого в самооценке и оценке со сто­роны «значимых» других. Такого рода несоответствие в самосознании гипертрофированного претенциозного ранимого «идеального Я» сла­бому непрактичному «реальному Я» определяется в научной литера­туре как «нарциссическое Я» [75]. Отмечается, что нарциссический тип личности формируется в раннем детстве в результате психологи­ческой защиты от непомерных фрустраций, дистрессов. Причины предрасположенности к задержке развития реального Я инвалида с рождения и детства лежат как в самом статусе физической беспо­мощности, так и в социально-психологической атмосфере семейной гиперопеки и социальном статусе иждивенца.

Тестовыми критериями оценки «нарциссической личности» в проведенных исследованиях явились: высокие устойчивые в динами­ке значения (7-10 стенов) факторов «Q3» и/или «I» («16-ФЛО» Кэтте­ла); зеленый и/или фиолетовый цвета на первой и второй позициях предпочтений(«8-цветовой тест Люшера»); экстернальный локус кон­троля при смещении его показателя в сторону интернальности в сфе­ре «достижений» по сравнению с «неудачами» (методика «УСК»). Любой из такого рода показателей (тем более в сочетании) примени­тельно к знанию типично дефицитарных биологических и социальных условий формирования личности инвалида с рождения и детства с высокой мотивацией социальных достижений свидетельствует о той или иной степени нарциссического Я. Данные методик подтвержда­ются данными особенностей наблюдаемого поведения в учебном процессе и в быту (общежитии).

Выявленный нарциссический тип личности, по результатам ис­следования, представляется возможным подразделить на подтипы по

103

преобладанию того или иного акцентуированного характерологиче­ского начала.



1.Психастеноподобный (факторы - F, - Н: соответственно 70% и 50% от числа обследованных студентов с ДЦП). Без характерных для классической психастении чувств долга и гиперответственности (фак­тор +G не выражен: 12%). Проявляется в гиперосторожности, нере­шительности, социальной робости при достаточном уровне интеллек­та. В классификацию типов дефицитарного формирования личности детей и подростков с ДЦП (2) чистый психастенический тип не вклю­чен (отмечены только отдельные характерные признаки: робость, не­уверенность) - он «поглощается» более общим «астеноневротиче-ским» типом.

2Паранойяльноподобный (фактор +L). Кроме 3-ей группы инва­лидности, характерен для 49% всех обследованных инвалидов-опорников. Без свойственных классической паранойяльной акцентуа­ции характера («застревающий» тип личности, по К. Леонгарду) черт фанатичной экспансивности сверхценных идей. Здесь типаж скорее напоминает сенситивную разновидность паранойяльное™, отмечен­ную Э.С. Калижнюк, когда на фоне чувства неполноценности болез­ненно развивается ущемленное достоинство с враждебностью и не­доверчивостью к окружающим людям.

З.Неустойчивоподобный (фактор - G). Характерен для студентов-инвалидов с ДЦП (60%). Здесь безволие, нежелание работать над собой может выразиться в игнорировании долга, обязанностей, в не­дисциплинированности, прогулах лекций, учебной неуспеваемости, алкоголизации. Такого рода фактор через два года обучения стано­вится нехарактерным для половины имевших его студентов, т.е. под­тип «неустойчивоподобный» отличается от «неустойчивого» положи­тельной динамикой, поверхностностью негативных свойств.

4. Гипотимический (факторы - С, +0). Характерны замкнутость, пониженный фон настроения. Это подтип студентов с I группой инва­лидности. Среди них 50% с низким показателем по фактору «С» (эмоциональная неустойчивость) и 60% с высоким показателем по фактору «О» (тревожность).

5. Сверхкомпенсаторно-авантюристичный (фактор +Н). Характе­рен для студентов с 3-ей группой инвалидности (47%). Проявляется расторможенностью влечений (в сексуальном, брутальном, бравад-ном поведении). Видимо, этот тип связан также со свойствами «воз­будимого» типа (эффективность, импульсивность, эксплозивность, агрессивность, сильные примитивные влечения) на почве растормо­женной подкорки (часто встречается, по данным Э.С. Калижнюк, при гиперкинетической и гемипаретической формах ДЦП).

104


Идеальное Я инвалида нарциссического типа - человек, достой­ный большего социального внимания, по сравнению со здоровыми людьми. Здесь срабатывает механизм сверхкомпенсации, о котором писал Л.С. Выготский, развивая идею Адлера в отношении лиц с био­логическим дефектом. Однако механизм сверхкомпенсации срабаты­вает не в волевой сфере (такой путь Адлер рассматривал как единст­венный), а в сфере психологической защиты идеального образа Я.

Биологический дефект инвалидами с рождения и детства, как от­мечалось ранее, нередко игнорируется. Игнорируется (наряду с воз­можными другими причинами) и потому, что благодаря психологиче­ской защите объектом его внимания становится не «телесное Я», а психический образ Я. Психологическая защита от отрицательных эмоций, таким образом, меняет объект психического наблюдения не­приглядной внешности (что более характерно для подростка) на идеализированное представление о своем психическом Я.

Идеализация (сверхкомпенсация) образа Я происходит вследст­вие ряда причин. На бессознательном уровне данный процесс начи­нается с повышенной заботы родителей (мамы, бабушки, как прави­ло), закрепляющих установку психического эгоцентризма в условиях гиперопеки. Эгоцентризм (непременная стадия развития психики в раннем детстве) связан и с биологической природой становления ин­теллекта, и с беспомощностью младенца, наблюдающего хлопоты родителей вокруг себя, как центра мироздания. Эгоцентризм инвали­да остается и по выходе из беспомощного периода младенчества и раннего детства. Он переходит (как следствие несамостоятельности инвалида) в дошкольный, школьный возрастные периоды (особенно в условиях гиперопеки), замедляя, тем самым, темп психического раз­вития, социальную зрелость личности. Таков первый источник фор­мирования мнения о себе, как о человеке, требующем особого соци­ального внимания по сравнению с другими.

На уровне сознания эта бессознательная установка закрепляется в качестве статуса инвалида, обеспеченного социальными льготами.

Таким образом, идеальный образ Я инвалида нарциссического типа включает в себя установку на обязательное признание общест­вом инвалида как человека, пользующегося привилегиями. Вместе с тем в реальной жизни инвалид подвергается обидам и дискримина­ции - и его реальное Я не готово к социальной адаптации с помощью воли, творчества, интеллекта, умения гибко (компромиссно) общаться с людьми.

В работе [75] подчеркивалась ведущая роль в патологии психиче­ской деятельности нарушения баланса когнитивно-аффективных взаи­модействий. Подверженность эмоциям и низкая когнитивная оснащен-

105

ность самосознания предполагает, по ее мнению, особую ригидность и ранимость образа Я, невозможность совместного сосуществования в инфантильной психике «хорошего» и «плохого» образа Я, порождаю­щего мучительное, непереносимое чувство амбивалентности.



Этот когнитивно-эмоциональный диссонанс между идеальным образом Я и реальным положением вещей призвана устранить в ин­фантильной личности психологическая защита.

На первой стадии, в детские годы, когда интенсивно формирует­ся иерархия мотивов, основным психологическим «инструментом» устранения противоречий в утверждении идеального образа мира и идеального образа Я являются неосознанные процессы психологиче­ской защиты. Такова общая исходная позиция развития как здоровых детей, так и детей-инвалидов. Роль же биологического дефекта за­ключается в усилении, пролонгировании действия этого механизма у детей-инвалидов вследствие вынужденной социальной позиции иж­дивенца. Постепенно психологическая защита становится ведущей в формировании личности, подменяя волевые и затрудняя интеллекту­альные процессы развития. Личность, тем самым, вступает на пато­логический путь развития.

Таков ход развития инвалида с рождения: от биологической де-фицитарности - к психологически дефицитарной инфантильной лич­ности «нарцисса» с доминантной ролью в ее структуре психологиче­ской защиты истероидного свойства, вытесняющей всю нелицеприят­ную правду из образа Я.

В работе [73] было введено понятие «дефицитарности» условий формирования личности у детей с дефектами зрения, слуха, опорно-двигательного аппарата, с хроническими соматическими заболева­ниями, при которых дефицитарность в сенсорной, моторной, сомати­ческой сферах обусловливает явления депривации и нарушения эмо­циональной сферы. В результате применительно к больным ДЦП оп­ределился термин «личность дефицитарного типа».

Имеются основания для того, чтобы расширенно толковать поня­тие «дефицитарная личность». Дефицитарная личность формирует­ся нуждами или завышенными претензиями человека, не обеспечен­ными реальной биологической (задатки, здоровье), психологической (способности, характер) и социальной (поддержка) ситуацией их реа­лизации. В частности, дефицитарная личность может развиваться на основе биологического дефекта (инвалидность). К наиболее общей социальной причине, усугубляющей такого рода развитие, относится, прежде всего, дефицит оптимально организованной социальной под­держки (гипер- или гипоопека в семье, индифферентное или негатив­ное отношение общества и государства к инвалидам).

106



В случае со студентами МИИ мы имеем дело с элитой инвалидов уже потому, что инвалиды пришли в вуз по выбору социального пути развития, развития сознания, реального Я в профессиональной дея­тельности. Студенты-инвалиды не «ушли в болезнь» - напротив, с их психикой не совместима всякая мысль о том, что они чем-то хуже клинически здоровых людей. В МИИ за семилетний срок обучения студентов не отмечено ни одного случая развития у них острого нев­роза или психоза. Думается, что нарциссический тип личности созда­ет даже благоприятный мотивационный фон стремления к приближе­нию Я-реального к Я-идеальному - особенно в условиях всесторон­ней социальной поддержки этого стремления, которую надо разви­вать в направлении системной реабилитации. Сам факт того, что ин­валид выбирает активную жизненную позицию сначала в стремлении стать студентом, затем в стремлении во что бы то ни стало закончить вуз и получить высокопрофессиональную работу, свидетельствует о высокой мотивации достижения о том, что в данном случае налицо явная положительная специфика нарциссического Я.

Необходимо подчеркнуть, что выявленные типичные свойства не означают однообразия индивидуальности инвалидов с детства, среди которых встречаются волевые и творческие, интеллектуально и даже сенсомоторно одаренные, не говоря уже о соматически здоровых (по сопутствующим инвалидности заболеваниям) лицах.

В процессе обучения и общения в вузе-интернате (в субъектив­ных оценках студентов-инвалидов и по наблюдениям преподавателей и сотрудников вуза) отмечается положительная динамика в сторону появления навыков общения, взаимопомощи, развития ответственно­сти, самостоятельности, дисциплинированности.

Однако эти позитивные сдвиги не вселяют уверенности в станов­лении полноценной социально-зрелой личности студента-инвалида, поскольку ее нарциссический тип качественно не меняется без целе­направленной психологической поддержки и реконструкции процесса обучения.

Выявление нарциссического типа личности инвалида с рождения и детства, а также некоторых его разновидностей является той осно­вой, на которой предполагается строить большинство целевых про­грамм педагогической и психотерапевтической реабилитации лично­сти инвалида. Особую роль в них следует уделить механизмам пси­хологической защиты.

С точки зрения воспитания, необходимым звеном вузовской про­граммы должны стать циклы т.н. «социального обучения», имеющие целью формирование представлений об особенностях социальной организации жизни и многообразии форм человеческого общения. Практические задачи выработки умений и навыков могут решаться в

107

циклах «тренинг общения», «социальная компетентность», «социаль­ная чувствительность», а корректировка иррациональных установок личности - методами современной психотерапии (например, методом «когнитивно-эмотивной» психотерапии А. Эллиса).



На втором этапе исследования индивидуально-психологической основы образования студентов-инвалидов с ДЦП решалась задача оценки их психосоматического здоровья.

В работах [33, 41, 42, 60, 85-93] проблема исследования ДЦП впервые формулируется как психосоматическая, т.е. в более широ­ком плане, чем проблема органического заболевания мозга с харак­терными нервно-психическими синдромами и дефицитарными типами формирования личности. Такому положению в немалой степени спо­собствовало отсутствие до сих пор интереса к исследованию сопутст­вующих ДЦП соматических заболеваний.

Исследовательским инструментом была выбрана методика япон­ского ученого Накатани. Она разработана в 50-Х годах двадцатого столетия на основе теории «риодораку», согласно которой существу­ет тесная взаимосвязь между функциональными состояниями внут­ренних органов и электропроводностью в определенных кожных точ­ках. Методика Накатани получила широкое распространение в мире как инструмент электропунктурной диагностики. В отечественной ком­пьютерной версии «ДИАКОМС 5,0» (Российский государственный ме­дицинский университет), апробированной в нашей стране и за рубе­жом, данный метод позволяет быстро проводить исследование большого числа пациентов и анализировать полученные данные. В основе метода лежит древняя восточная практика акупунктуры, кото­рая в данной модификации оснащена современной технологией и обоснованием с позиций нейрогуморальной теории болезни.

Критерии оценки функционального состояния организма, накоп­ленные в многовековой практике восточной медицины, для интерпре­тации результатов исследования больных ДЦП по методике Накатани сопоставлялись с критериями диагнозов; данными анамнеза и катам-неза; клинической теорией ДЦП; замерами контрольной группы кли­нически здоровых людей; данными целевого медицинского исследо­вания наших испытуемых, проведенного специалистами Московского медицинского стоматологического института (Проблемная лаборато­рия по созданию новых средств лечения и реабилитации инвалидов, Кафедра генетических исследований); собственными лонгитюдиналь-ными психологическими исследованиями студентов-инвалидов в ди­намике на протяжении пятилетнего срока обучения в нашем вузе.

Было обследовано 90 студентов-инвалидов с ДЦП (спастическая диплегия, гиперкинетическая и гемипаретическая формы - 30 человек каждой формы ДЦП) с соблюдением необходимых правил такого ро-

108


да исследований (учет ситуативных факторов, функциональная про­ба). Среди испытуемых с гиперкинетической формой большинство (20 человек) имели тетрапарезы (сочетанные диагнозы «Спастическая диплегия. Гиперкинетический синдром»).

Просмотр медицинских карт испытуемых в поликлинике выявил следующую картину сопутствующих ДЦП диагностированных сомати­ческих расстройств. Приблизительно у половины обследованных (47%) отмечены соматические диагнозы. В подавляющем большинстве слу­чаев (43%) страдают в равной пропорции органы пищеварительной системы (гастриты, язвенная болезнь, колиты, дискинезии кишечника, геморрой, холециститы, желчнокаменная болезнь) и мочеполовой сис­темы (циститы, пиелонефриты, почечнокаменная болезнь, нефроптоз, аплозия почки, фимоз, альгодисменорея). На легочные и сердечные заболевания приходится 4% случаев. Таким образом, более чем у по­ловины обследованных в медицинских картах отсутствуют диагнозы, связанные с нарушенными функциями висцеральных органов.

Среди неврологических диагнозов на первом месте стоят вегето-сосудистые (нейроциркуляторные) дистонии (у трети обследованных); церебрастенический синдром у 5% (других неврозоподобных синдро­мов нет).

По данным, полученным с помощью методики Накатани («Диа-комс 5,0»), обнаружены отклонения электрофизиологической актив­ности (электропроводности) точек акупунктуры на всех 12 меридианах преимущественно функционального характера (незначительные по величине - в одну «сигму» по сравнению с нормой), однако свойст­венные всем без исключения. В среднем на младшие (1-ый и 2-ой) и старшие (3,4,5) курсы приходится по 4 отклонения на одного человека минимальной значимости (глубины) в 1 «сигму». Однако число откло­нений средних (2 «сигмы») и значительных (3 «сигмы») в расчете на одного человека среди старших курсов на 2,5% больше.

Приблизительно у половины обследованных выявлены отклоне­ния по меридианам почек и мочевого пузыря (подтверждено диагно­зами в медицинских картах только 20%). То есть 30% нарушений со стороны мочеполовой системы не диагностируются врачами поли­клиник. Однако целенаправленное обследование (урофлоуметрия, УЗИ, анализы мочи, спермограмма, микроскопия соскобов уретры, сока предстательной железы), проведенное специалистами кафедры медицинской генетики Московского медицинского стоматологического института, выявило патологию (пиелонефриты, циститы, уролитиаз, неспецифические воспалительные заболевания задней уретры, се­менных пузырьков, предстательной железы) у 65% обследованных.

Отклонения показателей методики Накатани от нормы обнаруже­ны приблизительно у половины обследованных по каждому из мери-

I

109


дианов, имеющих отношение к пищеварительной системе(желудка. тонкого и толстого кишечника, желчного пузыря, печени, поджелудоч­ной железы). Опять-таки в медицинских картах находим подтвержде­ние диагнозами только на 20%.

Наиболее глубокие отклонения от нормы (до трех «сигм») и наи­более распространенные (до 80% обследованных с диагнозом спа­стическая диплегия) отмечены низкой электрической проводимостью (гипофункцией) акупунктурных точек на меридианах лимфатической системы («трех обогревателей») и толстого кишечника. По данным разработчиков методики «Диакомс», такого рода показатели харак­терны для гипоксического состояния головного мозга при органиче­ских его повреждениях, заторможенности центральной нервной сис­темы, т.е. типичны именно для клинической картины спастической диплегии, выражающейся в адинамическом варианте церебрастени-ческого синдрома. Между тем, диагнозами церебрастении данные отклонения подтверждены только на 5%; в основном ставятся диагно­зы «вегетососудистая (нейроциркуляторная) дистония» (33% обсле­дованных). С другой стороны, отмечена повышенная электропровод­ность (гиперфункция) в акупунктурных точках на меридианах легких, сердца, сосудистой системы («перикарда»), характерная по распро­страненности явления для гемипаретической и гиперкинетической форм (до 80% случаев), при почти полном отсутствии иных, кроме «вегетососудистых дистоний», диагнозов в медицинских картах и ре­зультатов обследования специалистом-кардиологом. Видимо, такого рода показатели свидетельствуют о гипердинамическом (с преобла­данием процесса возбуждения) варианте церебрастенического син­дрома, характерного для клинической картины гемипаретической и гиперкинетической формы ДЦП.


Каталог: modules -> Books -> files
files -> Русская софиология и антропософия
files -> Химическая свадьба Христиана Розенкрейца в году 1459
files -> Фрэнсис Бэкон
files -> Вернер кристиан симонис ребенокдосемиле т
files -> А. А. Локтева Ответственный редактор к м. н. Д. В. Кошечкин Ботт, Виктор
files -> Книга первая тысячелетию крещения Руси посвящается "и ангелу Филадельфийской церкви напиши так: се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего"
files -> Книга умирает не тот, кто старый, а тот, кто поспелый! Глава «пусть начнется, что еще не началось…»
files -> Эренфрид Е. Пфайффер Плодородие земли, его поддержание и обновление


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница