Название Трудно быть Лордом!



страница4/8
Дата05.03.2019
Размер1.16 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
Глава 13

Глава 13.


Нет счастья зельеварам-2.

Прошло еще несколько часов. В дверь лаборатории кто-то постучал.


- Кто там? - как можно более командным тоном спросил Гарри.
- Люциус. Открывайте, я знаю, что вы оба там.
Малфой шмыгнул в лабораторию. Вид у него был довольно грустный.
- Что случилось? - спросил Гарри.
- Надо отвлечь наших господ упивающихся и опохмеляющихся. Пока что только мы с Барти знаем про обмен телами, но если все остальные будут и дальше торчать в Меноре круглые сутки, они поневоле задумаются, отчего хозяин как-то странно себя ведет, почему не вылезает из лаборатории и так далее и тому подобное. А мы же не можем постоянно устраивать вечеринки до упаду лицом в оливье!.. Народ должен быть чем-то занят.
Гарри и Лорд переглянулись, пошептались, а затем дружно объявили:
- Скажи им, Люциус, пусть начнут делать ремонт в доме Риддлов. В конце-концов, там давно надо было хоть что-то сделать...
- Там грязно, я когда видел ту гостиную во сне, я просыпался от ужаса! - сказал Гарри.
- Хвост там убирался только раз в месяц, когда Барти наведывался, - добавил Лорд. - И то если не превращался в крысу и не прятался от нашего доблестного "профессора Грюма".
- Отлично! - обрадовался Малфой. - Все пойдут делать ремонт. Я постараюсь затянуть это мероприятие как можно на более длинный срок.
- Ремонт и сам затянется, - успокоил его Гарри. - Тетя с дядей как-то на целый год завязли в этом деле.
- Долохова с семьей обязательно привлеки! - посоветовал Лорд. - Только прежде отбери у них все оставшиеся запасы алкоголя.
- Это невозможно... - вздохнул Люциус и пошел собирать Пожирателей на совершение общественно-полезного дела.

- И все-таки я говорил и буду говорить, что ты распустил и разбаловал моих подчиненных! - проворчал Том. - У них и так совести не было, а благодаря тебе...


- Кто бы говорил про совесть, Томми. Рыбка ведь гниет с головы.
- Если бы ты провел детство в приюте, Поттер, у тебя тоже не осталось бы ни стыда, ни совести. Так, как там, не воровали нигде, причем все - от директрисы до уборщицы! Да и я сам научился таскать еду и деньги чуть ли не раньше, чем научился ходить...
- Да-да, ты был такой бедный и несчастный, что я прямо не знаю! - ехидно прошипел Гарри.
- Я как раз несчастным не был, потому что умел сдачи дать, когда надо. А кто не умел, очень быстро пропадал...
Монолог Тома о несчастном детстве прервало шипение зелья в котле.
- Гарри! Мы что-то сделали не так!
- Подожди... нет... всё так. Как раз, судя по инструкции на этой стадии оно и должно шипеть. Значит, надо добавить сок мандрагоры, и после этого оставить на ночь настаиваться.
- О Мерлин, просто не верится, завтра всё будет готово! - сонно пробормотал Том.
- А дальше что? Будешь как раньше за мной гоняться? - поинтересовался Гарри.
- Я уже сказал тебе, что нет! Как после всего, что мы вместе пережили... Представь себе, Поттер, у меня рука не поднимется. Разве что ремня хорошего тебе дам за то, как ты мои обязанности исполнял.
- Не оригинально. Ремнем уже Белла своего Рудольфуса воспитывает.
- Правильно делает. Эх, Беллочка, Беллочка... что мы с ней раньше вытворяли после десятой... - мечтательно протянул Том.
- Риддл! Ты что?! Да я ж тебя прибью! - вскрикнул Гарри и тут же прикрыл рот ладонью, понимая, что сказал что-то явно не то.
- Ревнуешь?
Гарри не отвечал. Сказать "нет" было бы соврать, чего он как гриффиндорец не очень любил. А признать очевидное было страшновато даже перед самим собой.
- Все с тобой понятно, - прошипел Том. - Ну что, на сегодня всё? Баиньки?
- Где же ты устроишься? - пробормотал Гарри. - Надо бы какую-нибудь спальню окружить защитой. Мало ли что можно от твоих ожидать, если они начнут шататься по дому.
- А зачем защита? Устроимся вдвоем в моей, то есть пока что вроде твоей спальне. Нагини под дверью - вот самая лучшая защита. Трансфигурирую шкаф в еще одну кровать, всего-то проблем.

Однако, когда они аппарировали в спальню, оказалось, что шкаф трансфигурировать не получится по причине отсутствия этого самого шкафа.


- О Мерлин... - прошипел Том. - Даже мебель из-под контроля выходит! Нагини!
Змея послушно приползла. После того, чему она была свидетельницей и участницей в последние дни, ей уже было все равно, кто здесь Лорд, а кто Гарри - лишь бы не обижали, не грузили сознание ерундой и не заставляли пить и курить наравне с людьми.
- Шшо? - ответила змея.
- За "шо" Долохова закруциачу, взял манеру портить родную речь... Нагини, сторожи под дверью, и чтоб никто не пролез сюда!
- С тебя рюмка, хозяин, - нагло потребовала Нагини, устраиваясь на своем месте.
- Даже змея распустилась... - покачал головой Том. - Ну и жизнь...
- Ага, бедная ты сиротинушка, - проворчал Гарри.
Том выругался на парселтанге, нахально положил голову ему на плечо и заснул.
"Ну и жизнь... - подумал Гарри. - Ну и жизнь...".

И все же настоящий сюрприз ждал заклятых союзников на следующее утро, когда они увидели, что в котле с зельем, на которое они убили столько сил и времени, плавала обезглавленная и наполовину общипанная курица.


- А что ты хотел... полнолуние... - вздохнул Том.
Глава 14

Глава 14.


Проблема решена, да здравствует новая проблема.

- Фенрира закруциачу, сволочь такую! - прошипел Гарри.


- Ты его сначала поймай. И кто говорил, что не умеет применять Круциатус и вообще считает это негуманным?
- Ну говорил я такое, ну и что? Может быть я передумал. С твоими-то домочадцами и не такое возможно.
- Своих вспомни до моей работы над их воспитанием! - ответил Том. - Акцио курица. Акцио перья от курицы.
- Ты думаешь, это поможет? - спросил Гарри, задумчиво созерцая, как из котла выплывает несчастная тушка и шлепается на пол. - Это что же, нам всё сначала начинать?
- Может, обойдется? - с надеждой спросил Том. - Эх, сюда бы Эйлин...
- Может Северус Снейп на самом деле твой сын? Что-то ты чересчур нежно эту Эйлин поминаешь каждый раз!
- Ревнуешь, Поттер?
- Перебьешься, Томми! Ладно, сторожи зелье, а я пойду, пороюсь в той базе данных, которую Крауч составил. Должно же там что-то быть насчет испорченных зелий.

В Меноре было до странности тихо. Все Пожиратели дружно убрались на общественно-полезную работу - ремонт дома Риддлов, и только в креслах дремали домовые эльфы, которым Люциус приказал оставаться на своих местах (по-видимому, чтобы затянуть ремонт). Гарри позвал Винки.


Эльфиха почесала макушку (и когда "молодой хозяин" успел перекрасить ее в баклажанный цвет?) и пропищала:
- Что угодно милорду?
- Ноутбук молодого хозяина, и побыстрее.
- Винки очень стыдно за молодого хозяина, молодой хозяин смотрит и слушает на компьютере всякую гадость. Если бы мамочка молодого хозяина видела, что творит ее сынок...
- Ничего, у меня нервы крепкие. Тащи игрушку.
Когда приказ был выполнен, Гарри не мог побороть искушение помимо базы данных просмотреть, что же еще хранилось в недрах многострадального компьютера, день за днем терзаемого алкоголем и непростительными. Лучше бы он этого не делал. Взору Золотого Мальчика предстали картинки свойства весьма занимательного, но для юного зрителя явно не предназначенные. Не менее обширную часть запасов представляли колдографию, обработанные милым взрослым ребенком на свой детский манер. Профессор Макгоннагал, целующаяся с Филчем, и подглядывающий из-за шторы профессор Дамблдор. Нарцисса Малфой в платьице а-ля "девочка-подросток, собравшаяся на дискотеку тайком от мамы". Люциус в обнимку с Рабастаном. Рудольфус в ошейнике и прикованный к кровати, а рядом - Беллатрикс, держащая в руках плеточку.
"Ох ничего себе..." - подумал Гарри, отдав ноутбук эльфихе и возвращаясь в лабораторию.

- Том, это ужас!


- Что, испорченное зелье невозможно исправить?
- Можно, если верить японскому источнику... но они такое советуют... а других вариантов в базе нет, увы.
- Излагай что есть, - проворчал Том.
- Вариантов два. Либо долить кровь рыбы фугу, либо прочитать над зельем стихотворение хокку собственного сочинения. Три строчки, можно без рифмы, но я же не умею.
- Я тоже не умею, Поттер! Меня в Албании такому не учили. Зато я знаю, что кровь рыбы фугу так просто не достать.
- Обрадовал! Так что, все наши усилия гиппогрифу под хвост?
- Поттер, а если подумать? Тебе так сложно сочинить три строчки?
- А ты сам не можешь? А, Томми? Или у тебя словарный запас исчерпывается двумя известными словами?
- Нет, почему же... четырьмя нехорошими... это если не считать то русское матерное сочетание, которым Долохов выполняет все заклинания от "Акцио" до "Авады".
- Так не позвать ли нам Долохова, а, Томми?
- Я столько не выпью! - взвыл Риддл.
- Но я же как-то выдержал все эти дни.
- Вот именно, что "как-то". Давай, сочиняй стихотворение, Поттер! Или ты только то и умеешь, что за мячиком на метле гоняться?
- Ага, ты так?! Да всё у меня получится! Слушай!
И Гарри изрек:

Боль превыше всякой боли -


Не от отрикошетившей Авады,
А утром после похмелья.

- Слишком приземленно! - скривился Том. - Давай лучше я.

Прекрасен луч Авады,
Особенно когда
Запускаешь его в родного папу.

- У тебя даже стихи без непрощенки не обходятся, да что же это такое, Риддл!


- Сочини что-нибудь получше! - ухмыльнулся Лорд.
- Да запросто.
Гарри прижмурился и мечтательно пропел:

Нет ничего лучше темноты, в которой


Любимый голос
Шепчет нежные слова.

- Это про кого ты, Поттер? Кто тебе нежные слова шептал? Случайно не этот рыжий?


- А если бы и рыжий, тебе-то что, Томми? Хочешь конкуренцию составить?
- Нужен ты мне, как нюхлеру седло!
- Смотри, Том, а зелье пришло в норму... Работают все-таки японские методы!
- Слава Мерлину! Теперь что нам осталось, заклинание?
- Ага.
- Ты его запомнил, Поттер?
- На руке записал. - Гарри завернул рукав. - Вот.
- Да уж, Поттер, учеба может тебя не бояться, ты ее не тронешь... И что тут сложного? Всё просто.
- Тогда ты и произноси, раз всё просто!
- Сначала зелье надо выпить. Акцио рюмки.
Гарри скривился немного, предчувствуя, что на вкус зелье будет явно не сахар с шоколадом. Однако делать было нечего. Том наполнил бокалы и сказал:
- Ну что, за нас, красивых!
- Ага...

Они выпили. Зелье, как ни странно, было терпимым на вкус. Том начал произносить заклятие.


Их волшебные палочки вдруг соединил золотистый луч. У Гарри закружилась голова, перед глазами поплыл туман... еще на миг перед ним промелькнул какой-то шатающийся силуэт, а потом сознание погасло. Когда же он очнулся, то почувствовал легкое покалывание во лбу, шрам будто огнем горел. Гарри понял: он вернулся в свое тело.
Мальчик-Который-Пережил-Еще-Одну-Неприятность открыл глаза и увидел, что Лорд тоже сидит на полу, почесывая затылок.
- Как ты, Томми?
- Ой, не спрашивай... Жутко. Давай пошлем Люциусу сову, что мы уже каждый на своем месте, и напомним, чтоб еще потянул с ремонтом. А сейчас - спать.
- Письмо сам составляй, - вздохнул Гарри. - Как же мне сейчас плооохо...
И он снова отключился. Волдеморт подхватил его на руки и аппарировал с ним в спальню, где уложил парня на кровать и укрыл одеялом. Оставив Гарри отсыпаться, он отправил Люциусу письмо следующего содержания:
"Проблема решена. Что делать дальше, я не знаю. Как там ремонт, не слишком быстро двигается?".
Впервые за все время у него не было плана дальнейших действий. Вот что делать с заклятым врагом, которого теперь стало трудно воспринимать как такового?!
Глава 15

Глава 15.


Дизайнерская фирма "Черная метка".

"Осел, козел, проказница мартышка,


песец, орел да косолапый мишка,
барсук и жук, тигренок и волчица,
хомяк, паук, котенок и тигрица,
лиса, коза, да тридцать три коровы
затеяли играть оркестр...
А дальше было все, как у Крылова,
но более непристойно и хреново."
(Сергей Панарин "Харри Проглоттер")

- И что, ЭТО мы должны будем ремонтировать? - презрительно спросила Беллатрикс, увидев домик в Хенгелтоне с видом на кладбище. - Да я лучше одним Редукто нафиг всё снесу.


- Милорд сказал как раз ремонтировать, - флегматично напомнил Люциус. - Или ты собираешься оспаривать приказы милорда?
- Не собираюсь.
- Приказы Лорда по-любому надо выполнять! - вставил свои пять галеонов Барти.
- Так значит, ты в кои-то веки собрался работать? Похвально... - протянула Белла.
- Я работать не буду. Я дизайнером буду! - провозгласил взрослый ребенок.
- Это еще как? - спросил Руди.
- А так. Я составляю проект, как дом должен выглядеть, а вы воплощаете мой замысел в жизнь. Кстати, я тут распечатал план, что, где, когда и куда, нашел такой классный вариант...
- На сколько галеонов? - хмуро пробормотал Эйвери. (сегодня была его очередь делиться галеонами, и нельзя сказать, что он этому был рад).
- Да ни на сколько. Фальшивых маггловских денег наколдуй, а я за покупками пойду.
- Магглофил чертов!!! - завопила Белла. - Тебя что, во время преподавания в Хогвартсе кто-то из Уизли укусил?!
- Хочешь покупать всё в Диагон-Аллее втридорога? Давай, я не против. Только потом не говори, что я не предлагал сэкономить деньги на завоевание мира.
- Не надо в Диагон-Аллею! - взвыл Эйвери. - Там действительно всё дорого! Я за шарой куда угодно пойду, даже к магглам.
- Мог на шару в Азкабан сходить, - сказала Белла. - Бесплатный курорт, номера с видом на море, питание и одежда за счет государства. Но ты предпочел отмазаться.
- Стерва!!!
Белла и Эйвери готовы были броситься друг на друга с боевыми заклятиями, но Долохов предложил:
- Не надо ссориться, ребята, давайте выпьем.
- Только не это! - остановил его Люциус. - Мы не будем пить. Мы работать будем. Империо, Антончик. Пойдем, дорогой мой, в дом...

Эйвери наколдовал маггловскую валюту (естественно, под руководством более осведомленного товарища), и Барти аппарировал в Лондон. Фенрира выпровадили в ближайший лес на охоту, а остальные Пожиратели занялись делом.


В доме предков милорда было довольно-таки грязно, сыро и противно. По полу нагло бегали крысы.
- Ревеллио! - взмахнул палочкой Люциус.
Одна из крыс превратилась в Питера Петтигрю.
- Вот ты где прячешься... Милорд дал задание, а ты отлыниваешь!
Петтигрю что-то неразборчиво пробормотал на тему своей верности повелителю.
- Так бы я и поверил в твою верность, - ответил Малфой. - Тебя Снейпу в лабораторию надо сдать, для опытов. Напишет диссертацию на тему "Особенности влияния вредных веществ на анимагов", защитится в Академии Аврората по категории работы с ядами, и будет у нас своя лапа в аврорате.
- Держи карман шире, скорее лапа аврората у нас, - возразил Рудольфус.
- Ладно, закрыли тему. Петтигрю, бегом на кухню, наведи порядок там. А мы комнатами займемся, - приказал Люциус.
Пожиратели разбрелись по комнатам, тихонько матерясь. Даже с помощью заклятий отчистить и отмыть милый домик было нелегким делом. Тем более, что единства между участниками действа тоже не было.
Беллатрикс объясняла Руди, что он делает все не так. Он в ответ грозился, что не будет делать ничего вообще и уйдет к вейле. Родственники Долохова шатались по комнатам в поиске, чего бы утащить и что бы выпить. Ничего из сих двух категорий под руку не попадалось, поэтому они бурно изъявляли свое недовольство на административно-хозяйственном русском. Макнейр постоянно норовил что-то сломать, Яксли ругался с Треверсом по поводу какого-то старого, еще времен первой войны, долга. Рабастан обнаружил в одной из комнат старый, расстроенный рояль, починил инструмент, почувствовал прилив вдохновения и начал сочинять новую песню о нелегкой жизни узника Азкабана.
Люциус пытался настроить публику на рабочий лад, однако это ему не удавалось, даже Империо действовало как-то вяло. Поэтому он решил забить на свои обязанности ответственного за ремонт, трансфигурировал какой-то хлам в раскладушку и заснул прямо во дворе.
Поздним вечером его разбудил клекот совы, которая принесла ему записку от милорда.
"Проблема решена. Что делать дальше, я не знаю. Как там ремонт, не слишком быстро двигается?".
Малфой задумался, наконец, вытащив из кармана огрызок карандаша, написал ответ:
"Ремонт никак не двигается! Можете вместе с Поттером прилететь и поучаствовать".
Отправив сие фривольное послание, он опять свалился на раскладушку.
Но поспать бедняге не удалось. Вскоре послышался шорох, как от едущей машины, и громкое бибиканье. Люциус подскочил и тут же упал.
Во дворе дома Риддлов остановился "Форд-Англия" с прицепом, доверху заваленным вещами. Из авто вылез Барти... да еще и не один, а с каким-то ребенком, светловолосым мальчиком в потрепанной маггловской одежде.
- Люц, ты там кого ждал? Не меня случайно? Соскучился? - радостно воскликнул Крауч.
- Ага. Ты как аврорат, тебя ждать не надо, сам на голову сваливаешься, - ответил Люциус. - А это еще что?!
- Стройматериалы и всё для дома. Качество как в лучших домах Парижа.
- И кто это с тобой?!
- Это мой сын Дик. Он будет жить у нас. Смотри, если хоть кто-то его хоть пальцем тронет, будет вести душевные беседы с моим папенькой, понятно где.
- Откуда у тебя дети?! Ты же... ребенку же на вид лет десять, на момент его рождения ты еще сидел. Та дамочка, которая заливает тебе, что он твой, явно пудрит тебе мозги.
("если там есть что пудрить" - мысленно добавил Малфой).
- Я на рынке его встретил. Его бил отец-маггл.
- Очень бил, - всхлипнул мальчик. - За то, что со мной часто происходят всякие странные вещи. Например, животные слушаются меня без всякой дрессировки, а еще я могу двигать предметы, не касаясь их взглядом. Мама тоже так умела, мама многое могла, но она умерла, когда я был совсем маленький...
- Ничего себе... - пробормотал Люциус. - Но...
- Дик показал мне фотографию своей мамы, - сказал Барти. - Я был просто в шоке. Ты помнишь Сибилл Клер, она со мной на одном курсе училась, еще и в Большом Зале всегда сидела со мной рядом?
- Кажется да. Случайно не та, троюродная родственница Лестранжей, которая вышла замуж за маггла, из-за этого еще огромный скандал был?
- Она самая. Дик ее сын. Но теперь будет жить у нас. Я не могу позволить, чтоб какой-то маггл...
- Барти, но ребенку здесь не место!
Дик зарыдал еще горьше и вцепился в край мантии Крауча:
- Не надо, не отправляйте меня обратно к отцу, я не хочу, он меня мучает... издевается, есть не дает, грозится в приют отдать...
Малфой на время замолчал, но потом махнул рукой:
- А ладно, Салазар с вами обоими. Только Лорду я за тебя отчитываться не буду.
- А что мне хоть и Лорд! Я своего ребенка в обиду не дам. Этот маггл ему больше не отец, я отцом буду. Дик, будешь называть меня папой?
- Буду! - улыбнулся паренек.
- Вот и отлично, - сказал Барти. - А теперь, Люциус, давай мы с тобой вернемся к первому делу. Я всё что надо привез. Машину заклятием расширения заколдовал, туда целый Хогвартс-Экспресс влезет. Зови наших разгружать.

В маленький "Фордик" действительно влезло столько вещей, что можно было Экспрессом перевозить. Во всяком случае, разгрузка продолжалась до утра.


Новое утро принесло новые приключения как Лорду с Гарри, так и Пожирателям...
Глава 16

Глава 16.


Моё и не отдам!

Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?


Значит, встречаешься с ней?!
С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!
Не смей! Ты слышишь? Не смей!

Даже не спрашивай почему! -


Сердито шагнула ближе
И вдруг, заплакав, прижалась к нему:
- Мой! Не отдам, не отдам никому!
Как я тебя ненавижу!
(Э. Асадов "Сатана")

За свою жизнь Гарри уже успел повидать и испытать многое. Он просыпался в чулане от того, что в дверь колотил руками и ногами дорогой кузен. Просыпался и в больничном крыле с многочисленными травмами. И с гудящей после перепоя головой, пытаясь вспомнить хоть приблизительно, что было накануне. Однако проснуться в обнимку с Темным Лордом было для гриффиндорца настоящим шоком.


- Том!!! Что это было?
- Всё было, родной мой, все, что только можно себе представить.
- Неужели...
- Хм, ты проснулся со мной в одной кровати и еще надеешься, что между нами ничего не было? Ладно-ладно, шучу, таки не было. А я бы и не против, кстати...
На последней фразе Том почувствовал, что сказал что-то не то, но понадеялся, что Гарри не воспримет его всерьез. И на его счастье, так оно и вышло.
- Тооом... - простонал Гарри. - У меня голова после вчерашнего болит.
- А ты пойди в Запретный Лес, зарежь самку единорога... В ее крови, мой дружок, есть животворящий сок, от него из всех, кто в Хоге, только Квиррелл занемог.
- Ты садист! Ты меня мучаешь!
- А ты, Поттер, мазохист, раз всё это терпишь. Налью я тебе зелье от головной боли, не переживай.
- С ядом?
- Со змеиным молочком. Завтраком тебя с ложечки покормлю. Не становись таким параноиком, как Грюм, а то я скажу Барти, пусть и тебя в чемоданчике подержит, для профилактики. Заодно и книжек по зельеварению туда тебе набросаю.
- Том!!!!
- Я уже сам-знаешь-сколько лет Том. Давай, Поттер, собирай вещи и добирайся к своим Уизли.
- И уберусь!
Гарри слез с кровати, начал приводить себя в порядок и собираться. На душе вдруг стало уныло и тоскливо. Как же Том будет справляться с почти вышедшими из-под контроля Пожирателями? А пререкаться с кем будет? А еще после услышанного рассказа о том, что Рон встречается с Драко, Гарри как-то не тянуло видеться с другом. Друг, блин. Почему не сказал, почему всё скрывал?.. И это в обмен на полную откровенность?..
- Что, Поттер? Не хочется уезжать? - ехидно поинтересовался Том.
- Вот возьму и уеду! Ты же знаешь, что я тебя... я тебя ненавижу!
- В самом деле?
- Ты сволочь! - проворчал Гарри... и снова бросился к Тому, прижался к его плечу. - Да чтобы ты остался с Малфоем... или с Беллой... да все равно, неважно, с кем... ты мой, змеюка ты подколодная, мой!!! Неужели зря столько лет за мной гонялся?!
- Гарри... ты что?! - удивился Волдеморт.
- Ничего. Знаешь, Том, не хочу я возвращаться к своим. Опять начнутся все эти причитания: "Гарри, ты должен, на тебя возлагается столько надежд, ты герой", и так далее и тому подобное...
- Привык жить в бардаке, который сам же здесь развел?
- Том, не язви, мне и так плохо! Душа горит...
- Самогона нет.
- Не в самогоне дело. Том, давай решим дело миром, а?
- Ты что?! Дамблдор же от своего не отступится... А Министерство Магии? А мои идеи о чистокровности и отмене Статута Секретности?
- Томми, при чем здесь идеи и статуты?!
- Можно подумать, ты воспылал ко мне дикой страстью. И кто тут у нас хотел большой и чистой любви за букет гвоздик?
- Заткнись, Том! - прошипел Гарри, закрывая ему рот поцелуем. - Сволочь... ненавижу... никому не отдам...

Вдруг раздался стук в окно. Это была сова. От Люциуса.


Гарри и Том неохотно отвлеклись друг от друга, и Лорд отвязал от лапки совы записку, притворно сердито шипя:
- А целуешься ты, Поттер, я бы не сказал что хорошо. Практика нужна.

Письмо от Малфоя гласило: "Ремонт никак не двигается! Можете вместе с Поттером прилететь и поучаствовать".

- Распустились, сволочи! - прошипел Том. - А всё из-за тебя, Поттер!
- Так что, Том, мы будем участвовать?
- Будем... - вздохнул Лорд. - Всё равно придется объяснять моим раздолбаям, почему я передумал тебя убивать.
- Томми, может быть, выгонять меня ты тоже передумаешь?..
- А это мы еще посмотрим!..

* * *
В это время в Доме Риддлов тоже происходили разбирательства на тему "мое и не отдам". Долохов успел скрыться от стаи товарищей и сбегать в Хенгелтон за выпивкой, но упорно отказывался делиться нажитым добром. Барти надавал по морде сначала Макнейру, а потом Мульсиберу, так как они возражали по поводу присутствия в доме ребенка. Обоим Пожирателям досталось довольно-таки серьезно, никто не мог подумать, что из Крауча выйдет такой заботливый отец, разъяренно бросающийся на всякого, кто косо посмотрит в сторону его "отпрыска". Свидетельницей выяснения отношений стала Беллатрикс. Действия Барти пришлись ей по душе, и она завязала с юношей легкий флирт. Тут же, будто учуяв неладное, примчались Рудольфус и Алекто. Руди начал ревновать Беллу, Алекто заявила, что не успокоится, пока не поведет Барти в отдел регистрации магических браков... Люциус только и успевал, что разнимать ссорящихся коллег.


К полудню его терпение иссякло, и он, украв у Долохова бутылку виски, устроился в укромном уголке, заливая горе и усталость.
- Достали они тебя?
Малфой обернулся, услышав знакомый голос.
- А?
- Измучили тебя? - спросил Рабастан, положив руку на его плечо. - Налей и мне, давай посидим, поговорим по душам...
- Давай... - согласился Люциус, мысленно убеждая себя, что это будет всего лишь разговор, но надеясь на нечто большее. - Достали все...
Где-то в соседней комнате Треверс и Мульсибер клеили обои, время от времени отвлекаясь на какой-то пустяковый спор. Орало колдорадио. Вверху, скорее всего на чердаке, что-то трещало.
- И здесь, блин, скоро этот, интер-как-его-там будет... - предположил Рабастан.
- А нам с тобой какое до этого дело... - томно прошептал Люциус, все еще на что-то надеясь.

Во дворе гонялись друг за другом Белла и Рудольфус, а за ними наблюдали Макнейр и Дик.


- Вот видишь, малыш? Никогда не женись, а то всю жизнь будешь так бегать... - поучал ребенка Уолден.
- За тетей Беллой я бы побежал. Она такая... необыкновенная, вот!
"Ё-мое, и кто после этого поверит, что сынок у Барти неродной? Даже Лорд в родство поверит..." - подумал Макнейр.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница