Название Трудно быть Лордом!



страница5/8
Дата05.03.2019
Размер1.16 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
Глава 17

Глава 17.


Ремонт и немного любви.

|примечание: стихи в этой главе - моего собственного сочинения.|


- Так значит, будешь отлынивать от своих обязанностей героя, Поттер?


- Томми! Я свои обязанности как раз и исполняю. Если мы договорились, что никто никого убивать не будет, это уже шаг вперед на пути к прекращению войны.
- Шаг вперед и два назад. Не думаю, что Альбус Персивалевич передумает меня убивать... Он еще когда я на втором курсе был, кричал мне: "Прибью, сволочь!". Это когда я его любимые тапочки в крабов трансфигурировал.
- Так зачем же было тебе такое устраивать, Том?
Волдеморт ухмыльнулся:
- Всё равно не поверишь, Золотой Мальчик. Такая правда не для детских ушей.
- Догадываюсь, собираешься рассказать очередную гадость. - проворчал Гарри. - Давай лучше аппарируем в твой дом в Хенгелтоне. Небось твое настоящее семейство уже развалило всё, что можно.
- Эльфов тоже зовем. На тот самый случай, если ты прав.

Когда они аппарировали к Дому Риддлов, их глазам предстало занимательное зрелище. Одетые в замызганные халаты Питер Петтигрю, Рудольфус Лестранж, Антон Долохов и его тетушка Соня красили стены в приятный светло-зеленый цвет. Старательности и качеству их труда способствовали Беллатрикс и Люциус, с палочками напоготове, Макнейр, дающий указания по делу и просто так, и Рабастан, даже в местной глуши раздобывший гитару для создания подобающего музыкального аккомпанемента. Нежно поглядывая на Люциуса, он исполнял очередной шедевр тюремной лирики:

Немало лет провел я за решеткой,
Эх, долго я свободы не видал.
Ведь прокурор был в министерстве строгий,
И долгий срок мне, бедолаге, припаял.

Всего один визит к семье авроров -


За то двенадцать лет я в подземелье просидел.
И проклинал я сволочь-прокурора,
И песнь о жизни Пожирательской я пел.

Не высосать дементорам-уродам


Из меня жажду жизни и любви.
Пусть они скажут гаду-прокурору,
Что я вернусь и все верну ему долги.

Меня тюрьма вовеки не исправит,


Дементор Метку мне не слижет языком.
Я даже к Азкабану потихоньку привыкаю,
Столь отдаленные места мне - дом родной!

Меня посадят - к Лорду убегу я снова,


Поймают - мне неволя не страшна.
Я Пожиратель, я везде свободен,
А на законы и дементоров - плевать!

Внутри дома, судя по воплям и заклятиям, тоже происходила оживленная работа. С чердака доносилось уже знакомое Гарри и Тому по Малфой-Менору пиликанье и потрескивание. Запах краски из дома настойчиво перекрывал аромат из кухни, где кто-то готовил что-то вкусное.

Первой появление гостей заметила Белла. Она молнией метнулась к милорду, хватая его за край мантии.
- Вам удалось добраться до Гарри Поттера, милорд... можно мне закруциатить этого мелкого наглого мальчишку?
- Никто никого круциатить не будет. Обстоятельства изменились! - провозгласил Волдеморт.
- Как это?..
- Вот так. Белла, собери всех на собрание вне очереди.

В связи с ремонтом, собрание Пожирателей происходило на полянке за домом, и представляло собой дивное зрелище. Впервые за все время существования организации Лорда, его подчиненные разместились где попало и как попало, вместо черных мантий и масок на магах красовались непонятные наряды полумаггловского вида (особенно хороша была Алекто Керроу в салатовом топике, розовой мини-юбке и малиновых туфлях на двенадцатисантиметровой шпильке), а атмосфера была в высшей степени неформальной.


- Мои планы изменились! - сообщил Волдеморт. - Я принял решение не убивать Поттера. Он останется у нас.
- В качестве заложника? - спросил Рудольфус.
- Как подопытный кролик для моих экспериментов? - с надеждой поинтересовался Барти, глядя на милорда по-детски невинным и наивным взглядом.
- Может все-таки под Круцио? - предложила Белла.
- Я уже сказал, Круцио не предвидится. Мы посоветовались, и я решил, что воздействовать на Орден Феникса мы будем по-другому.
- И какой же дорогой мы пойдем, товарищи? - спросил Долохов.
- Потом разберемся! - рявкнул милорд. - Сейчас наша главная задача - дом.
- Наша главная задача - покушать хорошо, - перебила его Алекто Керроу. - Я тут вам всем приготовила вкусненького...
- С чего это ты? - удивился Амикус. - Ты же никогда не проявляла интереса к таким занятиям...
- У меня появилась сверхцель! А так как дорога к сердцу мужчины лежит через желудок...
- Даже не надейся! - проворчал Барти. - Я Беллу люблю!
Но на него никто не обратил внимания.
- Зови Дика и Драко, где они там прячутся, - сказала Алекто. - А я поляну накрою, и смотри, чтоб съел всё, чем угощу. А то совсем отощал.

Пока Алекто и эльфы накрывали поляну, Пожиратели рассказали милорду о том, как в доме появился приемный сын Барти. К удивлению публики, Лорд совсем не рассердился, и спокойно сказал:


- Ну что же, так и быть. Будем своими силами растить молодые кадры...

Люциус тихонько подтолкнул Крауча в бок:


- Слушай, Барти, похоже, или обмен не прошел, или они что-то нахимичили. Все равно Лорд чересчур уж хороший сегодня.
Барти прошептал:
- В принципе, мелкие изменения характера в этом случае возможны... Но это не наше дело. Пусть разбираются сами. Нахимичили - так кто им колдомедик, надо было в школе зельеварение учить, а не по свиданиям бегать.
- Ну не все же такие умные, как ты, чтобы у отца из кабинета хроноворот стянуть! - прошипел Малфой.
- Если бы то была единственная кража... - с ностальгией пробормотал Барти. - А как я у папаши из кармана тырил маггловские деньги на сигареты... Флетчер нервно жует жвачку в сторонке. А на третьем курсе экземпляр "Ветвей персика" - я двадцать защитных заклятий сломал! Но результат того стоил...

Когда поляна была накрыта, все приступили к пиршеству. Оказалось, что Алекто готовит - пальчики оближешь, и до самого вечера Лорд, Гарри и Пожиратели не отрывались от лакомств.


На ночь все участники праздника соорудили из подручных материалов и с помощью заклинаний палатки, так как в доме еще не все было готово для нормальной ночевки.

*Надеешься на романтику при луне?* - прошипел Том, увидев, с какой тоской Гарри смотрит на него.


*Скорее думаю, как же я круто влип...* - ответил Золотой Мальчик.
*Можно подумать, в первый раз у тебя неприятности*.
*Такие - в первый раз, Том... Я привык думать, что ненавижу тебя. А теперь мне не хочется с тобой расставаться. И совесть меня грызет...*
*И опять ты о совести, чтоб тебя дементор поцеловал!*
*Томми, а зачем дементор? Лучше ты меня поцелуй. Ты ж говорил, что мне учиться надо и что мне практика нужна*.
*Гарри, заткнись!*
*Не заткнусь!*
*Зассставлю...* - притворно-сердито ответил Том и прижался губами ко рту Золотого Мальчика. И с удивлением заметил, что целоваться с этим змеенышем ему нравится.
*Том, ты сволочь!* - прошипел Гарри, когда поцелуй закончился, вырвался из объятий Лорда, убежал и спрятался где-то в дальнем углу заросшего сада.
"Романтик, тоже мне..." - подумал Том, забираясь в свою палатку. Он догадывался, что Поттер побродит по окрестностям, остынет немного, придет к нему и устроится рядом, прижавшись к плечу. А утром проснется первый и тихонько исчезнет, думая, что остался незамеченным.
"Как бы не так..." - сказал себе милорд, когда его предположения начали сбываться. - "Всё я замечаю. Только тебе рано знать, Поттер. Давай, разыгрывай моральные страдания юного героя...".
Глава 18

Глава 18.


В любви, как на войне.

На следующий день всё продолжилось почти в том же духе. Пожиратели под дизайнерским руководством Барти и чутким надзором Беллы и Люциуса делали ремонт, домовые эльфы прятались от проявлений буйной фантазии хозяев, Драко прятался где-то в углу, переписываясь по волшебному свитку с Блейзом Забини и поминутно оглядываясь, как бы не попасться на глаза дорогой тетушке.


Дик хвостиком ходил за Беллой и рассказывал ей, какая она чудесная и необыкновенная. Когда же мадам Лестранж это надоело и она пожаловалась на мальчишку его "приемному папочке", то услышала в ответ:
- Ну я же говорил, что ребенок весь в меня! А вы всё: "неродной, неродной"... Вырастет - от меня не отличишь.
- Не смей угрожать любимой женщине! - зарычала Беллатрикс. - Лично мне одного тебя хватает как я не знаю что...

Гарри и Волдеморт шатались по дому и окрестностях, старательно делая вид, что не хотят друг с другом разговаривать. Гриффиндорцу было страшно оттого, что в душе начала зарождаться симпатия к пусть уже бывшему, но врагу. Том в своем желании затащить Золотого Мальчика в постель не видел ничего неестественного (подумаешь, еще один любовник, сколько их было и сколько еще будет), но из природной вредности хотел подольше помучить зеленоглазое чудовище, такое привлекательное, но к сожалению слишком добродетельное.

- Ищем вчерашний день, Поттер?
Манерный голос Драко окончательно вывел Гарри из душевного равновесия (кстати, было ли оно вообще?..).
- А? Что? - растерянно спросил Гарри.
- Удивляюсь, как это ты еще не украшаешь покои повелителя, в виде чучела? - продолжил Малфой. - Рога твоего папеньки висят где-то в Меноре, хорошо же ему твоя мама изменяла, развесистые...
- Будешь говорить гадости про моих родителей - получишь в морду! - пришел в себя Гарри.
- Тогда я скажу гадость про кого-нибудь из твоих ненаглядных Уизли.
- Да-да, особенно про Рона... - ехидно ответил Поттер. - Ты же второй год бегаешь к нему на свидания, так до чего вы уже дошли?
Удар пришелся, что называется, не в бровь, а в глаз.
- Откуда ты знаешь?... - растерянно прошептал Драко.
- Барти Крауч змее рассказывал, по пьяни, - сказал Гарри, и, заметив, что Драко еще больше побледнел и испугался, добавил: - Да не бойся ты так, они на парселтанге говорили, так что твои родители не знают. Но это только пока...
- Шантажист! Да я ж тебя зааважу!
- И милорд выскажет тебе свой восторг в тех же двух действенных словах. Мы же теперь не враги. Хм, почти не враги...
На этих словах Гарри смутился и покраснел, вспомнив вчерашний поцелуй с Томом.
- Всё с тобой ясно, - язвительно сказал Драко. - Когда у вас с ним помолвка?
- При чем тут...
- Поттер, у тебя на лице тааакое написано...
- Блин, еще одна слизеринская гадюка на мою голову! - прошипел Гарри, закрыл лицо руками и умчался прочь.

Волдеморту в шатаниях по дому повезло больше. Он забрел на кухню, где Алекто Керроу снова создавала шедевр кулинарного искусства. По тоске в ее глазах он понял, что бедняжке приходится несладко, и спросил:


- Что так страдаешь, Алекто? Тортиком угостишь?
Алекто отрезала ему здоровый ломоть шоколадного торта и ответила:
- Из-за Барти страдаю. Я его люблю, а он бегает за Беллатрикс. А она им играет, как щенком - то за ушком почешет, то по шее даст.
- Зная Беллу, могу предположить, что последнее случается намного чаще.
- Вот, милорд, вы как всегда правы! - Алекто аж всхлипнула. - А я ж его, гада, люблю! Он же мой первый мужчина, а я его первая женщина! Он меня невинности строго по инструкции лишил...
- Как это? - заинтересовался Лорд.
Алекто хлебнула сливочного пива и ударилась в воспоминания:
- Я была тогда на пятом курсе, у всех слизеринок в этом возрасте уже были парни, а я и не целовалась ни с кем, потому что не нравилась мальчикам и всё тут. И вот сижу я в выходной в "Кабаньей голове", пью пиво и рыдаю пьяными слезами, так горюю, что не соображаю ничего. А тут Барти подходит, спрашивает, что и как, утешает... Я ему говорю, ну чем ты можешь мне помочь, ты же третьекурсник всего лишь, что ты в таких взрослых делах понимаешь...
- А он что?
Алекто всхлипнула, как будто снова стала пятикурсницей:
- А он говорит: теорию я знаю, у меня учебник есть, "Ветви персика" называется, я у папы стырил, а с практикой разберемся. И разобрался же, сволочь малая! В Выручай-Комнате дело было, эх... Ему потом Регул Блек морду набил.
- За что?! - удивился Том.
Керроу рассмеялась:
- Блек, был уверен, что раньше всех начнет встречаться с девушкой. И не думал, что Барти первый закрутит роман... Паршивец.
- Паршивец... - подтвердил Том. - А ты за ним не бегай. Ты ревновать его заставь.
- Но милорд, как же...
- Да вот так же. В любви, как на войне. Я помогу. Давай сделаем вид, что у нас с тобой роман.
- А как же Люциус? - удивилась Алекто.
- Ему тоже будет полезно поревновать, - не смутился Том.
Хотя о Люциусе он уже не думал. Ему хотелось, чтобы Гарри испытывал еще большие моральные страдания.
"Ты же уже влюбился в меня, Гарри, какого ж ты строишь из себя непонятно что? Я тебе покажу...".

Тем временем Гарри в своих бесцельных скитаниях наткнулся на Долохова.


- Что грустим, заложник? - бодро спросил Антон.
- Душа горит! - простонал Гарри.
- А где неопределенный артикль "блин"?
- Какой еще артикль? - хмуро спросил Золотой Мальчик.
- М-да, специалиста по иностранным языкам из тебя не получится... Ладно, раз душа горит, пошли, налью, я уже сварил самогончику.
- Но как?!
- Запомни, Поттер: настоящая женщина из ничего может сделать шляпу, скандал и салат... а настоящий мужчина из ничего может сделать самогон, закуску и подвиг. Пойдем.

Когда после двадцатого тоста "за тех кто с нами и фиг с ними кто не с нами" Гарри увидел, как мимо проходит Том под ручку с Алекто, ему показалось, что это галлюцинация, вызванная неумеренным употреблением русских алкогольных напитков. Но когда Лорд страстно поцеловал Пожирательницу, Гарри мигом протрезвел.


"Томми, я не знаю, что я тебе сделаю, но я сделаю!" - подумал он и пошел к младшему Малфою.

- Что с тобой, сиротинушка? - ничуть не удивившись растерянному виду Золотого Мальчика, спросил Драко.


- Драко, давай больше не будем друг с другом цапаться... Научи меня стервозности. Очень надо! - умоляюще произнес Гарри.
- Влюбился, значит, - хмыкнул Малфой. - Будем уточнять, в кого, или пока что оставим этот вопрос в покое?

Глава 19

Глава 19.


Миссия - соблазнить Темного Лорда.

- Ну ты же сказал, что обо всем догадываешься. Так что быстрее к делу.


- Поттер, к твоему сведению, "быстро" только гриффиндорцы в неприятности влезают. Ко всему прочему нужен основательный подход.
- Малфой, не смей оскорблять мой родной факультет!
- Это не оскорбление, а констатация факта. Если бы ты умел НЕ влезать в неприятности, ты бы тут не торчал. И не жаловался бы мне, как ты страстно и безответно влюблен.
- Я не жаловался, что влюблен! Может, я вообще не влюблен. Может, это только влечение.
- Чтобы преодолеть соблазн, нужно ему поддаться. Так что, Поттер, молчи, слушай меня внимательно и не сопротивляйся. И в первую очередь: как ты одеваешься? Ну вот можно ли так одеваться, я тебе говорю?
- А что не так? - удивился Гарри.
- Всё, дорогой мой, всё! Притом, я еще не начинал критиковать твою прическу и твои очки...
- Да я сам бы контактные линзы хотел, но ты понимаешь, какие у меня родственники.
- Линзы не проблема, купим или украдем, у нас, слизеринцев, всё решается просто. Но одежда, вот в чем вопрос! Давай, двигай ко мне, сиротка.

Следующие часа три или четыре Гарри провел в палатке у Драко, меряя прикиды, которые Малфой был готов ему предоставить в обмен на неразглашение тайны о романе с Роном Уизли. Золотому Мальчику и в страшном сне не могло присниться, что Драко настолько придирчив во всем, что касается ухода за внешностью и личного комфорта. Временами гриффиндорец не выдерживал и грозился все-таки пойти к Люциусу и поведать чистую правду о личной жизни "малой белобрысой сволочи".


- Нет, я не понял, кого ты собрался соблазнять, Лорда или хаффлпаффскую первокурсницу? - ехидно спрашивал Драко.
- Да подумаешь, соблазнять... Это временно... - отбрыкивался Гарри, упорно не желая признавать, как ему не хочется расставаться с Томом и как ему хочется хоть чего-то большего, чем те два недавних поцелуя.
- Нет ничего более постоянного, чем временное! Держись, Поттер, мы из тебя конфетку сделаем.

И Поттер "держался", мысленно проклиная все на свете: свою исключительную миссию спасения волшебного мира, Турнир. Трех Волшебников, "Грюма", организовавшего встречу на кладбище, Лорда, Драко... А больше всего он ругал себя - за то, что поддался обаянию Тома и больше не мог воспринимать его как врага... что влюбился в самого опасного темного мага в мире...


*Но у меня незаурядное чувство юмора, ты сам это мне говорил. И тебе понравилось со мной целоваться. Понравилось-понравилось, не отрицай!* - прошипел Том в его мыслях.
Гарри почесал шрам и так же через мысленную связь послал Тома в Азкабан к дементорам.
*Ладно-ладно, учись искусству начинающей гетеры у Малфоя. Посмотрим, что выйдет. Хотя я думаю, получится то же самое, что и с зельеварением*.
"Тоже мне, блин, зельевар!" - подумал Гарри, меряя сто двадцатую мантию. - "Ничего, Томми, ты у меня еще попляшешь!"

Но надо отдать Драко должное, благодаря его усилиям Гарри из нескладного гриффиндорского подростка превратился в довольно привлекательное и соблазнительное юное создание.


- А теперь слушай меня внимательно, - изрек Малфой, - и четко исполняй инструкцию. Не заговаривай с ним первый. Не смотри на него нежным взглядом. Не показывай, что он тебе нравится. Чем больше равнодушия и холода - тем лучше. Не дай Мерлин полезешь к нему целоваться - придушу сам лично!
- Но...
- Никаких "но", Поттер! В любви как на войне. Он же целовался с Алекто? Целовался, из-за этого же ты мне тут развел меланхолию на пятнадцать свитков. Так что, схема ясна?
- Угу... - кивнул Гарри.
- Шрамик почеши - и за дело! Твое личное счастье - в твоих руках. Я понимаю, конечно, что снитч ловить легче, но все же.
- Змея ты, Малфой. Что ссориться с тобой, что мириться - нет разницы.
- Разница есть. Только тебе этого не понять... Ну давай, иди, соблазняй свою звезду сомнительного счастья.

Увидев Гарри в сверкающей серебристой мантии и с аккуратной прической, Том почувствовал, что желание затащить зеленоглазого паршивца в койку становится все сильнее. Гаденыш был потрясающе хорош. И стал намнооого стервознее, ибо уверенной походкой прошествовал мимо Лорда и устроился за столиком во дворе, задумчиво созерцая суетящихся Пожирателей.


- Что, домой не хочешь? В заложниках легче живется? - рядом с Гарри устроился Барти Крауч. По его грустной мордочке было понятно, что флирт с Беллой закончился, и мадам Лестранж вновь дала несчастному ухажеру по шее.
- Совершенно верно, - согласился Гарри. - И вообще, грустно жить. Никто не любит...
- Не угощает, не жалеет. Знакомо. Вот и мне хочется в Лондон смотаться, а не с кем. Белла меня посылает, Алекто бегает за милордом, Люциус опять строит глазки Рабастану, будто в первую войну не понял, что ничего ему не светит...
- Поехали вместе, - предложил Золотой Мальчик. - Только не в магические кварталы, не то меня еще засекут.
- А я в магические и не предлагаю. Я хочу Дику купить одежды и игрушек, а себе - мотоцикл.
- Мотоцикл? Здорово! - воскликнул Гарри. - А летать он будет? Я видел летающий мотоцикл, в детстве, во сне.
- Будет тебе летающий байк. Поехали.

В это время Том уплетал очередной кулинарный шедевр Алекто и рычал на жизнь в целом и мысленную связь с Поттером в частности.


- Нет, Алекто, ну какие же они сволочи, а! Нас с тобой на какие-то мотоциклы променяли!
- Дети... - вздохнула Керроу. - Что четырнадцать лет, что тридцать - разницы никакой. Одни игрушки на уме. А мне уж замуж невтерпеж.
- А мне - просто невтерпеж, - признался Лорд, лакомясь домашним мороженым.
- Так хватайте паршивца в охапку, милорд, и тащите куда поудобнее.
- Легко тебе говорить, Алекто. Своего паршивца сначала от игрушек оттащи.
Настроение дамы из романтического перетекло в воинственное:
- И оттащу! Вернется - я его тут же хватаю и наверх! Я надеюсь, наши к вечеру уже закончат со спальнями...

Время шло. Блудные дети все не возвращались. Том и Алекто запивали тоску пивом и поглядывали в окно кухни, не приближаются ли их ненаглядные. Только ближе к вечеру у дома остановился знакомый "Форд", теперь уже с двумя мотоциклами на буксире. Из машины вылезли Гарри и Барти, волоча огромные пакеты.


- Ах, ты ж сволочь!!!! Где шатался?!!! Больше из моей спальни ни на шаг!!! - заорала Алекто, хватая Крауча в объятия.
- Нет, зараза гриффиндорская, я тебя когда-нибудь зааважу... - прошипел Том, прижимая к себе Золотого Мальчика и впиваясь в его губы долгим страстным поцелуем. - Ты у меня сейчас узнаешь, что такое на самом деле сила любви...
- Я... я не против... - покраснев, прошептал Гарри. - Сволочь... мой... люблю...
Глава 20

Глава 20.


Потеря невинности как вселенская катастрофа, или "Мамо, невже це я?!"

- Сам сволочь... - Том подхватил Гарри на руки и потащил, как пленницу в завоеванном городе.


- Будешь обзываться - никуда с тобой не пойду и ничего у нас не будет! - засопротивлялся Поттер.
- Гарри, лапушка, поздно "Фините Инкантатем" говорить, когда Авадой только что швырялся. Всё у нас с тобой будет.
- Чудище красноглазое. Ты...
- Самый обаятельный, опытный в любви и чертовски остроумный. Ты это хотел сказать, моя зайка?
- А опытом в любви не хвастайся!
- И не собираюсь, - хмыкнул Том. - Я тебе все на практике покажу.

В спальне было на удивление уютно.


- М-да-аа, твои ребята постарались, - сказал Гарри.
- Я тоже этого не ожидал, - согласился Том. - После того, как ты их разбаловал...
- Если бы я их не разбаловал, нам бы не пришлось заставлять их делать ремонт в твоем наследственном особняке. И тут бы и дальше бегали крысы и тараканы.
- Моя ты киця, можно подумать, ты всегда мечтал действовать мне на благо.
- Томми, не язви.
- Ты первый начал. Знаешь, Гарри, почему мне нравится с тобой целоваться? Потому что это те краткие промежутки, когда ты молчишь.
- Ах, так?! Значит, я с тобой целоваться не буду!
- А всяких мелких Поттеров я спрашивать не собираюсь.
Том снова принялся целовать Гарри. Золотой Мальчик сначала пытался сопротивляться, но тело уже его не слушалось, внутри разливался влажный жар, мысли будто таяли... И вот он уже отвечал на поцелуи бывшего врага, прижимаясь к Тому всем телом и сладострастно постанывая. Прикосновения становились все смелее и откровеннее, Гарри казалось, что он вот-вот потеряет сознание от наслаждения.
- Томми...
- Что, змееныш?
- Еще!..
Волдеморт на минуту отстранился от парня.
- А кто говорил, что я сволочь? Кто со мной пререкался двадцать четыре часа в сутки? Между прочим, я и обидеться могу.
- Том, не обижайся... пожалуйста... я хочу... еще... - Гарри обнял его, потерся щекой об его плечо, прижался губами к его губам.
- Какие мы ласковые, когда нам что-то надо!
- Я люблю тебя, Том!
- Так бы я и поверил.
- Ну, Томми, ну пожалуйста-а...
- Ладно, на сей раз поверим.
- Томми... только... я никогда не делал этого раньше...
- Мог и не говорить, я знаю, что ты у нас святая простота. Не бойся, всё будет хорошо.

Том не обманывал его. Всё было просто замечательно. Волны удовольствия пробегали по телу Гарри одна за другой, заглушая первую легкую боль слияния. Гарри пытался сдержать стон, но в конце-концов все же дал волю чувствам.


- Ахххх... Томми... еще... еще... так хорошо...
Когда всё закончилось, они заснули в объятиях друг друга. Так сладко... так хорошо...

* * *
Проснулся Гарри на рассвете. Узрев рядом с собой мирно дремлющего Темного Лорда, он подумал, что накануне просто перепил, и сейчас видит галлюцинации. Он закрыл глаза, потом открыл их снова... Но видение не исчезало.


И тут в голове мелькнуло: "Да ведь я пошел на такое сам, добровольно! Я даже добивался этого... и нельзя сказать, что мне было нехорошо. Лучше просто не бывает... Но боже, неужели это я?! Как я мог!".
Совесть начала мучить его совсем некстати. События недавних дней виделись в новом свете, и отнюдь не в радужном, притом.
"И до, и после возвращения в свое тело я пил и развлекался с Пожирателями Смерти. У меня была возможность поехать к Уизли, но я ею не воспользовался. Я с Малфоем общался как с человеком, а не как с мерзким хорьком! Я переспал с Темным Лордом... Мамма... и это я?!".
Гарри ворочался на кровати. Тело все еще немного ныло от сладкой истомы, но совесть никак не хотела оставить Мальчика-Который-Влип в покое.
"А как же мой долг? Как же судьба мира? Что подумают мои друзья? Что скажет профессор Дамблдор?..".
Его грустные раздумия прервало шипение:
- Гарри, ну какая сволочь думает о серьезных вещах, проснувшись после ночи любви? Между прочим, у нас мысленная связь. Между прочим, из-за этого ты мне спать не даешь, бессовестный...
- Кто бы говорил о совести, Том?! Ты меня соблазнил, совратил, сбил с пути истинного, и теперь...
- Змееныш ты зеленоглазый, кто кого соблазнял, а? Кто первый целоваться лез?
- Я... - вздохнул Гарри. - Люблю тебя, сволочь... и ненавижу...
- Второе как логическое следствие из первого, - хмыкнул Том.
- Нашелся мне логик хренов! Я переспал с врагом, у меня душа болит... а ты...
- Я тоже кстати могу сказать, что переспал с врагом. И поскольку еще в юности я разделил душу на семь частей, она у меня болит с крестражами вместе. Поттер, ты представляешь, что было бы, будь у тебя в наличии семь голов и раскалывайся все семь после большого бодуна?
- Но я же с тобой невинность потерял!!!
- И что, это вселенская катастрофа?
- Томми, ну а ты-то как невинности лишился? Небось, всё по-приличному было...
- Конечно, Гарри. Вот ты представь, проснулся я тогда в Выручай-Комнате, шлепаю ту девицу по мягкому месту и спрашиваю: "Как тебя зовут?"... Она ноль внимания. Глажу ее по спинке, она оборачивается ко мне... Я оборзел. Это была Миртл...
- Та самая, которая потом стала привидением? - в шоке спросил Гарри.
- Ну да. Так что, кому из нас больше повезло?

Их спор прервал пронзительный визг из соседней спальни:


- Алекто! Ты меня убива-аааа-ааа-ешь!!!! Не полезу я на подоконник, и не проси!!!! Ты что, моего сына хочешь сиротой оставить?!!! У меня голова болит, у меня вообще всё болит, отпусти-иииии-ии меня!!! Ааааааааааааа!!!!! Куда ты меня коленкой бьешь?! Нееееееееееет!!!

- Вот, могу мисс Керроу тебя отдолжить на некоторое время, - сказал Том. - Представь, как Барти отдыху от супружеского счастья обрадуется.


- Не надо Алекто! - взвыл Гарри. - Том, я тебя люблю, хоть ты и...
- Сам такой! - прошипел Том, вновь закрывая парню рот страстным поцелуем.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница