Ответственный редактор


§ 5. Личное поручительство



Скачать 11.03 Mb.
страница14/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   49
§ 5. Личное поручительство

В отличие от УПК РСФСР, личное поручительство по УПК РФ возможно при наличии хотя бы одного поручителя (а не двух, как раньше).

Личное поручительство состоит в письменном обязательстве заслуживающего доверия лица о том, что оно ручается за выполнение подозреваемым или обвиняемым все тех же обязательств:

1) не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда;

2) в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора в суд;

3) не препятствовать иным путем производству по уголовному делу.

Условия применения данной меры пресечения следующие:


  1. должно быть письменное ходатайство одного или нескольких лиц о поручительстве;

  2. в качестве поручителей могут выступать лишь лица, заслуживающие доверия;

  3. каждый из поручителей дает обязательство о том, что он ручается за выполнение подозреваемым или обвиняемым перечисленных выше обязанностей;

  4. должно иметься согласие лица, в отношении которого дается поручительство на избрание данной меры пресечения;

  5. каждому поручителю должно быть разъяснено существо подозрения или обвинения, а также его обязанности и ответственность.

УПК РФ установлена ответственность поручителя в случае нарушения тем, за кого он поручился, своих обязанностей. На поручителя может быть наложено взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда. Взыскание налагается судьей районного федерального суда по месту производства предварительного расследования. Дознаватель, следователь или прокурор составляет протокол о нарушении, который направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение 5 суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызываются лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола (ст. 118 УПК РФ).
§ 6. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым и наблюдение командования воинской части

Такая мера пресечения, как присмотр за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым может избираться только в отношении несовершеннолетнего.

При этом законодатель создал ситуацию, в которой имеется существенная неопределенность по вопросу о том, может ли данная мера пресечения применяться только по отношению к несовершеннолетнему обвиняемому, или же как по отношению к несовершеннолетнему обвиняемому, так и к несовершеннолетнему подозреваемому.

Дело в том, что в первоначальном тексте УПК РФ, данная мера пресечения однозначно именовалась «Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым» и именно в таком виде указание на нее содержалось как в п.4) ст. 98 УПК РФ, так и в ст. 105 УПК РФ, регламентирующей применение данной меры пресечения, и в ст. 423 УПК РФ, предусматривающей, в частности, особенности избрания мер пресечения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого. Однако в соответствии с Федеральным законом от 29 мая 2002 года № 58-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», из текста п.4) ст. 98 УПК РФ было исключено слово «подозреваемым» и теперь в статье, дающей полный перечень мер пресечения данная мера именуется как «присмотр за несовершеннолетним обвиняемым» (что предположительно свидетельствует о том, что эту меру пресечения невозможно избрать в отношении подозреваемого). В то же время. в ст. ст. 105 и 423 УПК РФ никаких изменений внесено не было, из чего можно сделать прямо противоположный вывод – данная мера пресечения может быть применена как к обвиняемому, так и к подозреваемому. Более того, правила избрания мер пресечения к несовершеннолетним, установленные в ст. 423 УПК РФ, прямо требуют, чтобы при решении вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому в каждом случае обсуждалась возможность отдачи его под присмотр, поскольку данная мера пресечения, в общем случае, является наиболее соответствующей особенностям несовершеннолетнего, являющегося подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, позволяет, не применяя к нему излишнего принуждения обеспечить соблюдение им своих процессуальных обязанностей. Поэтому следует сделать вывод, что данную меру пресечения, все же можно применять и к подозреваемому. Более правильный вариант ее названия, соответственно: «Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым».

Несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый может быть отдан под присмотр:


  1. родителей;

  2. опекунов;

  3. попечителей;

  4. других заслуживающих доверия лиц. Например, 14-летний Н. проживал у своего дяди, который и занимался его воспитанием. Дядя Н. не был официально признан его опекуном, поскольку родители Н. не были лишены родительских прав, хотя постоянно пьянствовали и не имели постоянных занятий. Находясь в гостях у своих родителей, Н. совершил кражу велосипеда. Вполне обоснованно Н. был отдан под присмотр своему дяде, а не родителям-алкоголикам;

  5. должностных лиц специализированного детского учреждения, в котором находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый.

У лиц, которым несовершеннолетний отдан под присмотр, отбирается письменное обязательство обеспечить его надлежащее поведение, в соответствии с которым он должен обеспечить, чтобы несовершеннолетний:

1) не покидал постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда;

2) в назначенный срок являлся по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и в суд;

3) иным путем не препятствовал производству по уголовному делу.

При избрании данной меры пресечения дознаватель, следователь, прокурор или суд разъясняет лицам, указанным выше, существо подозрения или обвинения, а также их ответственность, связанную с обязанностями по присмотру.

В случае невыполнения обязанностей по присмотру на лиц, которым несовершеннолетний отдан под присмотр, может быть наложено денежное взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда.

Наблюдение командования воинской части за подозреваемым или обвиняемым, являющимся военнослужащим или гражданином, проходящим военные сборы, состоит в принятии мер, предусмотренных уставами Вооруженных Сил Российской Федерации, для того, чтобы обеспечить выполнение этим лицом обязательств, предусмотренных пунктами 2 и 3 статьи 102 УПК РФ, а именно:

1) не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда;

2) в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора в суд;

3) иным путем не препятствовать производству по уголовному делу.

Избрание в качестве меры пресечения наблюдения командования воинской части допускается лишь с согласия подозреваемого, обвиняемого.

Постановление об избрании меры пресечения в виде наблюдения командования воинской части за подозреваемым или обвиняемым направляется командованию воинской части, которому разъясняются существо подозрения или обвинения и его обязанности по исполнению данной меры пресечения.

В случае совершения подозреваемым, обвиняемым действий, для предупреждения которых была избрана данная мера пресечения, командование воинской части должно немедленно сообщить об этом в орган, избравший данную меру пресечения.

Поскольку у командования воинской части не испрашивается согласия на избрание в отношении военнослужащего данной меры пресечения, то к нему не могут применяться и неблагоприятные последствия, связанные с нарушением обвиняемым, подозреваемым своих процессуальных обязанностей.


§ 7. Залог

Залог состоит во внесении подозреваемым или обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, денег, ценных бумаг или ценностей в целях обеспечения явки к следователю, прокурору или в суд подозреваемого, обвиняемого и предупреждения совершения им новых преступлений. Вид и размер залога определяются органом или лицом, избравшим данную меру пресечения, с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого, обвиняемого и имущественного положения залогодателя (ч.1 ст. 106 УПК РФ).

Таким образом, залогодателем может быть не только сам обвиняемый или подозреваемый, но и любое другое лицо – как физическое, так и юридическое94. Если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым, обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения (ч.3 ст. 106 УПК РФ).

Закон не определяет ни минимальной, ни максимальной суммы залога. Однако при определении суммы залога следует учитывать реальное имущественное положение залогодателя, его доходы так, чтобы потеря залога в самом деле была для залогодателя существенной.

Законом предусмотрено, что в качестве залога могут приниматься не только деньги, ценные бумаги, но и любое движимое имущество, акции, облигации и т.п. Одновременно законодатель не предусмотрел никаких особенностей принятия в качестве залога акций, облигаций, иного движимого имущества, кроме денежных средств. Между тем, очевидно, что данные виды имущества невозможно «внести на депозитный счет» того или иного органа. Кроме того, неясно как в данном случае должна производиться оценка такого имущества, поскольку на этот счет закон также не содержит никаких правил. Между тем, бесспорно, что номинальная стоимость акций может существенно расходиться с рыночной оценкой их стоимости на определенный период времени. Все это вызывает фактическую невозможность использования в качестве предмета залога иного имущества, кроме денежных средств.

Полагаем также, что в ч.1 ст. 106 УПК РФ неполно определены цели избрания залога в качестве меры пресечения.

Следует исходить из того, что общие цели любой меры пресечения определяются ст. 97 УПК РФ. Поэтому и залог как мера пресечения применяется не только в целях обеспечения явки к следователю, прокурору, в суд и предупреждения совершения подозреваемым или обвиняемым новых преступлений, но и с тем, чтобы подозреваемый или обвиняемый не угрожал свидетелям или иным участникам уголовного судопроизводства, не уничтожал доказательства, иным путем не препятствовал производству по уголовному делу. Залог может применяться и для обеспечения исполнения приговора.

Отсюда следует, что нарушение подозреваемым или обвиняемым любого из указанных выше обязательств может повлечь обращение залога в доход государства.

В доход государства залог обращается судом в том же порядке, в каком налагается денежное взыскание (ст. 118 УПК РФ).

Суд и прокурор указанную меру пресечения избирают самостоятельно, а дознаватель и следователь – только с согласия прокурора.

Залог вносится на депозитный счет того органа, который избирает эту меру пресечения. О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

Следует также иметь в виду, что когда внесение залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, то подозреваемый, обвиняемый остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен органом или лицом, избравшим эту меру пресечения. О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.


§ 8. Домашний арест. Заключение под стражу

Применение в качестве меры пресечения домашнего ареста определяется теми же основаниями и условиями, что относятся и к любой другой мере пресечения. Серьезность данной меры пресечения определяется тем, что она (также как и заключение под стражу) применяется только на основании судебного решения. Неслучайно поэтому в установленном ст. 98 УПК РФ перечне мер пресечения домашний арест расположен непосредственно перед заключе­нием под стражу – наиболее серьезной мерой пресечения.

В соответствии со ст. 107 УПК РФ домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете:

1) общаться с определенными лицами;

2) получать и отправлять корреспонденцию;

3) вести переговоры с использованием любых средств связи.

Конкретные ограничения, связанные со свободой передвижения, а также конкретные запреты из числа указанных выше устанавливает суд при разрешении судом ходатайства об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста.

В этом же постановлении суда указывается должностное лицо или орган, на который возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений.

Заключение под стражу – наиболее серьезная мера пресечения. Поэтому УПК РФ достаточно подробно регламентирует условия и порядок её избрания, а также порядок продления сроков содержания под стражей.

Заключение под стражу как мера пресечения может быть применено при наличии любого из общих оснований, установленных ч.ч. 1 и 2 ст. 97 УПК РФ.

Вместе с тем ч. 1 ст. 108 УПК РФ устанавливает дополнительные условия, только при наличии совокупности которых и возможно применение данной меры пресечения. К этим условиям относятся:

1. Лицо подозревается или обвиняется в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет.

Правда, здесь имеется оговорка: в исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, но лишь при наличии одного из следующих обстоятельств:

а) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

б) его личность не установлена;

в) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

г) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

2. Применение более мягкой меры пресечения невозможно. В постановлении о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь должен приводить данные, свидетельствующие о том, что другой мерой пресечения в данном случае ограничиться невозможно.

3. Заключение под стражу, как и домашний арест, применяется только по судебному решению. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Кроме того, как мы уже говорили выше, в соответствии с решениями Европейского Суда по правам человека, рассматривая вопрос о заключении обвиняемого, подозреваемого под стражу, суд должен убедиться в том, что имеется «обоснованное подозрение» в том, что именно это лицо совершило преступление. При этом «обоснованное подозрение» по мнению Европейского Суда по правам человека предполагает наличие фактов или информации, которые убеждают объективного наблюдателя, что возможно, соответствующее лицо совершило преступление.95 Это условие является необходимым условием для законности ареста. Данное условие воспроизведено и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (п.14).

В этом же Постановлении Пленума Верховного Суда содержится указание и еще на одно условие заключения под стражу, которое, в принципе, должно соблюдаться при избрании любой меры пресечения, но наличие которого особо жестко должно контролироваться, безусловно, именно при решении вопроса о применении ареста. А именно: обстоятельства, указывающие на наличие оснований для избрания меры пресечения, должны быть реальными, обоснованными, то есть должны подтверждаться достоверными сведениями.

Порядок обращения в суд с ходатайством об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу установлен ч. 3 ст. 108 УПК РФ. Следователь должен вынести постановление о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства и получить согласие прокурора. Если надзирающий прокурор не дал согласия, то можно обратиться к вышестоящему прокурору в порядке ч. 3 ст. 38 УПК РФ.

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном ст.ст. 91 и 92 УПК РФ, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания.

Порядок рассмотрения постановления о возбуждении ходатайства и вынесения по нему решения судьей установлен п.п. 4–5 ст. 108 УПК РФ.

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном ст.ст. 91 и 92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства. Однако явка обвиняемого, по общему правилу, является обязательной. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск

Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника обвиняемого в судебном заседании является обязательным.

В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста

Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению (ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3-х суток со дня его вынесения. Суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления (ч. 11 ст. 108 УПК РФ).

Решение суда кассационной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда кассационной инстанции может быть обжаловано в порядке надзора.

Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет кого-либо из близких родственников подозреваемого или обвиняемого, при их отсутствии – других родственников, а при заключении под стражу военнослужащего – командование воинской части о месте содержания его под стражей или об изменении места содержания под стражей (ч. 12 ст. 108 УПК РФ).

В случае необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий допускаются встречи сотрудника органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность с обвиняемым с письменного разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится уголовное дело.

Содержание под стражей при расследовании преступления не может, по общему правилу, превышать 2 месяца. Исчисляется этот срок с момента заключения подозреваемого под стражу и до направления прокурором уголовного дела в суд. Срок содержания под стражей в ходе судебного производства законом РФ не ограничен. Между тем, в соответствии с п.3 ст. 5 Европейской конвенции о правах человека, обвиняемый, подозреваемый имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. При этом в соответствии с Решениями Европейского Суда по правам человека, должен приниматься во внимание период между моментом заключения под стражу и принятия решения по уголовному делу судом первой инстанции.96 Термин «разумный срок» при этом следует оценивать по каждому уголовному делу с учетом, в том числе, тяжести обвинения, поведения обвиняемого, порядка проведения расследования, материальных, моральных и пр. последствий для арестованного и поведения судебных органов. Так, по делу Калашников против России, Суд установил, что имело место существенное затягивание процесса в Магаданском городском суде. П.120 соответствующего Решения гласит: «Слушание дела, которое началось 11 ноября 1996 года, было отложено на 7 мая 1997 года в связи с отставкой председательствующего судьи. Дело так и не состоялось до 15 апреля 1999 года, хотя определенные процессуальные шаги были предприняты в июле - августе 1997 года (назначение нового судьи и назначение судебного заседания), в мае и июле 1998 года (передача дела в другой суд), ноябре 1998 года (назначение слушания), январе и марте 1998 года (решение о направлении дела на дополнительное расследование)».97

В результате Суд признал, что длительность процесса не была вызвана ни сложностью процесса, ни поведением заявителя, признал имевшим место нарушение права, предусмотренного п.3 ст. 5 Конвенции, и присудил ему 5000 евро в качестве компенсации морального вреда.98

В срок содержания под стражей также засчитывается время:

1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;

2) домашнего ареста;

3) принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда;

4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со ст. 460 УПК РФ. Если в этом случае истек предельный срок содержания под стражей, при необходимости производства предварительного расследования суд вправе продлить срок содержания лица под стражей в порядке, установленном УПК, но не более, чем на 6 месяцев.

В случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее (п. 11 ст. 109 УПК РФ).

Срок содержания под стражей может быть продлен до 6 месяцев судьей районного (соответствующего военного) суда в порядке, решения вопроса о возможности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения при одновременном наличии двух условий:

1) невозможность закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев.

Если буквально толковать эту норму, то получается, что 2-месячный срок заключения под стражу еще не истек, а истекает 2-месячный срок предварительного следствия и следователь уже заранее должен продлевать срок заключения под стражей. Но ведь не исключено, что он может «уложиться» в 2-месячный срок заключения под стражей. В этом случае следователю необходимо лишь продлить у прокурора срок предварительного следствия. Наверное, законодатель имел в виду в данном случае не срок предварительного следствия, а срок заключения под стражу;

2) отсутствие оснований для изменения или отмены данной меры пресечения.

В таком же порядке у федерального судьи районного (военного) суда срок содержания под стражей продляется до 12 месяцев, но только при наличии совокупности следующих условий:

1) лицо обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления;

2) уголовное дело представляет особую сложность;

3) основания для избрания именно этой меры остаются (на сохраняющиеся обстоятельства для продолжения содержания под стражей должно быть определенно указано в соответствующем судебном решении);99

4) представление о продлении срока содержания под стражей внесено с согласия прокурора субъекта Федерации (соответствующего ему воен­ного прокурора).

Срок содержания под стражей может быть продлен от 12 до 18 месяцев судьей суда субъекта Российской Федерации (или военного суда соответствующего уровня) при наличии совокупности следующих условий:

1) исключительный случай;

2) лицо обвиняется в совершении особо тяжкого преступления;

3) основания для избрания именно этой меры не отпали (на сохраняющиеся обстоятельства для продолжения содержания под стражей должно быть определенно указано в соответствующем судебном решении);

4) имеется ходатайство следователя о продлении срока заключения под стражей согласовано с Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем.

В соответствии с ч. 4 ст. 109 УПК РФ дальнейшее продление сроков содержания под стражей не допускается.

Однако если материалы оконченного предварительного следствия были предоставлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику не позднее, чем за 30 суток до дня окончания предельного срока содержания под стражей (12 или 18 месяцев в зависимости от тя­жести преступления), однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия прокурора субъекта Российской Федерации вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом субъекта Российской Федерации или военным судом соответствующего уровня.

Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства принимает одно из следующих решений:

1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.

Таким образом, судья субъекта Федерации в этом случае не ограничен сроком. Он может продлить содержание под стражей на такой срок, который необходим, по мнению обвиняемого или его защитника, для ознакомления с материалами дела.

По общему правилу, срок содержания под стражей подсудимого со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей статьи 255 УПК РФ. В соответствии с указанной нормой, суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей. При этом продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца.

Рассматривая вопрос о соответствии данной нормы УПК РФ Конституции РФ, Конституционный Суд РФ в своем Определении от 20 октября 2005 г. № 372 – О указал, что из нее не следует, что уголовно-процессуальный закон допускает возможность применения в качестве меры пресечения заключение обвиняемого под стражу исключительно на основании тяжести вменяемого ему преступления. Данная норма также не исключает необходимости учета при принятии судом решения о продлении срока содержания под стражей обстоятельств дела, свидетельствующих о наличии или отсутствии перечисленных в статье 97 УПК Российской Федерации оснований для избрания меры пресечения, а также данных о личности обвиняемого, его возрасте, состоянии здоровья, семейном положении и роде занятий.

Конституционный Суд РФ также истолковал ч.3 ст. 255 УПК РФ в том смысле, что она не предполагает произвольное и не контролируемое судом продление сроков содержания подсудимого под стражей и не освобождает суд от обязанности рассмотрения уголовного дела в разумные сроки.100

К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести (ч. 2 ст. 108 УПК РФ).

В исключительных случаях мера пресечения может (в том числе домашний арест или заключение под стражу) быть избрана в отношении подозреваемого. При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10-ти суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу – в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется (ст. 100 УПК РФ).
§ 9. Задержание подозреваемого

9.1. Понятие, сущность, цели и условия задержания подозреваемого

Эффективность уголовного судопроизводства во многом обеспечивается своевременным применением такой меры процессуального принуждения как задержание лица, подозреваемого в совершении преступления. Во всей истории уголовного процесса именно с этого начиналось, как правило, фактическое уголовное преследование.

Более того, уголовно-процессуальный закон (Гл. 12 УПК РФ) регулирует задержание применительно к лицу, которое приобретает правовой статус подозреваемого в том числе с момента применения данной меры принуждения в соответствии со ст.ст. 91 и 92 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 46 УПК РФ)101.

Сравнительный анализ норм международного права и зарубежного уголовно-процессуального законодательства позволяет выделить следующие элементы содержания рассматриваемой меры принуждения, а также (или одновременно) характеризующего его черты.

Уголовно-процессуальное задержание, как часть общего задержания, это: 1) состояние любого лица, лишенного личной свободы не в результате осуждения за совершение преступления; 2) взятие лица под стражу, доставление его в орган, ведущий уголовный процесс, и кратковременное содержание его под стражей; 3) кратковременное принудительное лишение свободы лица, предположительно совершившего преступление до принятия судом решения о его заключении под стражу; 4) мера процессуального принуждения, применяемая с целью выяснения причастности подозреваемого к совершению преступления и решения вопроса о применении к нему меры пресечения – заключение под стражу.

Согласно п. 11 ч. 1 ст. 5 УПК РФ задержание подозреваемого – это мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Таким образом, сущность уголовно-процессуального задержания как меры принуждения состоит в кратковременном лишении свободы гражданина, подозреваемого в совершении преступления.

Цели задержания определяются потребностью эффективного решения общих задач уголовного судопроизводства, что на данном его этапе требует: 1) установления действительной причастности задержанного лица к совершению преступления, в котором он подозревается, то есть удостоверения возникшего подозрения; 2) решения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу.

Вторая цель детерминирована специальным (непосредственным) условием уголовно-процессуального задержания подозреваемого, продиктованным ч. 1 ст. 91 УПК РФ: органы уголовного преследования вправе задержать лицо по подозрению в совершении лишь такого преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. При этом также необходимо учитывать, что согласно ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения по общему правилу применяется в отношении подозреваемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет (для несовершеннолетних – пяти лет), что также уточняет данное условие.

Задержание подозреваемого допустимо только при наличии совокупности следующих общих условий:

1. Уголовно-процессуальное задержание осуществляется только после возбуждения уголовного дела. В связи с этим уголовно-процессуальное задержание необходимо отличать от фактического задержания лица (непосредственного захвата), которое представляет собой момент применения конкретных принудительных действий по лишению вероятного преступника фактической свободы передвижения (п. 15 ч. 1 ст. 5 УПК РФ). Захват, как правило, осуществляется силами обеспечения правопорядка или гражданами до возбуждения уголовного дела.

2. Наличие оснований и мотивов задержания, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Основания задержания подозреваемого указаны в ст. 91 УПК РФ. Мотивы задержания определяются необходимостью предупреждения противоправного поведения подозреваемого, ограничивающего возможность эффективного достижения целей уголовного судопроизводства.

3. Протоколирование факта, наличия оснований и мотивов, времени и иных обстоятельств задержания подозреваемого. С момента составления и подписания протокола официально в уголовном процессе появляется фигура подозреваемого. Кроме того, должностное лицо, принявшее решение о задержании, обязано процессуально зафиксировать (задокументировать) основные моменты ограничения прав гражданина, в том числе и в целях обеспечения реализации возможностей прокурорского надзора и судебного контроля за законностью и обоснованностью принятия процессуальных решений в ходе досудебного производства.

4. Осуществление задержания только лицом, принявшим дело к своему производству (ст. 156 УПК РФ), то есть уполномоченным производить предварительное расследование по данному уголовному делу.

5. Отсутствие обстоятельств, препятствующих задержанию лиц, обладающих определенным иммунитетом. Так, согласно ст. 449 УПК РФ член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, судья федерального суда, мировой судья, прокурор, Председатель Счетной палаты Российской Федерации, его заместитель и аудитор Счетной палаты Российской Федерации, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, задержанные по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном ст. 91 УПК РФ, за исключением случаев задержания на месте преступления, должны быть освобождены немедленно после установления их личности.

Задержание подозреваемого всегда выступает в качестве неотложного процессуального действия. В связи с этим закон допускает ограничение конституционного права граждан на личную свободу без судебного решения, но лишь кратковременно до доставления подозреваемого в суд для решения вопроса о его дальнейшем аресте либо освобождении. Поэтому недопустимо задержание по основаниям, указанным в ст. 91 УПК РФ, лиц, уголовное преследование которых вышло из неотложного режима либо в отношении которых имеются достаточные доказательства для предъявления обвинения и, соответственно, избрания меры пресечения. Нельзя по той же причине повторно задерживать лицо в порядке ст. 91 УПК РФ по подозрению в одном и том же преступлении (теряется неотложность).

Таким образом, задержание подозреваемого – это мера уголовно-процессуального принуждения, носящая неотложный характер и состоящая в водворении лица, подозреваемого в совершении преступления в изолятор временного содержания на срок не более 48 часов в целях проверки его причастности к совершению преступления и для решения вопроса о последующем заключении под стражу.


§ 2. Основания и мотивы задержания

Необходимо признать, что отечественный институт оснований задержания сформировался в русском уголовном процессе (впервые закреплен в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г.) под непосредственным влиянием Наполеоновского Кодекса уголовного следствия 1808 г. Фактически, основания задержания по УПК РФ – это критерии очевидности преступления для производства дознания во французском уголовном процессе. По видимому по этой причине ст. 122 УПК РСФСР, регламентирующая основания задержания подозреваемого, была помещена в главу «Дознание», а теория отечественного уголовного процесса стала рассматривать задержание в качестве следственного действия. Современный российский уголовно-процессуальный закон (глава 12 раздела IV УПК РФ) признал за задержанием подозреваемого статус меры уголовно-процессуального принуждения, что более верно.



Основания задержания подозреваемого. Согласно ч. 1 ст. 91 УПК РФ орган дознания, следователь или прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 91 УПК РФ).

Таким образом, уголовно-процессуальный закон выделяет четыре основания задержания подозреваемого, три из которых безусловные, четвертое возможно лишь при наличии дополнительных указанных в законе обстоятельств. «Безусловный» характер оснований, указанных в ч. 1 ст. 91 УПК РФ, означает не обязательность задержания, а возможность их применения без дополнительных условий.



1. Лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения. В данном случае имеется в виду фактический захват преступника при подготовке или совершении преступления, а также непосредственно после окончания преступных действий и при возможном преследовании лица при условии постоянного сохранения его в поле зрения преследующих. Если подозреваемому удалось скрыться от преследователей, хотя бы на некоторое время, его задержание возможно по иным основаниям.

2. Потерпевшие или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление. При таких обстоятельствах речь идет о наличии прямого доказательства – показаний очевидцев преступления, подтвердивших участие в нем подозреваемого, например, при предъявлении лица для опознания и (или) на очной ставке. Современный законодатель, следуя традициям Устава уголовного судопроизводства 1864 г., изменил формулировку п. 2 ч. 1 ст. 122 УПК РСФСР, где данное основание для практики правоприменения было более точным «очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление». Вместе с тем и в редакции п. 2 ч. 1. ст. 91 УПК РФ речь идет, безусловно, о потерпевших и свидетелях (очевидцах), лично наблюдавших приготовление или совершение преступления. Показания потерпевшего (равно как свидетеля), не воспринимавших непосредственно факт преступления, но указывающего на конкретного подозреваемого, могут использоваться как основание его задержания согласно ч. 2 ст. 91 УПК РФ. Аналогично должны расценивать и показания соучастника преступления.

3. Когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. Явные следы преступления должны быть очевидны, хотя оцениваются лишь в качестве косвенных доказательств. Значение имеет не количество и внешний вид «явных следов», а их информационная значимость, удостоверительный характер (убедительность). Такими следами, подчеркивающими явность причастности к преступлению, могут быть следы крови или борьбы на теле и одежде подозреваемого при совершении убийства, наличие при нем или в его жилище похищенных вещей, предполагаемого орудия преступления или предметов преступной деятельности (наркотических веществ, оружия, боеприпасов и т.п.).

4. Наличие иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления и задержать его. Под «иными данными» необходимо понимать любые сведения о фактах, указывающие на причастность лица к совершению преступления, удостоверенные процессуальными источниками. Ими могут выступать показания свидетелей и потерпевших, заключения специалистов и экспертов, вещественные доказательства и др. Представляется, что к иным данным можно отнести и результаты оперативно-розыскной деятельности, в установленном порядке представленные следователю, и не противоречащие имеющейся совокупности доказательств.

Принципиально, что «иные данные» получают юридическую силу для задержания подозреваемого лишь при наличии одного из следующих условий: лицо пыталось скрыться (готовилось к отъезду, покушалось на побег); либо не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; либо не установлена его личность до составления протокола задержания (в представленных документах есть подделки, исправления или они вообще отсутствуют).

УПК РФ дополнен еще одним ранее неизвестным отечественному уголовному процессу обстоятельством – условием: лицо может быть задержано на основании наличия иных данных, если прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Очевидно, что данное условие по характеру и правовым последствиям существенно отличается от иных обстоятельств, перечисленных в ч. 2 ст. 91 УПК РФ. Более того, процедура получения судебного решения на заключение под стражу, по общему правилу, инициируется в отношении лица, привлеченного в качестве обвиняемого.

В связи с этим необходимо отметить, что задержание обвиняемого – это самостоятельный институт уголовно-процессуального права, который не имел четкого правового регулирования в УПК РСФСР и не получил его в УПК РФ. В связи с этим в практике правоприменения данное процессуальное решение оформлялось и продолжает оформляться по аналогии с задержанием подозреваемого. Подобное представляется недопустимым. Обвиняемый подлежит задержанию на основании судебного решения о заключении под стражу, о чем составляется самостоятельный протокол. Вместе с тем достаточно перспективно в качестве предложения о дополнении законодательства (de lega ferenda) рассматривать данное условие как самостоятельное основание задержания подозреваемого и обвиняемого, требующее автономного нормативного регулирования. Подобная проблема в ряде государств, со сходной по отношении к России моделью уголовного судопроизводства, решена оптимально. Так, УПК Республики Беларусь предусматривает наряду с задержанием по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления (ст. 108 УПК РБ), также задержание обвиняемого для предъявления обвинения (ст. 111 УПК РБ), задержание обвиняемого на основании постановления органа, ведущего уголовный процесс, до заключения его под стражу (ст. 112 УПК РБ).

Таким образом, в ст. 91 УПК РФ указаны обстоятельства, наступление которых позволяет подозревать лицо в совершении конкретного преступления и, соответственно, ограничить его свободу путем фактического задержания (захвата), то есть формальные основания задержания. Фактическими основаниями для уголовно-процессуального задержания, как и для любого иного процессуального решения, всегда выступают доказательства, совокупность которых и определяет его законность и обоснованность. В первую очередь, это показания очевидцев преступления и лиц, участвующих в задержании, протоколы следственных действий (например, предъявления заподозренного для опознания потерпевшему или очевидцам, осмотра, освидетельствования, обыска или выемки «явных следов» преступления, вещественных доказательств и т.п.). В связи с этим, указание в протоколе на фактические, а не формальные основания задержания, это объективная потребность правоприменительной практики (например, «очевидец В. прямо указал на подозреваемого С., как на лицо, причинившее Т. ножевое ранение». «При личном обыске у подозреваемого С. обнаружен и изъят нож со следами вещества, похожего на кровь»), более соответствующая смыслу и духу уголовно-процессуального закона, чем «дежурное» и формальное: «на С. прямо указали, как на лицо, совершившее преступление, при нем обнаружены явные следы преступления».

Наряду с доказыванием оснований органы уголовного преследования обязаны обосновать и мотивы задержания, которые актуализируют наличие первых.

УПК РФ не раскрывает понятия «мотивы задержания», хотя высказывает требование указывать их при составлении протокола задержания (ч. 2 ст. 92 УПК РФ). Вместе с тем, теория и практика уголовного судопроизводства рассматривают в качестве мотивов задержания стремление пресечь возможность подозреваемому: скрыться от дознания, предварительного следствия или суда; продолжить заниматься преступной деятельностью; помешать установлению обстоятельств совершенного преступления путем угроз свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожения и фальсификации доказательств. Таким образом, мотивы задержания полностью совпадают с целями избрания мер пресечения (ч. 1 ст. 97 УПК РФ).

В связи с этим, наряду с основаниями задержания, необходимо доказать, что без применения данной меры уголовно-процессуального принуждения подозреваемый уклонится от производства по уголовному делу либо активно этому воспрепятствует, а также может совершить новые преступления. Подтверждением возможности данного противоправного поведения могут выступать сведения процессуального и непроцессуального характера о том, что заподозренное лицо готовится выехать за пределы региона, подыскивает новые объекты для совершения преступления, угрожает потерпевшим и свидетелям, пытается повлиять на лиц, ведущих уголовный процесс, и т.п. Выводы следователя о наличии мотивов задержания могут опираться на прежнее противоправное поведение подозреваемого, который ранее был судим за аналогичные преступления, противодействовал расследованию, склонен к побегу и т.п. Вместе с тем, данные опасения должны быть удостоверены доказательствами и согласованными с ними результатами оперативно-розыскной деятельности. Безмотивное, также как и безосновательное задержание – действия незаконные и необоснованные.



Сроки и порядок задержания. Согласно ч. 2 ст. 22 Конституции Российской Федерации, а также ч. 1 ст. 10 и ч. 2 ст. 94 УПК РФ задержание подозреваемого не может превышать 48 часов, по истечении которых лицо подлежит освобождению, если в отношении него не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 94 УПК РФ), либо если суд не отложил окончательное принятие решения по данному вопросу по ходатайству стороны на срок не более чем 72 часа для предоставления дополнительных доказательств обоснованности (необоснованности) избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Срок задержания исчисляется с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, то есть с момента ограничения его свободы. Как представляется, есть основания полагать, что фактическим задержанием (в отличие от непосредственного захвата) следует считать момент передачи лица органам уголовного преследования, что, в зависимости от конкретных обстоятельств, может совпадать с доставлением лица, с принятием решения о задержании, либо с составлением протокола о задержании.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 1 ст. 92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору протокол задержания должен быть составлен в срок не более 3 часов. С момента фактического задержания подозреваемого должно быть обеспечено его право на защиту, в частности, в дело должен быть допущен защитник (ч. 3 ст. 49 УПК РФ). Очевидно, что подобное возможно только при доставлении подозреваемого к органу уголовного преследования.

В протоколе задержания (приложение к УПК РФ № 12) указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания, а также делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым (ч. 2 ст. 92 УПК РФ).

О производстве задержания орган дознания, дознаватель или следователь обязаны в письменной форме сообщить надзирающему прокурору в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого (ч. 3 ст. 92 УПК РФ).

Подозреваемый может быть подвергнут личному обыску в порядке, установленном ст. 184 УПК РФ (ст. 93 УПК РФ) в целях отыскания предметов и документов, относящихся к уголовному делу.

Подозреваемый должен быть допрошен в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 46, ст.ст. 189 и 190 УПК РФ, то есть не позднее 24 часов с момента фактического задержания. При этом до начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов (ч. 4 ст. 92 УПК РФ).

Согласно ст. 96 УПК РФ не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого дознаватель, следователь или прокурор уведомляет об этом кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии – других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому. При задержании подозреваемого, являющегося военнослужащим, об этом уведомляется командование воинской части (ч. 2 ст. 96 УПК РФ). Если подозреваемый является гражданином или подданным другого государства, то в срок, указанный в ч. 1 ст. 96 УПК РФ, уведомляется посольство или консульство этого государства (ч. 3 ст. 96 УПК РФ).

Вместе с тем закон (ч. 4 ст. 96 УПК РФ) допускает возможность сохранения в тайне факта задержания. Если имеется необходимость сохранения факта задержания в тайне в интересах предварительного расследования, то уведомление близких родственников или иных лиц с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

Основания освобождения подозреваемого. Согласно ч. 1 ст. 94 УПК РФ подозреваемый подлежит освобождению по постановлению дознавателя, следователя или прокурора при следующих основаниях:

1) не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

2) отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

3) задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК РФ.

При непоступлении к начальнику места содержания задержанного постановления судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания под стражей в течение 48 часов с момента задержания, подозреваемый немедленно освобождается, о чем начальник места содержания подозреваемого уведомляет орган дознания или следователя, в производстве которого находится уголовное дело, и прокурора (ч. 3 ст. 94 УПК РФ).

При освобождении подозреваемого ему выдается копия определения или постановления суда об отказе в удовлетворении ходатайства дознавателя, следователя, прокурора об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 4 ст. 94 УПК РФ), а также справка, в которой указывается, кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения (ч. 5 ст. 94 УПК РФ).


§ 10. Иные меры процессуального принуждения

К иным мерам процессуального принуждения глава 14 УПК РФ относит:

1) обязательство о явке;

2) привод;

3) денежное взыскание;

4) временное отстранение от должности.

Указанные меры принимаются в целях обеспечения установленного УПК РФ порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора.

В соответствии со ст. 112 УПК РФ обязательство о явке может быть взято у подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля.

У подозреваемого и обвиняемого обязательство о явке берется в тех случаях, когда нет оснований для избрания в отношении них меры пресечения.

Если же у следователя имеются достаточные основания полагать, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от предварительного расследования или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелям или иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем препятствовать предварительному следствию, то необходимо избирать в отношении этого обвиняемого одну из мер пресечения из числа указанных в ст. 98 УПК РФ.

Обязательство о явке состоит в письменном обещании подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщать об этом.

Лицу, у которого взято обязательство о явке, разъясняются последствия нарушения им обязательства о явке. Об этом делается отметка в самом обязательстве.

В случае нарушения обязательства о явке лицо, его допустившее, может быть подвергнуто принудительному приводу, на него также может быть наложено денежное взыскание в порядке ст.ст. 117, 118 УПК РФ.

К подозреваемому и обвиняемому, кроме того, может быть применена одна из мер пресечения.



Принудительный привод

Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю, прокурору или в суд.

Уголовно-процессуальным законом на подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля наложена обязанность являться по вызовам следователя, дознавателя, прокурора и суда. При наличии причин, препятствующих явке по вызову в назначенный срок, данные лица, должны незамедлительно уведомить орган, которым они вызывались.

В противном случае, они могут быть подвергнуты приводу.

При этом уголовно-процессуальным законодательством установлены условия, ограничивающие или запрещающие возможность применения данной меры процессуального принуждения в определенных случаях. Так, привод не может производиться в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания, что подлежит удостоверению врачом.

Привод производится органами дознания на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора, а также судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов - на основании постановления суда.

Постановление дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определение суда о приводе перед его исполнением объявляется лицу, которое подвергается приводу, что удостоверяется его подписью на постановлении или определении.

Порядок осуществления привода, исполнение которого поручено органам дознания, содержится в Инструкции о порядке осуществления привода, утвержденной Приказом МВД России от 21.06.2003 г.

В частности, в соответствии с этой Инструкцией, привод лица, не достигшего возраста шестнадцати лет, производится с уведомлением его законных представителей либо администрации по месту его работы или учебы. Иной порядок привода несовершеннолетних допускается лишь в случаях, когда это оговорено в постановлении (определении) о приводе.

При получении постановления (определения) о приводе руководитель организует проверку указанных в нем сведений о лице, подлежащем приводу, а также принимает меры к установлению его фактического местонахождения. При необходимости лицо, подлежащее приводу, в установленном порядке проверяется по имеющимся учетам органов внутренних дел.

Для осуществления привода руководитель выделяет сотрудника или группу (наряд) сотрудников милиции общественной безопасности или криминальной милиции с учетом подследственности уголовного дела либо вида административного правонарушения, по которому вынесено постановление (определение) о приводе. Состав и численность группы (наряда) сотрудников милиции определяются руководителем исходя из конкретных условий, необходимых для исполнения постановления (определения) о приводе.

Сотрудники милиции, осуществляющие привод, обязаны достоверно установить личность лица, подвергаемого приводу, на основании имеющихся в постановлении (определении) о приводе сведений (фамилия, имя, отчество, год рождения и место нахождения). Если в постановлении (определении) о приводе отсутствуют отдельные данные, позволяющие установить это лицо или место его пребывания, и восполнить их не представилось возможным, орган внутренних дел немедленно извещает об этом инициатора привода.

Сотрудники милиции, осуществляющие привод, не должны допускать действий, унижающих честь и достоинство лица, подлежащего приводу. Они обязаны проявлять бдительность, особенно при сопровождении подозреваемого и обвиняемого, с тем, чтобы исключить случаи уклонения его от явки к месту вызова либо причинения себе или окружающим какого-либо вреда.

В то же время, как представляется, нормы УПК РФ недостаточно подробно регламентируют порядок осуществления постановления о приводе. В связи с этим на практике встречаются случаи, когда к следователю, дознавателю или в суд люди привозятся (принудительно доставляются) в той одежде, в которой они были застигнуты работниками органа дознания или судебными приставами по месту их жительства или пребывания. Не предусмотрена законодательно и обязанность возвращения лиц, подвергнутых приводу, к месту их жительства по окончании участия их в следственных или судебных действиях, что в некоторых случаях может вызвать сложности в обеспечении их возвращения (например, в случае, если у них отсутствуют денежные средства для оплаты обратного проезда).



Денежное взыскание налагается судом в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных УПК РФ, а также нарушения ими порядка в судебном заседании.

Порядок наложения денежного взыскания установлен ст. 118 УПК РФ.

Денежное взыскание может быть наложено только судом.

Дознаватель, следователь или прокурор, если считают необходимым наложение денежного взыскания за нарушение процессуальных обязанностей, допущенное в ходе досудебного производства, может составить протокол о нарушении и направить его в районный суд по месту производства предварительного следствия.

Протокол подлежит рассмотрению судьей в течение 5 суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызываются лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола.

По результатам рассмотрения протокола судья выносит постановление о наложении денежного взыскания или об отказе в его наложении. Ко­пия постановления направляется лицу, составившему протокол, и лицу, на которое наложено денежное взыскание.

Если соответствующее нарушение допущено в ходе судебного заседания, то взыскание налагается судом в том судебном заседании, где это нарушение было установлено, о чем выносится определение или постановление суда.

При наложении денежного взыскания суд вправе отсрочить или рассрочить исполнение постановления на срок до 3 месяцев.



Временное отстранение от должности. В отличие от УПК РСФСР, УПК РФ временное отстранение от должности обвиняемого, в том числе и на стадии предварительного расследования, относит к исключительной компетенции суда. Порядок отстранения обвиняемого от должности установлен ст. 114 УПК РФ.

По общему правилу, в случае привлечения должностного лица в качестве обвиняемого и при необходимости его временного отстранения от должности дознаватель, следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства предварительного расследования соответствующее ходатайство. По смыслу УПК РФ как и другие ходатайства следователя перед судом, ходатайство о временном отстранении от должности также должно оформляться путем вынесения соответствующего постановления. Суд обязан рассмотреть ходатайство о временном отстранении обвиняемого от должности в течение 48 часов с момента его поступления. По результатам рассмотрения судья выносит постановление о временном отстранении обвиняемого от должности или об отказе в этом.

Иной порядок решения вопроса о временном отстранении от должности установлен для случаев привлечения к уголовной ответственности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). В случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления Генеральный прокурор Российской Федерации направляет Президенту Российской Федерации представление о временном отстранении от должности указанного лица. Президент Российской Федерации в течение 48 часов с момента поступления представления принимает решение о временном отстранении указанного лица от должности либо об отказе в этом. Таким образом, в отличие от общего порядка, в этом случае действует не судебный, а административный порядок решения вопроса о временном отстранении от должности, что непонятно и необъяснимо с точки зрения действия принципа равенства всех перед законом и судом. Думается, что для учета особенностей статуса должностного лица, вопрос об отстранении которого от должности решается в таком случае, достаточно было бы поручить решение этого вопроса Высшему судебному органу общей юрисдикции – Верховному Суду РФ, а не препоручать его несудебной власти.

Постановление о временном отстранении обвиняемого от должности направляется по месту его работы.

Временное отстранение обвиняемого от должности отменяется на основании постановления дознавателя, следователя, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Временно отстраненный от должности обвиняемый имеет право на ежемесячное пособие, которое выплачивается ему в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ.



Наложение ареста на имущество (ст.ст. 115, 116 УПК РФ). Арест может быть наложен на имущество подозреваемого, обвиняемого, а также лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Налагается арест на имущество в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий, а также возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем.

Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание. Не подлежат аресту также ценные бумаги на предъявителя, находящиеся у добросовестного приобретателя.

Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

Наложение ареста на имущество производится в присутствии понятых. При наложении ареста на имущество может участвовать специалист.

Арест на имущество налагает только суд. Прокурор, а также дознаватель или следователь с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста.

Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ, которая предусматривает судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия. Ходатайство о наложении ареста на имущество должно быть рассмотрено не позднее 24 часов с момента его поступления судьей по месту производства предварительного следствия или по месту нахождения арестованного имущества.

В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь.

При решении вопроса о наложении ареста на имущество для обеспечения возможной конфискации суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение.

Имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ответственности за сохранность имущества, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

При наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также прокурора либо следователя или дознавателя с согласия прокурора.

Арест на ценные бумаги либо их сертификаты налагается по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг.

При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями ст.ст. 166 и 167 УПК РФ. При отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом указывается в протоколе. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест.

Законом предусмотрены также четко определенные требования к тому, как должны быть описаны в протоколе ценные бумаги, если арест накладывается на данный вид имущества. В соответствии с ч. 3 ст. 116 УПК РФ, в протоколе о наложении ареста на ценные бумаги указываются:

1) общее количество ценных бумаг, на которые наложен арест, их вид, категория (тип) или серия;

2) номинальная стоимость;

3) государственный регистрационный номер;

4) сведения об эмитенте или о лицах, выдавших ценные бумаги либо осуществивших учет прав владельца ценных бумаг, а также о месте производства учета;

5) сведения о документе, удостоверяющем право собственности на ценные бумаги, на которые наложен арест.

Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Порядок совершения действий по погашению ценных бумаг, на кото­рые наложен арест, выплате по ним доходов, их конвертации, обмену или иных действий с ними устанавливается федеральным законом.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница