Ответственный редактор


§ 9. Неприкосновенность жилища



Скачать 11.03 Mb.
страница6/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49
§ 9. Неприкосновенность жилища

В соответствии со ст. 12 УПК РФ осмотр жилища, обыск и выемка в жилище производятся только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, не терпящих отлагательства.

В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. В случае если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми (ст. 165 УПК РФ).

Принцип неприкосновенности жилища является способом реализации в уголовном процессе права, предоставленного ст. 25 Конституции РФ и одним из способов реализации более широкого права человека, зафиксированного в ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод «Право на уважение частной и семейной жизни».

В соответствии со ст. 25 Конституции РФ, жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения

В соответствии со ст. 8 Европейской конвенции:

1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Неприкосновенность жилища означает запрет входить в него против воли проживающих там лиц. Каждый человек имеет право на обособление, уединение в занимаемом им помещении. Все, что происходит в жилище, не может быть предано гласности без согласия заинтересованных лиц.

Очевидно, что право на неприкосновенность жилища тесно связано с правом на уважение частной, семейной жизни. Необходимость охраны неприкосновенности жилища необходима, в частности, для того, чтобы обеспечить неприкосновенность частной жизни, сохранность личной и семейной тайны.

Таким образом, принцип неприкосновенности жилища в уголовном процессе РФ представляет собой совокупность правил, устанавливающих правовой режим совершения уголовно-процессуальных действий в жилище, который обеспечивал бы гарантии уважения личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, содержал только такие ограничения этого права в отношении жилища, которые прямо вызывались бы необходимостью расследования и предотвращения преступлений, и не были бы чрезмерными по сравнению с необходимостью беспрепятственного осуществления такой деятельности.

Для того, чтобы определить, по отношению к каким помещениям действует правило неприкосновенности и характерные для него ограничения возможности доступа в него должностных лиц, работников правоохранительных органов, необходимо сформулировать критерии понятия «жилище».

В соответствии с п.10 ст. 5 УПК РФ, жилище - индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Таким образом, УПК РФ предлагает 2 критерия принадлежности того или иного строения или помещения к категории «жилище». Являются жилищем:

1) все помещения (в том числе и нежилые) являющиеся составной частью индивидуального жилого дома;

2) все помещения, используемые для проживания (хотя бы временного).

Следует сказать, что Европейский суд по правам человека применяет несколько отличающиеся критерии понятия «жилище». Связано это, как раз с тем, что защита неприкосновенности жилища тесно связана с защитой права на личную жизнь. Между тем, под личной жизнью Европейский суд по правам человека понимает не только те аспекты жизни, которые связаны с интимным кругом, но и включает в нее возможность устанавливать и развивать отношения с другими людьми. Поэтому термин «личная жизнь», по мнению Суда, включает в себя и деятельность делового, профессионального характера, особенно если человек имеет гуманитарную профессию.

Соответственно, понятие «жилище» может в некоторых случаях распространяться на деловой офис типа адвокатского. Суд также указал, что не всегда можно однозначно определить, относится ли то или иное помещение к «жилищу», поскольку вести в ряде случаев вести деятельность, являющуюся профессиональной или деловой можно и со своего места жительства, и наоборот, можно заниматься делами, которые не относятся к профессиональной сфере, в офисе или коммерческих служебных помещениях.35

Суд также отметил, что в Конвенции не используется термин «личная» применительно к корреспонденции определенного лица, что означает, что защите подлежит не только личная, но и деловая его корреспонденция.

В то же время, Суд отметил, что право властей на «вмешательство» в личную жизнь может быть более широким, когда это касается профессиональной или деловой активности или служебных помещений.36

Эти критерии, как представляется, могут быть применены в уголовном процессе следующим образом:

В случаях, когда речь идет только о защите от вторжения в место, где человек имеет право на уединение, и не ставится под угрозу его право на тайну личной жизни (осмотр места происшествия, выемка предметов и документов, не имеющих личного характера в ходе обыска или выемки), может использоваться более узкое понимание жилища, включающее в себя те помещения, где человек имеет право проживать постоянно или временно. В этом случае не может, например, расцениваться как жилище подвал или теплотрасса, используемые для проживания лицами, не имеющими определенного места жительства, самовольно захваченные помещения, офисные помещения организаций и др.

В случае же, когда то или иное вмешательство властей направлено на ограничение тайны личной, семейной жизни, корреспонденции, то следует учитывать, что соответствующее право подлежит защите не только в том случае, когда соответствующие предметы, документы хранятся в месте постоянного или законного временного проживания лица, но и в других помещениях, где он ведет «личную жизнь». Соответственно, если целью обыска или выемки будет, например, изъятие документов, содержащих сведения о личной жизни, личной переписки лица и т.п., находящихся в иных помещениях, где он в той или иной мере ведет «личную жизнь» (в том числе в его офисе, на его рабочем месте), то правовой режим проведения обыска в жилище должен распространяться и на такие помещения, в соответствии с толкованием Европейским судом по правам человека положений Европейской конвенции.

Следует отметить также, что в соответствии с положениями ч.3 ст. 8 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

Конституционный Суд РФ указал на то, что информация, полученная адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг, подлежит защите, в частности, в силу конституционных положений, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (статья 23, часть 1, Конституции Российской Федерации) и тем самым исключающих возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, утверждающих недопустимость разглашения сведений о частной жизни лица без его согласия и обусловливающих обязанность адвокатов и адвокатских образований хранить адвокатскую тайну и обязанность государства обеспечить ее в законодательстве и правоприменении.37

Конституционный Суд РФ при этом пришел к выводу о том, что положения УПК Российской Федерации в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации, и в системном единстве с положениями пункта 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не предполагают возможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения.

При этом для проведения такого обыска УПК РФ или другими нормативными актами не установлено изъятий из общего правила необходимости получения судебного решения в связи с наличием случая, не терпящего отлагательства. Поэтому обыск в жилом или служебном помещении, используемым адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, требованиям законности, обоснованности и мотивированности, - в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем чтобы обыск не приводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.
§ 10. Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

Этот принцип закреплен в ст. 13 УПК РФ, в соответствии с которой:

1. Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.

2. Наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров могут производиться только на основании судебного решения.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ:

«1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.»

Статья 24 Конституции РФ также гласит:

«1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.»

В соответствии со ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод:

1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Этот принцип распространяется на телефонные переговоры конкретного лица, независимо от того, с какого телефона он их ведет. В частности, распространяется он на телефонные переговоры, ведущиеся со служебного телефонного аппарата. Кроме того, распространяется он на любые способы отправки и получения сообщений: электронную почту, SMS – сообщения, и т.д.

Вмешательство в данное право лица допускается в целях раскрытия и расследования преступлений, обеспечения безопасности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство и их близких лиц и только на основании закона.

УПК РФ предусматривает чеко определенные основания и порядок ограничения соответствующего права человека.

Так, арест на почтовые, телеграфные и иные сообщения может быть наложен только при наличии достаточных оснований полагать, что предметы, документы или сведения, имеющие значение для уголовного дела, могут содержаться соответственно в бандеролях, посылках или других почтово-телеграфных отправлениях либо в телеграммах или радиограммах.

При этом наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка в учреждениях связи производятся только на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 УПК РФ.

В ходатайстве следователя о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки должно быть указано:
1) фамилия, имя, отчество и адрес лица, почтово-телеграфные отправления которого должны задерживаться;

2) основания наложения ареста, производства осмотра и выемки;

3) виды почтово-телеграфных отправлений, подлежащих аресту;

4) наименование учреждения связи, на которое возлагается обязанность задерживать соответствующие почтово-телеграфные отправления.

В случае принятия судом решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, соответствующему учреждению связи дается поручение задерживать почтово-телеграфные отправления и незамедлительно уведомлять об этом следователя.

Осмотр, выемка и снятие копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений производятся следователем в соответствующем учреждении связи с участием понятых из числа работников данного учреждения. В необходимых случаях для участия в осмотре и выемке почтово-телеграфных отправлений следователь вправе вызвать специалиста, а также переводчика. В каждом случае осмотра почтово-телеграфных отправлений составляется протокол, в котором указывается, кем и какие почтово-телеграфные отправления были подвергнуты осмотру, скопированы, отправлены адресату или задержаны.

Арест на почтово-телеграфные отправления отменяется следователем с обязательным уведомлением об этом суда, принявшего решение о наложении ареста, и прокурора, когда отпадает необходимость в этой мере, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу.

Контроль и запись телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц допускается по двум основаниям:

1) при наличии достаточных оснований полагать, что они могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, и только при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. В этом случае контроль и запись телефонных и иных переговоров допускается только на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 УПК РФ;

2) при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц. В этой ситуации контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления - на основании судебного решения.

В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на определенный срок, не превышающий 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу.

Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.


§ 11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

Этот принцип закреплен в ст. 11 УПК РФ.

Значение его связано со следующими положениями:

Конституцией РФ, а также международными договорами РФ закреплен значительный объем прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии со ст. 2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Поэтому государство (в лице своих органов) обязано не только не нарушать права и свободы человека и гражданина, но и выполнять позитивные обязательства, гарантирующие возможность их реализации.

Применительно к уголовному процессу это обстоятельство, прежде всего, означает, что суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч.1 ст. 11 УПК РФ).

Таким образом, принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве является, в определенной мере, служебным по отношению к рассмотренным выше принципам неприкосновенности личности, жилища, тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Однако в такой же мере он необходим и предназначен для защиты иных прав и свобод человека и гражданина, в том числе не сформулированных в качестве самостоятельных принципов уголовного процесса в УПК РФ: например, для защиты в ходе уголовного судопроизводства права на жизнь, права на защиту собственности, права на справедливое судебное разбирательство, права не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников и т.д.

Формы реализации данного принципа в уголовном процессе:

1. Органы, ведущие уголовный процесс и должностные лица обязаны разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность. Данное положение конкретизировано в целом ряде норм УПК РФ. Так, в соответствии с ч. 5 ст. 164 УПК РФ, следователь, привлекая к участию в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, указанных в главах 6 - 8 УПК РФ, удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он также предупреждается об ответственности, предусмотренной статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с ч. 4 ст. 170 УПК РФ, перед началом следственного действия, производимого с участием понятых, следователь в соответствии с частью пятой статьи 164 УПК РФ разъясняет понятым цель следственного действия, их права и ответственность, предусмотренные статьей 60 УПК РФ. Аналогичные правила применяются в отношении специалиста (ст. 168 УПК РФ), переводчика (ст. 169 УПК РФ).

В соответствии с ч. 5 ст. 172 УПК РФ, следователь, объявляя обвиняемому постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обязан разъяснить. обвиняемому не только существо предъявленного обвинения, но и его права, предусмотренные статьей 47 УПК РФ, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении с указанием даты и времени предъявления обвинения.

В судебном заседании председательствующий также обязан разъяснить его участникам их права (а в некоторых случаях и их ответственность). Соответствующие положения закреплены, в частности, в ст.ст. 263, 266 – 270 УПК РФ.

2. В ряде случаев на органы и лиц, ведущих уголовный процесс, а также, в четко определенных случаях, на защитника обвиняемого, возлагается обязанность разъяснения участникам уголовного судопроизводства последствий совершения или несовершения ими определенных действий.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 11 УПК РФ, в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

В соответствии с ч. 5 ст. 217 УПК РФ, в ходе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, следователь обязан не только разъяснить обвиняемому его право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, но и разъяснить особенности рассмотрения уголовного дела этим судом, права обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения.

Из положений ст.ст. 314, 316 УПК РФ вытекает, что защитник обязан разъяснить обвиняемому, заявившему ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

3. Органы, ведущие уголовный процесс, и их должностные лица обязаны оказывать содействие в реализации участниками уголовного процесса своих прав, а в некоторых случаях обязаны предпринимать меры, направленные на защиту их прав и в отсутствие их заявления об этом.

Например, в соответствии со ст. 228 УПК РФ, по поступившему уголовному делу судья должен выяснить, в частности, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, вне зависимости от того, заявлял ли потерпевший соответствующее ходатайство.

В соответствии с ч.2 ст. 125 УПК РФ, жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя или прокурора. Указанные лица в последнем случае обязаны направить в суд соответствующую жалобу, оказывая тем самым лицу содействие в реализации его прав.

В соответствии с ч.3 ст. 11 УПК РФ, при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные УПК РФ, в том числе:

а) дознаватель, следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника след­ственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет ис­пользовать в протоколах следственных действий, произведенных с его уча­стием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу (ч. 9 ст. 166 УПК РФ);

б) при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления – на основании судебного решения (ч. 2 ст. 186 УПК РФ);

в) в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению дознавателя, следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего (ч. 8 ст. 193 УПК РФ);

г) переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судеб­ном заседании только с их согласия. В противном случае указанные мате­риалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. Данные требования применяются и при исследовании материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписей, киносъемки, носящих личный характер (ч. 4 ст. 241 УПК РФ);

д) дело рассматривается в закрытом судебном заседании, если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников, родственников судебного разбирательства, их близких родственников или близких лиц (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

При необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исклю­чающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем суд выносит определение или постановление (ч. 5 ст. 278 УПК РФ).

В августе 2004 года был принят Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Статья 2 этого закона к лицам, подлежащим государственной защите, относит:

1) потерпевшего;

2) свидетеля;

3) частного обвинителя;

4) подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, их защитников и законных представителей, осужденного, оправданного, а также лица, в отношении которого уголовное дело либо уголовное преследование было прекращено;

5) эксперта, специалиста, переводчика, понятого, а также участвующих в уголовном судопроизводстве педагога и психолога;

6) гражданского истца и гражданского ответчика;

7) законных представителей, представителей потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя;

8) меры государственной защиты могут быть также применены до возбуждения уголовного дела в отношении заявителя, очевидца или жертвы преступления либо иных лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступления;

9) государственной защите также подлежат установленные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации близкие родственники, родственники и близкие лица, противоправное посягательство на которых оказывается в целях воздействия на лиц, указанных в п.по. 1-8 ст. 2 Закона.

Указанные в ч.ч. 1-3 ст. 2 лица, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты, именуются «защищаемые лица».

Решение об осуществлении государственной защиты принимают суд (судья), прокурор, начальник органа дознания или следователь, в производстве которых находится заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело, если иное не предусмотрено УПК РФ.

Меры безопасности в отношении защищаемых лиц по уголовным делам осуществляются органами внутренних дел РФ, органами федеральной службы безопасности, таможенными органами РФ или органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, расположенными по месту нахождения защищаемого лица. Меры безопасности в отношении защищаемых лиц из числа военнослужащих осуществляются также командованием соответствующих воинских частей и вышестоящим командованием. Меры безопасности в отношении защищаемых лиц, содержащихся в следственных изоляторах или находящихся в местах отбывания наказания, осуществляются также учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ. Осуществление мер социальной защиты возлагается на органы социальной защиты населения и иные органы в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

К мерам безопасности, в соответствии с этим законом, относятся:

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;

3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;

4) переселение на другое место жительства;

5) замена документов;

6) изменение внешности;

7) изменение места работы (службы) или учебы;

8) временное помещение в безопасное место;

9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывание наказания в другое (ст. 6 Закона).

4. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены УПК РФ.
§ 12. Язык судопроизводства

В ст. 18 УПК РФ закреплен один из важнейших принципов уголов­ного судопроизводства. Этот принцип в литературе обычно именуют «национальный язык судопроизводства».

В содержание этого принципа включаются следующие элементы:

1. Уголовное судопроизводство (в том числе и предварительное следствие) ведется на русском языке, а также на государственных языках республик, входящих в Российскую Федерацию. В военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют.

3. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, обеспечивается право бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

4. Если в соответствии с УПК РФ следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

К числу документов, которые подлежат вручению участникам уголовного судопроизводства, а значит, и переводу, относятся: копии постановления о возбуждении уголовного дела, признании потерпевшим или отказе в этом; постановления о прекращении дела, приостановлении производства по уголовному делу – вручаются потерпевшему (ч. 13 п. 2 ст.42 УПК РФ)38.

Обвиняемому вручаются копии постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, о применении меры пресечения, обвинительного заключения, копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений (п.п. 2, 19 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). По просьбе защитника или законного представителя им должны быть выданы копии тех же документов, что и обвиняемому (ч. 2 ст. 101, ст. 222 УПК РФ).

Таким образом, правом пользоваться бесплатно услугами переводчика наделен любой участник уголовного судопроизводства. Существенной новеллой УПК РФ (в сравнении с УПК РСФСР) является то, что право на участие переводчика с оплатой за счет средств государства имеют не только лица, совсем не владеющие, но и недостаточно владеющие языком, на котором ведется судопроизводство.

Безусловно, что реализация данной новеллы способна затруднить работу, как органов предварительного расследования, так и судов. Многие обвиняемые, подозреваемые могут заявить, что они недостаточно владеют языком судопроизводства, и потребовать переводчика. Свидетели на этом основании могут отказываться давать показания без участия переводчика. И как определить степень достаточности владения языком? Назначать экспертизу?

Еще более усугубляет положение то обстоятельство, что в ст. 42 (ч. 2 п. 6) УПК РФ речь уже не идет о достаточности или недостаточности владения языком, на котором ведется судопроизводство. В этих статьях сформулировано безусловное право давать показания и объяснения на родном языке или на языке, которым участник процесса владеет. Получается, что свидетель может отказаться давать показания, если даже он и владеет языком, на котором ведется судопроизводство, но желает давать показания на родном языке, а переводчика такого в месте производства предварительного следствия просто нет.

Переводчик – лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода (ч. 1 ст. 59 УПК РФ).

Процессуальное положение переводчика занимает также лицо, владеющее навыками сурдоперевода и приглашенное для участия в производстве по уголовному делу (ч. 6 ст. 59 УПК РФ).

Как и любой другой участник уголовного судопроизводства, переводчик наделен процессуальными правами (ч. 3 ст. 59 УПК РФ) и несет установленные УПК РФ (ч. 4 ст. 59) обязанности.

Переводчик вправе:

1) задавать вопросы участникам уголовного судопроизводства в целях уточнения перевода;

2) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, а также с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащие занесению в протокол;

3) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Переводчик не вправе:

1) уклоняться от явки по вызову следователя;

2) осуществлять заведомо неправильный перевод;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве переводчика, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

За заведомо неправильный перевод и разглашение данных предварительного расследования переводчик несет ответственность в соответствии со ст. ст. 307 и 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

О назначении лица переводчиком дознаватель, следователь, прокурор или судья выносит постановление, а суд – определение.

Перед началом следственного действия, в котором участвует переводчик, следователь удостоверяется в его компетентности и разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК.

Переводчик своей подписью удостоверяет правильность перевода. Протокол допроса, в котором участвовал переводчик, он подписывает как в целом, так и каждую его страницу.
§ 13. Состязательность сторон

Состязательность сторон впервые закреплена в УПК РФ (ст. 15) в качестве принципа уголовного судопроизводства.

В соответствии с этим принципом:

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

В развитие этого принципа в разделе втором участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (глава 6) отделены от участников уголовного судопроизводства со стороны защиты (глава 7), а суд и полномочия суда (в том числе и в досудебном производстве) установлены в главе 5 УПК РФ.

Суд лишен полномочий, осуществление которых должно принадлежать только сторонам. Так, суд не вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела. Суд лишен УПК РФ права направить дело для производства дополнительного расследования по своей инициативе. В случае отказа прокурора от обвинения в судебном заседании суд обязан прекратить уголовное дело.

В то же время, на досудебных этапах уголовного судопроизводства функции обвинения и защиты не полностью отделены друг от друга.

Так, в развитие принципа состязательности адвокату предоставлены некоторые (хотя и мифические) полномочия по собиранию доказательств (ч. 3 ст. 86 УПК РФ)39. В то же время, следователь не вправе устраниться от собирания в ходе предварительного расследования от собирания доказательств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого.

Стороны обвинения и защиты также не равноправны на досудебных стадиях уголовного процесса, поскольку именно органы, действующие на стороне обвинения (следователь, дознаватель, прокурор), ответственны за ход и результаты предварительного расследования и имеют право принимать властные решения.

Состязательность здесь проявляется лишь в том, что участники, действующие на стороне защиты вправе обжаловать в суд любые их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Таким образом, принцип состязательности в различной степени реализуется на досудебных и в судебных стадиях уголовного процесса.



§ 14. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 1 ст. 16 УПК РФ).

Право на защиту не сводится только к праву пользоваться услугами защитника. Право на защиту – это со­вокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством прав обвиняемого (подозреваемого): знать, в чем он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному обвинению; представлять доказательства; заяв­лять ходатайства; знакомиться по окончании предвари­тельного следствия со всеми материалами дела; иметь защитника; участвовать в судебном заседании в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, сле­дователя, прокурора, суда и др., реализуя которые, обви­няемый (подозреваемый) имеет реальную возможность защищаться от предъявленного обвинения, защищать свои законные права и интересы.

По сравнению с УПК РСФСР новый УПК РФ расширяет круг прав подозреваемого и обвиняемого.

В частности, наряду с другими обвиняемому предоставлены права:

1) получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного заключения или обвинительного акта;

2) участвовать в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении него меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 29 УПК РФ;

3) обжаловать не только приговор, но и определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений;

4) получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления;

5) участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора.

Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому, обвиняемому, подсудимому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим УПК РФ способами и средствами.

Каждому праву обвиняемого корреспондирует соответствующая обязанность прокурора, следователя. Указанные органы обязаны обеспечить подозреваемому, обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами. Субъектами права на защиту являются обвиняемый, подозреваемый, подсудимый, осужденный. Для осуществления защиты своих прав и законных интересов уголовно-процессуальное законодательство наделяет процессуальны­ми правами и потерпевшего.

Подозреваемый, обвиняемый, подсудимый имеют право пользо­ваться услугами защитника. Защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозре­ваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пре­сечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения, или назначения в отношении этого лица судебно-психиатрической экспер­тизы – с момента фактического его задержания или объявления ему по­становления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. В слу­чае, если к лицу, подозреваемому в совершении преступления, приме­нены иные меры процессуального принуждения или его права и свобо­ды затронуты действиями, связанными с его уголовным преследовани­ем, защитник допускается к участию в деле с начала осуществления этих мер. Если явка защитника, избранного подозреваемым или обви­няемым, невозможна в течение 24 часов с момента фактического задержания или за­ключения под стражу, лицо, производящее дознание, следователь, про­курор вправе предложить подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника через юридическую консультацию.

Одно и то же лицо не может быть защитником двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Заведующий юридической консультацией или президиум коллегии адвокатов обязан выделить адвоката для осуществления защиты подозреваемого или обвиняемого в течение 24 часов с момента получения соответствующего уведомления.

В случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

УПК РФ (ст. 51) предусматривает случаи обязательного участия защитника, а также случаи, когда отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя.

Отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу. Допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены (ст. 52 УПК РФ).

Если в случаях обязательного участия защитника он не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то дознаватель, следователь, прокурор или суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве.

Полномочия (не права, как было в УПК РСФСР, а именно полномочия) защитника закреплены в ст. 53 УПК РФ. Их вполне достаточно для осуществления эффективной защиты обвиняемого, подозреваемого.

Участие в уголовном деле защитника или законного представителя обвиняемого не служит основанием для ограничения какого-либо права обвиняемого. По уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, кроме защитника, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители.

В соответствии со ст. 426 УПК РФ законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, об­виняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании поста­новления прокурора, следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. При допуске к участию в уголовном деле им разъясняются их права.



§ 15. Презумпция невиновности

Важность этого принципа определяется уже тем, что он непосредственно закреплен в Конституции Российской Федерации. Статья 49 Конституции РФ вкладывает в содержание этого принципа три элемента:

1) каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда;

2) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

3) неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Впервые этот принцип закреплен также и в уголовно-процессуальном законодательстве. В соответствии со ст. 14 УПК РФ:

«1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодек­сом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невинов­ность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть уст­ранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.»

Может возникнуть вопрос: если обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодек­сом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, то не означает ли это, что следователь, прокурор также считают его невиновным, привлекая его в качестве обвиняемого, составляя и утверждая обвинительное заключение? Очевидно, что это было бы не только бессмысленным, но и означало бы, что следователь, дознаватель, прокурор действуют прямо вопреки назначению уголовного судопроизводства, привлекая к уголовной ответственности лицо, заведомо для них невиновное.

Действие принципа презумпции невиновности в отношении лиц, ведущих уголовный процесс распространяется не на результат их деятельности, а только на ее ход: в процессе расследования, судебного рассморения дела эти лица должны быть готовы воспринимать как обвинительные, так и оправдательные доказательства, действовать без прредубеждения, одинаково относиться к ним. Таким образом, для этих органов принцип презумпции невиновности должен означать их непредвзятость, объективность в ходе исследования обстоятельств дела. В то же время, принятие ими, в результате такой деятельности, решения, отвечающего их убеждению о виновности (невиновности) лица, не является нарушением презумпции невиновности.

При этом не следует забывать, что принцип презумпции невиновности определяет и то, какое решение должно быть принято в случае, если в ходе беспристрастного исследования не удалось придти к однозначному выводу о виновности или невиновности лица, привлеченного к уголовной ответственности. А именно: в этом случае все неустранимые сомнения должны быть истолкованы в пользу обвиняемого. При этом возможность и порядок устранения таких сомнений определяется УПК РФ с учетом необходимости реализации принципа состязательности, который подразумевает некоторое ограничение активности и полномочий суда в осуществлении деятельности, направленной на их устранение. Дело в том, что существует опасность того, что, для устранения сомнений в виновности обвиняемого, суд может принять на себя реализацию функции обвинения, что будет противоречить принципу состязательности и может привести к нарушению непредвзятости, объективности суда. Поэтому, например, суд не имеет права в ходе судебного разбирательства вызывать свидетелей по собственной инициативе, не может направить дело для производства дополнительного расследования, которое было бы направлено на устранение пробелов в дроказательственной базе.

Принцип презумпции невиновности также находит свое отражение в невозможности оставления обвиняемого (подсудимого) «в подозрении». В случаях, когда уголовное дело прекращается за отказом прокурора от обвинения, основанием прекращения уголовного дела является не «недостаточность обвинительных доказательств», а отсутствие события или состава преступления.

Кроме того, в соответствии с ч.2 ст. 305 УПК РФ, не допускается включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение виновность оправданного.

Поскольку принцип презумпции невиновности, как уже было показано выше, нерасторжимо связан с обязанностью непредвзятого исследования обстоятельств дела, то практика Европейского суда по правам человека отождествляет выражение судьей до судебного разбирательства (или во время него) мнения о виновности подсудимого с нарушением презумпции невиновности.40

Презумпция невиновности относится к числу опровержимых презумпций. Как и любая другая презумпция, она представляет собой правовое предположение и определяет распределение бремени доказывания соответствующих фактов (необходимых для опровержения соответствующей презумпции).

По общему правилу это должно бы было означать, что доказывание виновности обвиняемого должно возлагаться на сторону обвинения. Одновременно, доказывание обстоятельств, на которых основывается позиция стороны защиты, должно было бы стать обязанностью стороны защиты. Однако на распределение обязанностей по доказыванию в уголовном процессе влияет не только принцип презумпции невиновности, но и принцип состязательности, и принцип публичности.

Так, необходимость реализации принципа состязательности предполагает, что сторонам должны быть предоставлены равные возможности по отстаиванию своей позиции перед судом. Однако в совокупности с неравными возможностями сторон по собиранию доказательств, это означает, что неравенство в правах по собиранию доказательств должно быть компенсировано в ходе судебного разбирательства. Одновременно, принцип публичности вообще предполагает, что обязанность собирания доказательств в уголовном процессе вообще не может быть возложена на частных лиц.

В результате, вообще все бремя доказывания в уголовном процессе (в том числе и опровержение доводов защиты) возлагается только на сторону обвинения. Одновременно, устанавливается свобода обвиняемого от принуждения к даче показаний против себя и невозможность привлечения его к ответственности за дачу ложных показаний.

Поскольку презумпция невиновности опровержима, ее действие прекращается с момента вступления обвинительного приговора в законную силу. С момента вступления в силу обвинительного приговора суда, презумпцию невиновности заменяет презумпция истинности приговора, вступившего в законную силу, т.е., по существу, презумпция виновности осужденного. Презумпция виновности также является опровержимой, поскольку допускается пересмотр и отмена приговоров, вступивших в законную силу судом надзорной инстанции.
§ 16. Свобода оценки доказательств

Действие этого принципа распространяется на уголовное судопроизводство в целом, в том числе и на производство предварительного расследования. В соответствии с этим принципом:

1. Суд, прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ст. 17 УПК РФ).

Оценка доказательств по внутреннему убеждению означает, что она отнюдь не произвольна. Внутренне убеждение создается в результате выполнения ряда обязательных условий, в числе которых:

1) оно должно основываться на доказательствах, исследованных в судебном заседании. В соответствии с ч.3 ст. 240 УПК РФ, приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании;

2) оно должно быть основано на рассмотрении и обсуждении всех доказательств, представленных сторонами. В соответствии с ч.2 ст. 159 УПК РФ, подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела. В соответствии со ст. 271 УПК РФ, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. Суд не может отказать в удовлетворении ходатайства, направленного на исследование какого- либо обстоятельства по тому мотиву, что это обстоятельство уже установлено в результате исследования других доказательств;

3) оценка должна основываться на воспринятии и анализе всей совокупности доказательств. Представленные доказательства не могут быть отвергнуты произвольно. В соответствии со ст. 307 УПК РФ, в обвинительном приговоре должны быть указаны как доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, так и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства;

4) ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы. В ходе оценки должна быть оценена как относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства по отдельности, так и достаточность всей их совокупности для вынесения того или иного решения.
§ 17. Свобода обжалования процессуальных действий и решений

В соответствии со ст. 19 УПК РФ, действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном УПК РФ.

Каждый осужденный имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном главами 43 - 45, 48 и 49 УПК РФ.

Свобода обжалования процессуальных действий и решений означает, что любое лицо, которое считает, что его права и свободы нарушены действиями (бездействием) или решениями, принятыми в ходе уголовного судопроизводства, должно иметь возможность их эффективной защиты.

По общему правилу, эффективным способом защиты считается судебный порядок.

Если участник уголовного судопроизводства считает, что его права и свободы нарушены действиями (бездействием) или решениями органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора в ходе досудебного производства, он может выбирать, приносить ли ему жалобу прокурору или в суд (ст.ст. 123 – 125 УПК РФ).

При этом в уголовно-процессуальном порядке в суд могут быть обжалованы постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года, проверка судом тех или иных актов предварительного расследования не должна предрешать вопросы, которые в дальнейшем станут предметом судебного разбирательства.

Вторая сторона данного принципа состоит в том, что каждый осужденный за совершение преступления имеет право на то, чтобы вынесенный в отношении него приговор или определенное ему уголовное наказание были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией. Аналогичное право предоставлено и потерпевшему.

При этом такой пересмотр должен позволить обеспечить возможность исправления ошибок, если они были допущены судом первой инстанции.

В уголовном процессе РФ действуют несколько способов исправления судебных ошибок. Первый из них – контроль за законностью и обоснованностью судебных решений, осуществляемый судом второй (апелляционной41 и кассационной) инстанции. Порядок, установленный законом для производства во второй инстанции призван, с одной стороны, обеспечить возможность исправления любых ошибок, допущенных судом первой инстанции, поэтому суд второй инстанции вправе (в ограниченных пределах) исследовать новые доказательства, проверять ранее вынесенные судебные решения как с точки зрения из законности, так и с точки зрения их обоснованности и справедливости. С другой стороны, неограниченные возможности суда второй инстанции по исправлению ошибок могли бы привести к тому, что право на свободу обжалования было бы, хотя и провозглашено в законе, но на практике не реализовано. Оно превратилось бы в свою противоположность, если бы суд второй инстанции мог, рассмотрев, например, жалобу осужденного на чрезмерно суровое наказание, придти к выводу, что назначенное наказание, напротив, является слишком мягким и изменить его в сторону ужесточения. Естественно, что осужденный (и оправданный), опасаясь изменения приговора в неблагоприятную для них сторону, отказывались бы подавать жалобу на приговор, даже если бы полагали, что судом первой инстанции была допущена серьезная ошибка.

Поэтому закон устанавливает определенные пределы рассмотрения дела судом второй инстанции. В соответствии со ст. 360 УПК РФ, суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном или кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано. Если при рассмотрении уголовного дела будут установлены обстоятельства, которые касаются интересов других лиц, осужденных или оправданных по этому же уголовному делу и в отношении которых жалоба или представление не были поданы, то уголовное дело должно быть проверено и в отношении этих лиц. При этом не может быть допущено ухудшение их положения.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе смягчить осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание, а равно применить уголовный закон о более тяжком преступлении.

Приговор может быть также отменен в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой или апелляционной инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости лишь в случаях, когда по этим основаниям имеется представление прокурора либо заявление частного обвинителя, потерпевшего или его представителя.

Оправдательный приговор, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи, может быть отменен судом кассационной инстанции не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя, а также по жалобе оправданного, не согласного с основаниями оправдания.

Кроме того, приговор или иное решение суда, вступившее в законную силу, также могут быть пересмотрены в порядке надзора.

Однако поскольку по общему правилу, требование правовой определенности означает, что не должны пересматриваться и изменяться решения суда, которые уже вступили в законную силу, возможность пересмотра дел в порядке надзора ограничена куда более жестко.

Так, в соответствии со ст. 405 УПК РФ, с учетом положений Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 года № 5-П, пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела допускаются только в течение года с момента вступления приговора в законную силу.

Второе ограничение возможности инициации надзорного производства заключается в том, что надзорная жалоба или надзорное представление рассматриваются судьей суда надзорной инстанции. В соответствии со ст. 406 УПК РФ, изучив надзорные жалобу или представление, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об отказе в удовлетворении надзорных жалобы или представления;

2) о возбуждении надзорного производства и передаче надзорных жалобы или представления на рассмотрение суда надзорной инстанции.

Наконец, вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Основаниями возобновления производства по уголовному делу являются:

1) вновь открывшиеся обстоятельства - указанные в части третьей статьи 413 УПК РФ обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу;

2) новые обстоятельства - указанные в части четвертой статьи 413 УПК РФ обстоятельства, не известные суду на момент вынесения судебного решения, устраняющие преступность и наказуемость деяния.

Вновь открывшимися обстоятельствами являются:

1) установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления;

2) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления;

3) установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

В соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2003 года № 290-О данный список вновь открывшихся обстоятельств не является исчерпывающим.

Новыми обстоятельствами являются:

1) признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации;

2) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с:

а) применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

б) иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

3) иные новые обстоятельства.

Право возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств принадлежит прокурору или Председателю Верховного Суда Российской Федерации. Поэтому данный порядок, как и производство в порядке надзора также не может рассматриваться в качестве эффективного средства правовой защиты.
§ 18. Коллегиальность и единоначалие в уголовном судопроизводстве

В досудебном производстве действует принцип единоначалия. Если даже по постановлению прокурора создается следственная группа, один из следователей назначается руководителем этой группы. Руководитель группы принимает дело к своему производству, организует работу следственной группы, руководит действиями других следователей, принимает наиболее значимые решения по делу, составляет обвинительное заключение (ст. 163 УПК РФ).

В судебных стадиях, напротив, в большинстве случаев действует принцип коллегиальности:

1) коллегиально судом присяжных или судом в составе трех профессиональных судей рассматриваются по первой инстанции уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии об этом ходатайства обвиняемого;

2) коллегиально в составе трех профессиональных судей рассматриваются все дела в кассационном порядке;

3) коллегиально рассматриваются также все дела в порядке судебного надзора.

Вместе с тем, абсолютное большинство уголовных дел по первой инстанции рассматривается единолично. В том числе, рассматриваются единолично:

1) все дела, подсудные мировому суду;

2) все дела о нетяжких преступлениях, подсудные федеральным судам;

3) дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, если не поступило ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела коллегиальным составом суда;

4) единолично федеральный судья рассматривает также материалы, представленные в порядке дополнительного производства (условно-досрочное освобождение, досрочное снятие судимости и т.п.);

5) единолично рассматриваются также вопросы, возникающие в порядке особого производства (рассмотрение ходатайств о заключении под стражу, производстве обыска в жилище и др.).



Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница