Ответственный редактор


ГЛАВА 3. ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА



Скачать 11.03 Mb.
страница3/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
ГЛАВА 3. ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. Понятие и система принципов уголовного процесса

Принципы уголовного процесса – это, прежде всего, наиболее общие, основные положения, характеризующие уголовный процесс в целом, его институты, стадии, процессуальный статус субъектов процессуальной деятельности.

Эти основные положения имеют подчиненный характер по отношению к целям процесса. Это как бы те вехи, те опорные точки, на которые должен опираться законодатель при установлении конкретного порядка производства по делу, и которыми надлежит руководствоваться правоохранительным органам при истолковании правовых норм, регулирующих такой порядок. Это промежуточное звено между задачами, которыми определяется уголовно-процессуальная деятельность, с одной стороны, и конкретными нормами, регулирующими порядок этой деятельности, с другой.

Каждый принцип закреплен в уголовно-процессуальном законе. Причем абсолютное большинство из них получили закрепление в Основном Законе – Конституции Российской Федерации. Поэтому принцип не просто руководящее положение, идея, но, прежде всего, норма уголовно-процессуального закона, имеющая прямое действие и подлежащая неукоснительному соблюдению, исполнению и применению.

Возникает вопрос о том, в какой именно форме то или иное положение должно быть закреплено в законе для того, чтобы можно было считать его принципом? Можно ли считать принципами уголовного процесса положения, не упомянутые в Главе 2 УПК РФ, носящей название «Принципы уголовного судопроизводства»?

Во-первых, отметим, что не все из норм, закрепленных в данной главе, отражают содержание какого-либо принципа уголовного процесса. Так, не содержит указания на принцип уголовного процесса статья 6 УПК РФ «Назначение уголовного судопроизводства».

Во-вторых, то, что закреплено в статьях, из которых состоит глава 2 УПК, не исчерпывает содержания провозглашенных в них принципов. Содержание каждого принципа раскрывается и конкретизируется во многих других нормах уголовно-процессуального закона. Так, в ст. 11 УПК РФ (также как в ст.48 Конституции РФ) закреплен принцип «Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту». Содержание этого принципа раскрывается в частности в ст.ст. 46, 47 УПК РФ (права подозреваемого и обвиняемого), 49-53 (участие защитника и его полномочия), ст.ст. 216 и 217 (права обвиняемого после окончания предварительного следствия) и во многих других.

В-третьих, как известно, нормы, закрепленные в Конституции РФ, имеют приоритетное значение по сравнению с правилами, вытекающими из норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, и в случае противоречия между ними должны применяться конституционные нормы. Аналогичным образом, приоритет перед УПК РФ имеют и нормы федеральных конституционных законов, регулирующие уголовно-процессуальные отношения (например, нормы ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»). Между тем, в Конституции РФ и ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» содержатся некоторые положения, имеющие основополагающее значение для уголовного процесса, отраженные в конкретных правилах УПК РФ, но не упомянутые, тем не менее, в статьях, составляющих Главу 2 УПК РФ. Например, в соответствии со ст. 19 Конституции РФ, все равны перед законом и судом. Аналогичное положение закреплено в ст. 7 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Данное положение имеет основополагающее значение для уголовного процесса, определяет существенные особенности всего его производства. Уголовно-процессуальный закон предусматривает лишь отдельные исключения из этого правила (в виде дополнительных гарантий от необоснованного привлечения к уголовной ответственности), допускаемые в отношении тех лиц, необоснованное привлечение которых к уголовной ответственности может быть особенно опасно для общества (судьи, прокуроры, адвокаты, депутаты законодательных (представительных органов власти, Уполномоченный по правам человека в РФ и т.д., см. ст. 447 УПК РФ). Поэтому, хотя данное положение и не упомянуто в Главе 2 УПК РФ, оно, несомненно, имеет характер принципа уголовного процесса (уголовного судопроизводства).

В-четвертых, анализ норм УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что в нем отражаются и прослеживаются в ходе всего уголовного судопроизводства некоторые важные, существенные, общие положения, которые, тем не менее, не включены и не сформулированы в Главе 2 УПК РФ. Так, не отражен в нормах, включенных законодателем в данную главу, принцип публичности (официальности) уголовного процесса. Однако его содержание отражается в многочисленных нормах УПК РФ, регламентирующих виды и обязанность осуществления уголовного преследования, порядок возбуждения, расследования и прекращения уголовного дела, порядок судебного разбирательства и пересмотра судебных решений. Поэтому нет никаких оснований считать, что данное положение не является принципом уголовного процесса.

Таким образом, несомненно, что каждый принцип должен найти отражение в уголовно-процессуальном законодательстве. Однако, по тому, каким образом это фактически реализовано, все принципы можно поделить на несколько групп:

1. Принципы, закрепленные в Конституции РФ и/или в Федеральных конституционных законах РФ (равенство всех перед законом и судом, право на свободу и личную неприкосновенность, осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон и т.д.). Данные положения, постольку, поскольку они имеют существенное, основополагающее значение для уголовного судопроизводства, будут являться принципами уголовного процесса, вне зависимости от того, отражено ли их содержание в Главе 2 УПК РФ.

2. Принципы, прямо закрепленные в Главе 2 УПК РФ (законность, язык уголовного судопроизводства, свобода оценки доказательств и т.д.).

3. Принципы, не записанные прямо в Конституции РФ, в Федеральных конституционных законах РФ, и не закрепленные в Главе 2 УПК РФ, но вытекающие из анализа содержания других норм УПК РФ.

С учетом многообразия возможных форм объективизации, закрепления в законе принципов уголовного процесса, при решении вопроса о том, является ли то или иное существенное, важное положение принципом уголовного процесса либо нет, следует обращать внимание на то, насколько общим оно является для уголовного процесса: распространяется ли оно на уголовный процесс в целом, либо только на часть его этапов, либо на отдельные уголовно-процессуальные институты. По этому критерию (степени общности) все основные, существенные положения, действующие в уголовном процессе, можно подразделить на три группы:

1) Общепроцессуальные принципы – положения, действие которых прямо или косвенно распространяется на все этапы, на каждую стадию уголовного процесса. К таким принципам относятся: равенство граждан перед судом и законом, публичность (официальность) уголовного судопроизводства, язык судопроизводства, обеспечение права на защиту и некоторые другие.

2) Положения, характеризующие либо только досудебное, либо только судебное производство. Так, только в досудебном производстве действует начало быстроты, а в производстве в суде – начало независимости судей.

3) Наконец, существуют и важные положения, относящиеся лишь к одной, отдельной стадии уголовного судопроизводства. Чаще всего их называют «общими началами». Так, к числу общих начал предварительного расследования следует отнести такие его общие начала, как индивидуализация, тайна предварительного следствия и другие. В стадии судебного разбирательства реализуются начала гласности, неизменности состава суда и другие.

По общему правилу, к числу принципов уголовного процесса следует относить только такие основные, важные положения, действие которых распространяется на все уголовное судопроизводство. Вместе с тем, некоторые конституционные положения, хотя и относятся, казалось бы, только к судебной деятельности, считаются общепроцессуальными принципами. К таким принципам относятся: осуществление правосудия по уголовным делам только судом, независимость судей и подчинение их только закону. Одновременно, другие положения Конституции РФ, распространяющиеся в полной мере только на судебное производство (например, гласность судебного разбирательства) в последнее время часто относят не к числу принципов, а к числу основных начал судебного разбирательства, хотя начало гласности находит отражение и на других стадиях уголовного судопроизводства (хотя и в ограниченном объеме).

Некоторые принципы в неравной степени реализуются на различных стадиях уголовного судопроизводства. Например, принцип состязательности в полной мере реализуется лишь на судебных стадиях уголовного процесса, в досудебном производстве находят отражение лишь некоторые элементы этого принципа. Тем не менее, данное положение может считаться принципом уголовного процесса в целом, в силу своего важного значения для судопроизводства.

Таким образом, в силу того, что не существует формальных и однозначных критериев, по которым можно было бы легко и безошибочно отличить принцип уголовного процесса от положения, не являющегося его принципом, различные авторы предлагают разные перечни принципов уголовного процесса. При этом существует ряд общепризнанных уголовно-процессуальных принципов, существование которых признается всеми (или почти всеми) учеными. К их числу можно, например, отнести принцип презумпции невиновности, принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Относительно же других положений не существует единообразия во взглядах на вопрос о том, следует ли их считать принципами уголовного процесса и как следует их правильно сформулировать. Так, не всеми признается существование принципа публичности (официальности) уголовного процесса, не все считают возможным считать общепроцессуальным принципом состязательность уголовного судопроизводства, имеется точка зрения, в соответствии с которой не являются самостоятельными принципами уголовного процесса уважение чести и достоинства личности, неприкосновенность личности, жилища, тайна переписки и т.д., так как все это проявления одного, более широкого принципа – принципа обеспечения в уголовном судопроизводстве прав и свобод человека и гражданина, и.т.д. Поэтому предложенный ниже перечень принципов уголовного процесса является авторским, в других учебниках и учебных пособиях можно найти иные позиции на этот счет.

Принципы уголовного процесса взаимосвязаны между собой, реализация одного из них связана с реализацией другого (других). Так, немыслима реализация принципа обеспечения права на защиту, если лицу, не владеющему языком судопроизводства, не будет предоставлен переводчик. Совокупность принципов представляет собой стройную и единую систему. Именно по системе принципов можно судить о типе процесса и его сущности в конкретном государстве на конкретном этапе его развития.

Однако, при этом следует иметь в виду, действительно ли реализуются нормы-принципы в практической правоприменительной деятельности. Ведь любой самый хороший закон может вовсе не применяться, либо его применение на практике может быть настолько извращено, что он превращается в свою противоположность. Так, в Конституции СССР 1936 года были закреплены такие важнейшие демократические принципы, как равенство граждан перед законом и судом, осуществление правосудия только судом, независимость судей и т.д. Между тем, общеизвестно, что именно на 30-е годы ХХ столетия пришелся пик репрессий.

В то же время, нельзя упускать из вида и то, что в настоящее время нет практически ни одного принципа без исключения. Дело в том, что, как уже оговорено, принципы уголовного процесса не имеют абсолютного характера. Принципы вторичны по отношению к целям уголовного процесса, должны обеспечивать достижение этих целей по конкретному делу. Но в некоторых случаях эти принципы могут входить в противоречие с какими- то из целей процесса, либо они могут войти в противоречие друг с другом. В этом случае допускаются изъятия из того или иного принципа, которые непременно должны быть оговорены в законе. Например, принцип публичности (официальности) уголовного процесса может войти в противоречие с одной из сторон предназначения уголовного процесса – необходимостью защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления. В конкретной ситуации интересам потерпевшего может более соответствовать не продолжение уголовного преследования и назначение виновному уголовного наказания, а примирение обвиняемого с потерпевшим, возмещение потерпевшему имущественного и компенсация морального вреда. С учетом этого законодатель, учитывая также необходимость охраны публичных интересов, интересов общества в целом, устанавливает перечень случаев и условия, в которых частные интересы потерпевшего могут получить приоритет перед общественным интересом, заключающимся в установлении наказании лица, совершившего преступление (например, устанавливая основании и порядок прекращения уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим). Данные случаи при этом представляют собой исключения из принципа публичности. При изложении содержания отдельных принципов уголовного процесса мы будем в дальнейшем оговаривать в ряде случаев и исключения из них, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством.
§ 2. Разрешение уголовных дел, признание виновным в совершении преступления и назначение уголовного наказания исключительно судом

В соответствии со ст. 8 УПК РФ, носящей название «Осуществление правосудия только судом»:

«1. Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено настоящим Кодексом.»

Таким образом, в уголовно-процессуальном законе, как и обычно в литературе данный принцип формулируется как «принцип осуществления правосудия только судом». Однако, напомним, правосудие - это осуществляемая в процессуальной форме и направленная на защиту прав и законных интересов граждан, юридических лиц и государства деятельность суда по рассмотрению и разрешению правовых споров. Поэтому правосудие, по определению, не может осуществляться иными органами, кроме суда, и принцип, в такой его формулировке, не имеет никакого смысла, содержания, внутренней сущности.

Поэтому обращаться следует к содержанию правосудия, представляющему собой деятельность по разрешению правовых споров.

В соответствии со ст. 6 Европейской Конвенции о правах человека, каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Данное право, несколько иным образом закреплено и в Конституции РФ. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Таким образом, каждый имеет право обращаться к судебной защите в случае возникновения любого правового спора.

Разрешать гражданско-правовые, экономические, административно-правовые споры, наказывать за совершение административных правонарушений могут не только суды, но и иные органы в случаях и пределах, определяемых законами РФ. Здесь участник спора вправе самостоятельно решать: инициировать ли ему судебную процедуру рассмотрения спора или решать спор во внесудебном порядке, предусмотренном законом (например, можно обратиться в третейский суд для разрешения гражданско-правового спора или согласиться с взысканием, наложенным за совершение административного правонарушения, несудебным органом).

Однако, особенность уголовного процесса состоит в том, что в его ходе решаются вопросы, имеющие исключительно важное значение как для лица, привлекаемого к уголовной ответственности, так и для общества в целом. Ошибки при решении этих вопросов очень опасны. Поэтому в окончательной форме решать основные вопросы, стоящие перед уголовным процессом (т.е. делать вывод о виновности лица в совершении преступления и назначать ему наказание) вправе только суд. Для разрешения этих вопросов никакие иные органы и способы, кроме судебного порядка, непригодны.

Это объясняется тем, что:

1) именно при разрешении уголовных дел возможно наиболее серьезное государственное принуждение, в случае необоснованного осуждения наступают наиболее значительные негативные последствия;

2) суд является таким органом, который (в силу своей организации, независимости, принципов деятельности) в наибольшей степени застрахован от возможных ошибок.

Поэтому применительно к уголовному процессу рассматриваемый принцип более верно сформулировать следующим образом: разрешение уголовных дел, признание лица виновным в совершении уголовного преступления и назначение уголовного наказания производится только судом. Никакой другой орган, кроме суда, такие решения принимать не вправе.

Возникает в таком случае вопрос, какой орган может (или, напротив, не может) считаться судом в смысле ст. 6 Европейской Конвенции и ст. 49 Конституции РФ.

Европейский Суд по правам человека при рассмотрении дел «Ле Конт, Ван Левен и Де Мейер против Бельгии» и «Кэмпбелл и Фел против Соединенного Королевства» подвел своеобразный итог многолетней практике по вопросу о том, какой орган может считаться судом, сформулировав 2 группы требований к особенностям организации и деятельности такого органа:

1) он должен быть независимым. Может быть назван судом только орган, обладающий как независимостью по отношению к исполнительной власти, так и независимостью по отношению к сторонам. Члены суда при этом не должны испытывать беспокойства по поводу возможной зависимости решения вопроса о прекращении их полномочий от итога разрешения дела.23 Вынесенное в итоге судебное решение должно иметь обязательный характер и не может быть изменено несудебным органом;

2) должны соблюдаться гарантии судебной процедуры.24

Таким образом, другая сторона рассматриваемого принципа заключается в том, что суд принимает решение не произвольно, а только после исследования всех обстоятельств дела в предусмотренном законом порядке. Если не соблюдена судебная процедура, если решение по уголовному делу принимается даже и судебным органом, но без проведения судебного разбирательства с соблюдением установленного порядка, то нельзя говорить о том, что имело место соблюдение принципа, в соответствии с которым разрешение уголовных дел, признание лица виновным в совершении уголовного преступления и назначение уголовного наказания производится только судом. В этом отношении рассматриваемый принцип очень тесно связан с такими принципами уголовного процесса, как состязательность уголовного судопроизводства и предоставление подозреваемому, обвиняемому права на защиту, принцип языка судопроизводства и другими принципами, определяющими порядок проведения судебной процедуры, поскольку их нарушение судом означает, одновременно, и нарушение принципа разрешения уголовного дела только судом.

Еще одно необходимое условие реализации рассматриваемого принципа состоит в том, что у суда должны иметься необходимые полномочия по делу, он должен иметь право принять в результате рассмотрения дела то или иное решение по существу спора.25 Если таких полномочий у суда нет, то принятое им решение также не является «судебным» по своему существу и рассматриваемый принцип нарушается.

Более того, принимать соответствующее решение по делу имеет право не любой суд, а только тот, к подсудности которого данное дело отнесено законом. В соответствии со ст. 47 Конституции РФ, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Нарушение этого правила также будет свидетельствовать о нарушении рассматриваемого принципа уголовного процесса.

В уголовном процессе (в отличие от гражданского процесса, а также от процедуры разрешения дел об административных правонарушениях) обращение к судебному порядку для решения вопросов о том имело ли место преступление, о виновности обвиняемого и назначении ему наказания, по общему правилу, рассматривается не только как право обвиняемого, подозреваемого, но как обязанность, в равной мере распространяющаяся на всех участников уголовного процесса. Так, органы, действующие на стороне обвинения, обязаны подготовить необходимые материалы и выполнить все условия, соблюдение которых необходимо для рассмотрения дела судом, представить уголовное дело в суд и поддерживать по нему государственное обвинение, а обвиняемый обязан предстать перед судом, и не может предпочесть ему несудебный порядок урегулирования спора.

В то же время, и в уголовном процессе действие этого принципа небезгранично. В нешироких, четко ограниченных законом рамках, несудебные органы при определенных условиях могут разрешать уголовные дела (не признавая лицо виновным в совершении преступления и не назначая ему наказания). В частности:

1) органы предварительного расследования и прокурор могут в ходе досудебного производства собственным решением прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении конкретного лица, если убедятся в том, что преступление не имело места или данное лицо не причастно к его совершению. Такое постановление может быть обжаловано в суд заинтересованными лицами;

2) уголовное дело может быть прекращено и по так называемым «нереабилитирующим основаниям» (например, в связи изданием акта амнистии, в связи с деятельным раскаянием подозреваемого или обвиняемого или в связи с примирением с потерпевшим), но только с согласия лица, в отношении которого велось уголовное преследование. Такое решение может быть принято как несудебными органами, так и судом, но без рассмотрения уголовного дела в порядке, установленном законом, т.е. без надлежащей судебной процедуры. Необходимость получения согласия подозреваемого, обвиняемого на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям вытекает именно из обязанности государства обеспечить ему право на доступ к судебной защите, и представляет собой другую гарантию реализации этого права, наряду с принципом разрешения уголовных дел, признания лица виновным в совершении уголовного преступления и назначения уголовного наказания только судом;

3) если, уже после поступления уголовного дела в суд, прокурор придет к выводу о том, что представленные доказательства не подтверждают обвинение, он имеет право отказаться от обвинения, а суд в этом случае обязан прекратить уголовное дело или уголовное преследование полностью или в соответствующей его части. Формально решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в этом случае принимает суд, однако он в данном случае не имеет полномочий на принятие какого-либо иного решения даже в том случае, если он в итоге исследования доказательств по делу пришел к полярно противоположному выводу – о виновности обвиняемого в инкриминируемом ему деянии. Поэтому в данном случае также нельзя говорить о том, что реализуется рассматриваемый принцип. Однако усмотрение прокурора, свобода его в принятии решения о прекращении уголовного дела или уголовного преследования несколько ограничена условиями, предусмотренными в законе и предписанными Конституционным Судом РФ, в соответствии с которыми отказ прокурора от обвинения:

а) должен быть мотивированным (со ссылкой на предусмотренные законом основания);

б) вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты;

в) законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде.26

Наконец, УПК РФ предусмотрел и еще одно исключение из принципа разрешения уголовных дел, признания виновным в совершении преступления и назначения уголовного наказания исключительно судом. В соответствии с правилами, установленными Главой 40 УПК РФ, при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением судебное решение по делу может быть принято в особом порядке, без проведения устного, непосредственного исследования доказательств. Судебное решение при этом выносится без соблюдения обычной судебной процедуры, что как мы уже показали, является одним из критериев для решения вопроса о том, был ли в конкретном случае соблюден судебный порядок разрешения дела. Таким образом, в данном случае разрешение уголовного дела, признание лица виновным в совершении уголовного преступления и назначение ему уголовного наказания осуществляется хотя и судебным органом, но, по существу, в несудебном порядке. Столь существенное отступление от принципа разрешения уголовных дел, признания виновным в совершении преступления и назначения уголовного наказания исключительно судом может происходить только при соблюдении ряда условий, установленных уголовно-процессуальным законом. К их числу можно отнести следующие:

а) согласие обвиняемого с предъявленным обвинением и заявление им ходатайства о применении особого порядка принятия судебного решения;

б) согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего на применение особого порядка принятия судебного решения;

в) обвиняемому вменяется в вину совершение преступления, наказание за которое не может превышать 10 лет лишения свободы;

г) суд удостоверился, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства и что ходатайство было заявлено им добровольно и после проведения консультаций с защитником;

д) ходатайство заявлено в присутствии защитника;

е) судебное заседание проводится с участием подсудимого и его защитника;

ж) судья убедился, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Многочисленные условия применения особого порядка принятия судебного решения в своей совокупности направлены на то, чтобы исключить возможность применения такого, несудебного, по существу, порядка в ситуациях, когда отсутствует добровольный отказ обвиняемого, обвинителя, потерпевшего от своего права на доступ к судебному разрешению спора, а также в случаях, когда возможно назначение особенно серьезного уголовного наказания, поскольку это делает еще более опасной возможную ошибку при разрешении уголовного дела по существу. Столь существенные ограничения в использовании особого порядка принятия судебного решения связаны именно с тем, что он представляет собой исключение из чрезвычайно важного принципа уголовного судопроизводства – принципа разрешения уголовных дел, признания виновным в совершении преступления и назначения уголовного наказания исключительно судом.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница