Ответственный редактор



Скачать 11.03 Mb.
страница2/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
РАЗДЕЛ 1. Общая часть
Глава 1. Понятие и сущность уголовного процесса. ИСТОЧНИКИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
§ 1. Понятие и содержание уголовного процесса

Термин «уголовный процесс» многогранен и употребляется, как минимум, в четырех различных смысловых значениях:



  1. уголовный процесс как вид правоприменительной деятельности;

  2. уголовный процесс как установленный нормами права порядок осуществления такой деятельности;

  3. уголовный процесс как наука;

  4. уголовный процесс как учебная дисциплина.

Уголовный процесс как вид правоприменительной деятельности.

Обязанность соблюдения норм особенной части уголовного права подкрепляется наличием санкций – уголовных наказаний, которые должны применяться к лицам, совершившим виновное противоправное деяние, запрещенное уголовным законом. Применение таких санкций к лицам, виновным в совершении преступлений – право государства. Но наличие у государства карательного права, т.е. права на наказание лиц, совершивших преступления, создает для него и обязанность ведения деятельности, результатом которой должно стать установление лица, совершившего преступление и назначение ему наказания.

В ходе ведения такой деятельности должны быть решены следующие вопросы: 1) имел ли место сам факт преступления; 2) кто совершил данное преступление; 3) существует ли необходимость назначения виновному лицу (лицам) уголовного наказания, а также, каким должно быть это наказание. Деятельность, направленная на решение этих вопросов, и называется уголовно-процессуальной деятельностью.

Поскольку в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности решается вопрос о существовании у государства права на наказание и о размере (границах осуществления) такого права, то в такой деятельности непременно принимают участие органы государства (должностные лица): суд, прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания.

В то же время, в уголовно-процессуальной деятельности принимают участие и иные субъекты, к числу которых относятся, в частности: потерпевший, подозреваемый и обвиняемый, защитник, свидетели, понятые, специалист и переводчик и т.д. Таких лиц не следует рассматривать в качестве объектов, в отношении которых органами государства и/или должностными лицами ведется уголовный процесс. Это именно субъекты уголовно-процессуальной деятельности, ее активные участники, деятельность которых также является составной частью уголовного процесса и вот почему.

Признание того факта, что уголовный процесс является инструментом, опосредующим применение уголовного наказания, не следует понимать как утверждение, что в его содержание включается только деятельность государственных органов и должностных лиц, имеющая своей целью установление лица, к которому должно быть применено такое наказание.

Еще в начале прошлого века подчеркивалось, что наказание "есть зло, могущее при неумелом им пользовании производить самые печальные эффекты, могущее действовать самым опасным образом и на наказуемого и на наказующего, и на окружающих, могущее превратиться в наиболее сильный тормоз прогресса"1. Но если наказание есть зло, если оно очень опасное средство, то и пользоваться им нужно в высшей степени осторожно; так, чтобы свести к минимуму риск ошибки, риск применения его к ненадлежащему лицу.

Кроме того, дать ответы на вопросы, решаемые в ходе уголовно-процессуальной деятельности, зачастую невозможно без применения принуждения в тот момент, когда еще неизвестно, виновно ли данное лицо в совершении преступления, существует ли между ним и государством в действительности уголовно-правовое отношение. Более того, такое принуждение может быть применено и к лицу, заведомо не являющемуся участником такого отношения - потерпевшему, свидетелю и др. Существование в ходе уголовного процесса возможностей ограничения прав и свобод граждан порождает необходимость крайне осторожного отношения к таким возможностям, необходимость особо бережного отношения к правам и законным интересам граждан.

Поэтому, как применение наказания, так и применение процессуального принуждения, должно быть обставлено целым рядом гарантий, первейшей из которых является само существование уголовного процесса. Следовательно, уголовный процесс создан не только для того, чтобы обеспечить применение уголовного права, но и для того, чтобы обставить его применение целым рядом гарантий, которые максимально снижали бы риск применения уголовно- правовой нормы к ненадлежащему лицу, а также минимизировали бы нарушения прав и законных интересов других граждан.2 Поэтому действия участников со стороны защиты (подозреваемого, обвиняемого, защитника), направленные на опровержение виновности конкретного лица, действия лиц, вовлеченных в сферу применения уголовного процесса и отстаивающих свои права и законные интересы (например, путем обжалования законности произведенного обыска), – это такая же неотъемлемая часть уголовно-процессуальной деятельности, как и деятельность по расследованию и разрешению уголовного дела, проверке законности и обоснованности принятых решений.

Отметим также, что вопрос о понятии уголовного процесса является одним из основных дискуссионных вопросов уголовно-процессуальной теории3. При этом одни авторы отождествляют уголовный процесс лишь с деятельностью4, другие – с уголовно-процессуальными правоотношениями5, третьи включают в уголовный процесс и деятельность и правоотношения6.

Представляется, что безусловно правы те авторы (а их абсолютное большинство), которые так или иначе включают в содержание уголовного процесса деятельность. Производство, процесс немыслимы без деятельности и вне деятельности, направленных на достижение определенных результатов.

С другой стороны, уголовно-процессуальная деятельность не может осуществляться иначе, чем через посредство уголовно-процессуальных отношений, содержание которых урегулировано нормами уголовно-процессуального права. Указание на то, что участники уголовного процесса непременно вступают в правоотношения между собой, немаловажно еще и потому, что лишний раз подчеркивает, что все участники уголовно-процессуальной деятельности наделяются комплексом прав и обязанностей, среди них нет бесправных «объектов» деятельности.

Таким образом, уголовный процесс – это деятельность участников со стороны обвинения и со стороны защиты, а также суда по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению и разрешению уголовных дел, проверке судебных решений, не вступивших и вступивших в законную силу, осуществлению уголовного преследования и защите от него, а также деятельность участвующих в процессе лиц, направленная на осуществление уголовно- процессуальных прав и исполнение обязанностей, реализуемая посредством уголовно-процессуальных отношений.

Специфика уголовно-процессуальной деятельности определяется следующими обстоятельствами:

1) Уголовно-процессуальная деятельность, прежде всего, отличается от иных видов деятельности тем, что эта деятельность строго регламентирована нормами уголовно-процессуального права, и может осуществляться только в определенных ими рамках. Если какая-либо деятельность, например, следователя, иных участников уголовного процесса осуществляется с нарушением норм уголовно-процессуального права, она не может считаться уголовно-процессуальной, а ее результаты не имеют уголовно-процессуального значения, – полученные сведения подлежат исключению из числа доказательств в силу ст. 75 УПК РФ.

В этом основное отличие уголовно-процессуальной деятельности от деятельности оперативно-розыскной, осуществляемой органами МВД, ФСБ и другими службами.

Оперативно-розыскная деятельность, безусловно, имеет огромное значение для раскрытия преступлений. Нередко, особенно по делам о преступлениях, совершенными организованными преступными формированиями, осуществляется оперативное сопровождение расследования и даже судебного разбирательства таких дел. Однако оперативно-розыскная деятельность лишь косвенно регламентируется нормами уголовно-процессуального права. Основным источником оперативно-розыскного права является Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», а также многочисленные ведомственные нормативные акты, большинство которых носит закрытый характер. Поэтому сведения, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, не могут служить доказательствами, если только они не удовлетворяют всем требованиям, предъявляемым к доказательствам (ст. 89 УПК РФ). Как правило, для того, чтобы результаты оперативно-розыскной деятельности получили доказательственное значение, они должны быть введены в уголовный процесс в соответствии с нормами УПК РФ (например, лицо, от которого получены сведения в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий может быть допрошено в качестве свидетеля, и т.п.).

2) Уголовно-процессуальная деятельность ограничена во времени процессуальными сроками. Так, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела статьей 144 УПК РФ установлен срок 3 суток. В определенных случаях этот срок может быть продлен до 10 или даже 30 суток, но не более того.

Установлены также процессуальные сроки производства дознания, следствия, назначения дела к слушанию в суде первой инстанции и т.д.

3) Каждый этап уголовно-процессуальной деятельности (стадия уголовного процесса) завершается вынесением процессуального акта, от содержания которого зависит, будет ли уголовно-процессуальная деятельность продолжена, или она должна быть прекращена. Так, по результатам уголовно-процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела выносится либо постановление о возбуждении уголовного дела, и тогда уголовно-процессуальная деятельность продолжается, либо - постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, и тогда уголовно-процессуальная деятельность прекращается.

4) В отличие, в частности, от оперативно-розыскной, уголовно-процессуальная деятельность носит, как правило, открытый характер по отношению к тем лицам, против которых осуществляется уголовное преследование.

Так, в соответствии со ст. 92 УПК РФ, в срок не более 3-х часов с момента доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору, ему должно быть разъяснено, в совершении какого именно преступления он подозревается и разъяснены предусмотренные УПК РФ права подозреваемого.

В соответствии со ст. 172 УПК РФ не позднее 3-х суток со дня вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, лицу, в отношении которого вынесен этот акт, должно быть предъявлено обвинение. При этом ему разъясняется сущность обвинения и предусмотренные УПК РФ права обвиняемого.

5) Строго определен круг субъектов уголовного судопроизводства, которые вправе осуществлять уголовно-процессуальную деятельность или могут принимать в ней участие. Субъекты уголовно-процессуальной деятельности в УПК РФ названы участниками уголовного судопроизводства. Понятие каждого из участников уголовного процесса, а также их полномочия определяются статьей 5 УПК РФ, а также статьями 29-60 раздела второго УПК РФ, который так и называется «Участники уголовного судопроизводства». Однако перечень участников, указанный в этом разделе УПК РФ не является исчерпывающим.

Так, в главе седьмой второго раздела УПК РФ «Возбуждение уголовного дела» названы такие участники, как «заявитель», «лицо, получившее сообщение о преступлении». Статьи 56, 189, 399 УПК РФ предусматривают еще двух участников – адвоката свидетеля и адвоката осужденного.

Иные, не указанные выше участники уголовного судопроизводства, названы также в главах 46, 51, 52-55 УПК РФ.

При определении уголовного процесса как вида правоприменительной деятельности нельзя забывать и то обстоятельство, что уголовно-процессуальный кодекс РФ регулирует и порядок решения некоторых других вопросов, кроме вопроса о существовании у государства права на наказание и о размере (границах осуществления) такого права. Например, в уголовно-процессуальном порядке разрешаются некоторые вопросы, возникающие в ходе исполнения приговора, уже вступившего в законную силу (т.е. после того, как задача уголовного процесса выполнена) и не связанные с контролем за законностью и обоснованностью судебных решений, вступивших в законную силу (решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания от наказания, об освобождении от наказания в связи с болезнью, о снятии судимости). В порядке, урегулированном УПК РФ, решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости. Между тем, в данном случае уже установлено, что преступление не имело места, и, следовательно, задача уголовного процесса уже исполнена. Разрешается в рамках уголовного дела и гражданский иск, хотя данная деятельность также не имеет прямого отношения к разрешению основного вопроса уголовного дела.

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство регулирует не только деятельность по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению и разрешению уголовных дел, проверке судебных решений, не вступивших и вступивших в законную силу, осуществлению уголовного преследования и защите от него, но и некоторые иные виды деятельности, тем или иным образом связанные с производством по уголовному делу, но решающие иные задачи.

2. Под уголовным процессом понимается также и уголовно-процессуальное право как самостоятельная отрасль современного Российского права.

Как и любая иная отрасль права, уголовно-процессуальное право имеет свой особый предмет регулирования (уголовно-процессуальная деятельность) и метод регулирования. Вместе с тем уголовно-процессуальное право, как самостоятельная отрасль права, обладает рядом специфических черт.

В частности, уголовно-процессуальное право тесно связано с материальным уголовным правом. Оно «обслуживает» применение норм уголовного права. Зачастую именно сущность уголовного права в данном конкретном государстве на определенном этапе его развития предопределяет и сущность уголовно-процессуального права. Если бы не было уголовного права (это возможно лишь тогда, когда вовсе перестанут совершать преступления, т.е. никогда), то не было бы необходимости в праве уголовно-процессуальном. Однако изложенное выше вовсе не означает какой-либо ущербности уголовно-процессуального права. Уголовно-процессуальное право столь же важно, как и уголовное право. Как уголовно-процессуальное право не может существовать в отрыве от уголовного материального права, так и, в свою очередь, санкции, предусмотренные уголовным правом, не могут применяться вне рамок уголовно-процессуального права.

Построение уголовного процесса тесно взаимосвязано не только с действующим уголовным правом, но и с положением личности в государстве. Развитие воззрений на объем таких прав и значение их реализации для государства и общества, с необходимостью воздействуют на существо и объем уголовно-процессуальных гарантий реализации таких прав. И наоборот, возможность 9или невозможность) реализации прав личности в порядке уголовного судопроизводства существенно влияет на общее правовое положение личности в обществе и государстве.

Наконец, о высоком политическом значении уголовно-процессуальных правил свидетельствует то обстоятельство, что в истории человечества «существовали эпохи полного отсутствия законодательных определений по уголовному праву материальному, но определения процессуальные появляются с первой страницы сознательной жизни народов. В них настоятельно нуждаются и власть, и население.»7

3. Под уголовным процессом понимается также отрасль научных познаний и исследований. Наука уголовного процесса имеет общую с другими отраслевыми правовыми науками (уголовного права, гражданского процесса и т.п.) теоретическую и методологическую базу. Научные исследования в области уголовного судопроизводства основываются, прежде всего, на общеизвестных положениях философии, социологии, политологии, на положениях, разработанных в теории права. В научных исследованиях используются методы диалектики, а также социологический, исторический, конкретно-социологический методы, методы сравнительного анализа и другие.

К предмету науки уголовного процесса относится исследование следующих вопросов:

1) Уголовно-процессуального права, его норм, институтов, их взаимосвязи. В последние десятилетия XX века достаточно серьезно исследовались проблемы, связанные с системой и структурой уголовного процесса, его дифференциацией. В последние годы, как до принятия УПК РФ, так и после его принятия, исследования многих ученых посвящены реализации состязательности в уголовном судопроизводстве, защите прав и свобод граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, задачам и назначению уголовного судопроизводства, судебному контролю в досудебном производстве.

2) Деятельность правоохранительных органов и суда. Норма права (в том числе и уголовно-процессуального) всего лишь идеал, к которому стремится или не стремится уголовно-процессуальная деятельность. Но никогда эта деятельность не будет соответствовать идеальной модели. В любом государстве в большей или меньшей мере нарушаются законы, тем более, когда государство находится в на переломном этапе своего развития, как современная Россия. Общеизвестно, что нарушения закона носят в современной России массовый характер, поэтому необходимо изучать не только нормы права, но и их реальную жизнь. Уголовный процесс как наука изучает правоприменительную уголовно-процессуальную деятельность с тем, чтобы:

а) выявить наиболее существенные и типичные нарушения уголовно-процессуального закона и иные недостатки правоприменительной деятельности, определить и разработать предложения по устранению выявленных недостатков и повышению эффективности уголовно-процессуальной деятельности;

б) выявить и обобщить положительный опыт правоприменительной деятельности и на этой основе подготовить рекомендации по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства.

К предмету науки уголовного процесса относится также:

3) История становления и развития уголовного процесса в России. Изучать историю необходимо для того, чтобы каждый раз не изобретать «велосипед». Общепризнанно, что в конце XIX века, в процессе проведения первой судебной реформы, были приняты лучшие для того времени законы, в том числе и уголовно-процессуальные (судебные уставы, Устав уголовного судопроизводства). О качестве тогдашних законов свидетельствует хотя бы тот факт, что вплоть до Октябрьского переворота в них практически не вносились изменения.

Изучать следует также и опыт работы правоохранительных органов и судов в Российской империи, особенно в конце XIX начала XX века. Достаточно отметить, что благодаря надлежащей организации полиции, жандармерии и других спецслужб преступность в то время была на порядок ниже, чем в современной России.

Следует изучать также опыт Советской России (и Союза ССР), особенно в плане участия общественности в борьбе с преступностью и организации судебной деятельности (народные дружины, товарищеские суды, институт народных заседателей и т.д.). Все положительное из российского опыта следует использовать при разработке новых законопроектов в области уголовного судопроизводства, при организации правоохранительных органов и судов.

4) Законодательство и правоприменительная деятельность зарубежных государств. Последнее необходимо также для того, чтобы использовать положительный опыт, имеющийся в других странах в законотворческой и правоприменительной уголовно-процессуальной деятельности.

4. Под уголовным процессом также понимается учебная дисциплина, учебный курс, который изучается в высших и средних учебных заведениях. В предмет этого курса включается изучение:

1) уголовно-процессуального права, его институтов, норм, стадий, взаимодействие с другими отраслями современного российского права, особенно с уголовным правом;

2) уголовно-процессуальной деятельности;

3) науки уголовного процесса, воззрений разных ученых по поводу одних и тех же проблем;

4) исторического опыта развития уголовно-процессуального законодательства и практики его применения в дооктябрьской России, Советском Союзе и постсоветской России;

5) зарубежной законотворческой деятельности и практики применения законов в области уголовного судопроизводства.


§ 2. Задачи уголовного судопроизводства

УПК РФ, в отличие от ранее действующего уголовно-процессуального законодательства, вообще не определяет понятия «задачи уголовного судопроизводства» и не устанавливает их перечня. Этот термин вообще не употребляется в тексте УПК РФ.

Лишь в главе второй УПК РФ, которая называется «Принципы уголовного судопроизводства» имеется статья 6 с названием «Назначение уголовного судопроизводства». Эта статья изложена в следующей редакции:

«1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованного подвергся уголовному преследованию».

Конечно, было бы более правильным хотя бы одну из статей УПК РФ посвятить именно задачам уголовного судопроизводства и поместить эту статью в главу первую. Хотя принципы имеют непосредственную связь с задачами уголовного процесса, все-таки эти понятия далеко не равнозначны. Цель уголовного судопроизводства, его назначение и отсюда задачи уголовного процесса предопределяют систему принципов и содержание каждого из них.

Вместе с тем, из анализа текста ст. 6 УПК РФ можно сделать вывод, что назначением уголовного судопроизводства является правильное применение уголовно-процессуальных норм.

А нормы уголовного права законно и правильно применяются лишь в том случае, когда:

а) каждый, кто совершил преступление, будет подвергнут уголовному преследованию, при наличии к тому законных оснований, осужден и справедливо привлечен к уголовной ответственности;

б) каждый, кто не совершал преступления, не будет подвергаться уголовному преследованию, признаваться виновным в совершении преступления. Если же против кого-то незаконно или безосновательно начато уголовное преследование, то оно как можно раньше должно быть прекращено.

Следует также отметить, что потерпевшими от преступления могут быть не только лица (как физические, так и юридические) и организации, но и государство или общество в целом.

Поэтому из задач уголовного процесса не следует исключать необходимость защиты государственных или общественных интересов8, когда совершением преступлений нарушаются именно они.

С учетом изложенного выше и следует понимать и воспринимать положения п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ.
§ 3. Соотношение понятий «уголовный процесс» и «правосудие»

Следует отметить, что как в действующем ранее уголовно-процессуальном законодательстве, так и в УПК РФ, термины «уголовный процесс» и «уголовное судопроизводство» используются как синонимы. Как синонимы используются эти термины также и в науке уголовного процесса и в уголовно-процессуальной литературе. Поэтому к уголовному судопроизводству относится не только судебная деятельность и совокупность регулирующих ее норм уголовно-процессуального права, но и досудебная деятельность. Отсюда понятие уголовного процесса (уголовного судопроизводства) шире понятия «правосудие». Правосудие включает в себя лишь судебную деятельность по применению норм права для разрешения спора в особом процессуальном порядке.9

С другой стороны понятие «правосудие» шире понятия «уголовный процесс», поскольку правосудием является деятельность суда по разрешению не только уголовно-правовых, но и любых других правовых споров. В соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции Российской Федерации, судебная власть в РФ осуществляется посредством не только уголовного, но и конституционного, гражданского, административного судопроизводства.
§ 4. Типы (формы) уголовного процесса

В науке уголовного процесса и уголовно-процессуальной литературе принято выделять три типа процесса: розыскной, состязательный и смешанный10.

В розыскном процессе, как в досудебном, так и в судебном уголовно-процессуальном производстве господствующим является розыскное начало. В досудебном производстве на органах предварительного расследования лежит обязанность установления всех обстоятельств дела: как в пользу обвинения, так и в пользу защиты, т.е. расследование должно быть объективным, всесторонним и полным. Собирание доказательств полностью возложено на лиц, в чьем производстве находится дело. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность и представлять доказательства в свою защиту, хотя и он, и его защитник имеют такое право.

В розыскном процессе суд по существу является судебным следователем, а не судом, как независимым органом, только лишь разрешающим дело по существу. В розыскном процессе на суде (также как и на следователе) лежит обязанность, хотя и объективно, но полно и всесторонне самому исследовать все доказательства, принимать меры к тому, чтобы эти доказательства были представлены в суд. Более того, суд в розыскном процессе сам обязан восполнить пробелы предварительного производства путем самостоятельного сбора новых доказательств, которые вообще не исследовались в досудебном производстве.

Именно розыскным был уголовный процесс в Российской империи вплоть до первой судебной реформы 1864-1888 годов, а затем в Советской и постсоветской России, вплоть до вступления в силу в 2002 году УПК РФ.

В состязательном уголовном судопроизводстве как такового досудебного уголовного процесса вообще нет. Сторона защиты и сторона обвинения самостоятельно собирают сведения, которые могут получить значение доказательств только в суде. В установленных случаях для производства определенных действий требуется судебное решение.

Единственной функцией суда является разрешение дела по существу на основе тех сведений, которые представили суду каждая из сторон, и которые суд признал относящимися к делу и допустимыми.

К состязательному типу процессов относится уголовное судопроизводство Великобритании, США и некоторых других государств.

В большинстве современных государств (Германия, Франция, Италия и др.) уголовный процесс является смешанным: розыскным в досудебной части и состязательным в суде (Более подробный анализ типологии уголовного процесса зарубежных государств изложен в Разделе 6 учебника).

Анализ ст. 15 и других норм УПК РФ позволяет нам сделать вывод о том, что современный уголовный процесс России также является смешанным. На наш взгляд, неудачными являются попытки некоторых ученых представить его состязательным, в том числе и в досудебном производстве.


§ 5. Понятие источников уголовно-процессуального права. Перечень и иерархия источников права, определяющих порядок уголовного судопроизводства.

Действие уголовно-процессуального закона во времени, в пространстве и по кругу лиц

Источниками уголовно-процессуального права являются правовые нормы, регулирующие уголовно-процессуальные отношения, то есть содержащие правила поведения, определяющие порядок осуществления деятельности по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению и разрешению уголовных дел, проверке судебных решений, не вступивших и вступивших в законную силу, осуществлению уголовного преследования и защите от него, а также порядок осуществления некоторых иных видов деятельности, тесно связанных с уголовным процессом, или сходных по своим последствиям с последствиями применения уголовного наказания.

Источники уголовно-процессуального права четко ограничены.

В соответствии со ст. 1 УПК РФ, порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается Уголовно-процессуальным кодексом РФ, основанным на Конституции Российской Федерации.

В соответствии с ч. 3 той же статьи, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.

В соответствии со ст. 7 УПК РФ, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта УПК РФ, принимает решение в соответствии с УПК РФ.

Данные статьи УПК РФ не содержат четкой иерархии и перечня источников уголовно-процессуального права. Поэтому их необходимо анализировать с учетом положений Конституции РФ, а также Постановлений и Определений Конституционного Суда РФ.

1. Как уже было упомянуто, в соответствии со ст. 1 УПК РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора. Аналогичное правило, применительно к правовой системе в целом, содержится в ст. 15 Конституции РФ.

Включение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации в правовую систему РФ вообще (и признание их частью законодательства, регулирующего уголовное судопроизводство) предполагает непосредственное действие содержащихся в них норм для регулирования порядка уголовного судопроизводства.

Непосредственное применение норм международного права возможно при этом в форме:



  1. приоритетного применения международно-правовых норм (если внутреннее законодательство РФ противоречит международным нормам);

  2. совместного применения норм международного и внутреннего права, если они дополняют друг друга;

  3. самостоятельного применения норм международного права (если во внутреннем законодательстве РФ имеется пробел).

При этом не вполне ясно, что входит в систему «общепризнанных принципов и норм международного права». Представляется, что в каждом конкретном случае решить вопрос о том, является ли тот или иной принцип или норма международного права «Общепризнанной» или нет, может лишь Конституционный Суд РФ в своем решении.

Более формально определенный характер имеет понятие «международный договор РФ». ФЗ «О международных договорах РФ» предписывает необходимость ратификации договоров, устанавливающих иные правила, чем предусмотренные внутренним законодательством РФ. Таким образом, приоритет в применении по отношению к законодательству РФ имеют международные договоры, ратифицированные РФ.

В числе международных актов, в которых зафиксированы права человека, которые должны реализовываться в уголовном процессе РФ, можно назвать , в частности:


    • Всеобщую декларацию прав человека 1948 г.;

    • Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.

    • Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, принятую в 1950 г. и др.

Особое значение при этом следует обратить на Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, поскольку этот акт содержит не только указание на наличие определенных прав и свобод, но и регламентирует создание и деятельность специальных органов, обеспечивающих ее реализацию. К числу таких органов в первую очередь следует отнести Европейский суд по правам человека, уполномоченный рассматривать жалобы граждан государств, ратифицировавших данную Конвенцию, на нарушение их прав, предусмотренных такой Конвенцией после того, как ими исчерпаны все эффективные внутригосударственные способы такой защиты. Европейский суд по правам человека при этом принимает решения, имеющие обязательную силу для соответствующих государств, и дает официальное толкование норм Европейской конвенции, которое в дальнейшем имеет силу для всех государств, ратифицировавших данную Конвенцию.

Российская Федерация вошла в Совет Европы 28.02.1996 г. и ратифицировала данную Конвенцию Федеральным Законом «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30.03.1998 г. Ратификационная грамота была передана Генеральному Секретарю Совета Европы 05.05.1998 г. Последняя дата имеет важное значение для решения о приемлемости обращений граждан РФ в Европейский суд по правам человека (обращения должны касаться нарушений прав, допущенных РФ после 05.05.1998 г.).

Таким образом:

1) Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод является составной частью законодательства РФ, а ее нормы, регламентирующие права человека в ходе уголовного судопроизводства, являются составной частью уголовно-процессуального законодательства РФ;

2) в случае противоречия норм, содержащихся в Конвенции, нормам, установленным во внутреннем уголовно-процессуальном законодательстве РФ, подлежат применению нормы Конвенции;

3) нормы Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод подлежат применению на территории РФ в том их значении, которое придают им решения Европейского суда по правам человека. При этом Европейский суд по правам человека не создает новых правовых норм, а дает официальное и обязательное к применению толкование норм Конвенции

4) граждане РФ вправе приносить жалобы в Европейский суд по правам человека в случае нарушения РФ или ее органами их прав, предусмотренных Конвенцией и Протоколами к ней.11 Решения Европейского суда по правам человека обязательны для РФ.

2. В соответствии с ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

С учетом этого, следующий по значению источник норм уголовно- процессуального права – Конституция РФ.

В ч. 1 ст. 1 УПК РФ предусмотрено, что УПК РФ основан на Конституции РФ и не предусмотрены прямо правила деятельности в случае, если нормы УПК РФ будут противоречить Конституции РФ. Однако это не означает, что УПК РФ имеет приоритет перед Конституцией. Как и все иные федеральные законы, он действует лишь в той части, в которой он не противоречит Конституции РФ.

О том, что УПК РФ не вполне соответствует Конституции РФ, свидетельствуют многочисленные Постановления и Определения Конституционного суда РФ по вопросам соответствия УПК РФ Российской Конституции, принятые уже после вступления УПК РФ в силу. Многие из них придают новый смысл уголовно-процессуальным нормам, содержащимся в УПК РФ, либо признают их не соответствующими Конституции.

При этом следует отметить, что сами по себе Решения Конституционного Суда РФ, также как и решения Европейского суда по правам человека, не создают новых правовых норм. Они представляют собой официальное и имеющее обязательную силу на всей территории РФ толкование норм Конституции РФ. Поэтому нормы Конституции РФ применяются в уголовном судопроизводстве непосредственно и в том их значении, которое придают им решения Конституционного Суда РФ.

3. В соответствии с ч. 3 ст. 76 Конституции РФ, федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

В УПК РФ соответствующего правила не содержится. Однако это не означает, что вместо него действует какое-либо другое правило. Безусловно, что и в этом отношении нормы Конституции РФ обязательны для сферы уголовно-процессуального регулирования. Соответственно, источниками уголовно-процессуального права являются регламентирующие уголовно-процессуальные отношения нормы Федеральных конституционных законов РФ, в том числе нормы ФКЗ «О судебной системе РФ».

4. Законы РФ.

Ими являются Уголовно-процессуальный кодекс РФ и иные федеральные законы.

В соответствии со ст. 7 УПК РФ, УПК РФ при регулировании уголовно-процессуальных отношений имеет приоритет перед другими федеральными законами: «Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ»).

По мнению Конституционного Суда РФ: «…уголовное судопроизводство представляет собой самостоятельную сферу правового регулирования, а юридической формой уголовно-процессуальных отношений является уголовно-процессуальное законодательство как отдельная отрасль в системе законодательства Российской Федерации. При этом уголовно-процессуальное законодательство - с учетом его особой важности для защиты прав и свобод человека и гражданина и интересов общества в целом - наряду с уголовным законодательством максимально унифицировано путем кодификации.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, который, согласно части первой его статьи 1, устанавливает порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации, будучи обычным федеральным законом, не имеет преимущества перед другими федеральными законами с точки зрения определенной непосредственно Конституцией Российской Федерации иерархии нормативных актов. В отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило "lex posterior derogat priori" ("последующий закон отменяет предыдущие"), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений.»12

Одновременно Конституционный Суд РФ отметил, что федеральный законодатель - в целях реализации конституционных принципов правового государства, равенства и единого режима законности, обеспечения государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовной юстиции, - кодифицируя нормы, регулирующие производство по уголовным делам, вправе установить приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед иными федеральными законами в регулировании уголовно-процессуальных отношений.

Однако такое право законодателя, по мнению Конституционного Суда РФ, не является безусловным. Приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед другими федеральными законами может быть ограничен как установленной Конституцией Российской Федерации (статья 76, часть 3) иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов (к их числу относится и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений.

В частности, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 08.11.2005 г. № 439 – О, о безусловном приоритете норм уголовно-процессуального законодательства не может идти речь и в случаях, когда в иных (помимо Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющего общие правила уголовного судопроизводства) законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом. В силу статьи 18 Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием, разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии.

Таким образом, статья 7 УПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных - помимо Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации - законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителей.

В частности, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что порядок производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования (только на основании судебного решения), установленный ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», имеет приоритет перед нормами УПК РФ, не предусматривающими необходимости получения судебного решения для производства такого следственного действия.

Таким образом, нормы УПК РФ имеют приоритет перед нормами других федеральных законов, кроме случаев, когда иной федеральный закон содержит больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии.

Кроме того, нормы УПК РФ не должны противоречить нормам Уголовного кодекса РФ и не имеют приоритета перед ними.

5. Несмотря на то, что Россия – федеративное государство, на ее территории действует единое уголовное законодательство – Уголовный кодекс РФ. Значит, единым должно быть и уголовно-процессуальное законодательство.

Поэтому не правы те, кто относит к источникам уголовно-процессуального законодательства законы и иные нормативные акты, принимаемые в субъектах федерации.

6. Пол общему правилу, нормы уголовно-процессуального права не могут содержаться ни в Указах Президента Российской Федерации, ни в Постановлениях Правительства РФ, ни, тем более, в ведомственных нормативных актах Генеральной Прокуратуры, МВД, ФСБ и других спецслужб кроме случаев, когда УПК РФ содержит специальные отсылки к таким подзаконным актам.

Таким образом, к источникам уголовно-процессуального права относятся:

а) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. В том числе – Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод в том толковании, которое дается ей в Решениях Европейского суда по правам человека;

б) Конституция Российской Федерации, в том толковании которое дается ей в Решениях Конституционного Суда РФ;

в) Федеральные конституционные законы, регламентирующие уголовно-процессуальные отношения;

г) Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и иные федеральные законы, регулирующие уголовно-процессуальные отношения;

д) подзаконные нормативные акты, если необходимость их принятия прямо предусмотрена в УПК РФ, если они не противоречат УПК РФ.

В отличие от норм уголовного права, нормы уголовно-процессуального права могут применяться по аналогии.

По общему правилу санкции за нарушения норм уголовно-процессуального права, помимо положений уголовно-процессуального закона, содержатся в нормах других отраслей права: административного и уголовного. Так, предусмотрена уголовная ответственность свидетеля и потерпевшего за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний, переводчика за заведомо ложный перевод обвиняемого или его защитника, за подкуп свидетеля, судьи и вынесение заведомо незаконного приговора и т.д.

Административная ответственность в виде штрафа предусмотрена, в частности, за отказ эксперта или специалиста явиться по вызову следователя или дознавателя. К чисто уголовно-процессуальным санкций можно отнести принудительный привод, а также замену одной меры пресечения на другую, более суровую.



Действие уголовно-процессуального закона во времени.

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК РФ.

В отличие от уголовного закона, даже правила уголовно-процессуального закона, устанавливающие больший объем прав или большее количество гарантий их реализации, обратной силы не имеют.

Действие уголовно-процессуального закона в пространстве.

Производство по уголовному делу на территории Российской Федерации независимо от места совершения преступления ведется в соответствии с УПК РФ, если международным договором Российской Федерации не установлено иное.

Нормы УПК РФ применяются также при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами территории Российской Федерации под флагом Российской Федерации, если указанное судно приписано к порту Российской Федерации.

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство РФ действует на всей территории Российской Федерации.



Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц.

Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами или лицами без гражданства на территории Российской Федерации, ведется в соответствии с правилами УПК РФ.

Процессуальные действия, предусмотренные УПК РФ, в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, производятся лишь по просьбе указанных лиц или с их согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел Российской Федерации.

При исполнении запроса о правовой помощи, поступившие от соответствующих компетентных органов и должностных лиц иностранных государств, в соответствии с международными договорами Российской Федерации, международными соглашениями или на основе принципа взаимности, применяются нормы УПК РФ, однако могут быть применены процессуальные нормы законодательства иностранного государства в соответствии с международными договорами Российской Федерации, международными соглашениями или на основе принципа взаимности, если это не противоречит законодательству и международным обязательствам Российской Федерации.


ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. Уголовно-процессуальная форма

Вопрос о понятии уголовно-процессуальной формы достаточно спорный в уголовно-процессуальной литературе.13

Многие авторы считают, что уголовно-процессуальная форма охватывает весь уголовный процесс, поскольку уголовный процесс – есть форма применения норм уголовного права. Имеются и другие мнения, согласно которым, в частности, уголовно-процессуальная форма характеризуется совокупностью следующих признаков:

1) установленные законом условия совершения следственных, судебных и иных процессуальных действий;

2) последовательность производства этих действий и каждого из них;

3) порядок производства отдельного следственного, судебного или иного процессуального действия;

4) порядок закрепления результатов следственного, судебного или иного процессуального действия.

Такое понимание уголовно-процессуальной формы относится как к уголовному процессу в целом, к каждой конкретной стадии, так и к каждому конкретному уголовно-процессуальному действию.

Так, необходимым условием начала уголовного процесса является наличие повода к возбуждению уголовного дела. Уголовное судопроизводство движется последовательно от стадии к стадии. УПК РФ определяет порядок уголовного судопроизводства. Результаты производства по уголовному делу закрепляются в приговоре суда или постановлении о прекращении уголовного дела.

В свою очередь, непременным условием начала предварительного расследования является наличие постановления о возбуждении уголовного дела. Раздел второй (главы 19-32 УПК РФ) определяют последовательность и порядок производства предварительного расследования. Результаты предварительного расследования закрепляются в одном из следующих итоговых для этой стадии процессуальных актах:

а) постановление о прекращении дела;

б) постановлении о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера;

в) постановлении о направлении дела в суд для применения в отношении несовершеннолетнего воспитательных мер;

г) обвинительном заключении;

д) обвинительном акте.

Непременным условием производства такого следственного действия как обыск является постановление дознавателя или следователя. Кроме того, в установленных случаях требуется и судебное решение. Последовательность и порядок производства обыска определяется ст.ст. 182-184 УПК РФ. Результаты обыска закрепляются в протоколе обыска.

Следует также учитывать, что уголовно-процессуальная форма, кроме того, во-первых, регламентирует порядок деятельности как органов расследования, прокуратуры и суда, так и участников процесса и иных лиц, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, и во-вторых, непременно должна быть урегулирована уголовно-процессуальным законом.14

Форма уголовного судопроизводства должна быть целесообразной. Но она должна также и учитывать и общегражданские ценности, отвечать правовому положению личности в обществе. Форма уголовного судопроизводства должна быть также простой и рациональной. Она должна обеспечивать быстроту осуществления судопроизводства. Эти требования связаны как с необходимостью экономичного, оптимального использования имеющихся ресурсов, так и с целями процесса. Речь идет о том, что те средства, которые государство может потратить на осуществление судопроизводства, и людские ресурсы и ресурсы времени не беспредельны. Поэтому следует распределять их наиболее рациональным образом.

Из этого следует то, что, во-первых, процессуальная форма не должна содержать ничего лишнего, сверх того, что необходимо для успешного достижения целей процесса, и что, во-вторых, необходимо наличие разнообразных, различающихся процессуальных форм, с тем, чтобы наиболее сложным делам или же делам, по которым ошибка может привести к более опасным последствиям, возможно было уделить и больше времени, и больше сил, и больше средств, за счет некоторого упрощения процедуры по тем делам, где в столь сложной процессуальной форме нет необходимости.
§ 2. Уголовно-процессуальные функции

Вопрос об уголовно-процессуальных функциях в науке уголовного процесса всегда был тесно связан с субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Так, П.С. Элькинд считала, что «под функциями уголовного процесса следует понимать определяемые нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности специальное назначение и роль ее участников»15. Есть и иные позиции. В.Д. Адаменко, например, даже в деятельности прокурора усматривал возможность реализации им функции защиты.16

Однако, более традиционным в уголовно-процессуальной литературе является понимание уголовно-процессуальных функций как главных направлений уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемых субъектами уголовного процесса.17

Не существует единого мнения и о количестве функции, их системе. Пожалуй, едины ученые только когда выделяют: 1) функцию обвинения (уголовного преследования). Эта функция реализуется в деятельности участников со стороны обвинения (следователя, дознавателя, прокурора, потерпевшего и др.); 2) функцию защиты. Эта функция выражена в деятельности участников со стороны защиты (подозреваемый, обвиняемый, защитник и др.) и 3) функцию разрешения дел. Эта функция выражена в деятельности суда.18

Названные выше функции относятся к основным. К основным функциям некоторые авторы относят также: функцию расследования, как самостоятельную функцию, отличную от функции обвинения, а также функцию прокурорского надзора в досудебном производстве.

Кроме основных, принято выделять также:

1) дополнительные функции:

а) поддержание гражданского иска (гражданский истец и его представитель);

б) защита от гражданского иска (гражданский ответчик и его представитель);

2) вспомогательные функции, выраженные в деятельности иных участников уголовного судопроизводства, названных в главе 8 УПК РФ (свидетель, специалист, эксперт, переводчик, понятой и др.). Конечно, «вспомогательные» весьма условное название этих функций. Конечно же, без участия в уголовно-процессуальной деятельности указанных выше субъектов не было бы возможным ни расследование дела, ни рассмотрение его в суде.


§ 3. Уголовно-процессуальные правоотношения

Как и всякие иные правоотношения, уголовно-процессуальные правоотношения – это урегулированные нормами уголовно-процессуального права отношения, возникающие между субъектами уголовно-процессуальной деятельности в ходе ее осуществления.

Проблемам уголовно-процессуальных отношений посвящены работы многих ученых. Подробно эти проблемы изложены в функциональной монографии профессора В.П. Божьева.19 М.С. Строгович считал уголовно-процессуальные отношения методом правового регулирования, способом реализации правовых норм, а также результатом правового регулирования. Одновременно он рассматривал уголовно-процессуальные правоотношения как правовую форму уголовно-процессуальной деятельности, а саму деятельность - как содержание уголовно-процессуальных отношений. В.П. Божьев к этому добавляет еще и внешнюю форму уголовно-процессуальных отношений – нормы уголовно-процессуального права.

Можно согласиться с указанным выше пониманием уголовно-процессуальных отношений. При этом следует определить их специфику, отличия уголовно-процессуальных от иных правоотношений.

Специфика уголовно-процессуальных отношений выражается в следующем:

1) Уголовно-процессуальные отношения существуют только в форме правоотношений. Нет и не может быть (в отличие от гражданских, семейных и т.д.) фактических уголовно-процессуальных отношений;

2) уголовно-процессуальные правоотношения называют «властеотношениями». Они носят властный характер. Одним из субъектов уголовно-процессуальных отношений всегда выступает должностное лицо или орган, управомоченный осуществлять уголовно-процессуальную деятельность (дознаватель, следователь, суд и др.).

Так, правоотношения, возникающие между обвиняемым и его защитником не являются уголовно-процессуальными, основываются не на уголовно-процессуальном законе, а на Федеральном законе «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации». И только если в эти правоотношения вступят следователь (например, при допросе обвиняемого, предъявлении обвинения и т.п.), тогда появляется правоотношение, субъектами которого будут являться обвиняемый и его защитник с одной стороны, а следователь, с другой стороны;

3) уголовно-процессуальные правоотношения существуют только в системе. В отличие, например, от семейных, гражданско-правовых, уголовно-правовых правоотношений, в принципе невозможно единичное уголовно-процессуальное правоотношение. Либо уголовно-процессуальные правоотношения не возникают вообще, - либо возникает сразу система правоотношений.
§ 4. Стадии уголовного процесса

Стадия уголовного процесса – это определенный этап процессуальной деятельности.20 Однако, термин «этап» употребляется и в ином понимании, как в более узком, чем стадия, так и в более широком смысле. УПК РФ подразделяет весь уголовный процесс на два больших этапа:

1) досудебное производство (часть вторая УПК РФ)

2) судебное производство (часть третья, четвертая УПК РФ). Кроме этих двух этапов А.Н. Юркевич выделяет еще и промежуточный этап уголовного судопроизводства, который, по его мнению, может включать как одну, так и несколько стадий уголовного процесса.21

С другой стороны, каждая стадия уголовного судопроизводства также состоит из нескольких этапов, последовательно сменяющих друг друга.

Поэтому стадию уголовного процесса, как определенный его этап, следует выделять по совокупности следующих признаков:

1) Специфика задач. Перед каждой стадией уголовного процесса стоят свои, присущие только ей задачи. Так, единственной задачей стадии возбуждения уголовного дела является установление наличия или отсутствия законного повода и основания к возбуждению уголовного дела. Перед стадией предварительного расследования стоят уже более сложные задачи. На этой стадии необходимо с помощью доказательств установить все элементы состава преступления, а также и иные обстоятельства, входящие в предмет доказывания.

2) Специфика субъектов процессуальной деятельности. Наиболее полно субъекты уголовного процесса представлены в стадии предварительного расследования и в стадии судебного разбирательства.

В стадии же возбуждения уголовного дела, в принципе, не могут принимать участие такие субъекты, как подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель. С другой стороны, в этой стадии есть такие субъекты (например, заявитель, лицо, явившееся с повинной, либо лицо, от которого получают объяснения), которых нет и не может быть в последующих стадиях.

Полномочия субъектов при этом определяются особенностями задач соответствующей стадии. Так, полномочия прокурора на стадии возбуждения уголовного дела отличаются как от его полномочий на стадии предварительного расследования, так и от его полномочий в стадии судебного разбирательства.

3) Специфика процессуальной деятельности. Например, в стадии возбуждения уголовного дела по общему правилу запрещено производство следственных действий (кроме осмотра места преступления, освидетельствования и назначения экспертизы). Зато могут производиться такие процессуальные действия (например, получение объяснений), которые невозможны в последующих стадиях.

4) Каждая стадия уголовного процесса завершается вынесением итогового процессуального акта, от содержания которого зависит дальнейшая судьба дела.

Так, стадия возбуждения уголовного дела завершается либо постановлением об отказе к возбуждению уголовного дела, и тогда процесс прекращается, либо постановлением о возбуждении уголовного дела, и тогда процесс переходит в следующую стадию – стадию предварительного расследования.

Как уже отмечалось выше, действующее уголовно-процессуальное законодательство разграничивает уголовный процесс на два больших этапа: досудебное производство и производство в суде.



Досудебное производство включает две стадии:

1) возбуждение уголовного дела;

2) предварительное расследование, которое, в свою очередь, может осуществляться в форме:

а) дознания и

б) предварительного следствия.

К судебным стадиям относятся:

1) назначение дела к слушанию;

2) судебное разбирательство в суде первой инстанции;

3) производство в суде второй инстанции, состоящее из

а) апелляционного производства;

б) кассационного производства;

4) исполнение приговора22;

5) производство в надзорной инстанции.

По смыслу УПК РФ, а также, по мнению многих ученых, возобновление дел по новым или вновь открывшимся обстоятельствам также является одной из судебных стадий. Однако, внимательно проанализировав нормы уголовно-процессуального права, расположенные в ст.ст. 413-419 главы 49 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что возобновление производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств на самом деле, не стадия уголовного процесса, а самостоятельное полистадийное производство, включающее в себя как досудебную, так и судебную деятельность.
§ 5. Уголовно-процессуальные гарантии

Уголовно-процессуальные гарантии в уголовно-процессуальной литературе обычно определяются как установленные уголовно-процессуальным законом положения, обеспечивающие реальную возможность осуществления участниками уголовного судопроизводства своих процессуальных прав.

Так, провозглашенное ст. 48 Конституции РФ и ст. 16 УПК РФ право подозреваемого и обвиняемого на защиту, обеспечивается совокупностью их прав, установленных ст.ст. 14, 46, 47, 86, 119-122, 159 УПК РФ. Среди этих прав важнейшими, в частности, являются: право лица знать в чем оно подозревается, обвиняется, давать показания, представлять доказательства, заявлять отводы и ходатайства и многие другие. Кроме того, гарантиями реализации их прав являются установленные УПК РФ и корреспондирующие правам обязанности (следователя, дознавателя, прокурора). Невыполнение этих обязанностей влечет признание не имеющим юридической силы соответствующего процессуального действия, при производстве которого были нарушены права участников процесса.

УПК РФ устанавливает точно также, наряду с правами, которыми наделен потерпевший, уголовно-процессуальные гарантии их осуществления. В частности, потерпевший наделен правом на судебную защиту. Гарантией реализации этого права является, например, возможность обжаловать постановление следователя, дознавателя, прокурора о прекращении уголовного дела, о приостановлении производства по делу в суде. Указанное выше относится также и к другим участникам уголовного судопроизводства: свидетелю, эксперту, понятому и т.д.

Изучая уголовно-процессуальные гарантии, следует иметь в виду два важнейших обстоятельства:

1) Наряду с гарантиями реализации своих прав участниками уголовного судопроизводства уголовно-процессуальный закон должен предусматривать также и гарантии установления истины по каждому делу. Между тем, гарантиями первого и второго вида (гарантиями реализации прав участников и гарантиями установления истины) существуют объективные противоречия. С одной стороны, не допускается установление истины любыми средствами, например, с использованием пыток. С другой стороны, чрезмерное расширение прав, например, подозреваемого, обвиняемого, может привести к такому положению, что расследование преступления будет серьезно тормозиться, и, в конечном счете, истина не будет установлена, а значит, не будут решены задачи уголовного судопроизводства;

2) следует также учитывать, что закон - лишь идеальная модель возможного поведения. Уголовно-процессуальные гарантии, установленные уголовно-процессуальным законом, не могут осуществляться без участия внешнего обеспечительного механизма – необходимых материальных ресурсов, политической воли государства, состояния общественного правосознания и т.п. Поэтому уголовно-процессуальные гарантии играют вспомогательную роль по отношению к гарантиям более высокого плана, гарантиям экономическим, политическим, социальным. Так, например, в соответствии со ст. 49 УПК РФ защитник допускается к участию в деле практически сразу же, как только появляется подозреваемый, обвиняемый. Однако ни для кого не секрет, что воспользоваться услугами высококвалифицированного адвоката может далеко не всякий подозреваемый, обвиняемый, поскольку до сих пор большинство граждан живут ниже черты бедности даже по официальным данным.

С другой стороны, какие бы суровые законы не принимали, задачи уголовного судопроизводства не будут выполняться до тех пор, пока большинство российских граждан не будет жить достойно, а власть имущие не только будут провозглашать лозунги о необходимости бороться с организованной преступностью, коррупцией, а проявят необходимую волю и действительную, а не мнимую решимость делать это.


§ 6. Уголовно-процессуальные акты

Уголовно-процессуальные акты - это оформленные в письменном виде решения, принимаемые должностными лицами и органами, ведущими уголовное судопроизводство. Процессуальный акт – это акт правоприменения. В УПК РФ можно насчитать несколько сотен вопросов, при разрешении каждого из которых необходимо принять устное или письменное решение. Если решение оформляется в письменном виде, то оно будет являться процессуальным актом. Ни в коем случае не относятся к процессуальным актам протоколы следственных и иных процессуальных действий. Протокол - всего лишь средство фиксации результатов процессуального действия. Единственным исключением может служить протокол задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Однако в данном случае, скорее всего, законодатель допускает небрежность. Более правильным было бы оформлять задержание не протоколом, а выносить постановление о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления. Как и любому правоприменительному акту, уголовно-процессуальному акту присущи такие признаки, как властность, общеобязательность, возможность принудительного исполнения.

Все процессуальные акты можно подразделить на виды:

1) процессуальные акты, разрешающие дело по существу:

а) постановление (определение) о прекращении дела;

б) приговор суда;

в) определение суда о применении принудительных мер медицинского характера или об отмене применения принудительных мер медицинского характера;

2) процессуальные акты, являющиеся итоговыми для каждой конкретной стадии уголовного процесса.

Так, стадия предварительного расследования завершается вынесением одного из следующих итоговых процессуальных актов:

а) постановление о прекращении уголовного дела;

б) постановление о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера;

в) обвинительное заключение;

г) обвинительный акт;

3) все иные процессуальные акты, которыми разрешаются частные вопросы, повсеместно возникающие в ходе производства по делу (постановление о производстве обыска, определение суда об отложении слушания дела и множество других).



Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница