Ответственный редактор


§ 7. Неприкосновенность личности



Скачать 11.03 Mb.
страница5/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
§ 7. Неприкосновенность личности

Этот принцип закреплен в ст. 10 УПК РФ, которая гласит:

«1. Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

2. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом.

3. Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.»

Однако положения, закрепленные в ст. 10 УПК РФ не полностью исчерпывают содержание уголовно-процессуального принципа неприкосновенности личности. Данный принцип предназначен для того, чтобы обеспечить максимально возможную в условиях уголовно-процессуального производства степень реализации права человека на свободу и личную неприкосновенность. Такое право предусмотрено статьей 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьей 22 Конституции РФ. Несомненно, что оно не может быть полностью и без ограничений обеспечено в условиях уголовного судопроизводства. Смысл и значение уголовно-процессуального принципа неприкосновенности личности состоит, поэтому, в том, чтобы обеспечить баланс между правом человека на свободу и личную неприкосновенность и необходимостью создания достаточных гарантий беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства, что, в конкретном случае, может означать необходимость ограничения или лишения свободы лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование.

Соответственно, для того, чтобы уяснить содержание и пределы действия принципа неприкосновенности личности в уголовном процессе, необходимо, прежде всего, обратиться к содержанию права на свободу и личную неприкосновенность.

Как уже было сказано, данное право зафиксировано, в частности, в статье 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд по правам человека в многочисленных своих решениях, посвященных праву человека, предоставленному данной статьей, весьма подробно рассмотрел содержание этого права, условия его ограничения и объем гарантий, позволяющих избежать произвола при ограничении свободы лица. Ряд положений, позволяющих определить способы и пределы реализации данного права применительно к уголовному процессу РФ, содержится и в Постановлениях и Определениях конституционного Суда РФ.



Во-первых, часть 1 статьи 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод содержит указание на существо данного права («Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность») и предусматривает исчерпывающий перечень случаев, в которых лицо может быть лишено свободы:

«Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

a) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

b) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;



c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

d) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

e) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче.

Очевидно, что лишь одно из этих исключений из права на свободу и личную неприкосновенность (а именно то, что предусмотрено в п. с)) относится к уголовному процессу.

При толковании понятия права на свободу и личную неприкосновенность и возможного его ограничения в уголовном процессе, следует, согласно Решениям Европейского суда по правам человека, иметь ввиду следующее:

1. Ст. 5 Конвенции говорит о личной свободе в ее классическом понимании, то есть о физической свободе. Не имеют отношения к содержанию данного права случаи, когда возможности лица самостоятельно определять свое поведение ограничиваются в связи с наличием психического принуждения, либо в ситуации, когда речь идет об ограничении права лица самостоятельно избирать место жительства (например, в связи с избранием в отношении него подписки о невыезде и надлежащем поведении). Кроме того, не являются лишением свободы в смысле данной статьи Конвенции случаи, когда физическая свобода лица ограничивается на незначительный срок. Так, в соответствии со ст. 11 Закона РФ «О милиции», милиция имеет право задерживать на срок до трех часов лиц, незаконно проникнувших либо пытавшихся проникнуть на охраняемые ею территории и объекты. Такое кратковременное лишение свободы не будет являться нарушением ст. 5 Конвенции. Для того чтобы определить, лишено ли свободы конкретное лицо, следует исходить из его конкретного положения и учитывать такие критерии, как вид, продолжительность, последствия и условия исполнения рассматриваемой меры.

2. Для того, чтобы лишение свободы соответствовало Конвенции, оно должно отвечать двум условиям:

1) быть законным с точки зрения внутреннего права конкретного государства. Так будет нарушением Конвенции лишение лица свободы, произведенное с нарушением условий, порядка, процедуры. установленных УПК РФ. при этом внутреннее законодательство государства не должно противоречить Конвенции;

2) быть правомерным, то есть осуществляться только для целей, прямо и исчерпывающе предусмотренных в ст. 1 Европейской Конвенции.29

3. Лишение свободы лица, осуществляемое на основании п. с) ч.1 ст. 5 Европейской конвенции, может осуществляться только при наличии основания. Таким основанием является наличие обоснованного подозрения в том, что данное лицо совершило преступление, либо намеревается его совершить. Это предполагает необходимость существования таких фактов и сведений, которые способны убедить объективного наблюдателя, что данное лицо могло (или намеревается) совершить деяние, расцениваемое как преступление внутренним законодательством государства. При этом степень убежденности в том, что лицо причастно к совершению преступления, необходимая для лишения свободы по п.с) ст. 5 Конвенции, может быть более низкой, чем та, что необходима для принятия решения о привлечении лица в качестве обвиняемого.30 Если такого основания нет, или оно отпало, продолжение лишения свободы – противоречит Конвенции.

4. Лишение лица свободы в уголовном процессе оправдано при наличии одного из следующих условий:

а) имеются достаточные основания полагать, что лицо совершило преступление;

б) имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение правонарушения данным лицом;

в) имеются достаточные основания полагать, что лицо совершило преступление и намеревается скрыться.

При решении вопроса о том, намеревается ли лицо скрыться, по мнению Европейского суда по правам человека, нельзя исходить только из тяжести преступления, либо из существования у лица принципиальной возможности скрыться. Необходимо учитывать целый ряд обстоятельств, в числе которых могут быть, например, ожидаемый суровый приговор, особое отвращение обвиняемого к содержанию под стражей либо отсутствие связей в стране, характер обвиняемого, его моральные качества, его средства, и т.д.

5. Цель задержания по п. с) ч.1 ст. 5 Конвенции – обеспечение того, чтобы лицо предстало перед компетентным судебным органом для решения вопроса о лишении свободы и/или для рассмотрения дела по существу.

Данные положения, вытекающие из содержания ч.1 ст. 5 Европейской конвенции, в достаточной мере восприняты и реализованы в уголовно- процессуальном законодательстве РФ, которое, тем не менее, иногда следует толковать с учетом изложенных Решений Европейского суда по правам человека.

Так, ст. 91 УПК РФ предусматривает основания задержания подозреваемого. Эта норма говорит о том, что лицо может быть задержано только при наличии данных, дающих основание подозревать его в совершении преступления, а также уточняет, какие именно данные могут быть достаточным основанием для такого подозрения (п.п. 1 – 3 ч.1 ст. 91), либо указывает на исчерпывающий перечень случаев, в которых подозрение, возникшее из других оснований может послужить основанием для задержания(ч.2 ст. 91 УПК РФ).

В соответствии с ч.1 ст. 10 УПК РФ, никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных УПК РФ.

Одновременно, в соответствии с ч.2 ст. 10 УПК РФ, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного. Лицо, в соответствии с ч.1 ст. 94 УПК РФ, должно быть, в частности, освобождено, если подозрение в совершении преступления не подтвердилось.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 10 УПК РФ, ч. 3 ст. 94 УПК РФ, ч.ч. 3 – 4 ст. 108 УПК РФ, в течение 48 часов с момента фактического задержания задержанный должен предстать перед судом (если до этого времени он не был освобожден) для решения вопроса о заключении его под стражу.



Во-вторых, в соответствии с ч. 2 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение. Цель данной гарантии – обеспечить задержанному возможность отстаивать тезис о незаконности своего ареста.

Данное положение также нашло отражение в уголовно-процессуальном законодательстве РФ. В соответствии со ст. ст. 46 УПК РФ подозреваемый вправе знать в чем он подозревается. В соответствии со ст. 92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю или прокурору в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания. В таком протоколе, в частности, указываются основания и мотивы задержания подозреваемого, а копия его вручается подозреваемому. Более того, в течение 24 часов с момента фактического задержания задержанный должен быть допрошен в качестве подозреваемого. При этом перед началом допроса ему должно быть разъяснено, в чем он подозревается.



В- третьих, в соответствии с ч.ч. 3 – 4 ст. 5 Европейской конвенции, каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с пунктом c) части 1 статьи 5 Конвенции незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

Это означает:

1) Доставление лица в суд должно происходить автоматически, нет необходимости в том, чтобы задержанный проявлял желание, чтобы вопрос о его содержании под стражей был рассмотрен судом. При этом он должен доставляться в суд «незамедлительно» что, по мнению Суда, означает, что этот срок должен исчисляться в часах.

2) Наличие обоснованного подозрения о совершении лицом преступления - это необходимое условие для лишения человека свободы в ходе уголовного преследования, поскольку нельзя оправдать лишение свободы лица, в отношении которого нет достаточных оснований даже предположить, что оно совершило преступление. В то же время для продолжительного лишения свободы недостаточно существования одного этого условия. Европейский суд по правам человека указывает на типичные причины, которые способны оправдать решение о продолжительном лишении свободы лица в рамках уголовного процесса. Это:



    • возможность того, что лицо не явится на судебное разбирательство;

    • возможность того, что лицо, находясь на свободе, воспрепятствует отправлению правосудия;

    • возможность того, что лицо, оставаясь на свободе, совершит иное преступление;

    • возможность возникновения общественных беспорядков.

При этом тяжесть преступления может учитываться, но не может служить единственным основанием для заключения под стражу.31

При этом содержание под стражей будет оправданным только если конкретные обстоятельства указывают на существование публичного интереса, преобладающего в конкретном случае над уважением личной свободы, несмотря на презумпцию невиновности.

3) Европейский суд настаивает на том, чтобы продолжительность содержания под стражей, исчисляемая с момента фактического задержания до момента вынесения приговора по делу, не превышала разумного срока, который должен оцениваться в каждом случае с учетом особенностей каждого дела и поведения подозреваемого, обвиняемого, его защитника (не препятствовала ли их деятельность обеспечению быстроты производства по делу).

4) У лица, лишенного свободы до суда, должны иметься гарантии того, что проверка законности и обоснованности содержания его под стражей будет осуществляться периодически, с небольшими промежутками, поскольку основания для лишения свободы, имевшиеся, например, на начало предварительного расследования, могут впоследствии отпасть, исчезнуть. Так, в начале предварительного расследования может иметь существенное значение опасность того, что, оставаясь на свободе, подозреваемый может оказать воздействие на свидетелей. однако с ходом предварительного расследования, после проведения допросов этих свидетелей, собирания других доказательств, указанная опасность становится менее значительной и может оказаться недостаточной для обоснования необходимости дальнейшего содержания лица под стражей.

5) Процедура, в которой судебным органом осуществляется решение вопроса о законности и обоснованности ареста, хотя и не должна быть точно такой же, как процедура рассмотрения уголовного дела по существу, но, по своим гарантиям, должна быть приближена к ней с учетом суровости и продолжительности лишения свободы до суда. В частности Суд указывал на необходимость следующих гарантий справедливости соответствующей судебной процедуры: присутствие заинтересованного лица и/или его представителя, равенство прав сторон: прокурора и заключенного под стражу лица, наличие судебного следствия, в рамках которого были бы исследованы конкретные факты, на которые ссылаются стороны, суд должен быть независимым и беспристрастным.

Применительно к уголовно-процессуальному законодательству РФ это выражается в следующем:

1) Задержанный должен предстать перед судом в течение 48 часов с момента задержания. Это вытекает из положений ст.ст. 10, 94, 108 УПК РФ. Если этого не произошло, то по истечении 48 часов он должен быть освобожден.

2) Срок задержания по общему правилу не может быть более 48 часов. В пункте 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ предусмотрено право судьи продлить задержание на срок не более 72 часов по ходатайству одной из сторон для предоставления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

Для того чтобы лишение свободы в ходе уголовного процесса могло продолжаться более 5 суток, к лицу должна быть избрана мера пресечения в виде лишения свободы или домашнего ареста. Однако, в соответствии со ст.ст. 97, 99 и 108 УПК РФ, любая мера пресечения может быть избрана только при наличии одного из оснований, предусмотренных в ст. 97 УПК РФ (т.е. при наличии достаточных оснований полагать, что при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда или может продолжать заниматься преступной деятельностью или может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу). Эти основания в достаточной степени соответствуют тем, что сформулированы Европейским судом по правам человека. Кроме того, в ст. 108 УПК РФ сформулированы дополнительные условия, без наличия которых нельзя выбрать в качестве меры пресечения заключение под стражу, а следует обойтись иной мерой пресечения, не посягающей на свободу и личную неприкосновенность обвиняемого, подозреваемого. При этом в постановлении судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Таким образом, наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления не может служить в соответствии с УПК РФ единственным основанием для длительного (более 5 суток) лишения свободы лица, в отношении которого ведется уголовное преследование.

3) Сроки содержания под стражей ограничены. Они определяются в ст. 109 и 255 УПК РФ. Продление срока содержания под стражей допускается только в случае, если сохраняются основания для избрания этой меры пресечения.

4) Предусмотренный уголовно-процессуальным законом порядок периодического контроля за наличием оснований для продления срока содержания под стражей предназначен для того, чтобы гарантировать, что лицо не будет долго находиться под стражей, если основания к применению данной меры пресечения уже отпали.

5) Порядок рассмотрения судом вопроса о возможности избрания заключения меры пресечения в виде заключения под стражу или продления срока содержания под стражей является упрощенным, по сравнению с порядком рассмотрения уголовного дела по существу, но содержит в себе основные гарантии такого порядка: лицо, в отношении которого судом решается вопрос о заключении под стражу, его защитник (если он участвует в деле), также как и прокурор, являются обязательными участниками судебного заседания. Только в случае объявления обвиняемого в международный розыск, решение судом вопроса о его аресте может приниматься в его отсутствие. Участники со стороны защиты имеют право ознакомиться с теми материалами, которые представляются стороной обвинения с целью обоснования необходимости заключения под стражу. В ходе судебного заседания обе стороны получают возможность представить суду свои аргументы. Обеспечивается и беспристрастность суда. В дополнение к общим гарантиям беспристрастности, ч.13 ст. 108 УПК РФ предусматривает недопустимость возложения полномочий по решению вопроса о возможности избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел. Установлено это правило, по-видимому, для того, чтобы избежать возникновения «связки»: судья – прокурор, что могло бы привести к постепенной потере судьей качества беспристрастности по отношению к материалам, представляемым данным прокурором.

В- четвертых, каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений статьи 5 Европейской Конвенции, имеет право на компенсацию (ч. 5 ст. 5 Конвенции).

В соответствии с ч. 3 ст. 133 УПК РФ право на возмещение вреда32 имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (в том числе и лицо, подвергнутое задержанию, домашнему аресту, заключению под стражу). Порядок возмещения вреда установлен в главе 18 УПК РФ.


§ 8. Уважение чести и достоинства личности

Этот принцип закреплен в ст. 9 УПК РФ, в соответствии с которой:

«1. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

2. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.»

Кроме того, содержание этого принципа раскрывается и в других статьях УПК РФ. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 164 УПК РФ «при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц».

Производство следственного эксперимента не допускается, если при этом создается опасность для жизни участвующих в нем лиц (ст. 181 УПК РФ).

Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц (ч. 7 ст. 182 УПК РФ).

Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если освидетельствование сопровождается обнажением (ч. 4 ст. 179 УПК РФ).

Личный обыск лица производится только лицом одного с ним пола и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в данном следственном действии (ч.3 ст. 184 УПК РФ).

Следует также обратить внимание на то, что соблюдение данного принципа должно особо строго контролироваться в случаях, когда речь идет о лицах, лишенных свободы.

Запрет пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения содержится в ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд по правам человека, рассматривая обращения по поводу нарушения данной нормы, поступившие от лиц, которые были лишены свободы до суда, пришел к выводам о том, что:

1) Вообще, для того, чтобы обращение представляло собой нарушение ст. 3 Конвенции, оно должно достигнуть минимального уровня жестокости. Оценка этого минимального уровня относительна: она зависит от многих обстоятельств дела, в частности, от продолжительности такого обращения, его воздействия на физическое и психическое состояние и в некоторых случаях от пола, возраста. состояния здоровья жертвы такого обращения.. В то же время, когда речь идет о лицах, лишенных свободы, находящихся под контролем государства, то действует более жесткое правило: «… в отношении лица, лишенного свободы, любое применение физической силы, которое не было крайне необходимо из-за его собственного поведения, унижает его человеческое достоинство и является нарушением статьи 3 Конвенции».33

2) По общему правилу, для того, чтобы признать, что имело место нарушение ст. 3 Конвенции, необходимо установить, что действия в отношении пострадавшего совершались с определенной целью: унизить и попрать достоинство лица. Однако в отношении лица, находящегося в условиях лишения свободы, отсутствие такой цели не может исключить вывод о нарушении ст. 3 Конвенции, если условия содержания лица в заключении объективно являются такими, что причиняют лицу физические страдания, унижают его человеческое достоинство и порождают в нем такие чувства, которые ведут к унижению и попранию личности. Так, по делу «Калашников против России» Суд пришел к выводу о том, что условия содержания заявителя в следственном изоляторе (в течение 4 лет и 10 месяцев) являлись нарушением ст. 3 Конвенции в силу чрезмерной переполненности камеры, антисанитарной обстановки в ней, а также в связи с тем, что условия содержания в такой обстановке были вредными для здоровья и благополучия заявителя.34

3) Государство обязано обеспечить эффективную защиту для лиц, которые заявили о том, что подверглись обращению, запрещенному ст. 3 Конвенции, во время заключения под стражу.

4) Европейский суд по правам человека признал при этом, что при решении вопроса о том, было ли к лицу допущено запрещенное обращение (пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение) распределение бремени доказывания должно заключаться в следующем. Когда кто-либо находится под контролем государства (в полиции, в предварительном заключении и др.), он является особенно уязвимым. Поэтому именно органы государственной власти должны доказать происхождение возможных следов плохого обращения, и что такие следы не являлись следствием плохого обращения со стороны органов, контролировавших лицо, лишенное свободы. Таким образом, должна действовать «презумпция виновности» государства в причинении телесных повреждений лицу, находившемуся под стражей.

Соответственно, в случае, если лицо утверждает, что в период, когда оно было лишено свободы, по отношению к нему было допущено запрещенное законом обращение и имеются зафиксированные следы травм, побоев, то именно на государственные органы должно быть возложено доказывание того, что такое обращение не имело места. При этом со стороны государства и его органов недостаточно простого утверждения о том, что заключенного под стражу не били, необходимо доказать, что соответствующие повреждения были нанесены ему до заключения под стражу, либо, хотя и в период лишения свободы, но вызывались попыткой побега или совершением лицом, заключенным под стражу, иных действий, вызвавших необходимость применения к нему физического насилия, либо доказать наличие других обстоятельств, в которых лицу, лишенному свободы, был причинен вред без вины (умышленной или неосторожной) государственных органов и их работников.

В уголовно-процессуальном кодексе РФ имеются определенные гарантии того, что не будут использоваться доказательства, полученные с нарушением требований ст. 9 УПК РФ и ст. 3 Европейской Конвенции, ст. 21 Конституции РФ.

В частности, такие доказательства должны быть признаны недопустимыми, как полученные с нарушением закона (ст. 75 УПК РФ). Для этого, однако, необходимо обеспечение эффективного расследования заявлений подозреваемого, обвиняемого о применении к нему незаконных методов расследования, осуществляемое на основании такого распределения бремени доказывания, какое предусмотрено изложенными выше решениями Европейского суда по правам человека, что на практике осуществляется далеко не всегда. Проверка соответствующих заявлений возлагается на работников прокуратуры, являющейся органом, руководящим предварительным расследованием, и ограничивается она, как правило, собиранием объяснений от следователя, дознавателя, иных работников государственных органов о том, что они не применяли к подозреваемому, обвиняемому запрещенных методов воздействия, чего явно недостаточно.

Другая гарантия обеспечения права подозреваемого, обвиняемого от запрещенного законом обращения в ходе производства следственных действий с его участием - это участие в них защитника. Именно поэтому УПК РФ устанавливает правило, в соответствии с которым признаются недопустимым доказательством показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде (ч.2 ст. 75 УПК РФ), даже в случае, если не будет установлено никаких фактов, свидетельствующих о том, что соответствующий допрос производился с нарушением закона.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница