Ответственный редактор


§ 3. Независимость судей и подчинение их только закону



Скачать 11.03 Mb.
страница4/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
§ 3. Независимость судей и подчинение их только закону

Мы уже указали, что только реально независимый орган может считаться судом. Поэтому реальному обеспечению независимости судей и судебной системы в целом уделяется очень большое внимание.

«Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону», - гласит ст. 120 Конституции РФ.

В своей деятельности по осуществлению правосудия судьи независимы, подчиняются только закону и никому не подотчетны. Проявление неуважения к суду или к судьям влечет установленную законом ответственность. Это записано в ст. 1 Закона «О статусе судей в Российской Федерации».

В содержание принципа независимости включаются следующие элементы:

1) судья – единственный государственный служащий, который никому не подчиняется и ни перед кем не отчитывается в своей работе;

2) все решения судья принимает самостоятельно, никто не вправе воздействовать на судей при принятии ими решений;

3) всякое вмешательство в деятельность суда, от кого бы оно не исходило, преследуется по закону, в том числе и в уголовном порядке;

4) при рассмотрении дела в коллегиальном составе все судьи, входящие в коллегию, равны, никто из них не имеет преимуществ;

5) любое решение судья принимает, руководствуясь совестью и законом. Таким образом, судья независим только в рамках закона. Закон служит гарантией от судебного произвола.

Конституция РФ, Закон РФ «О статусе судей», другие федеральные законы устанавливают социальные, политические, экономические и юридические гарантии независимости судей.
§ 4. Законность

Принцип законности – общепроцессуальный принцип. Более того, законность – общеправовой принцип, общеправовое требование, которому должна отвечать деятельность всех государственных органов и должностных лиц, юридических и физических лиц.

Применительно к уголовному судопроизводству принцип законности сформулирован в ст. 7 УПК РФ, которая состоит из 4 частей:

«1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.



  1. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

  2. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путём доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными».

Таким образом, законодатель вкладывает в содержание принципа законности следующие существенные черты:

1. Приоритет при производстве по уголовному делу правил, установленных в УПК РФ, перед правилами, установленными в иных федеральных законах или иных нормативных правовых актах.

По смыслу ст.ст. 1 и 7 УПК РФ нормы уголовно-процессуального права должны содержаться лишь в Уголовно-процессуальном кодексе. Однако пока что это положение не реализовано. Так, нормы уголовно-процессуального характера содержатся в таких федеральных законах, как, например, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», «О порядке содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых», «О статусе судей» и других. Но если эти нормы противоречат нормам, содержащимся в УПК РФ, должны применяться нормы УПК РФ.

Данное правило с учетом положений ст. 1 УПК РФ, норм Конституции РФ, Постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 года № 13-П, не относится к вопросам разрешения возможных коллизий между УПК РФ и Конституцией РФ, какими бы то ни было федеральными конституционными законами, международными договорами РФ, и распространяется лишь на случаи, когда положения иных федеральных законов, подзаконных нормативно-правовых актов, непосредственно регулирующие порядок производства по уголовным делам, противоречат УПК РФ. Это означает, в частности, что, как и преж­де, органы предварительного расследования, прокурор, суд не могут не руководствоваться Конституцией РФ, постановлениями Конституционного Суда РФ, в которых нормы УПК РФ признаются не соответствующими Конституции РФ, а также тем толкованиям, которые даются нормам УПК РФ в Решениях Конституционного Суда РФ. Одновременно, для них являются обязательными общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, а также те толкования норм Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., которые даются Европейским Судом по правам человека (однако применение Решений Европейского Суда по правам человека вызывает существенные трудности, о которых мы уже говорили выше).

2. Обязательность соблюдения норм УПК РФ при производстве по уголовному делу.

Однако при этом, положения ст. 7 УПК РФ могут создать впечатление, что требование соблюдения закона распространяется только на деятельность органов, ведущих уголовный процесс (суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель). Между тем, в соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК РФ: «Порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства». Отсюда следует, что требование соблюдения закона должно относиться не только к должностным органам и лицам, осуществляющим уголовно-процессуальное производство, но и ко всем участникам уголовного процесса. Деятельность последних также должна соответствовать закону. Следователь же, прокурор должны не только сами не нарушать закон, но и принимать меры к тому, чтобы закон не нарушали иные участники уголовного судопроизводства.

Законодатель устанавливает в ст. 7 УПК РФ также и последствия нарушения норм УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем. Доказательства, полученные таким путём, должны быть признаны недопустимыми. В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания (предусмотренных ст. 73 УПК РФ).

Следует указать при этом, что такое требование признания доказательств недопустимыми в случае, если они получены с нарушением закона, является совершенно однозначным и не поставлено законодателем в зависимость от каких-либо условий (существенности нарушения, воздействия допущенного нарушения закона на достоверность такого доказательства и пр.). Таким образом, здесь имеет место исключение из принципа свободной оценки доказательств, в соответствии с которым никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В отличие от этого, во Франции, например, отсутствуют формальные правила об исключении из числа доказательств, тех, что получены с нарушением закона, поскольку считается, что достоверность доказательства имеет приоритет перед их допустимостью (подробнее об этом см. в Разделе 6 настоящего учебника).

3. В ч.4 ст. 7 УПК РФ закреплено положение, в соответствии с которым законность актов суда, судьи, прокурора, следователя, дознавателя фактически неотделима от их обоснованности и мотивированности. Это – весьма существенное обстоятельство, поскольку не могут считаться действительно законными акты, которые, хотя формально вынесены в пределах полномочий того или иного лица, но приняты необоснованно и/или являются немотивированными. Так, не может считаться принятым в соответствии с законом постановление судьи об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения, если в нем не указаны обстоятельства, указывающие на наличие оснований для избрания меры пресечения, либо если оно не мотивировано, то есть отсутствует указание на то, какими сведениями подтверждается наличие таких обстоятельств.

Обобщая всё изложенное выше, можно сделать следующие выводы:

1. Осуществляя предварительное расследование и судебное разбирательство, дознаватель, следователь, прокурор и суд должны руководствоваться в процессуальной деятельности Уголовно-процессуальным кодексом РФ и не применять нормы иных федеральных законов и ведомственных нормативных актов, если они противоречат нормам УПК РФ.

2. Все процессуальные решения дознавателя, следователя, прокурора, суда, в том числе и не требующие вынесения постановления (например, о вызове на допрос в качестве свидетеля), должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

3. Суд, прокурор, дознаватель, следователь должны требовать соблюдения закона и другими участниками уголовного судопроизводства, принимая меры к устранению нарушения закона с их стороны.

Обеспечивается реализация принципа законности с помощью следующих правовых средств:

1. Любое нарушение УПК РФ при производстве действий по собиранию доказательств должно влечь признание доказательства недопустимым, а значит, и не имеющим юридической силы.

2. Ряд принципов уголовного судопроизводства, основных условий судебного разбирательства, прав участников процесса содержит, в частности, гарантии против нарушений закона в виде ущемления предусмотренных законом прав участников уголовного судопроизводства и иных лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство (сюда можно отнести, в частности, право подозреваемого, обвиняемого на участие защитника, гласность судебного разбирательства, принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и т.д.).

3. Участникам уголовного судопроизводства предоставлено право судебного обжалования решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб их конституционным правам и свободам либо затруднить их доступ к правосудию.

4. Стадийный характер уголовного процесса подразумевает и осуществление контроля на каждой последующей стадии за законностью деятельности, осуществлявшейся на предыдущей стадии процесса. В случае обнаружения нарушений закона, допущенных на предыдущей стадии, органу, осуществляющему деятельность на последующей стадии уголовного процесса, как правило, предоставлена возможность самостоятельно исправлять эти нарушения (если это возможно), либо иным образом реагировать на них, с целью устранения их последствий для уголовного процесса. Так, обнаружив, что уголовное дело возбуждено незаконно, следователь или прокурор могут прекратить его. Судья, обнаружив, что в ходе предварительного расследования допущены существенные нарушения закона вправе, в зависимости от их характера, либо вернуть уголовное дело прокурору для устранения соответствующих нарушений закона, либо признать недопустимыми доказательства, полученные с нарушением закона и т.д.

5. Если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

Соотношение принципа публичности с другими принципами уголовного процесса заключается в том, что, поскольку содержание всех принципов обязательно находит отражение в законе, то нарушение любого принципа уголовного процесса будет означать одновременное нарушение принципа законности. Поэтому данный принцип иногда называют «принципом принципов уголовного процесса».

Одновременно, это – один из немногих принципов уголовного процесса, из которого нет (и не может быть) исключений. Однако он может «размываться» законодателем в том случае, когда решение слишком многих вопросов ставится в зависимость от усмотрения правоприменителя, когда чрезмерно расширяются дискреционные полномочия суда, других органов. ведущих уголовный процесс. Чем шире их усмотрение, тем уже сфера применения принципа законности.
§ 5. Равенство граждан перед законом и судом

Этот важнейший принцип уголовного процесса и правосудия в целом не нашел своего закрепления в УПК РФ, что следует отнести к его существенным недостаткам.

Вместе с тем, принцип равенства закреплен в ст. 19 Конституции Российской Федерации, является конституционным принципом, а потому не может не действовать и в уголовном процессе. В соответствии со ст. 19 Конституции РФ:

1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Принцип равенства перед законом и судом действует при осуществлении правосудия не только по уголовным делам, но и по делам об административных правонарушениях, по гражданским делам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Сущность этого принципа заключается в том, что ни пол, ни расовая и национальная принадлежность, ни происхождение, ни социальное и имущественное положения, ни образование, ни язык, ни отношение к религии, ни род и характер занятий, ни место жительства, ни другие обстоятельства не создают никаких привилегий или оснований для дискриминации ни одному лицу, участвующему в деле, и не влияют на ход дела и его результат.

Реализация принципа равенства не носит абсолютного характера. В уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрены случаи неравного отношения к определенным категориям граждан, а также установлены привилегии для некоторых категорий лиц. Так, например, Конституция РФ и УПК РФ предусматривают особый порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов, судей, прокуроров, следователей, адвокатов и некоторых других категорий лиц. Это служит гарантией их неприкосновенности, без которой они не смогли бы надлежащим образом выполнять свои обязанности либо является дополнительной защитой их от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, поскольку оно может принести вред интересам осуществления правосудия по другим делам. Несколько отличается порядок осуществления уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних (для учета особенностей их возраста и предоставления им повышенного уровня правовой защиты). Только лица, обвиняемые в совершении преступлений, подсудных краевому, областному суду или судам соответствующего уровня, а также обвиняемые по иным делам, подлежащим рассмотрению этими судами, имеют право на рассмотрение их дел судом с участием присяжных заседателей и т.д.

Однако все эти случаи неравенства:

1) должны быть четко и недвусмысленно указаны в законе;

2) должны обусловливаться объективными причинами, исключительными обстоятельствами, отсутствие которых способно причинить больший вред охраняемым законом интересам отдельных лиц и общества в целом.
§ 6. Публичность (официальность)

Публичность – один из самых «многоликих» принципов уголовного процесса, относительно конкретного содержания которого среди ученых не существует единой позиции27.

Само наименование «публичность» основано на разграничении отраслей права на «публичные» и «частные». В основе такого разграничения лежит представление о том, что решение чрезвычайно важного для каждого общества и государства вопроса о том, что является более приоритетным: интересы отдельной личности или же интересы общества в целом, должно зависеть от особенностей конкретной сферы жизнедеятельности. При этом регулирование тех областей общественной жизни, в которых более значимы интересы конкретного индивида, отдается «частному праву» (гражданское, семейное право), а те сферы жизни общества, в которых преобладающее значение имеют общественные потребности, регулируются «публичным правом» (уголовным, административным, налоговым и пр.). В этом смысле уголовный процесс, безусловно, является «публичным», поскольку уголовные преступления наносят ущерб обществу в целом и уголовное преследование, установление лиц, виновных в совершении преступлений и назначение им справедливого наказания осуществляются не в интересах отдельных лиц, а в интересах всего общества.

Уголовный процесс предназначен для защиты общественных (публичных) интересов, которые состоят прежде всего в установлении истины по делу, в выявлении и наказании виновных и освобождении от уголовной ответственности лиц, невиновных в совершении уголовного преступления. В то же время, нельзя забывать и о том, что в соответствии со ст.2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. С учетом этого, являются общественными и интересы частных лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, если такие интересы охраняются законом, реализуются в формах, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. С этой точки зрения: защита интересов лица, пострадавшего от преступления, реализация прав обвиняемого на защиту от обвинения - также предмет общественных (публичных) интересов.ой жизни х областях жизнедеятельности. ом, должно зависеть от тва и государства вопроса о том, что является более прио

Сводя же воедино различные точки зрения на понятие и основные черты публичности как принципа уголовного процесса, следует заметить, что в содержание данного принципа включаются 3 различных аспекта, которые, на наш взгляд, не исключают, а взаимодополняют друг друга, указывают на различные стороны его сущности, внутреннего наполнения.

1. Публичность как «официальность» уголовного судопроизводства. Данный аспект, «угол зрения» на принцип публичности указывает на то, что, поскольку уголовный процесс ведется в интересах всего общества, то инициатива в его осуществлении и ответственность за его ход и результаты должна возлагаться не на частных лиц, а на государственные органы и на их должностных лиц. Это проявляется в том, что в уголовном процессе, как правило, не действует положение, выраженное в римском праве афоризмом: «желающий осуществить право должен позаботиться об этом самостоятельно»28. Официальность уголовного судопроизводства выражается, в частности, в том, что обязанность осуществления уголовного преследования в российском уголовном процессе, по общему правилу, возлагается не на частных лиц, а на государство в лице специально уполномоченных на это органов и должностных лиц: органов дознания, дознавателей, следователей, прокуроров. Именно на этих субъектов (а не на потерпевшего и не на обвиняемого) возлагается в уголовном процессе и бремя доказывания. В ряде случаев, государственные органы и должностные лица, ведущие уголовный процесс (суд, прокурор, следователь и т.д.), обязаны предпринимать меры, направленные на защиту прав и законных интересов участвующих в деле лиц, независимо от того, выражалось ли ими соответствующее желание.

2. Публичность как выражение начала, противоположного началу диспозитивности. В гражданском, арбитражном процессе преобладает начало диспозитивности, в соответствии с которым стороны имеют широкие возможности распоряжаться предметом процесса, своими правами и обязанностями в ходе его осуществления. В отличие от этого, начало публичности в уголовном процессе проявляется в том, что здесь очень сильно ограничена возможность сторон по собственному усмотрению влиять на то, будет ли начат процесс, какое обвинение будет предъявлено, каким будет результат судопроизводства и т.д. Эти и многие другие вопросы решаются, как правило, органами и должностными лицами, ведущими уголовный процесс, без учета мнения сторон.

3. Публичность как противоположность целесообразности.

В этом смысле начало публичности, в некоторой степени, сближается с началом законности. Публичность в данном понимании означает, что государственные органы и должностные лица, ведущие уголовный процесс должны осуществлять свою деятельность не по собственному усмотрению, не исходя из соображений своего удобства, но в строгом соответствии с законом. Это проявляется в том, что, по общему правилу, в РФ уголовное дело должно быть возбуждено специально уполномоченными на то органами в каждом случае, когда имеются повод и основание к возбуждению дела. Это дело должно быть всесторонне, полно и объективно расследовано и передано в суд в каждом случае, когда собраны достаточные доказательства, дающие основание полагать, что обвиняемым было совершено преступление, вменяемое ему в вину. Именно обвинение, основанное на собранных доказательствах, должно стать предметом судебного разбирательства. Государственный обвинитель должен отстаивать обвинение постольку, поскольку оно основывается на собранных доказательствах и должен отказаться от обвинения, если придет к выводу, что оно не обоснованно и т.д. Государственные органы и должностные лица, ведущие уголовный процесс в России, не должны принимать во внимание соображения удобства и целесообразности осуществления уголовного преследования. В отличие от этого, в ряде государств действует в той или иной мере начало целесообразности. Так, например, в Германии прокуратура вправе отказаться от уголовного преследования и прекратить дело как ввиду не подтверждения начального подозрения, так и по соображениям целесообразности. В уголовном процессе Франции действует принцип, в соответствии с которым органы прокуратуры имеют полную свободу в решении вопроса о возбуждении уголовного преследования. Причем решение отказаться от обвинения не подлежит обжалованию и может быть отменено лишь вышестоящим прокурором. В США существует институт «сделки о признании вины», в рамках которого прокурор, если посчитает, что доказательств, которые могут быть представлены в суд стороной обвинения, может оказаться недостаточно для вынесения обвинительного вердикта коллегией присяжных, вправе изменить обвинение на менее тяжкое (чем то, которое должно быть предъявлено с учетом обстоятельств дела) взамен на признание обвиняемым своей вины в совершении такого преступления.

В зависимости от степени реализации начала публичности в РФ все уголовные дела делятся на три группы:

1) дела публичного обвинения;

2) дела частно-публичного обвинения;

3) дела частного обвинения.

В наибольшей степени принцип публичности реализуется по делам публичного обвинения. Применительно к ним действие принципа публичности выражается в том, что:

1. Уголовное преследование по таким делам осуществляет государство в лице прокурора, следователя, дознавателя.

2. Дознаватель, следователь, прокурор обязаны в пределах своей компетенции, при наличии установленных в законе поводов и оснований, возбудить уголовное дело, всесторонне и полно расследовать его и при наличии оснований направить в суд, принимать все другие меры, установленные УПК РФ, для изобличения лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Деятельность по осуществлению уголовного преследования должна осуществляться прокурором, следователем, дознавателем независимо от чьего бы то ни было (включая потерпевшего) желания или нежелания.

Требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК РФ, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

4. Бремя (обязанность) доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на дознавателе, следователе, прокуроре и не может ими перекладываться на обвиняемого или потерпевшего. Как обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, так и потерпевший не должен доказывать виновность обвиняемого. Это правило сформулировано в ч. 2 ст. 14 УПК РФ.

Это не лишает участников со стороны защиты, а также потерпевшего права участвовать в доказывании, представлять предметы и документы. Но это их право, а не обязанность.

5. Дознаватель, следователь, прокурор, а также суд обязаны в случаях, предусмотренных законом, предпринимать меры, направленные на защиту прав, свобод и законных интересов граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство, независимо от того, выражено ли ими соответствующее желание. Так, указанные лица обязаны принимать решение о применении мер безопасности к потерпевшему, свидетелю иным участникам уголовного судопроизводства или их близким родственникам, родственникам или близким лицам, если имеются достаточные данные о том, что им угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями (ч.3 ст.11 УПК РФ). В соответствии с ч. 3 ст. 16 УПК РФ в ряде случаев указанные лица обязаны обеспечить обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого (невзирая на желание подозреваемого или обвиняемого). В соответствии с ч.1 ст. 42 УПК РФ физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, признается потерпевшим, вне зависимости от того, было ли им выражено соответствующее желание и т.д.

В то же время, и по делам публичного обвинения законом предусмотрены некоторые исключения из принципа публичности.

В частности, в некоторых случаях законодатель отдает предпочтение началу диспозитивности, позволяя в определенных пределах лицам, действующим на стороне защиты и на стороне обвинения, определять или оказывать влияние на принятие решения относительно возбуждения уголовного дела, его прекращения, определения формы судебного разбирательства и т.д. Так, в соответствии со ст. 23 УПК РФ, если деяние, предусмотренное главой 23 Уголовного кодекса Российской Федерации, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия. В соответствии со ст. 25 УПК РФ суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. В соответствии с правилами, установленными Главой 40 УПК РФ, по ходатайству обвиняемого при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы, судебное решение может быть принято в особом порядке. Нельзя без согласия обвиняемого, подозреваемого прекратить уголовное дело по некоторым нереабилитирующим основаниям (ч.2 ст. 27 УПК РФ) и т.д.

В других случаях законодатель по делам публичного обвинения предоставляет государственным органам и должностным лицам, ведущим уголовный процесс, возможность по своему усмотрению решать некоторые вопросы, несколько ущемляя публичность в пользу начала целесообразности. Например, в соответствии со ст. 28 УПК РФ, суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести (при наличии согласия последнего), в случаях, предусмотренных статьей 75 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с деятельным раскаянием. При наличии оснований и условий для прекращения уголовного преследования по этому основанию, то или иное решение по данному вопросу принимается уполномоченными органами или должностными лицами, исходя из его целесообразности, а не потому, что это прямо предусмотрено законом.

По делам частно-публичного обвинения принцип публичности реализуется в чуть меньшей степени. Заключается это в том, что такие уголовные дела возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 УПК РФ (ч.3 ст. 20 УПК РФ).

Прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении, отнесенном к числу дел частно-публичного обвинения, и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

Таким образом, по делам частно-публичного обвинения имеется только одно изъятие из принципа публичности, отступление от него в сторону большей реализации начала диспозитивности, за счет учета мнения потерпевшего по вопросу о том, должно ли быть возбуждено уголовное дело.

Наконец, по делам частного обвинения принцип публичности реализуется в еще меньшей степени. Однако при этом нельзя сделать вывод о том, что по этой категории уголовных дел принцип публичности не действует или заменяется каким-либо иным принципом.

1. Дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Эти дела по общему правилу возбуждаются путем подачи мировому судье заявления потерпевшим или его законным представителем.

В то же время, государство не полностью устранилось от решения вопроса о возбуждении уголовного дела частного обвинения. В соответствии с ч.4 ст. 20 УПК РФ, прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить такое уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Кроме того, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2005 года № 7-П, указанные выше положения закона (ст. 20 УПК РФ) признаны несоответствующими Конституции РФ в той их части, в какой они не обязывают прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, предусмотренного статьей 115 или статьей 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, меры, направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальном законом порядке. Это означает, что заявление потерпевшего о том, что преступление, предусмотренное статьей 115 или статьей 116 Уголовного кодекса РФ, совершено в отношении него незнакомым ему лицом, должно быть принято правоохранительными органами, по нему должно быть возбуждено уголовное дело и произведено предварительное расследование.

2. Обвинение по таким делам выдвигает и поддерживает потерпевший (частный обвинитель). Он же обязан в своем заявлении привести данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, а также указать список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд. Таким образом, можно сделать вывод, что по делам частного обвинения именно на потерпевшего возлагается обязанность осуществления уголовного преследования и на него возлагается бремя доказывания виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Однако государство не вправе и по таким делам устраниться полностью от осуществления уголовного преследования, не вправе «бросить» потерпевшего, отказать ему в помощи, поскольку, как уже было оговорено выше, защита прав потерпевшего – это тоже предмет публичного, общественного интереса.

Соответственно, государство:

1) берет на себя осуществление уголовного преследования в тех случаях, когда уголовное дело было возбуждено прокурором;

2) обязано, в соответствии с уже упомянутым Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 года № 7-П, принять меры, направленные на установление личности виновного в преступлении и привлечение его к уголовной ответственности, по заявлению потерпевшего;

3) потерпевшему может быть оказана помощь в форме проведения по его заявлению проверки наличия оснований к возбуждению уголовного дела, в ходе которой органом дознания могут быть получены объяснения, собраны документы, назначена судебно-медицинская экспертиза, произведен осмотр места происшествия;

4) в соответствии с ч.2 ст. 319 УПК РФ, по ходатайству потерпевшего мировой судья вправе оказать ему содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены им самостоятельно.

Таким образом, и по делам частного обвинения, государство не устраняется полностью от обязанности по осуществлению уголовного преследования, но реализует ее в иных формах, оказывая помощь потерпевшему (частному обвинителю).

Все изложенное позволяет сделать вывод о том, что принцип публичности в уголовном процессе РФ существует и действует по всем уголовным делам, хотя и проявляется в различной степени и в различных формах по делам публичного, частно-публичного и частного обвинения.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница