Материалы международной ежегодной научно-практическая конференция «Правовая политика российского государства в XXI веке: состояние, проблемы и направления развития»


«Роль институтов гражданского общества в реализации конституционного права человека на самозащиту в России»



страница2/20
Дата28.11.2017
Размер4.14 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
«Роль институтов гражданского общества в реализации конституционного права человека на самозащиту в России»

аспирант Тимошенко К.И.

Южный федеральный университет, г. Ростов-на-Дону

Волна демократических реформ в России конца XX – начала XXI веков повлекла за собой изменение взаимоотношений человека и власти, его правового статуса в обществе и государстве, придав особую значимость конституционному праву личности защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ). Данное право в российской правовой науке получило название права на самозащиту и послужило стимулом к появлению в отечественном правовом пространстве альтернативных способов легальной правозащитной деятельности.

Необходимость в совершении носителем субъективного права любых защитных действий (бездействия) обусловлена уже совершенным или возможным посягательством на его законное право или свободу. Иными словами, такая необходимость является следствием правового конфликта, субъекты которого сознательно создают или стремятся создать экономические, идеологические, политические или юридические условия противоправных деяний в определенной сфере общественных отношений. Поэтому можно использовать структуры гражданского общества для урегулирования социальных конфликтов (в том числе и правовых), поскольку оно включает в себя механизмы выявления, формирования и выражения общественного мнения, необходимого для устранения возникающих конфликтов и их последствий.

Проблемой эффективного общественного устройства в разные века занимались Платон, Аристотель, Конфуций, Ф. Аквинский, Т. Мор, Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Дж. Локк, Э. Арато, Дж.Л. Коэн, И. Шапиро, И. Кравченко, Е. Гуренко и др. Под влиянием разницы менталитета, культур и эпох формировались разнообразные представления о содержании понятия гражданского общества. До сих пор в научной литературе нет единообразного определения того, что это. Тем не менее, большинством отечественных и зарубежных ученых, как отмечает А.К. Сковиков, под гражданским обществом понимается совокупность всевозможных общественных отношений, складывающихся «вне рамок государства на принципах самоорганизации и самоуправления».1 Он также указывает на то, что гражданское общество является динамичным образованием, на развитие которого оказывают влияние внутригосударственные политические, экономические и социальные изменения. Рассуждая о природе гражданского общества, Л. Грудцына предложила понимать его как средство или инструмент самозащиты человека от непосредственного вмешательства в частную жизнь со стороны государства в лице его уполномоченных органов и должностных лиц и, одновременно, как институт, предоставляющий возможность воздействия на государство для обеспечения прав и свобод личности .2

Рассмотрим некоторые структуры гражданского общества, посредством которых может быть реализовано право человека на самозащиту прав и свобод в России. Один из наиболее активных институтов гражданского общества, посредством которого может быть осуществлено право человека на самозащиту прав и свобод в той или иной сфере общественной жизни, – это политические партии. Являясь связующим звеном между гражданами и властью, они могут в целях обеспечения реализации прав и свобод граждан, среди прочего, вносить на рассмотрение в Государственную Думу РФ законопроекты. К примеру, в настоящее время пресс-службой политической партии ЛДПР готовится проект закона о расширении пределов самообороны в уголовном законодательстве РФ, исключающий из ст. 37 Уголовного кодекса РФ термины «необходимая оборона» и «пределы необходимой обороны» по причине неоднозначности их толковании. Вместо них предлагается закрепить в данной статье право граждан на оборону от физического насилия. Пункт 2 ст. 39 УК РФ будет дополнен, так называемой, «доктриной крепости», получившей широкое распространение в законодательстве ряда штатов США и устанавливающей право граждан на защиту своего жилища, а в некоторых случаях и нежилых помещений, от незаконного вторжения любыми способами.1

В социальной сфере для реализации социально-экономических прав и свобод гражданами создаются различные объединения, такие как Федерация профсоюзов Амурской области, «Ассоциация юристов России» и ее региональные отделения, Саратовский областной общественный фонд защиты прав и благополучия потребителей и т.д. В зависимости от целей создания и деятельности общественных организаций различаются и способы защиты прав человека, к которым они могут прибегать. Самый распространенный способ защиты прав и свобод – это обращение с иском в суд для защиты интересов конкретного гражданина или неопределенного круга лиц. Наиболее яркий пример – деятельность общественных организаций в сфере защиты прав потребителей. Так, например, Набережночелнинским городским судом Республики Татарстан в сентябре 2013 г. было рассмотрено заседании гражданское дело по иску региональной общественной организации «Комитет защиты прав потребителей по Республике Татарстан», действующей в интересах гражданина Д. Григорьева, к закрытому акционерному обществу «ФОН» о взыскании неустойки и компенсации морального вреда за невыполнение обязательств по договору участия в долевом строительстве, предметом которого является право требования к ЗАО «ФОН» передачи двухкомнатной квартиры.1

Особая роль среди структур гражданского общества отводится средствам массовой информации, в частности, по причине активного развития в последние десятилетия средств массовой коммуникации. СМИ посредством журналистских расследований, телепередач, газетных статей формируют общественное мнение, играя важную роль в правовом информировании граждан и стимулируя общественность на участие в акциях по защите прав человека. Соответственно, при самостоятельной защите человеком собственных прав и свобод обращение в СМИ позволяет использовать такой важный фактор как общественное мнение. Одним из примеров реализации права на самозащиту посредством обращения в СМИ может служить история годовалого Лени Румянцева, впавшего в кому из-за врачебной ошибки.2 Несмотря на возбуждение уголовного дела по ч. 2 ст. 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей» и проведение следственных мероприятий, добиться надлежащего лечения ребенка родителям удалось только после освещения подробностей сложившейся ситуации в СМИ.

Развитие общественных отношений в современной России носит стремительный характер и приводит к расширению круга самоорганизующихся институтов гражданского общества, что, в свою очередь, влечет за собой увеличение количества возможных рычагов их влияния на процессы, связанные с правовой защитой населения. Одним из таких самоорганизующихся элементов стала медиация – процедура разрешения правовых споров, с участием третьей, нейтральной стороны (медиатора), которая может применяться участниками спора вместо обращения к существующим государственным механизмам или параллельно с ними. Как справедливо отметила С.И. Калашникова, «… нельзя отрицать, что в современных условиях становления и динамичного развития гражданского общества они (суды) зачастую оказываются недостаточно эффективными. Участники спорных правоотношений становятся все больше заинтересованными в самостоятельном урегулировании возникающих противоречий на взаимовыгодной основе при осуществлении ими контроля над используемой процедурой и ее результатом». Результатом формирования на рубеже XX-XXI веков нового российского правосознания и правовой культуры стало понимание возможностей примирительных процедур, в частности, медиации, в системе защиты прав и свобод человека и гражданина.

Подводя итог вышеизложенному, необходимо отметить, что право человека на самозащиту занимает одно из центральных мест в системе прав человека в России. Оно позволяет гражданам защищать собственные права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, когда в силу различных причин такая защита не может быть осуществлена представителями органов государственной власти. Реализация данного права возможна, в том числе, и путем обращения к институтам гражданского общества, которые принимают немаловажное участие в работе комплексной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в России, оказывая существенное влияние на установление и развитие в стране правового государства, обеспечивающего и защищающего права человека согласно общепризнанным стандартам мирового сообщества.

«Законность и правопорядок на примере Китая и России. Сравнительная характеристика.»

Ду Сюелун, Ань Фужой, Сунь Сяотянь3

Владивостовский государственный университет экономики и сервиса, г. Владивостока

Законность представляет собой многоплановое явление. Многочисленные определения раскрывают различные аспекты законности: принцип деятельности государственных органов, своеобразный политико-правовой режим общественной жизни, а также строгое требование соблюдения законов.

Под законностью условимся понимать строгое и неуклонное соблюдение закона всеми государственными органами, общественными и хозяйственными организациями, должностными лицами и гражданами

Изучение проблем законности и правопорядка, их однозначное толкование исключительно важно в связи с тем, что все без исключения отраслевые юридические науки, исследующие различные аспекты права, правопримени­тельного процесса, так или иначе, в конечном счете, обязательно сталкиваются с ними. Особую актуальность и практическую значимость проблема законности приобретает в связи с выдвинутой концепцией формирования правового государства.

В теории права отмечается, что понятие «законность» характеризует правовую действительность под углом зрения практического осуществления права, идейно-политических основ правовой системы, ее связи с основополагающими общественно-политическими институтами, с политическим режимом данного общества.

В юридической литературе понятие законности трактуется по-разному. В настоящее время предложен комплексный подход к этому понятию. Законность трактуется в трех аспектах как:

1. принцип государственно-правовой жизни в качестве основополагающего общеправового начала жизни общества. Требование соблюдения и исполнения закона обращено в равной мере ко всем субъектам правового общения – населению, государственным органам, общественным объединениям, должностным лицам;

2. метод государственного руководства обществом, предполагающий, что государство осуществляет свои функции, прежде всего правовыми средствами и в правовых формах. При этом методе функционирования законности необходимо наличие трех условий: развитое законодательство; его реализуемость и исполнимость; наличие специальных органов контроля за реализацией правовых предписаний;

3. режим жизни общества предполагает обеспечение реального верховенства права в жизни общества, правового закона, установление правовых отношений между государственной властью и личностью. Режим законности означает также распространение ее требований на все сферы жизни.

Если понятие «законность» отражает состояние юридической правомерности общественных отношений, то понятие «правопорядок» включает и другие их свойства такие, как определенность, системность организованность, гарантированность, устойчивость, единство.

В силу указанных особенностей правопорядок можно охарактеризовать как порядок, обеспечивающий стабильность общественной жизни и социальный прогресс. Поскольку он определяется правом и обеспечивается государством, то закрепляет наиболее важные черты и стороны социально-экономического строя, систему господствующих в стране политических отношений.

Современное конституционное право Китая отражает национальную специфику и историческую уникальность государственности Китая, особенности китайского варианта модернизации тоталитарно-бюрократического общества.

В силу политических, исторических и социальных причин значительное место в Китае всегда занимал традиционализм. «Китайский законодатель исходит из концепции создания современной законодательной базы только в случаях дальнейшей неспособности традиционализма регулировать ту или иную область общественных отношений» - отмечает Э.3.Имамов. Период культурной революции и правового нигилизма также не способствовал развитию конституционного права. До конца семидесятых годов оно носило фрагментарный характер: акты, детализировавшие Конституцию, были немногочисленными и не составляли целостную систему. Некоторые особо важные институты вообще не имели правового оформления, например, институт гражданства. С момента отмены в 1949 г. гоминьдановского закона о гражданстве и до принятия действующего закона о гражданстве 1980 г. этот институт не имел законодательного оформления, и вопросы гражданства решались «согласно обычаю и политическим установкам».

Реализация концепции «социалистически модернизируемого общества», проведение экономической реформы стимулировали законотворческую деятельность: были приняты законы, регулирующие организацию деятельности государственных органов, детализированы в текущем законодательстве конституционные нормы об экономической системе, отдельные аспекты правового статуса личности. Все это привело к созданию относительно целостной системы нормативных актов, которая отодвинула традиционалистское регулирование на второй план. В российской литературе отмечалось, что «в Китае все более актуальным становится не поддержание нормами морали и обычаев действующих правовых норм, а обратная задача - защита при помощи закона тех отношений, которые традиционно были лишь объектом морального воздействия, сейчас оказавшегося неэффективным» .

Конституция Российской Федерации - основной закон российского государства, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Принята всенародным голосованием (референдумом) 12 декабря 1993 г. Состоит из преамбулы, двух разделов, 9 глав, 137 статей и 9 параграфов переходных и заключительных положений. Закрепляет основы конституционного строя Российской Федерации, права и свободы человека и гражданина, федеративное устройство, организацию высших органов государственной власти.

Характерной чертой Конституции РФ 1993 г. является ее адекватный характер складывающимся в обществе общественным отношениям. Она отражает переходный характер российского общества, противоречивый способ его существования. В ней нашли воплощение то, что достигнуто и отстаивается многонациональным народом России: многообразие форм собственности, конкуренция, свобода экономической деятельности, политический и идеологический плюрализм, признание прав и свобод человека и гражданина, федеративное устройство, основанное на самоопределении и равноправии народов, самостоятельный статус местною самоуправления и т.д.

К характерной черте Конституции РФ 1993 г. относится и наличие в ней основополагающих положений. Она содержит нормы, регулирующие наиболее важные общественные отношения и служащие правовой основой для текущего законодательства. Поэтому по своему содержанию они предельно абстрактны, ибо имеют своей целью закрепление самого главного в общественных отношениях.

Характерной чертой Конституции России является также ее прямое действие. Это закреплено в статье 15 Основного закона РФ. В соответствии с этим, конституционные нормы не нуждаются в каком либо ином правовом подтверждении. Это придает им действительную высшую юридическую силу и служит гарантом от их искажения.

Наконец, для Конституции Российской Федерации характерны незыблемость и обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Это выражается в том, что Конституция провозглашает, что «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (ст. 2). При этом особо подчеркивается, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». В Конституции закрепляются и гарантируются права и свободы человека и гражданина в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Законность представляет собой взаимоотношения органов государства с гражданами, при которых эти взаимоотношения строятся на основе законов, и за отступление от них наступает юридическая ответственность. Суть данного понятия состоит в строгом, точном и неукоснительном соблюдении, исполнении и применении норм права участниками общественных отношений. Обязанность соблюдения законов ложится на обе стороны, а юридическая ответственность за неисполнение законов возлагается на любую сторону независимо от положения субъекта. Следовательно, режим законности уравнивает всех граждан общества по отношению к законам.

Принципы законности образуют основное ее содержание и состоят в следующем: единство законности, верховенство закона, целесообразность и реальность. Гарантиями законности являются средства и условия, обеспечивающие соблюдение правовых предписаний. Правовыми гарантиями законности выступают следующие факторы: совершенствование законодательства, контрольно-надзорные мероприятия, меры защиты и ответственности. Законность необходимо отличать от близкого понятия правопорядка, который основывается на законности.

Правопорядок - это совокупность правовых отношений, урегулированных правом и основанных на законности. Следовательно, правопорядок - это фактическое состояние общественных отношений и результат законности. Среди особенностей правопорядка можно выделить следующие: предусмотренность данных отношений в нормах права; возникновение правопорядка после реализации норм; обеспечение его соблюдения средствами государства; правопорядок является результатом законности. Правопорядок составляет основу более широкого понятия - общественный порядок, который представляет собой состояние упорядоченности общественных отношений, достигаемое с помощью соблюдения правовых норм и других социальных регуляторов.



«Государственные, корпоративные и личные интересы в отечественном политико-правовом пространстве»

Иванова С.Е., аспирант кафедры теории и истории государства и права

Таганрогский институт управления и экономики, г. Таганрог

Диалектика государственных, корпоративных и личных интересов, в конечном итоге, и определяет содержание и направленность официальной правовой политики в различные исторические эпохи. По большому счету, этот вопрос всегда лежал в дискуссионной плоскости отношений консерваторов и либералов, западников и славянофилов, интеллектуальное противоборство которых и стало мощным доктринальным источником формирования российской правовой и политической жизни не только (как это часто отмечают современные исследователи) начиная с середины XIX в., но значительно раньше: в период петровских реформ и позже.

Относительно этого вопроса в настоящее время речь прежде всего идет об адекватной специфике, устоям, правовой ментальности российского социума расстановке акцентов в текущем законодательстве, но, прежде всего, в Конституции, сквозь призму нормативных положений которой законы не только принимаются, но и применяются, и толкуются (современная правоприменительная практика).

Так, в соответствие с Конституцией РФ 1993 г. преимущественное положение, очевидно, отдано частным интересам отдельной личности (ст.2), которые поставлены что называется «во главу угла» не только конституционной правовой политики, но и, соответственно, (учитывая место и роль Основного Закона государства в национальной правовой системе) иных ее видов.

Такая конституционно-правовая иерархия разноуровневых интересов суть продукт «лихолетья» либеральных реформ 90-х годов, когда модернизацию постсоветского права, политической и экономической систем практически отождествили с их вестернизацией, основанной на поспешной и непродуманной рецепции, которая к тому же стала не просто механическим переносом чужеродных (преимущественно западноевропейских и североамериканских) институтов и норм, но заимствованием самих идей, разного рода концептуальных положений, выработанных, как известно, в ходе многовекового развития западной цивилизации (от европейской Античности до настоящего времени), ее базисных социально-правовых и политико-правовых компонентов (например, к таковым первоисточникам, по мнению Г.Дж. Бермана следует отнести римское право, религию и правовое оформление территориальных корпораций, т.е. городское самоуправление1).

В частности, римская правовая цивилизация – это очевидный результат особой социальности, духовности и ментальности древних римлян. Если для греков «космические глубины» (макро- и микроуровня, в том числе и сам человек) были полны «тайн и вызывали священный трепет», то римлян уже интересует в первую очередь «социальный космос». Для них Вселенная уже не выглядит бесконечной, она «сужается» до пределов государства, напротив, имперское политико-правовое пространство «расширяется» до масштабов Космоса. Государство особым образом объединяет «атомизированных» индивидов в единую социальную целостность, связывает их между правовыми, политическими, экономическими и т.п. узами. Индивид просто «прикован» к государству особыми нормативными «цепями» ответственности , дисциплины и долга. Соответственно, его интересы все же сопряжены с публичными (прежде всего, государственными) целями, потребностями.

Принципиально иную ситуацию видим в отечественном государственно-правовом пространстве. Идея соборности – в своем явном виде выраженная в философско-правовых построениях А.С. Хомякова, Н.А. Бердяева, С.Л. Франка, В.С. Соловьева и др. – это и есть проблема особого слияния индивидуального, социального, корпоративного, государственного; это именно то общее (государственное, публичное), которое вбирает в себя особенное (корпоративные интересы) и единичное (интересы личности или частные интересы). «Соборность противоположна и католической авторитарности и протестанскому индивидуализму, она означает коммюнитарность, не знающую внешнего над собой авторитета, но не знающую и индивидуалистического уединения и замкнутости» 1.

В религиозно-православном контексте эту проблему рассматривает А.М. Величко. Так он пишет: «В Церкви нет дарований, которые служили бы каждому в отдельности, но все дарования служат общей пользе, всей Церкви. Все, чем владеет человек, есть по отношению к источнику – дарование, в отношении ко всей Церкви – служение… Возникает особого рода соединение – соединение не механистическое, которое рассматривает общество как внешнюю совокупность известного количества отдельно взятых его членов, а соединение соборное»2.

Таким образом, соборность – это принцип холизма в действии, т.е. особое представление о реальности как об организме, а не механизме. Холизм как представление о том, что целое (публичное, государственное) всегда предшествует частному, что оно имеет особую и правовую, и нравственную, и политическую данность и является самодостаточным феноменом социального пространства, а не складывается из фрагментов путем их простого сложения всегда имманентен традиционному государственно-правовому миру, определяется сложной эволюцией национального правового и юридического менталитета, правовой, политической и экономической культурой. «Механистическое отношение к миру, представление о мире, о человеке как о машине является антитезой холизма, атомизмом»1.

Отражение этого, холистического (органического) соотношения государственных, корпоративных и личных интересов нашло отражение и в работе Н.Я. Данилевского «Россия и Европа». «Куда бы ни заходили русские люди, хотя бы временные и местные обстоятельства давали им возможность или даже принуждали их принять самобытную политическую организацию, как, например, в казацких обществах, – центром их народной жизни все-таки остается Русь-Москва, высшая власть в понятии их продолжает олицетворяться в лице Русского Царя. Они спешат принести ему присягу, поклониться ему новыми странами, которыми они завладели, вступить в непосредственную связь с русским государством» 2.

Казацкая «корпорация» (особая русская субкультура), возникшая на окраинах обширной территории страны и спасающаяся от тех или иных действий государственной власти, тем не менее продолжает считать себя, а значит и свои интересы неотрывными от общегосударственных задач, а государственные интересы для них, во многом. «свои».

В этом плане, видимо, неслучайно, что в начале XXI в. И. Фроянов, разделяющий консервативно-охранительные политико-правовые позиции обращает внимание на то, что «следует покончить с либеральной распущенностью, ставящей индивидуальные интересы выше интересов коллективных, общественных. Права личности – вещь, конечно, хорошая. Но нельзя их ставить во главу угла, как это сейчас делается. Эти права должны быть соотнесены с правами общества таким образом, чтобы между теми и другими не было бы глубокого расхождения, наблюдаемого ныне»1

Именно в таком теоретико-методологическом ракурсе и следует изучать разные аспекты корпоративного права, корпорации в современной России. Тем более что в последнее время под корпорацией все чаще понимается любое структурированное представительство групп интересов, выходящее на уровень правовых, экономических и политических институтов. Хотя, есть и более узкое понимание этого социального феномена: под корпорацией понимается, прежде всего, акционерное общество. Это принципиально неверный подход к природе «корпоративного», который весьма «беден» эвристически и непригоден практически.

Соответственно сущности и специфики «корпоративного» можно охарактеризовать и корпоративное право, которое в широком смысле слова представляет собой систему правил и норм поведения, разработанных и принятых в организации. Любая организация, представляющая собой автономное образование, объединение лиц и капиталов для осуществления какой-либо деятельности, вправе формировать для своих членов определенные правила поведения с тем, чтобы максимально эффективно организовать их работу и достичь поставленных перед организацией целей и задач 2.

Подобное определение можно, встретить, например, у Т.В. Кашаниной. Корпоративное право, по ее мнению, это система норм, устанавливаемых органами управления корпорации, выражающих волю ее членов, обязательных для участников корпорации и охраняемых силой корпоративного принуждения, а при его недостаточности – силой государственного принуждения 3.

Что же касается России, то здесь наиболее мощной организующей силой всегда было и остается сейчас государство, однако корпоративизм как право-институциональная форма организации социального взаимодействия своими корнями уходит в глубь отечественной истории. Издревле Русское общество развивалось не только на государственных, но и на корпоративных (органически связанных с государственными интересами, но не дублирующими их) началах, «выгодах», на основах совладения собственностью, общинного мира, особого рода «трудовой демократии» и разных форм местного самоуправления.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница