Ответственный редактор


§ 10. Допросы свидетелей и потерпевших



Скачать 11.03 Mb.
страница22/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   49
§ 10. Допросы свидетелей и потерпевших

10.1. Лица, допрашиваемые в качестве свидетелей

Согласно ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Отсюда следует, что лицо может быть вызвано для допроса в качестве свидетеля не только в том случае, когда следователь уверен, что этому лицу известно что-либо об обстоятельствах дела, но и когда у следователя имеется лишь обоснованное предположение об этом.

В качестве свидетеля может быть вызвано и допрошено лю­бое лицо независимо от занимаемого им служебного или общественного положения и других обстоятельств, связанных с его личностью. Вместе с тем УПК предусматривает определенные категории лиц, которые наделены так называемым свидетельским иммунитетом138.

В соответствии с ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Кроме того, лицо, вызванное для допроса в качестве свидете­ля, вправе не давать показания против самого себя и своих близких родственников. Однако если он пожелает, он также может дать по­казания. В этом случае свидетель должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

К близким родственникам относятся: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (п. 4 ст. 5 УПК РФ). Перечень этот исчерпывающий.

По смыслу УПК РФ, а также Семейного кодекса РФ не относятся к близким родственникам, в частности, сожитель и сожительница, а значит, на них не распространяется свидетельский иммунитет.

Других ограничений для допроса лиц в качестве свидетелей нет. Это означает, что нельзя отказаться давать показания, ссылаясь на коммерческую, врачебную, служебную, государственную тайну. Другое дело, когда расследование связано со сведениями, составляющими служебную или государственную тайну. В этом случае расследование будет производить следователь, имеющий допуск к этим сведениям.

Закон не устанавливает также и возраст, при достижении которого ребенок может быть допрошен в качестве свидетеля. Следователь должен сам ориентироваться в каждом конкретном случае. При необходимости он может посоветоваться со специалистом, педагогом или психологом.

Не исключается также допрос в качестве свидетелей лиц, страдающих психическими или физическими недостатками (глухие, слепые, олигофрены, лица, страдающие психическими заболеваниями и т.п.).

УПК РСФСР предусматривал обязательное производство экспер­тизы для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникают сомнения в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имею­щие значение для дела, и давать о них правильные показания (п. 3 ст. 79 УПК РСФСР). УПК РФ такой нормы не содержит. Однако это не лишает следователя права назначить в этих случаях экспертизу. Кроме того, способность свидетеля правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, может быть проверена путем производства следственного эксперимента (мог ли видеть, слышать свидетель и т.п.).

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся: показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности.

Функция свидетеля незаменима. Поэтому, если должностное лицо (дознаватель, судья) было очевидцем совершения преступления или может быть допрошено в качестве свидетеля по иным обстоятель­ствам, имеющим значение для дела, оно подлежит отводу и остается в процессе лишь свидетелем.

УПК РФ известно лишь одно исключение: в качестве свидетеля может быть допрошен законный представитель о личности представляемого им лица.

Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется всеми правами, предоставленными защитнику при участии последнего в производстве следственного действия. В частности, адвокат свидетеля вправе давать своему клиенту в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол

По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса (ч. 5 ст. 189 УПК РФ).

Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки его показаний (ч. 1 ст. 179 УПК РФ).

Свидетель не вправе:



  1. Уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд.

В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения. К таким иным мерам ст. 111 УПК РФ относит:

а) Обязательство о явке. Обязательство о явке состоит в письменном обязательстве свидетеля своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщать об этом. Лицу разъясняются последствия нарушения обязательства, о чем в обязательстве делается соответствующая отметка. Последствиями нарушения обязательства о явке является принудительный привод или (и) денежное взыскание;

б) Денежное взыскание. Денежное взыскание налагается судом в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда.

Дознаватель, следователь или прокурор составляет протокол о нарушении, который направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение 5 суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызываются лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола (ст. 118 УПК РФ).

Принудительный привод может последовать как после применения иных мер принудительного воздействия, так и непосредственно после неявки свидетеля на допрос без уважительных причин. Уважительными причинами считаются болезнь, пребывание в командировке во время получения повестки, неуведомление свидетеля о его вызове, стихийные бедствия, внезапное заболевание близких и т. п. Не считаются уважительными такие причины, как занятость по службе, учебе и др.

Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю, прокурору или в суд. О приводе следователь выносит постановление. Привод производится органами дознания по поручению дознавателя, следователя, прокурора, а также судебными приставами-исполнителями – по поручению суда.

Постановление дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определение суда о приводе перед его исполнением объявляется лицу, которое подвергается приводу, что удостоверяется его подписью на постановлении или определении.

Не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания, что подлежит удостоверению врачом.

Привод не может производиться в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательств139.

2. Давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний. За дачу ложных показаний или отказ от дачи показаний установлена уголовная ответственность (ст.ст. 307, 308 УК РФ).

Следует иметь в виду, что свидетель может нести уголовную ответственность лишь за дачу заведомо ложных показаний. Не может нести ответственности тот, кто заблуждается, ошибается, и в этой связи его показания не точны или не соответствуют дейст­вительности вовсе.

Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и его взаимоотношениях с ними и другими свидетелями (ч. 2 ст. 79 УПК РФ).

Показания свидетеля – это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде (ч. 1 ст. 79 УПК РФ).

Свидетельские показания имеют громаднейшее значение в расследовании уголовных дел. Нет ни одного уголовного дела, по которому не допрашивались бы свидетели. Свидетельские показания занимают до 70 % в объеме доказательств по уголовным делам. Поэтому нельзя недооценивать значение показаний свидетелей. Но не следует и переоценивать их. Свидетели могут заблуждаться, а иногда и лгать. Поэтому показания свидетелей следует тщательно проверять и оценивать их с учетом психического и физического состояния свидетеля, его возраста и других свойств личности, взаимоотношений с обвиняемыми и потерпевшими.

3. Разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден. Свидетель (если он был предупрежден о неразглашении данных предварительного следствия) несет ответственность в соответствии со ст. 310 УК РФ.
Порядок вызова свидетеля на допрос установлен ст. 188 УПК РФ. Свидетель, потерпевший вызываются на допрос повесткой, в которой указывается, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

Лицо, не достигшее возраста шестнадцати лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это обусловлено обстоятельствами уголовного дела.

Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части.

При наличии причин, препятствующих явке по вызову в назначенный срок, свидетель незамедлительно уведомляет орган, которым он вызывался.
10.2. Порядок допроса свидетеля

По общему правилу свидетель допрашивается по месту производства предварительного следствия в кабинете следователя. Однако, если следователь признает это необходимым, он может произвести допрос и в месте нахождения допрашиваемого: по месту жительства, в больнице, санатории и т.д.

Допрос свидетеля в ночное время не допускается, кроме случаев, не терпящих отлагательства.

УПК РСФСР содержал правило, согласно которому свидетели, вызванные по одному делу должны были допрашиваться порознь и в отсутствии других свидетелей. Это правило было установлено для того, чтобы свидетель не мог влиять на другого и каждый из них показывал то, что известно ему со всеми особенностями восприятия именно им тех обстоятельств, по поводу которых он допрашивается. В УПК РФ аналогичное правило не зафиксировано, однако оно, тем не менее, должно соблюдаться следователем, так как в противоположном случае существенно понизится достоверность соответствующих свидетельских показаний.

Перед допросом следователь удостоверяется в личности свиде­теля. Это правило вовсе не означает, что если свидетель явился без паспорта, то его надо отправить за ним. Просто следователь должен для себя сделать вывод о том, что допрашивается именно то лицо, которое приглашено для допроса, а не другой человек. Свидетелю разъясняются его права и обязанности и он предупреж­дается об ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. Об этом делается отметка в протоко­ле допроса и удостоверяется подписью свидетеля. Если свидетелю еще нет 16 лет, об ответственности он не предупреждается, но следователь ему объясняет, что при допросе необходимо говорить только правду.

Если у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемый языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то он выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания и обеспечивает участие переводчика. По смыслу п. 2 ч. 4 ст. 56 УПК РФ переводчик должен быть приглашен и в том случае, когда свидетель, хотя и владеет языком, на котором ведется производство по делу, желает давать показания на родном языке или на ином языке, которым он также владеет. Можно критиковать эту норму, но именно так установлено в УПК РФ140.

Общая продолжительность допроса в один день не может превышать 8 часов.

При этом после 4 часов непрерывного допроса должен быть объявлен перерыв не менее чем на час для отдыха и приема пищи. При наличии медицинских показаний продолжитель­ность допроса устанавливается на основании заключения врача.

В соответствии со ст. 425 УПК РФ, допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а всего не более 4 часов в день. Аналогичного правила для несовершеннолетнего свидетеля закон не содержит, но думается, что и его допрос должен сопровождаться такими же временными ограничениями.

Следователь должен выяснить отношения свидетеля к обвиняемому и потерпевшему (это будет учи­тываться при оценке показаний), а также выясняет другие необ­ходимые сведения о личности допрашиваемого.

УПК РСФСР устанавливал, что допрос свидетеля начинается с предложения свидетелю рассказать в форме свободного рассказа всё ему известное об обстоятельствах дела, в связи с которым он вызван на допрос. Затем следователь вправе задать свидетелю вопросы. Вопросы и ответы записываются в протокол лишь в случае необходимости.

В УПК РФ указанное выше правило отсутствует. В соответствии с ч. 2 ст. 189 УПК РФ следователь свободен в выборе тактики допроса. Запрещается лишь задавать наводящие вопросы. И это пра­вильно. Целесообразнее начать допрос с вопросов свидетелю, так как именно следователю, а не свидетелю лучше известно, какая информация представляет интерес, а какая нет.

Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями (ч. 3 ст. 189 УПК РФ).

По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудиозапись, видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются (ч. 4 ст. 189 УПК РФ).

По результатам допроса составляется протокол с соблюдением общих правил, установленных УПК РФ для составления любого протокола. Кроме того, в ст. 190 УПК РФ содержатся дополнительные требования, предъявляемые именно к протоколу допроса:

1. Показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа.

Следует отметить, что в УПК РСФСР не содержалось требования записывать все вопросы и ответы на них, а записывалось лишь то, что следователь считал необходимым. Обязательному включению в протокол подлежали лишь отведенные вопро­сы. Позиция УПК РСФСР в этом вопросе, на наш взгляд, была более предпочтительна, чем УПК РФ. У опытного следователя допрос всегда проходит в форме диалога, а не монолога. А потому записы­вать все вопросы, которые следователь задал свидетелю в ходе беседы с ним, достаточно затруднительно. Однако именно этого требует новый УПК РФ.

2. Если в ходе допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещественные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудиозаписи, видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе также должны быть отражены показания допрашиваемого лица, данные при этом.

3. Если в ходе допроса проводились фотографирование, аудиозапись, видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать:

а) запись о проведении фотографирования, аудиозаписи, видеозаписи, киносъемки;

б) сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудиозаписи, видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудиозаписи, видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи;

в) заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудиозаписи, видеозаписи, киносъемки;

г) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие, что свидетелю было известно о применении указанных технических средств и что содержание аудиозаписи, видеозаписи, киносъёмки соответствует содержанию письменного протокола.

4. Допрашиваемым лицом в ходе допроса могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые приобщаются к протоколу, о чём в нём делается соответствующая запись.

5. По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чём в протоколе делается соответствующая запись. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению.

6. В протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе. Каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения.

7. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола. Свидетель подписывает также каждую страницу протокола.

Если свидетель отказывается подписать протокол допроса, ему предоставляется возможность объяснить причины отказа. Эти объяснения (если свидетель их привел) подлежат занесению в протокол. В протокол также вносится запись об отказе свидетеля подписать протокол, которая удостоверяется подписью следователя, а также подписями участвовавших в допросе (ч.ч. 1, 2 ст. 167 УПК РФ).

Если свидетель в силу физических недостатков или состояния здоровья не может подписать протокол, то ознакомление свидетеля с текстом протокола производится в присутствии защитника, представителя или понятых, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания свидетелем (ч. 3 ст. 167 УПК РФ).
10.3. Особенности допроса потерпевшего

Ст. 78 УПК РФ определяет понятие «пока­зания потерпевшего». Показания потерпевшего – сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде.

Потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе о своих взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым.

Потерпевший, как и свидетель, обязан давать показания, в случае неявки может быть подвергнут приводу, несет уголовную ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Порядок допроса потерпевшего и составления протокола допроса регулируется теми же нормами, что и порядок допроса свидетеля и составления протокола его допроса.

Имеются лишь две особенности:

1. Потерпевший, в отличие от свидетеля, не только обязан, но и имеет право давать показания (п. 2 ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

2. Потерпевший вправе давать не только показания, но и объяснения.

Как нам представляется, потерпевший, в отличие от свиде­теля, не только сообщает сведения об обстоятельствах, имеющих значение для раскрытия дела, но и объясняет их, высказывает свое мнение о возможных подозреваемых, о причинах, последовательности и последствиях расследуемых событий и о других обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу.
10.4. Особенности допроса несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего

Ст. 191 УПК РФ предусматривает следующие особенности допроса несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего:

1. Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводится с участием педагога.

На наш взгляд, педагог выполняет функцию специалиста. Он помогает следователю организовать допрос несовершеннолетнего; сформулировать вопросы и довести их до допрашиваемого, и наоборот, довести до следователя ответы ребенка, наладить контакт между следователем и ребенком и т.п.

Поэтому в качестве педагога могут приглашаться в том числе и имеющие специальное педагогическое образование сотрудники органов МВД.

2. При допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля вправе присутствовать его законный представитель.

Законные представители, присутствующие при допросе, вправе с разрешения следователя задавать вопросы допрашиваемому свидетелю. Следователь может отвести вопрос, но обязан занести его в протокол.

По окончании допроса законный представитель знакомится с протоколом, вправе требовать внесения в него изменений и дополнений, своей подписью удостоверяет правильность записи показаний.

3. Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав их внимание обращается на необходимость говорить правду.

Следует подчеркнуть исключительную важность показаний свидетелей и потерпевших для успешного раскрытия и расследования преступлений.

Одним из наиболее серьезных недостат­ков в работе следователей со свидетелями и потерпевшими являются чрезмерно частые их допросы. Следует стремиться к тому, чтобы уже на первом до­просе выяснить у свидетеля (потерпевшего) всю необходимую информацию, а не допрашивать одних и тех же лиц несколько раз, тем более по несущественным обстоятель­ствам, а то и по обстоятельствам, вовсе не имеющим отношения к делу.

Сказанное, конечно, не означает, что должны исключаться дополнительные допросы. Однако производиться они могут, на наш взгляд, лишь в случаях действительной необходимости, для уточнения важных обстоятельств дела, в ситуации, когда по делу появились новые, не известные ранее сведения. Иное отношение к делу влечет за собой нерациональную трату времени и сил как следователя, так и свидетелей, накопление раздражения со сторо­ны последних, что увеличивает возможность их неявки в суд, а также повышает вероятность потери, искажения доказательст­венной информации, оказания давления на свидетелей со стороны обвиняемых, их родственников и друзей.

Как уже отмечалось выше, преступные элементы часто оказывают воздействие на допрашиваемых лиц с целью препятствия дачи ими показаний. Сами лица, ставшие очевидцами и жертвами преступления, из-за страха перед преступниками могут отказать­ся от дачи показаний или от уже данных показаний. Наиболее эффективным в подобном случае должно являться предваритель­ное принятие мер к охране данных лиц от преступных посягательств. Однако действенного механизма защиты свидетелей, потерпевших, в частности от организованной преступности, нет и в новом УПК РФ141.
§ 11. Очная ставка

Очная ставка – следственное действие, заключающееся в одновременном освещении двумя допрашиваемыми лицами одних и тех же обстоятельств дела в присутствии друг друга.

Очная ставка по существу представляет собой одновременный допрос двух лиц. Поэтому в порядке производства очной ставки много общего с порядком производства допроса. Очная ставка является способом проверки ранее полученных в результате допросов доказательств.

Очная ставка проводится только при наличии существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц.

Предметом очной ставки являются именно те обстоятельства, по поводу которых различными лицами сообщались противоположные фактические данные, исключающие друг друга142.

Очная ставка может проводиться лишь между двумя уча­стниками процесса, причем ранее уже подробно допрошенными. Если противоречия имеются в показаниях нескольких лиц, необходимо проводить несколько очных ставок.

Очные ставки могут проводиться между различными участниками процесса: обвиняемый – обвиняемый, обвиняемый – потерпевший или свидетель, свидетель – свидетель и т.д. Очная ставка, как и любое иное следственное действие, проводится с соблюдением общих правил производства следственных действий, установленных ст. 164 УПК РФ.

При производстве очной ставки следует также руководствоваться правилами, установленными для производства допроса. Так, если участником очной ставки является несовершеннолетний, следует руководствоваться, в том числе ст. 191 УПК РФ.

Конкретные правила производства очной ставки установлены в ст. 192 УПК РФ.

Прежде всего, следователь выясняет у лиц, между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Затем допрашиваемым лицам поочередно предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка. После дачи показаний следователь может задавать вопросы каждому из допрашиваемых лиц. Лица, между которыми проводится очная ставка, могут с разрешения следователей задавать вопросы друг другу.

В ходе очной ставки следователь вправе предъявить вещественные доказательства и документы. Оглашение показаний допрашиваемых лиц, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки этих показаний допускаются лишь после дачи показаний указанными лицами или их отказа от дачи показаний на очной ставке.

В протоколе очной ставки показания допрашиваемых лиц записываются в той очередности, в какой они давались. Каждое из допрашиваемых лиц подписывает свои показания, каждую страницу протокола и протокол в целом.

Очная ставка проводится при наличии существенных разногласий в показаниях двух ранее допрошенных лиц143. По делам о различных преступлениях противоречия между показаниями соучастников преступления возникают нередко. Как правило, лица, осуществляющие содействие следователю (лица со слабой антиобщественной установкой, эпизодические участники отдельных преступных действий и другие неактивные члены преступной группы), дают правдивые или частично правдивые показания. Активные участники преступного сообщества и его организаторы, как правило, дают ложные показания, отрицая свою причастность к совершению преступлений, стараясь переложить свою вину на других участников. Нередки ситуации, когда ни один из обвиняемых не дает полностью правдивых показаний. При этом следователь при отсутствии веществен­ных доказательств вынужден использовать противоречивые позиции обви­няемых, потерпевших с целью установления истины по делу.

Основным тактическим правилом очной ставки является серьезная подготовка (прежде всего психологическая) участников очной ставки, дающих правдивые или частично правдивые пока­зания. Для поддержания их позиции следователю, чтобы сломить сопротивление активных членов преступного сообщества, требуется подготовка вещественных доказательств для предъявления, использование показаний других, признающихся лиц. При этом важно помнить, что если уровень психологической выносли­вости лица, дающего правдивые показания на очной ставке, невысок, то ее результат может быть отрицательным: психологически более слабое лицо изменит свои показания под влиянием более сильного. Очная ставка сама по себе является тактическим приемом, поэтому иногда эффективно проведение повторной очной ставки.

С другой стороны, проведение очной ставки далеко не всегда оправдано и безопасно. При планировании и проведении очных ставок следует быть весьма осторожным с тем, чтобы не навре­дить дальнейшему ходу предварительного расследования. Очную ставку следует проводить лишь в тех случаях, когда имеется твердая уверенность если не в получении положительного результата, то хотя бы в отсутствии отрицательного.

Например, если второстепенный участник банды дал признательные показания, изобличил других членов банды, вряд ли целесообразно проводить очную ставку с лидером, руководителем банды, отри­цающим свою причастность к ее деятельности. В подобной си­туации с достаточно высокой степенью вероятности возможно предсказать отрицательный результат очной ставки, заключаю­щийся в изменении показаний второстепенного участника банды либо в отказе от своих показаний лица, ранее изобличавшего других участников банды. В таких случаях, как представляется, очные ставки лучше не проводить. Между тем на практике следователи достаточно часто не учи­тывают это обстоятельство.

Кроме того, не всегда оправдано и проведение очной ставки между потерпевшими, свидетелями, с одной стороны, и подозре­ваемыми, обвиняемыми – с другой. Принимая решение о производ­стве очной ставки между данными субъектами процесса, следо­ватель должен проанализировать и учесть как данные о волевых качествах ее участников, так и возможную опасность оказания давления на свидетеля (потерпевшего) со стороны находящихся на свободе членов преступного сообщества, предупредить опасность, возможно, грозящую жизни, здоровью, имуществу свидетеля (потерпевшего) или членов его семьи.

Если на очную ставку свидетель явился с адвокатом, последний наделен теми же правами, что и при допросе свидетеля.


§ 12. Предъявление для опознания

«Предъявление для опознания как следственное действие производится с целью установления тождества, сходства или различия объекта, предъявляемого опознающему, который срав­нивает его признаки с запечатленным в памяти образом ранее наблюдавшегося объекта»144.

Объектами опознания могут быть:

1) лица: обвиняемый, подозреваемый, потерпевший. Не исключается возможность предъявления для опоз­нания и свидетеля. Например, в том случае, когда вызванное на допрос в качестве свидетеля лицо отказывается давать показания, утверждая, что ему ничего не известно по делу. А другой свидетель между тем показывает, что первый вводит следствие в заблуждение. В такой ситуации не исключается возможность предъявления первого лица для опознания его вторым;

2) предметы;

3) трупы;

4) участки местности и строения (естественно, только по фотографиям);

5) животные.

Опознающим может быть как подозреваемый или обвиняемый, так и потерпевший или свидетель.

Порядок предъявления для опознания установлен ст. 193 УПК РФ. Опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах, особенностях, по которым они могут его опознать.

Не может проводиться повторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам (ч. 3 ст. 193 УПК РФ). Следует добавить, что нельзя сначала показать опознаваемый объект, а потом предложить его опознать. Нельзя также производить опознание, если опознающий видел опознаваемого вторично, до предъявления для опознания, например у следователя, в суде.

Так, студентка Т. обратилась в РОВД с заявлением о групповом изнасиловании ее лицами, приехавшими из Дагестана. Сотрудники ОМОНа доставили из общежития, где произошло преступление, всех лиц, напо­минающих внешне жителей Дагестана. Каждого из них проводили перед Т., и затем следователь задавал вопрос: «Этот?» При положительном ответе производили затем официальное опознание. Безусловно, опознание в данном случае производилось с нарушением закона.

В этой связи представляется лишенной смысла норма, содержащаяся в ст. 289 УПК РФ, предусматривающая возможность производства опознания в суде. Как это можно сделать, если все уже видели друг друга, в том числе и в коридорах суда?

При производстве опознания участие понятых является обя­зательным. Следователь также может пригласить специалиста. Если опознаваемым является обвиняемый или подозреваемый, в опознании может принимать участие и его защитник. В производстве опознания могут принимать участие и законные представители. Указанные лица присутствуют при опознании, вправе знакомиться с протоколом опознания, делать подлежащие внесению в протокол заявления, дополнения, замечания, своими подписями удостоверяют правильность составления протокола.

Лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне похожими на него. Число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на опознание трупа. Перед началом опознания опознаваемому предлагается занять любое место среди предъявляемых лиц, о чем в протоколе опознания делается соответствующая запись.

При невозможности предъявления лица опознание может быть проведено по его фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других лиц, внешне похожих на опознаваемое лицо.

На практике довольно часто встречаются случаи нарушения УПК РФ, когда опознание проводится по фотографиям, хотя и не исключается возможность предъявления самого лица (например, когда обвиняемый находится в следственном изоляторе, а потерпевший отказывается явиться в СИЗО для участия в производстве опознания).

Встречались и такие случаи, когда потерпевшим показывали видеозапись лиц, доставляв­шихся в РОВД по подозрению в совершении грабежей и разбоев. И, если потерпевшие узнавали кого-то из них, составлялся протокол опознания. И в таких случаях результаты опознания следует считать недопустимыми, как полученные с нарушением УПК РФ.

Предмет предъявляется для опознания в группе однородных предметов, которых должно быть не менее трех. При невозможности предъявления предмета его опознание проводится по фотографиям.

Если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или один из предметов, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данные лицо или предмет. Наводящие вопросы недопустимы.

В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся рядом с опознающим.

По окончании опознания составляется протокол в соответствии со ст.ст. 166 и 167 УПК РФ. В протоколе указываются условия, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего. Если предъявление лица для опознания проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, то это также отмечается в протоколе.

В следственной практике встречаются довольно типичные нарушения закона, которые в ряде случаев приводят к признанию результатов опознания не имеющими юридической силы.

Так, закон требует, чтобы опознающий перед началом данного следственного действия дал показания о приме­тах и особенностях, по которым он может опознать подозревае­мого. Это требование закона не означает, что следует всякий раз перед опознанием допрашивать опознающего. Если ранее это лицо было подробно допрошено, в том числе и об особенностях внешности лица, предъявляемого затем на опознание, то незачем вновь допрашивать его. Но, во всяком случае, подобного рода показания в деле должны быть. Но следователи иногда производят опознание без такого предварительного допроса о признаках внешности опознаваемого лица.

Кроме того, при предварительном описании внешности лица, которое в дальнейшем будет предъявлено на опознание, следует не ограничиваться общими фразами (например, мужчина высоко­го роста с темными волосами), а по возможности более четко детализировать признаки внешности (в частности, с применением методик, используемых для составления словесного портрета). В том случае, если такая детализация не имеет места, результаты опознания в значительной мере теряют свое доказательственное значение, приобретают «сомнительный» характер. К сожалению, подобная ошибка допускается следователями достаточно часто.

Наконец, стоит указать и на тот факт, что по некоторым уго­ловным делам опознание, хотя и является необходимым, вовсе не про­водится следователем, который «подменяет» его очной ставкой, где потер­певший или свидетель заявляет, что он действительно видел подозреваемого (обвиняемого), и описывает, при каких обстоя­тельствах это произошло. В таком случае можно, на наш взгляд, вести речь либо о грубой ошибке следо­вателя, в результате которой не реализуется возможность собирания доказательств, либо о его недобросовестности (в си­туации, когда такая «подмена» происходит вследствие того, что следователь не уверен в положительном результате предъявления лица для опознания).


§ 13. Проверка показаний на месте

Цели и порядок производства проверки показаний на месте установлены ст. 194 УПК РФ.

Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для расследования уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы (ч. 2 ст. 194 УПК РФ).

Фактически проверку показаний на месте проводят давно и довольно часто. Но, поскольку это следственное действие не предусматривалось УПК РСФСР, его производство «маскировали», обозначая как допрос обвиняемого или подозре­ваемого на месте совершения преступления; осмотр с участием обвиняемого; следственный эксперимент.

Статья 194 УПК РФ закрепляет, что проверка показаний на месте производится в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Такое указание на цель проверки показаний на месте представляется слишком неопределенным, так как любое следственное действие направлено на установление обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Более точное представление о цели данного следственного действия можно сделать, проанализировав части 2, 4 ст. 194 УПК РФ, регламентирующие порядок проведения проверки показаний на месте. В соответствии с ней проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.

Кроме того, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

С учетом этого представляется, верной позиция С.А. Шейфера, в соответствии с которой непосредственной целью проверки показаний на месте является выявление достоверности либо недостоверности показаний путем их сопоставления с обстановкой на месте события.145

Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.

При производстве проверки показаний на месте участие понятых обязательно. Если в деле участвуют защитник, законный представитель, они также могут принимать участие в производстве данного следственного действия. Кроме них, может участвовать и специалист. По окончании составляется протокол с соблюдением общих тре­бований, установленных ст.ст. 166, 167 УПК РФ. В протоколе указываются все лица, которые участвовали в производстве проверки показаний на месте. Каждый из них вправе принести заявления, замечания, дополнения, подлежащие внесению в протокол. Правильность записей в протоколе эти лица, а также следователь удостоверяют своими подписями.
§ 14. Производство экспертизы

Назначение и производство экспертизы. Производство экспертизы – одно из важнейших следственных действий. Экспертиза – это тот канал, через который самые современные достижения науки удается использовать для решения задач уголовного судопроизводства.

В Уголовно-процессуальном кодексе рассматриваемое следственное действие называется «производство судебной экспертизы» (глава 27 УПК РФ). Термин «судебная» не означает, что судебные экспертизы могут назначаться лишь в суде. Он употребляется для того, чтобы отгра­ничить экспертизы, которые производятся в уголовном судопроиз­водстве от иных видов экспертиз (служебных).

Главное отличие судебных от иных экспертиз заключается в том, что их производство строго регламентировано нормами уголовно-процессуального права и нарушение этих норм может повлечь приз­нание результатов экспертизы не имеющими юридической силы, ничтожными для уголовно-процессуального доказывания.

В литературе принято разграничивать понятия «назначение экспертизы», «проведение экспертизы» и «производство экспертизы». Чаще всего (особенно в криминалистической литературе) в качестве собирательного используется понятие «проведение экспертизы». Считается, что проведение экспертизы включает деятельность по её назначению и производству. Между тем законодатель, как уже отмечалось, для обозначения соответствующего следственного действия использует термин «производство экспертизы». Производ­ство экспертизы как следственное действие состоит из нескольких этапов: назначения экспертизы, её фактического проведения (проведение исследования, составление заключения), оценки экспертного исследования следователем, ознакомления с заключением обвиняемого и других указанных в законе лиц, разрешения ходатайств, заявленных участниками уголовного судопроизводства после их ознакомления с заключением экспертов, допроса эксперта.

Таким образом, считаем, что для обозначения всех указанных выше действий в их совокупности следует использовать термин «производство экспертизы», как это и предусмотрено в УПК РФ.

В Уголовно-процессуальном кодексе дается определение понятий «судебная экспертиза», «эксперт», «экспертное учреждение». Так, в соответствии с УПК РФ «судебная экспертиза – экспертиза, производимая в порядке, установленном настоящим кодексом» (п. 49 ст. 5 УПК РФ), «эксперт – лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим кодексом, для производства «судебной экспертизы и дачи заключения» (ч. 1 ст. 57 УПК РФ), а экспертное учреждение – государственное судебно-экспертное учреждение или иное учреждение, которому поручено производство судебной эксперти­зы» (п. 60 ст. 5 УПК РФ).

Таким образом, для того чтобы то или иное лицо считать экспертом как участником уголовно-процессуальной деятельности, необходимо соблюдение двух условий:

1) это лицо должно обладать специальными знаниями (знаниями, а не познаниями», как в УПК РСФСР). Причем, в отличие от УПК РСФСР, УПК РФ не ограничивает круг знаний определенными (и это правильно). Экспертиза может быть назначена во всех случаях, когда требуются специальные знания независимо от сферы жизнедеятельности человека, а не только в науке, технике, искусстве или ремесле. Однако знания лица, привлекаемого в качестве эксперта, должны носить научный характер. Любое экспертное исследование в области уголовного судопроиз­водства может основываться лишь на устоявшихся, общепризнанных научных представлениях. Не может проводиться экспертиза на основе лишь только интуиции, жизненного опыта и даже исследований, хотя и раз­рабатывающихся наукой, но не получивших достаточно широкого признания в научной среде.

В качестве примера можно привести следующий. Недалеко от реки в бетонном колодце был обнаружен труп Г. с массивным раздробле­нием черепа в затылочной и височных частях головы. На шее трупа имелась странгуляционная борозда. Из заключения первона­чальной судебно-медицинской экспертизы следовало, что смерть наступила от асфиксии. Однако при проведении повторной комиссионной экспертизы эксперты пришли к иному выводу: смерть наступила в результате массивного раздробления черепа, а странгуля­ционная борозда носит посмертный характер, то есть душили Г., когда он был уже мертв. Была назначена третья по счету экспертиза. Эксперты пришли к выводу, что, поскольку осмотр и описание трупа как в прото­коле осмотра, так и в первоначальном заключении эксперта сдела­ны поверхностно, необходима эксгумация трупа. По объективным при­чинам произ­вести эксгумацию не представилось возможным. Тогда эксперт, который участвовал в осмотре трупа после его обнаружения и произ­водил первоначальную судебно-медицинскую экспертизу, был направлен следователем к известному ученому-психиатру. Последний ввел эксперта в гипнотическое состояние. Спустя два дня после этого сеанса эксперт был допрошен следователем.

Из его показаний следовало, что после проведения с ним означенных действий он отчетливо, спустя два дня после сеанса, вспомнил состояние трупа после его обнаружения. К протоколу допроса прилагалась схема. Однако при производстве новой экспертизы показания эксперта К. и его схема не были приняты во внимание. Эксперты признали, что проводимые с К. парапсихологические эксперименты не имеют под собой доста­точных научных обоснований и поэтому их результаты не могут ис­пользоваться в экспертных исследованиях.

История криминалистики знает примеры, когда ранее отвергавшиеся методы исследований спустя время используются при производстве экспертиз. Но происходит это лишь после того, как они получают достаточное научное обоснование.

Лицо, обладающее специальными знаниями, становится экс­пертом лишь после того, как оно назначено для производства экспертизы и дачи заключения. Возникает вопрос: «Кем назначено?» Ответ на этот вопрос зависит от того, где проводится экспертиза. Если экспертиза проводится в специальном экспертном учреждении, то конкретного эксперта назначает руководитель этого учреждения. Если же производство экспертизы поручается дознавателем, следова­телем, судом конкретному эксперту, в том числе и не работающему в специальном экспертном учреждении, тогда это лицо указывается в постановлении (определении) о назначении экспертизы, а значит, и назначается для производства экспертизы соответст­венно дознавателем, следователем, судом.

УПК РФ устанавливает процессуальное положение эксперта. Эксперт как участник уголовного судопроизводства наделен как правами, так и обязанностями. В соответствии со ст. 57 УПК РФ эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 204 УПК РФ эксперт вправе указать в своём заключении на обстоятельства, которые были установлены при производстве экспертизы и имеют значение для дела, хотя по их поводу не были поставлены вопросы в постановлении о назначении экспертизы.

Обязанности эксперта в УПК РФ сформулированы в форме запрета совершать определенные действия. В соответствии с ч. 4 ст. 57 УПК эксперт не вправе:

1) без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со ст. 307 УК РФ. Санкция этой статьи предусматривает, в том числе и лишение свободы на срок до пяти лет. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со ст. 310 УК РФ.

Кроме того, по смыслу ч. 2 ст. 205 УПК РФ эксперт не вправе давать показания по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы.

Следует заметить, что недостатком УПК РФ (в отличие от УПК РСФСР) является то обстоятельство, что в нём отсутствует указание на обязательность требования дознавателя, следователя, прокурора, суда о вызове эксперта как для самого эксперта, так и для руководителя учреждения, где работает эксперт, а также не установлена ответственность эксперта за неявку по вызову и за необоснованный отказ от производства экспертизы.

Кроме эксперта, к участию в деле может привлекаться и специалист. Как и эксперт, специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями. Однако в результате проведенного экспертом на основе своих специальных знаний экспертного исследования появляется новое доказательство, специалист же не проводит исследований. Его заключение представляет собой представленное в письменном виде суждение (мнение) по вопросам, поставленным сторонами и требующим для ответа наличия специальных познаний. Кроме того, специалист приглашается в процесс для оказания помощи в обнаружении, изъятии и закреплении доказательств, а также, в соответствии со ст. 58 УПК РФ, может быть привлечен к участию в процессуальных действиях:

1) для содействия в исследовании материалов уголовного дела;

2) для постановки вопросов эксперту;

3) для разъяснения суду и сторонам вопросов, «входящих в его профессиональную компетенцию».

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что понятия, используемые в уголовном судопроизводстве, не всегда идентичны общепринятому обыденному пониманию. Так, чаще всего для участия в производстве следственных действий в качестве специалистов приглашаются лица, занимающие должности экспертов. Но, принимая участие в производстве осмотров, обысков, других следственных действий, они занимают процессуальное положение именно специалистов, а не экспертов. С другой стороны, для производства экспертизы может быть приглашено как лицо, занимающее должностное положение эксперта в соответствующем экспертном учреждении, так и иное лицо, не являющееся экспертом по должности, но обладающее специальными знаниями.

Как и свидетель, эксперт может быть допрошен следователем и в суде. Однако эксперт – это не свидетель. Отличие эксперта от свидетеля заключается в следующем:


  1. в процессуальном положении: у эксперта больше как прав, так и обязанностей;

2) свидетелю стало известно об обстоятельствах, имеющих значение для дела, «вне дела». Эксперт узнаёт все необходимое для производства экспертизы из материалов дела, предоставленных ему следователем;

3) свидетель «незаменим». Если свидетелем может быть следователь, прокурор, судья, эксперт, то это лицо допускается в процесс лишь только в качестве свидетеля и именно свидетеля.

Эксперт же заменим. В частности, если эксперт был, например, очевидцем преступления, он подлежит отводу как эксперт и допра­шивается в качестве свидетеля.

Экспертиза должна быть назначена в любом случае, когда требуются специальные знания. В том числе и тогда, когда этими спе­циальными знаниями обладает следователь. В уголовном процессе запрещается совмещение в одном лице нескольких процессуальных функций (за исключением законного представителя, который может быть допрошен в качестве свидетеля).

Это объясняется просто: следователь может лишь собирать доказательства, но не создавать их. А заключение эксперта – самостоятельное доказательство, полученное экспертом в результате проведённого исследования.

Значение экспертизы в уголовном судопроизводстве велико. Это, как уже отмечалось, тот канал, через который в следственную и судебную практику внедряются самые современные достижения естественных, технических и иных наук.

В основе экспертизы лежит определенная отрасль научного зна­ния. Заключение экспертизы – доказательство, основанное на данных науки.

Вместе с тем не следует переоценивать возможности и результаты экспертиз. Во-первых, потому, что далеко не все вопросы можно выяснить лишь с помощью экспертов. Столь же важны и иные доказательства, например показания свидетелей. Во-вторых, эксперты также могут ошибаться или заблуждаться.

Эксперт – это не «научный судья». 3аключение эксперта подлежит столь же тщательной проверке и оценке, как и любое другое доказательство. Как и всякий другой человек, эксперт может при проведении экспертного исследования проявить недостаточную тщательность, добросовестность, может использовать недостаточно проверенные методики, наконец, может ошибаться.

Поэтому заключение эксперта, равно как и любое другое дока­зательство, не имеет заранее установленной силы, может быть отвергнуто следователем или судом.

При оценке заключения эксперта следователь не должен ограничиваться изучением только лишь выводов. Необходимо столь же тщательно ознакомиться и с описательно-мотивировочной частью заключения, убедиться, что экспертом использовались верные методики, не было допущено при проведении опытов небрежности, халатности или злоупотреблений.

Так, при расследовании дела об убийстве Д. работником милиции К. эксперты дали заключение о том, что выстрел был произведён с неблизкого расстояния. Этот вывод экспертов был основан на том, что на простреленной футболке Д. и лоскуте кожи с его тела не было обнаружено осаднений меди. При производстве повторной судебно-медицинско-баллистической экспертизы, назначенной судом, эксперты пришли к противоположному выводу: выстрел, в результате которого наступила смерть Д., был произведен с близкого расстояния. В данном случае, в отличие от эксперта, проводившего первоначальную экспер­тизу на футболке и лоскуте кожи были обнаружены массивные осаднения меди. Как оказалось, при производстве первоначальной экспертизы экспертом применялись реактивы, используемые для обнаружения не меди, а свинца.

Если бы следователь тщательно изучил заключение первоначальной экспертизы, то он бы назначил повторную экспертизу, а не направлял дело в суд.

Следует еще раз подчеркнуть, что нельзя слепо доверять заключению экспертов, необходимо тщательно изучить и оценить его.

Так, нередко врачи-психиатры, производящие судебно-психиатрическую экспертизу, ставят перед собой задачу – выявить и обосновать расстройство психической деятельности, в силу которого данное лицо в принципе не может отдавать отчёт своим дей­ствиям или руководить ими. В лучшем случае вопрос о невменяемости разрешается именно применительно к моменту проведения экспертизы, но не к моменту совершения общественно опасного деяния. Встречаются случаи, когда заключение судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости лица, в отношении которого она проводилась, очевидно сомнительно.

Так, К., работая водителем троллейбуса, однажды начал движение от остановки, не закрыв входную дверь. В результате из салона выпала пассажирка, которая получила тяжкие телесные повреждения. По делу проведено предварительное расследование, и оно с обвинительным заключением было направлено в суд. При подготовке к судебному разбирательству стало известно, что К. находится в данный момент на лечении в психиатрической больнице. Была назначена судебно-психиатрическая экспертиза. В экспертном заключении указывалось, что К. страдает хронической душевной болезнью и его следует признать невменяемым в отношении совершённого деяния – нарушения правил дорожного движения. Суд согласился с выводами экспертизы, освободил К. от уголовной ответственности и применил к нему принудительные меры медицинского характера. Собранные по делу доказательства прямо противоречили указанному выше выводу экс­пертов. Однако суд это противоречие между выводами судебно-психиатрической экспертизы и иными доказательствами проигнориро­вал.

Если выводы экспертов противоречат совокупности других доказательств, необходимо назначать повторную экспертизу. «Последнее слово» всегда остаётся за следователем, судом, а не за экспертом.

Обязательное производство экспертизы. Экспертиза должна быть назначена в каждом случае, когда для установления того или иного обстоятельства, имеющего значение для дела, требуются специальные знания.

Вместе с тем УПК РФ предусматривает случаи обязательного назначения экспертизы. В соответствии со ст. 196 УПК РФ назначение и производство экспертизы обязательны, если необходимо установить:

1) причины смерти;

2) характер и степень вреда, причиненного здоровью;

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;

4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для расследования уголовного дела, и давать показания;

5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для расследования уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

В УПК РФ в отличие от УПК РСФСР (п. 3 ст. 79) не предусмотрено обязательное назначение и производство экспертизы в отношении свидетеля для определения его психического или физического состояния в случаях, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Следственная и судебная практика значительно расширяет пе­речень случаев, когда производство экспертизы фактически является обязательным.

Так, обязательным является производство экспертизы для отнесения объекта к холодному или огнестрельному оружию, боеприпасам, наркосодержащим или ядовитым веществам и во многих других случаях.

При всех условиях действует общее правило: если для выяснения тех или иных обстоятельств требуются специальные знания, экспертиза должна быть назначена и произведена.

На практике встречаются самые разнообразные виды экспертиз: различные виды криминалистических и бухгалтерских экспертиз; психиатрические и судебно-медицинские экспертизы, технические, химические, физические и многие другие экспертизы. По мере раз­вития науки появляются новые виды экспертиз.

Любое экспертное исследование ограничено специальными зна­ниями, которыми обладает эксперт. И эксперт не вправе выходить за пределы своих знаний. Если эксперт не обладает специальными знаниями для того, чтобы ответить на вопрос, поставленный следователем, он обязан сообщить об этом следователю и отказаться от производства экспертизы. Соответственно и следователь не должен ставить на разрешение эксперта вопросы, которые не входят в компетен­цию эксперта.

Общепризнано, что перед экспертом не должны ставиться право­вые вопросы, а эксперт не должен на них отвечать. К числу таких вопросов относятся, в частности, вопросы о вменяемости, убийстве или самоубийстве, виновности или невиновности и иные правовые вопросы, которые должен разрешать следователь, но не эксперт.

Исходя из процессуальных особенностей, УПК РФ подразделяет все экспертизы на:

1) первоначальные, повторные и дополнительные;

2) комиссионные и комплексные.

Первоначальная экспертиза – это та, которая проводится впервые.

Повторная экспертиза назначается по тем же вопросам, что и первоначальная, в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов. Производство повторной экспертизы всегда поручается другому эксперту (ст. 207 УПК РФ).

Дополнительная экспертиза назначается при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела.

Производство дополнительной экспертизы может быть поручено как тому же, так и другому эксперту (ч. 1 ст. 207 УПК РФ).

На практике производство дополнительной экспертизы чаще всего поручается эксперту, который проводил первоначальную экспертизу. И это правильно, поскольку эксперт, проводивший иссле­дование, уже знаком с материалами дела, относящимися к экспертизе, и ему легче, чем новому эксперту, ответить на дополнительные вопросы или устранить неясности в заключении первоначальной экспертизы. Если же неясность или неполнота заключения столь значительна, что вызывает сомнения в обоснованности выво­дов, то необходимо назначать не дополнительную, а повторную эк­спертизу. Следует также иметь в виду и то, что неясности, имею­щиеся в заключении эксперта, могут быть выяснены и устранены в результате допроса эксперта после изучения его заключения.

Необходимость в назначении дополнительной экспертизы воз­никает, в частности, в следующих случаях:

1) следователь в силу различных причин не поставил на разрешение эксперта вопросы, которые, исходя из материалов дела, должен был изначально поставить;

2) дополнительные вопросы возникли уже после получения экспертизы;

3) в процессе производства экспертизы или после её произ­водства эксперт ставит в известность следователя о том, что в пре­делах его компетенции он смог бы ответить и на другие вопросы, которые ему не были поставлены, но для этого ему необходимы до­полнительные материалы.

Комиссионная судебная экспертиза производится двумя или более экспер­тами одной специальности. Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы (ч. 1 ст. 200 УПК РФ). На практике всегда комиссионно производится, например, судебно-психиатрическая экспертиза.

Если по результатам проведённых исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, то ими составляется единое заключение. В случае возникновения разногласий каждый из экспертов, участвовавших в производстве судебной экспертизы, даёт отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласия (ч. 2 ст. 200 УПК РФ).

Если при производстве комиссионной экспертизы эксперты не пришли к единому мнению по одному и тому же вопросу, дали на него различные ответы, чаще всего необходимо (но не обязательно) назначить повторную экспертизу и поручить её производство другим экспертам.



Комплексной является такая экспертиза, в производстве кото­рой участвуют эксперты разных специальностей.

В практике встречаются различные виды комплексных экспертиз: психолого-психиатрические, медико-баллистические, физико-технические и многие другие.

В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной судебной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объёме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришёл. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведённых им исследований, и несёт за неё ответственность (ч. 2 ст. 201 УПК РФ).

Эксперты могут подписать и заключение в целом (что чаще всего и бывает на практике), если они пришли к единому мнению по вопросам, поставленным следователем.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница