Ответственный редактор


ГЛАВА 6. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ



Скачать 11.03 Mb.
страница12/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   49
ГЛАВА 6. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

§ 1. Цель доказывания

Целью доказывания является установление истины по уголовному делу. Истина устанавливается в процессе познания. Уголовно-процессуальное познание основывается на общих закономерностях познавательной деятельности. Вместе с тем уголовно-процессуальное познание имеет существенные особенности:

1) Оно осуществляется в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом, который регламентирует все стороны познания. Уголовно-процессуальный закон определяет границы познания (предмет и пределы доказывания), устанавливает способы и средства познания, ограничивает круг субъектов, осуществляющих познание по уголовным делам. Знания, полученные с нарушением УПК, признаются ничтожными, не имеющими силы для принятия решений по уголовному делу;

2) Познание по уголовным делам носит прерывный характер. Оно ограничено процессуальными сроками. Оно ограничено также предметом и пределами доказывания. Того, что не входит в предмет доказывания, познавать по уголовному делу не требуется;

3) Познание по уголовным делам носит опосредованный характер. Познаются обстоятельства прошедшего. В этом сложность познания по уголовным делам. Вместе с тем опосредованный характер познания придает ему большую объективность. Более того, закон запрещает производить расследование лицу, которое непосредственно наблюдало процесс совершения преступления. В таком случае очевидец будет осуществлять функции следователя, но он не может быть дознавателем, следователем, прокурором, судьей по этому делу.

Познание по уголовному делу немыслимо без мыслительной деятельности. Но в то же время и главным образом уголовно-процессуальное познание – это практическая деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств.

То, что целью доказывания является именно установление истины, пожалуй, не вызывает возражений ученых-процессуалистов. Уже не один век ведутся споры по поводу характера истины, которая должна быть установлена в ходе расследования и судебного разбирательства дела.

В российской предоктябрьской литературе преобладало мнение о формальном характере истины, устанавливаемой в уголовном судопроизводстве. Так, И.В. Михайловский прямо писал, что «задачей всякого, а значит уголовного, суда должно быть не стремление к отысканию безусловной материальной истины, а стремление к истине юридической»77. Другой известный ученый Т.Г. Тальберг писал: «О полной несоменности не может быть и речи в области судебного исследования, и в делах судебных судья вынужден по несовершенству средств человеческого правосудия удовлетворяться по необходимости лишь более или менее высокой степенью вероятности»78.

В отличие от этого, другой известный русский ученый – И.Я. Фойницкий исходил из того, что «суд уголовный» призван «к раскрытию истины не формальной, а материальной».79

Фактически из формального характера истины, устанавливаемой в уголовном процессе, исходили советские ученые в первые десятилетия коммунистического режима. Так, А.Я. Вышинский в 1937 г. писал, что «условия судебной деятельности ставят перед судьей необходимость решать вопрос с точки зрения установления максимальной вероятности тех или иных фактов, подлежащих оценке»80.

С.А. Голунский определял истину, как «ту степень вероятности, которая необходима и достаточна для того, чтобы положить эту вероятность в основу приговора»81. Такого же мнения придерживались и другие советские ученые82.

В 60-е г.г. прошлого века позиции советских ученых по этой проблеме резко изменились. Господствующим стало мнение о том, что в приговоре суда устанавливается объективная (материальная) истина. Обосновывалось это тем, что обвинительный приговор не может быть постановлен, если по существу дела есть сомнения. Пожалуй, один С.В. Курылев на примерах из судебной практики пытался поставить под сомнение господствовавшее тогда мнение83, за что подвергся жесточайшей критике.

Более того, некоторые ученые стали писать о необходимости достижения абсолютной истины по уголовному делу, что само по себе не более, чем абсурдное утверждение. Достижение абсолютной истины – это беспрерывный процесс человеческого познания, и она, абсолютная истина, в принципе недостижима. В уголовном же процессе, как уже не раз отмечалось, истина ограничена рамками предмета доказывания. Все, что не входит в предмет доказывания, устанавливать не только не нужно, но и запрещается УПК.

В постсоветское время вновь возникли споры о характере истины в уголовном судопроизводстве: является ли она объективной (материальной) или носит характер истины формальной (юридической)84.

Споры эти обусловлены, главным образом, провозглашением новым УПК состязательности как главного начала уголовного судопроизводства во всех его (в том числе и досудебных) стадиях. Нам представляется, что в этом споре происходит смешение двух понятий: «цель» и «результат».

Обратимся к задачам уголовного судопроизводства.

В соответствии с ч.1 ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Определив целью уголовно-процессуального доказывания установление некоей формальной, юридической истины, мы тем самым заранее обречены на то, что уголовный процесс не будет выполнять свое предназначение: невиновные будут осуждены, а виновные оправданы.

Целью доказывания, целью уголовно-процессуальной деятельности, конечно же, является достижение объективной истины, естественно, в рамках предмета и пределов доказывания. Проще говоря, по каждому уголовному делу, находящемуся в производстве, следователь, дознаватель, а затем и суд обязаны установить то, что было на самом деле при совершении преступления и как это было.

При этом они должны быть убеждены, что было именно так, а не иначе. И это убеждение должно основываться на совокупности доказательств, достаточной именно для убеждения, а не предположения.

Другое дело, что не по каждому уголовному делу удается достичь цели доказывания – установления истины. Об этом свидетельствуют оправдательные приговоры, отмены приговоров с прекращением уголовного дела в кассационном порядке и в порядке судебного надзора.

Поэтому лишь презюмируется, что в каждом приговоре, вступившем в законную силу, действительно установлена истина и истина объективная. Однако эта презумпция, как и многие другие уголовно-процессуальные презумпции, является опровержимой, поскольку приговоры, вступившие в законную силу, также могут быть пересмотрены и отменены в порядке надзора.

Одновременно нельзя не заметить, что в некоторых случаях, в силу действия презумпции невиновности, законодатель отступает от цели установления по уголовному делу объективной истины и позволяет правоприменителю ограничиться истиной формальной, юридической. Так, в соответствии с требованиями ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. При этом обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Таким образом, в случае, если по делу имеются неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, по делу должен быть постановлен оправдательный приговор. Этот приговор не устанавливает объективной истины, поскольку, по-существу, так и осталось неустановленным, совершил ли обвиняемый инкриминируемое ему деяние. Однако этот приговор, также как и любой другой приговор по делу презюмируется истинным, но в этом случае следует признать, что вместо объективной истины установлена истина формальная, юридическая.

Есть и другие случаи, когда законодатель устраняет обязательность установления объективной истины по делу. Так, в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель может отказаться от обвинения (ч.7 ст. 246 УПК РФ), если придет к выводу, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. В этом случае суд обязан прекратить уголовное дело или уголовное преследование полностью или в части. В этом случае, объективная истина также может остаться неустановленной, необходимость ее установления подменяется субъективной оценкой прокурором представленных (им же) доказательств. Здесь, по-видимому, действует принцип еще римского права «нет дела без истца». Однако и в этой ситуации постановление суда о прекращении уголовного дела или уголовного обвинения считается истинным, отражая на самом деле лишь юридическую истину.

Таким образом, по общему правилу целью уголовно-процессуального доказывания является установление объективной истины (познание произошедшего события в полном соответствии с тем, что действительно имело место), но в некоторых, прямо предусмотренных законодателем случаях, правоприменитель может ограничиться установлением формальной истины (более или менее обоснованного предположения об обстоятельствах, подлежащих установлению).
§ 2. Предмет и пределы доказывания

Предмет доказывания – совокупность обстоятельств, которые необходимо установить с помощью доказательств (доказать) по каждому уголовному делу.

В ст. 73 УПК РФ эти обстоятельства обозначены как «обстоятельства, подлежащие доказыванию».

В соответствии с этой статьей при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

8) обстоятельства, способствующие совершению преступления.

В общем виде предмет доказывания определяется рамками состава преступления, по поводу которого ведется расследование. По каждому уголовному делу должны быть установлены при помощи доказательств, прежде всего, все элементы состава преступления.

Поэтому вполне обоснованной является концепция М.С. Строговича, который в предмете доказывания выделял, прежде всего, главный факт. По его мнению, прежде всего должны быть доказаны все факты, из которых складывается уголовно наказуемое деяние, содержащее объективные и субъективные элементы состава преступления. Эти обстоятельства в совокупности и образуют то, что называется главным фактом85.

Некоторые обстоятельства (из числа указанных в ст. 73 УПК РФ) не относятся или не всегда относятся к элементам состава преступления. Однако их также требуется установить с помощью доказательств по каждому уголовному делу.

Так, размер и характер вреда, причиненного преступлением, требуется устанавливать независимо от того, является ли размер вреда квалифицирующим признаком или нет. Требуется также доказывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого, а также устанавливать иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, поскольку те и другие учитываются при назначении наказания.

И, наконец, подлежат установлению (доказыванию) также обстоятельства, способствующие совершению преступления.

Предмет доказывания конкретизируется применительно к разным категориям преступления (кражи, убийства и т.п.). Конкретизируется он и при расследовании конкретного уголовного дела с учетом его специфики.

В ряде случаев предмет доказывания конкретизируется применительно к определенным категориям уголовных дел в самом Уголовно-процессуальном кодексе. Так, в соответствии со ст. 421 УПК РФ по делам о преступлениях несовершеннолетних, кроме обстоятельств, установленных в ст. 73 УПК РФ, должны быть установлены (доказаны) также:

1) точный возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;

2) условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;

3) влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Статья 433 УПК РФ устанавливает особенности предмета доказывания по делам о применении принудительных мер медицинского характера.

Однако перечень обстоятельств, подлежащих установлению с помощью доказательств, не исчерпывается только теми, которые непосредственно входят в предмет доказывания.

При работе с косвенными доказательствами приходится устанавливать с помощью доказательств обстоятельства, непосредственно в предмет доказывания не входящие. С помощью этих обстоятельств (в литературе их именуют «промежуточными» или «доказательственными» фактами) устанавливаются уже обстоятельства, непосредственно входящие в предмет доказывания.

С другой стороны, есть обстоятельства, которые входят в предмет доказывания, но доказывать их не надо. Это общеизвестные и преюдициальные факты. По общему правилу, если обстоятельство, входящее в предмет доказывания по конкретному уголовному делу, является общеизвестным фактом или установлено вступившим в законную силу приговором суда по другому уголовному делу (именно такие факты именуются преюдициальными), то вновь доказывать это обстоятельство уже не требуется.

Вместе с тем новый УПК внес такие сложности в работу с преюдициальными фактами, что преюдиция утрачивает свое значение в практической деятельности органов предварительного расследования.

В соответствии со ст. 90 УПК РФ, которая так и называется «преюдиция», обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Откуда может знать дознаватель, следователь, прокурор, вызовут или не вызовут обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда (преюдициальные факты), сомнения у судьи, который будет затем рассматривать дело?

В законе употребляется, наряду с понятием «обстоятельства, подлежащие доказыванию» и понятие более широкое, по сравнению с ним: «обстоятельства, подлежащие установлению».

Разумеется, прежде всего, подлежат безусловному установлению по уголовному делу все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Подлежат установлению также промежуточные (доказательственные) факты. И обстоятельства, входящие в предмет доказывания, и промежуточные (доказательственные) факты устанавливаются только при помощи доказательств, с использованием при условиях, установленных в законе, общеизвестных и преюдициальных фактов.

Однако в ряде случаев УПК РФ требует установления иных обстоятельств, которые не используются для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания и которые могут устанавливаться как с помощью доказательств, так и иными процессуальными и даже непроцессуальными способами.

Так, в стадии возбуждения уголовного дела требуется установить наличие оснований для возбуждения уголовного дела. При этом возможность использования доказательств ограничена. В этой стадии, по общему правилу, производство следственных действий не допускается. Поэтому в стадии возбуждения уголовного дела (и только в этой стадии) могут использоваться объяснения. Объяснение не является источником доказательств, а содержащиеся в нем сведения о фактах – не доказательство.

При принятии решения об избрании меры пресечения, о производстве выемки, обыска и т.д. необходимо установить наличие оснований для производства этих следственных действий или для принятия процессуальных решений. Для этого могут использоваться как источники доказательств, так и иные процессуальные источники и даже непроцессуальные источники, в том числе и оперативная информация.

Следует остановиться еще на одной проблеме, связанной с распределением бремени доказывания в уголовном процессе.

По УПК РФ от дознавателя, следователя, прокурора уже не требуется объективности, всесторонности, полноты при исследовании обстоятельств дела (прямо, во всяком случае). Это связано, по-видимому, с желанием законодателя максимально реализовать начало состязательности в уголовном процессе и диктуется отнесением перечисленных участников к числу участников, действующих на стороне обвинения.

Но тогда можно сделать предположение о том, что участники со стороны обвинения (поскольку они не обязаны собирать доказательства и исследовать обстоятельства дела всесторонне, полно и объективно), должны устанавливать не все обстоятельства, входящие в предмет доказывания, а лишь:

1) событие преступления;

2) виновность лица;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого с отрицательной стороны;

4) обстоятельства, отягчающие наказание;

5) обстоятельства, способствующие совершению преступления.

Однако, кто же тогда обязан устанавливать следующие обстоятельства:

1) исключающие преступность и наказуемость деяния;

2) смягчающие наказание;

3) характеризующие личность обвиняемого с положительной стороны, а также

4) невиновность лица в совершении преступления.

Участники со стороны защиты? Но это абсурдно, поскольку в силу презумпции невиновности подозреваемый или обвиняемый не должен доказывать свою невиновность. Это, безусловно, не должен делать и суд, поскольку тем самым будет грубо нарушен сам принцип состязательности, в соответствии с которым суд не должен выступать на стороне обвинения и стороне защиты.

Поэтому и по новому УПК следователь, дознаватель, прокурор должны беспристрастно, всесторонне и с достаточной полнотой устанавливать все обстоятельства, имеющие значение для дела, не полагаясь на добросовестность адвоката или на других участников процесса.

В уголовном процессе осуществляется познавательная деятельность. Одной из ее особенностей является ограничение познания рамками предмета и пределов доказывания.

Сверх того, что входит в предмет доказывания по уголовному делу, никаких других обстоятельств доказывать (устанавливать с помощью доказательств) не требуется. А то, что входит в предмет доказывания, следует устанавливать лишь в необходимом объеме. Этот объем и именуется пределами доказывания.

1. Пределы доказывания по конкретному делу определяются, прежде всего, предметом доказывания. Это означает, как уже отмечалось, что дознавателю, следователю не нужно (и даже зачастую вредно) устанавливать с помощью доказательств обстоятельства, которые не входят в предмет доказывания или не являются промежуточными (доказательственными) фактами.

2. Пределы доказывания определяются также глубиной исследования каждого обстоятельства, входящего в предмет доказывания. Дознаватель, следователь обязаны для себя определить по каждому расследуемому делу, до какой степени точности необходимо установить время совершения преступления (сутки, часы, минуты), насколько точно следует определить место совершения преступления и т.д.

3. Пределы доказывания определяют также объем доказательственного материала, который являлся бы достаточным для того, чтобы считать установленным (доказанным) каждое обстоятельство, входящее в предмет доказывания. Предмет доказывания всегда объективен для следователя: все обстоятельства, в него входящие, определены в законе. Следователю сложнее определить в каждом конкретном случае пределы доказывания. Дознаватель, следователь могут считать, что с достаточной глубиной и полнотой установили каждое из обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а прокурор, утверждая обвинительный акт или обвинительное заключение, может прийти к противоположному мнению и направить дело для производства дополнительного расследования.


§ 3. Понятие доказательств

Понятие доказательств определяется в ст. 74 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 этой статьи «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

Однако не всякие сведения, имеющие значение для дела и могущие служить доказательствами, признаются таковыми. Часть 2 ст. 74 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень источников, содержащиеся в которых сведения на самом деле могут иметь юридическую силу доказательств. К этим источникам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

4) заключение и показания специалиста;

5) вещественные доказательства;

6) протоколы следственных и судебных действий;

7) иные документы.

Отсюда следует, что более правильно определять доказательства как «сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, полученные из источников, указанных в законе».
§ 4. Свойства доказательств

4.1. Относимость доказательств

Любые сведения, полученные из предусмотренных законом источников, могут считаться доказательством по конкретному уголовному делу, если только они одновременно обладают свойствами относимости и допустимости.



Относимость доказательств. Относимость – внутреннее свойство доказательств. Относимыми считаются те доказательства, посредством которых, в конечном счете, устанавливаются обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ), а также иные обстоятельства, имеющие значение для расследуемого уголовного дела.

Относимость – это пригодность доказательства по своему содержанию для установления имеющих значение для дела обстоятельств.

Относимыми будут те доказательства, с помощью которых устанавливаются наличие или отсутствие:

1) оснований для возбуждения уголовного дела;

2) обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ (входящих в предмет доказывания);

3) доказательственных (промежуточных) фактов;

4) иных обстоятельств, имеющих значение для дела (основания для избрания меры пресечения, производства выемки, обыска и т.д.)86.

Относимость доказательств оценивается на каждом последующем этапе предварительного расследования и в каждой последующей стадии уголовного процесса.

Поэтому представление об относимости или неотносимости конкретного доказательства может меняться по мере «движения» уголовного дела: ранее считавшиеся не относящимися к делу доказательства в последующем могут быть признаны относимыми и наоборот.

Отсюда следует ряд важнейших правил, которыми должен руководствоваться дознаватель, следователь, давая первоначальную оценку доказательства с точки зрения относимости и решая вопрос о приобщении их к делу:

1) При собирании доказательств лучше их «перебрать», чем недобрать. Это не означает вовсе, что, например, надо изымать и приобщать все, что обнаружено при осмотре места происшествия. Однако, если следователь сомневается, относится или не относится конкретный предмет или документ к делу, лучше его изъять и приобщить к делу;

2) Если доказательство приобщено к делу, оно остается в деле, если даже впоследствии это доказательство признают неотносимым. Ничего из дела «выбрасывать» нельзя! Оценка относимости меняется. Следователь оценил доказательство, как относимое, прокурор счел его не относящимся к делу, но не исключено, что суд встанет на позицию следователя и вновь признает относимым спорное доказательство.


4.2. Допустимость доказательств

Допустимость доказательств – это пригодность его к доказыванию по форме.

Допустимым считается лишь то доказательство, которое получено и приобщено к делу без нарушений требований УПК РФ.

Можно выделить следующие условия допустимости доказательств:

1) Доказательство получено из одного из источников, указанных в законе (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Еще раз подчеркиваем, что перечень этот исчерпывающий. Никакие сведения, полученные из иного источника, не могут считаться доказательством в силу их недопустимости.

2) Доказательство получено и приобщено к делу одним из лиц или органов, которым предоставлено право собирать доказательства. Перечень этих лиц и органов также является исчерпывающим. К ним относятся: дознаватель, орган дознания, следователь, прокурор, суд, судья.

3) Доказательство получено и приобщено к делу должностным лицом, в производстве которого уголовное дело находится, либо по его поручению.

4) Соблюдены общие правила обнаружения, изъятия и приобщения к делу доказательств (например, общие правила производства следственных действий).

5) Соблюдены правила производства конкретного следственного или иного процессуального действия, в результате производства которого получено данное доказательство.

6) При получении доказательства не были нарушены предусмотренные Конституцией РФ и УПК РФ права и законные интересы участников производства по делу, а также других лиц, так или иначе принимавших участие в производстве конкретного следственного или иного процессуального действия.

Конечно же, перечень этот далеко не исчерпывающий. В любом случае действует общее правило, установленное ч. 1 ст. 75 УПК РФ: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми».

Часть 2 ст. 75 УПК приводит отдельные случаи явной недопустимости доказательств, и, что более важно, вновь подтверждается положение о том, что любое доказательство, полученное с нарушением требований УПК, является недопустимым. При этом не все из этих частных случаев недопустимости доказательств связаны с допущенными нарушениями закона.

Так, в соответствии с ч.2 ст. 75 УПК РФ, к недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

В соответствии со ст. 52 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. В соответствии со ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый, в частности, не отказался от защитника. Таким образом, закон предусматривает возможность проведения допроса обвиняемого, подозреваемого в отсутствие защитника (если подозреваемый, обвиняемый от него отказался). Поэтому следует сделать вывод о том, что показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, признаются недопустимым доказательством не потому, что они получены с нарушением закона (этого могло и не быть), а в качестве дополнительной гарантии реализации права на участие защитника и для обеспечения исключения самооговора.

Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт (ч. 3 ст. 88 УПК РФ). Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 УПК РФ (ч.4 ст. 88 УПК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ: «Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Таким образом, в доказывании могут использоваться не любые сведения, а лишь те из них, которые обладают свойствами относимости и допустимости.

В ст. 89 УПК РФ особо оговорено, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

Оперативно-розыскная деятельность имеет громадное значение для уголовного процесса вообще и для доказывания, в частности. Как уже отмечалось, в результате ОРД нередко выявляются источники доказательств. Вместе с тем сама по себе информация, полученная в результате проведения оперативных мероприятий, не может служить доказательством, поскольку не обладает признаком допустимости. Для того, чтобы результаты ОРД стали доказательствами, они должны быть введены в уголовный процесс в соответствии с нормами УПК.


§ 5. Классификация доказательств

Доказательства классифицируются на группы по разным критериям.

7.1. По отношению к предмету доказывания все доказательства можно подразделить на:

1) обвинительные;

2) оправдательные.

Обвинительные доказательства – это доказательства, посредством которых устанавливается виновность обвиняемого, а также обстоятельства, отягчающие его ответственность.

Прямые обвинительные доказательства, уличающие обвиняемого, принято называть уликами.

Оправдательные доказательства – это доказательства, которые опровергают обвинение, устанавливают невиновность обвиняемого, а равно доказательства, которые устанавливают обстоятельства, смягчающие ответственность обвиняемого.

Прямые оправдательные доказательства принято называть алиби (от лат. alibi – в другом месте).

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные носит условный характер. Это деление применимо, главным образом, к доказательствам, устанавливающим элементы состава преступления, относящимся к субъекту и субъективной стороне.

Многие доказательства в этом плане носят нейтральный характер. Например, те, посредством которых устанавливается место совершения преступления, время и другие обстоятельства объективной стороны состава преступления.

Следует также заметить, что одно и то же доказательство может быть обвинительным по отношению к одному лицу и оправдательным по отношению к другому.

Как уже отмечалось ранее, несмотря на то, что объективность, полнота, всесторонность в УПК РФ не закреплены в качестве принципа уголовного процесса, дознаватель, следователь обязаны выявлять и закреплять по каждому уголовному делу как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого доказательства, как отягчающие, так и смягчающие ответственность.

7.2. Также по отношению к предмету доказывания все доказательства делятся на прямые и косвенные.



Прямые доказательства устанавливают непосредственно обстоятельства, входящие в предмет доказывания.

Посредством косвенных доказательств устанавливаются промежуточные (доказательственные) факты, которые, в свою очередь, служат доказательствами наличия или отсутствия обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Например, сведения о том, что на орудии убийства имеются отпечатки пальцев подозреваемого являются доказательством того факта, что он держал орудие убийства в руках. Этот промежуточный факт в совокупности с другими промежуточными фактами – например, с тем, что орудие убийства было найдено дома у подозреваемого, подозреваемый был замечен вблизи от места преступления вскоре после его совершения, на месте преступления остались отпечатки его обуви и др., - может служить доказательством виновности данного лица в совершении преступления.

Как прямые, так и косвенные доказательства могут быть и обвинительными, и оправдательными.

Подлежит равно тщательной оценке достоверность и прямых, и косвенных доказательств.

Недоброкачественное прямое доказательство (свидетель-очевидец лжет или заблуждается) может принести расследованию гораздо больший вред, нежели недоброкачественное косвенное доказательство.

В практической деятельности органам расследования приходится чаще работать именно с косвенными доказательствами.

Наукой уголовного процесса разработаны правила работы с косвенными доказательствами:

1) каждый доказательственный (промежуточный) факт сам должен быть доказан;

2) должна быть собрана достаточная совокупность косвенных доказательств;

3) все косвенные доказательства должны быть согласованы одно с другим, подтверждать одно другое, должны составлять гармоническое целое, цепь улик, все звенья которой неразрывно связаны между собой;

4) косвенные доказательства должны находиться в причинной связи с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания;

5) в своей совокупности косвенные доказательства должны приводить к одному, единственному выводу87.

7.3. По отношению к источнику доказательства делятся на:

1) первоначальные;

2) производные.

Первоначальными называются доказательства, которые получены из первоисточника: подлинные документы, показания свидетеля-очевидца и т.п.

Производными называются доказательства, не являющиеся первоисточниками сведений об обстоятельствах, подлежащих установлению, а содержащие сведения, взятые из другого источника: копии документов, показания свидетеля о том, что он слышал от другого лица.

Органы предварительного расследования должны стремиться к выявлению доказательств, полученных из первоисточников.

Общеизвестно, что чем дальше удален источник доказательства от первоисточника, тем больше искажений он может содержать.

В частности, УПК РФ признает недопустимыми показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч.2 ст. 75 УПК РФ).

Однако не следует и преуменьшать значимость производных доказательств:

1) производные доказательства служат средством для обнаружения или проверки первоначальных доказательств;

2) производные доказательства могут и вовсе заменить первоначальные, в условиях, когда первоначальный источник установлен, однако его невозможно использовать (документ утрачен или испорчен, свидетель умер).

Каждое доказательство должно быть проверено. Но производные доказательства нуждаются в особо тщательной проверке.



7.4. Документы и вещественные доказательства

«Иные документы» допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ (ч. 1. ст. 84 УПК РФ).

К документам, безусловно, относятся протоколы следственных и иных процессуальных действий, заключение эксперта. Под иными документами в данном случае понимаются все другие, кроме протоколов и заключений эксперта, истребованные или представленные документы.

В уголовном процессе понятию «документ» придается иное значение, чем в обыденном понимании или в делопроизводстве. Документом как источником доказательства будет являться не только официальный документ, имеющий подпись должностного лица, оттиск печати, но и всякий другой носитель информации.

В соответствии с ч. 2 ст. 83 УПК РФ документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации.

Документы могут быть обнаружены в результате производства следственных действий (осмотра, выемки, обыска). Тогда они описываются в протоколе соответствующего следственного действия, и в этом же протоколе делается запись, что документы изъяты для приобщения к уголовному делу.

Если документ истребован дознавателем, следователем, то он приобщается к делу вместе с копией запроса либо сопроводительным письмом.

Когда документ представлен лицом, не являющимся участником процесса по данному делу, необходимо допросить его с целью выяснения, при каких обстоятельствах этот документ оказался у него и почему он считает, что данный документ имеет значение для дела.

Если документ представлен участником процесса, то обычно одновременно заявляется ходатайство о приобщении представленного документа к уголовному делу. И в этом ходатайстве содержатся сведения об указанных выше обстоятельствах. Поэтому допрашивать его нет необходимости, а защитника, кроме того, допрашивать, вообще нельзя без его желания и согласия на это его подзащитного. При этом нет необходимости выносить специальное постановление о приобщении документа к уголовному делу.

Документы приобщаются к материалам уголовного дела и хранятся в течение всего срока его хранения. По ходатайству законного владельца изъятые и приобщенные к уголовному делу документы или их копии могут быть переданы ему (ч. 3 ст. 84 УПК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

3) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий или нажитые преступным путем;

4) иные предметы и документы, которые могут служить средством для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Часть 4 ст. 84 УПК РФ также устанавливает, что документы, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ, признаются вещественными доказательствами.

Получается, что каждый документ, имеющий значение для дела, одновременно может считаться и вещественным доказательством. Между тем порядок приобщения к делу, хранения и определения дальнейшей «судьбы» после вынесения приговора или постановления о прекращении уголовного дела, различен для документов и для вещественных доказательств.

Поэтому необходимо более четко определить, в каких случаях те или иные документы могут быть отнесены к категории «вещественные доказательства».

Как представляется, вещественными доказательствами могут быть признаны только те документы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

3) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий или нажитые преступным путем;

4) иные документы, когда для расследования имеет значение не содержание документа, а его форма.

В отличие от документа (кроме тех, которые являются вещественными доказательствами) каждое вещественное доказательство должно быть осмотрено (о чем составляется протокол) и приобщено к делу, о чем выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств определяется ст. 82 УПК РФ.

В соответствии с общим правилом, установленным ч.ч. 1 и 5 ст. 82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу соответствующего решения суда.

При передаче уголовного дела от органов дознания следователю или от одного органа дознания другому, либо от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд, либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой, вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом.

Вместе с тем ст. 82 УПК РФ (ч.ч. 2 и 3) предусматривает исключения из этого общего правила. Так, вещественные доказательства в виде предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:

а) фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и хранятся в месте, указанном дознавателем, следователем. К материалам уголовного дела в этом случае приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания, о чем выносится постановление;

в) передаются для реализации в порядке, установленном Правительством РФ, о чем также выносится соответствующее постановление. Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

Вещественные доказательства в виде скоропортящихся товаров и продукции, а также имущества, подвергающегося быстрому моральному старению, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, могут быть:

а) возвращены их владельцам. В этом случае составляется соответствующее постановление;

б) в случае невозможности возврата переданы для реализации в порядке, установленном Правительством РФ. Средства, вырученные от реализации, зачисляются на депозитный счет либо органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, либо банка или иной кредитной организации, предусмотренных перечнем, который устанавливается Правительством РФ на срок, предусмотренный ч. 1 ст. 82 УПК РФ. К уголовному делу может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

в) уничтожены, если скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность. В этом случае составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166 УПК РФ;

Вещественные доказательства в виде изъятых из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166 УПК РФ.

Являющиеся вещественными доказательствами деньги и иные ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий:

а) должны быть сданы на хранение в банк или иную кредитную организацию;

б) могут храниться при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания.

Если вещественными доказательствами признано имущество, полученное в результате преступных действий либо нажитое преступным путем, обнаруженное при производстве следственных действий, подлежит аресту в порядке, установленном ст. 115 УПК РФ. Опись имущества, подвергнутого аресту, приобщается к уголовному делу.

Правительством Российской Федерации могут быть установлены и иные условия хранения, учета и передачи отдельных категорий вещественных доказательств.

В приговоре суда, а также в постановлении или определении о прекращении уголовного дела обязательно должен быть разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств (ч. 3 ст. 81, п. 9. ч. 2 ст. 213, п. 2 ч. 1 ст. 309 УПК РФ).

При этом:

1) орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;

2) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

3) предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;

4) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий или нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу или обращению в доход государства;

5) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;

6) имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем, по приговору суда подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

7) остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Предметы, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты (ч. 3 ст. 81 УПК РФ).
§ 6. Процесс доказывания

6.1. Понятие процесса доказывания

«Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса» (ст. 85 УПК РФ).

Доказывание состоит как в мыслительной, так и (главным образом) в практической деятельности дознавателя, прокурора, следователя, суда, направленной на установление истины по делу, и осуществляемой не иначе, как при посредстве доказательств.

Процесс доказывания (и об этом прямо указано в законе) состоит из трех элементов:

1) собирание доказательств;

2) их проверка;

3) оценка доказательств.

В литературе эти элементы иногда обозначают как этапы доказывания. Однако это не так. Если собирание, проверку и оценку доказательств считать этапами доказывания, то тогда получается, что сначала надо собрать доказательства, проверить их, затем оценить. В практической же деятельности все зачастую происходит иначе. Обнаружив, например, документ или предмет, следователь, прежде всего, оценивает его относимость. И только затем, когда он признает обнаруженный объект относящимся к делу, следователь, дознаватель принимает решение о приобщении этого объекта к уголовному делу (собственно говоря, лишь после приобщения к делу данный объект и становится доказательством). Оценка, проверка доказательств – постоянный процесс, имеющий место в работе дознавателя, следователя, наряду с собиранием доказательств. Все эти элементы постоянно перемежаются, перемешиваются.

Именно поэтому они и называются элементами, а не этапами. Между тем, в доказывании действительно прослеживается этапность, последовательность. Так, первым этапом в доказывании является установление признаков преступления (оснований для возбуждения уголовного дела) в стадии возбуждения уголовного дела. Следующий этап начинается после возбуждения уголовного дела. Задачей этого этапа будет собирание доказательств (разумеется, с их проверкой и оценкой), достаточных для вынесения постановления о привлечении определенного лица в качестве обвиняемого, и т.д.

Доказывание происходит на всех стадиях уголовного процесса, и на каждой стадии оно (доказывание) весьма специфично.


6.2. Собирание доказательств

Часть 1 ст. 86 УПК РФ устанавливает, что «собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Деятельность по собиранию доказательств, в свою очередь, состоит из нескольких этапов: обнаружение, изъятие, фиксация (закрепление), приобщение к делу.

Обнаружение доказательств – их отыскание, выявление. Доказательства выявляются, главным образом, при производстве следственных действий (осмотров, обысков, контроля и записи переговоров и т.д.).

Могут они выявляться и при производстве других процессуальных действий, например ревизии. Доказательства могут выявляться и непроцессуальным путем, например, в результате производства оперативных мероприятий. Однако, в последнем случае дальнейшие действия по закреплению и приобщению к делу выявленного доказательства должны производиться в порядке, предусмотренном УПК РФ, и тем дознавателем, следователем, в производстве которого находится уголовное дело.

Обнаружение предполагает оценку выявленных сведений как доказательств с точки зрения относимости. Естественно, это оценка носит предварительный характер.

Следующим этапом в собирании доказательств является изъятие (получение) доказательства. Изъятие (получение) может производиться путем истребования, производства выемки в добровольном или принудительном порядке, иных следственных действий (например, в ходе производства допроса свидетеля).

Фиксация – это закрепление доказательства. УПК РФ предусматривает различные способы фиксации доказательств. Но основным и обязательным средством (способом) фиксации является составление письменного протокола того следственного действия, в результате которого получено доказательство, или отдельного протокола осмотра документа или вещественного доказательства, когда осмотр производился как самостоятельное следственное действие.

Доказательства могут фиксироваться и с применением технических средств: фотографирования, аудио- и видеозаписи, дактилоскопирования и т.д. Но все перечисленные способы фиксации доказательств являются вспомогательными, и результаты их применения (фотографии, видеозапись, слепки, дактилокарты и т.д.) имеют юридическую значимость лишь при наличии письменного протокола.

И, наконец, доказательство должно быть приобщено к уголовному делу. УПК РФ предусматривает различные способы приобщения к делу доказательств. Так, для приобщения к делу вещественного доказательства составляется соответствующее постановление. Документы могут быть приобщены к делу на основании копии запроса следователя или сопроводительного письма. Показания допрошенного лица фиксируются в протоколе допроса, и он приобщается к делу. При этом никакого специального документа о приобщении протокола допроса к делу составлять не требуется.

Для того чтобы доказательство, приобщенное к делу, не было, затем, признано недопустимым, на каждом этапе собирания доказательств дознаватель, следователь обязаны неуклонно соблюдать все требования уголовно-процессуального закона.

Существенным недостатком УПК РФ является то, что он (в отличие от УПК РСФСР) не перечисляет конкретные способы собирания доказательств.

В ч. 1 ст. 86 УПК РФ содержится лишь общее правило о том, что собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий. Как нам представляется, способы собирания доказательств остаются прежними, т.е. теми, которые были до вступления в силу нового УПК РФ.



1. Основным способом собирания доказательств остается производство следственных действий. УПК РФ содержит исчерпывающий перечень следственных действий.

Среди всех следственных действий УПК РФ выделяет те, производство которых допускается в стадии возбуждения уголовного дела: осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение экспертизы. Кроме того, УПК РФ содержит понятие неотложных следственных действий. При этом, по смыслу УПК РФ, неотложным может быть признано по конкретному делу в конкретной обстановке любое следственное действие из числа, предусмотренных УПК РФ.



2. Истребование документов и предметов. Дознаватель, следователь, по находящемуся в его производстве уголовному делу, вправе истребовать имеющие значение для дела предметы и документы от любого субъекта (физического, юридического лица, должностного лица, органа и организации и т.д.), у которого они находятся.

Предметы, документы могут быть также получены в результате производства обыска и выемки. Истребование как способ собирания доказательств может использоваться при наличии двух условий:

1) точно известно, какой предмет или документ необходим и где (у кого) он находится;

2) нет оснований полагать, что документ (предмет) может быть утрачен, уничтожен или испорчен. Если же подобные предположения имеются, то следует незамедлительно производить обыск или выемку.



3. Представление предметов и документов участниками процесса и иными лицами. Представить документы и предметы, могущие быть доказательствами, может любое лицо, в том числе и не имеющее никакого отношения к данному уголовному делу.

Разница, однако, заключается в том, что если предметы (документы) представляет участник процесса (потерпевший, обвиняемый, защитник и др.), следователь обязан оценить относимость представленного доказательства и принять письменное решение (вынести постановление) об удовлетворении ходатайства и приобщении к делу представленного объекта или об отказе в этом. Как и любое иное, это постановление следователя можно обжаловать прокурору или в суд.

Когда же предмет или документ представляет дознавателю, следователю иное лицо, не являющееся участником судопроизводства по данному делу, указанных выше действий следователь может и не производить, если признает представленный объект не имеющим отношения к делу.

Порядок приобщения к делу представленных документов и вещественных доказательств аналогичен порядку приобщения к делу истребованных предметов и документов, который был изложен выше.



4. Назначение ревизий и документальных проверок. Ревизия и документальная проверка назначаются дознавателем, следователем путем вынесения постановления в тех случаях, когда не требуется производство соответствующей экспертизы.88

В отличие от экспертизы порядок производства ревизии и документальной проверки регламентируется не УПК РФ, а ведомственными инструкциями. Однако акты ревизии и документальной проверки являются доказательством. Поскольку новый УПК (и в этом также его недостаток), признавая за органом дознания, дознавателем, следователем и прокурором право требовать производства документальных проверок, ревизий при решении вопроса о возбуждении уголовного дела (ч.1 ст. 144 УПК РФ), не регламентирует возможность и порядок производства назначения и производства такой проверки в ходе предварительного расследования. Тем не менее, как представляется, указанные лица могут назначить ревизию и документальную проверку по уже возбужденному уголовному делу. Такие действия будут при этом относиться, по-видимому, к числу «иных процессуальных действий», а акты ревизий и документальных проверок следует относить к «иным документам».

В соответствии с ч.ч. 2 и 3 ст. 86 УПК РФ, подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательства.

Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Отсюда можно сделать вывод, что указанные выше участники процесса также вправе собирать доказательства. На самом деле это не так. Любые сведения становятся доказательством лишь после приобщения к делу источника, в котором они содержатся. А приобщает к делу доказательства дознаватель, следователь, прокурор после оценки их относимости. Таким образом, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший и его представитель на самом деле не собирают, а лишь представляют дознавателю, следователю и не доказательства, а предметы и документы, ходатайствуя о приобщении их к делу. Вопрос же о том, являются ли представленные предметы, документы доказательствами или не являются, решает дознаватель, следователь, в производстве которого находится уголовное дело, после оценки их относимости.

Доказательствами представленные документы и предметы становятся лишь после приобщения их к делу соответственно дознавателем, следователем, прокурором, судом.
6.3. Проверка доказательств

Каждое доказательство должно быть проверено с точки зрения его относимости, допустимости, достоверности.

Статья 87 УПК РФ устанавливает способы проверки доказательств. К ним относятся:

1) проверка самого доказательства (анализ его внутреннего содержания и его формы);

2) сопоставление содержания проверяемого доказательства с другими доказательствами, уже имеющимися в уголовном деле;

3) получение новых доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.


6.4. Оценка доказательств89

Правила оценки доказательств устанавливаются ст. 88 УПК РФ, а также ст.ст. 17, 73-75 УПК РФ.

1. Подлежит оценке каждое доказательство с точки зрения его относимости, допустимости, достоверности.

2. Подлежат оценке все собранные доказательства в их совокупности с точки зрения их достаточности для разрешения уголовного дела.

3. Каждое доказательство и их совокупность оцениваются дознавателем, следователем, прокурором, судом по своему внутреннему убеждению.

4. Внутреннее убеждение вместе с тем должно основываться не на интуиции, симпатиях или антипатиях, а на совокупности имеющихся в деле доказательств.

5. При оценке доказательств дознаватель, следователь, прокурор, суд руководствуются законом и совестью.

6. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, а потому при оценке доказательств не должно отдаваться предпочтение какому-либо из них (например, заключению экспертизы).



Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница