Ответственный редактор


ГЛАВА 4. ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА



Скачать 11.03 Mb.
страница7/49
Дата09.08.2019
Размер11.03 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   49
ГЛАВА 4. ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

4.1. Понятие, предпосылки и допустимость дифференциации уголовного процесса

В понятие «дифференциация уголовного процесса» различными учеными вкладывается весьма отличающееся содержание.42

Во- первых, дифференциация уголовного процесса есть не что иное, как наличие в его составе различных производств, отличающихся друг от друга по каким-то критериям. Каких - либо логических оснований для отождествления дифференциации только с упрощением уголовного судопроизводства нет. Дифференциация может (и должна) идти не в одном, а сразу в нескольких направлениях. Например, она может заключаться как в появлении упрощенных производств, так и в появлении производств с более сложными процессуальными формами. Более того, дифференциация уголовного производства есть не что иное, как такое построение уголовного процесса, при котором в его рамках существует целый ряд отличающихся производств, приспособленных для различных категорий дел.

Во-вторых, кажется верной та точка зрения, в соответствии с которой далеко не всякая особенность в производстве по тем или иным уголовным делам свидетельствует о наличии дифференциации уголовного процесса. Например, нельзя считать проявлением дифференциации уголовного судопроизводства наличие мелких, «разовых» особенностей в порядке производства по той или иной категории дел. Например, ч.2 ст. 144 УПК РФ предусматривает некоторые особенности проверки сообщений о преступлениях, распространенных в средствах массовой информации. При этом порядок дальнейшего производства по соответствующим делам ничем не отличается от порядка судопроизводства, установленного для всех аналогичных уголовных дел, по которым сообщение о преступлении поступило из других источников. Такие и подобные им небольшие отличия в осуществлении судопроизводства по отдельным делам или категориям уголовных дел проявлениями дифференциации уголовного процесса не являются. Под дифференциацией следует понимать лишь возможность выделения внутри уголовного процесса относительно самостоятельных производств, характеризующихся наличием следующих признаков:

1) наличие определенной материально- правовой базы, существование определенного круга дел, обладающих некоторыми существенными особенностями, объективно требующими отличий в порядке производства по этим делам. Так, существование уголовных дел о преступлениях, за которые возможно назначение в виде наказания смертной казни, объективно требует, ввиду особой опасности ошибки по таким делам, существования особых форм судопроизводства, позволяющих обеспечить наиболее взвешенный, объективный, беспристрастный подход к разрешению этих дел.

2) комплексность производства, то есть наличие определенных особенностей в деятельности правоохранительных органов на всех (или хотя бы на нескольких) стадиях уголовного процесса;

3) наличие существенных отличий в порядке деятельности по определенной категории дел, по сравнению с обычным порядком судопроизводства. О выделении самостоятельного уголовно- процессуального производства можно говорить лишь в тех случаях, когда изменения в порядке, формах деятельности в уголовном судопроизводстве в их совокупности дают новый качественный уровень.

Например, Глава 52 УПК РФ предусматривает определенные особенности уголовного судопроизводства в отношении некоторых категорий лиц (депутатов, судей, прокуроров, следователей, адвокатов, членов избирательной комиссии и пр.). Эти особенности касаются порядка возбуждения уголовного дела в отношении данных лиц, порядка задержания их и заключения под стражу, порядка проведения следственных действий, требующих предварительного получения судебного решения, а также определения подсудности уголовного дела. Можно ли считать самостоятельным уголовно- процессуальным производством производство по делам о преступлениях, совершенных такими лицами? Нет, потому что все эти особенности производства по данной категории дел не затрагивают сущностных характеристик уголовно- процессуальной деятельности, и не приводят, поэтому, к появлению нового уголовно- процессуального производства. Для сравнения, в уголовно- процессуальном законе содержится (количественно) не слишком много отличий производства по делам частного обвинения. Однако отличия эти столь существенны, столь связаны с особенностями самих этих дел, что это неизбежно влечет за собой изменения в самих формах деятельности суда, прокурора, органов предварительного расследования, других участников процесса по этим делам. Вот это изменение форм деятельности при осуществлении уголовного судопроизводства (возможно и не оговоренное в законе, но вытекающее из сущностных характеристик определенной категории дел, следующее из особенностей этих дел) и является тем важнейшим признаком, тем пробным камнем, который и позволяет выделять самостоятельные уголовно- процессуальные производства. А существование таких производств в рамках уголовного процесса и означает наличие его дифференциации.

Таким образом, дифференциация уголовного процесса - это существование в системе уголовного процесса самостоятельных производств, которые характеризуются наличием определенной материально- правовой базы, объективно требующей отличий в законодательном регулировании, комплексностью и наличием существенных различий по сравнению с обычным порядком производства, приводящих в конечном итоге к изменению форм деятельности по этим делам.

Допустимо ли такое явление в уголовном процессе России? Безусловно, что производство по условно- досрочному освобождению от наказания не может вестись в том же самом порядке, что и производство по уголовному делу, а до рассмотрения судом вопроса об избрании меры пресечения в виде ареста для сбора необходимых материалов едва ли должно быть проведено предварительное расследование. То есть различное законодательное регулирование порядка производства в зависимости от его (производства) направленности, целей и характера отношений, лежащих в его основе, представляется совершенно закономерным и необходимым. Однако большинство отрицательных отзывов по вопросу о возможности дифференциации уголовного процесса касались, как правило, недопустимости его упрощения. При этом противники появления упрощенных производств указывали на то, что их существование противоречило бы самой сущности уголовного процесса, его принципам (в том числе принципу равенства граждан перед законом), режиму законности, насаждало бы пренебрежительное, нигилистическое отношение к нормам УПК.43

Но существование упрощенного порядка уголовного судопроизводства, наряду с обычным, вовсе не является призывом к неисполнению процессуальных норм. Речь идет не об упрощении производства по сравнению с тем порядком, что установлен в законе, а об установлении в законе, наряду с обычным порядком судопроизводства, других порядков, более простых по сравнению с ним. Таким образом, ни о каком нарушении законности речь не идет.

Нельзя говорить и о том, что появление упрощенного порядка уголовного судопроизводства противоречит сущности (назначению) уголовного процесса или его принципам.

Мы уже обосновали, говоря о задачах уголовного процесса, что он необходим, в частности, для применения норм уголовного права. В свою очередь, применение нормы уголовного права в каждом конкретном случае не самоцель, а средство достижения целей, указанных в ст. 43 УК РФ – восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, предупреждение новых преступлений.

Чем меньше пройдет времени с момента совершения преступления и до момента начала реализации уголовной ответственности, наказания, тем более эффективно будут реализованы цели наказания. Значит, момент назначения наказания должен быть максимально приближен к моменту совершения преступления.

С другой стороны, уголовный процесс предназначен для того, чтобы установить истину по делу, обеспечить, чтобы наказание применялось только к лицам, совершившим преступление. Соответственно, по делам о тяжких и, тем более, особо тяжких преступлениях промежуток времени между моментом совершения преступления и моментом назначения наказания может быть значительно больше, чем по делам о преступлениях средней и небольшой тяжести. С одной стороны, они не так быстро изглаживаются из памяти, отсутствие быстрой реакции на них не воспринимается как безнаказанность. С другой стороны, по таким делам необходимы большие гарантии установления истины, что связано с тем, что вред, наступающим в случае неправильного применения нормы уголовного права, будет в этом случае особо значителен.

Поэтому дифференциация уголовного процесса, заключающаяся в существовании, с одной стороны, производств, осуществляющихся в более короткий срок, а с другой – производств, по которым добавлены дополнительные гарантии установления истины, вполне соответствует предназначению уголовного процесса.

Дифференциация уголовного процесса допустима и с точки зрения необходимости реализации принципов уголовного процесса. По общему правилу любое уголовно-процессуальное производство должно находиться в рамках общих уголовно- процессуальных принципов, а потому не может противоречить им. Однако, как уже было показано в предыдущей главе, практически не существует принципов без исключений. Таким образом, если даже какое- то самостоятельное уголовно- процессуальное производство и содержит определенные исключения из того или иного принципа уголовного процесса, это вовсе не является показателем его ущербности, недопустимости. Наличие изъятий из принципов уголовного процесса для каких- то особенных случаев, ситуаций - не есть нечто исключительное, это - обычный, нормальный порядок. Таким образом, и в этом плане существование упрощенных судебных производств является возможным, не противоречит никаким существенным началам уголовного процесса.

Предпосылками дифференциации уголовного процесса являются реальные обстоятельства, объективные причины, которые вызывают к жизни необходимость дифференциации уголовно- процессуальной формы по каким- то категориям дел.

При этом особенно необходимо рассмотреть предпосылки существования упрощенных производств, которые способны в своей совокупности достаточно определенно очертить круг тех причин, благодаря которым существование упрощенных производств необходимо и неизбежно. Это:



1. Предпосылки, связанные с экономическими и организационными причинами.

Экономические причины, диктующие необходимость существования упрощенных производств следующие. Ресурсы государства, в том числе ресурсы материальные, которые оно может позволить себе затратить на осуществление правосудия, не бесконечны, они ограничиваются определенным пределом, в рамках которого и должна быть организована соответствующая деятельность. Но если ресурсы, направляемые на деятельность по уголовным делам, ограничены, то, по- видимому, существует настоятельная необходимость в наиболее рациональном распределении таких ресурсов. Такое рациональное распределение может выражаться в том, что на расследование и рассмотрение одних дел, в случаях, когда это необходимо, будет тратиться больше сил и средств, чем на расследование и рассмотрение других уголовных дел. Очевидно, что при этом удешевление процесса по ряду дел неразрывно связано с простотой процессуальной формы по таким делам. Эта форма не должна быть перегружена большим количеством формальностей и процедур.

Другой существенный момент - это необходимость организационного, в частности кадрового обеспечения уголовно- процессуальной деятельности. Так, единоличный порядок рассмотрения дел судьей заключает в себе, безусловно, меньшее количество гарантий всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. Коллегиальность лучше обеспечивает спокойное, основательное, неторопливое его рассмотрение. Однако, если законодатель решит использовать для рассмотрения уголовных дел коллегию из трех профессиональных судей в качестве общего правила, то такое решение невозможно будет осуществить на практике, в связи с ограниченным количеством лиц, которым можно поручить исполнение обязанностей по осуществлению правосудия. Ибо звание судьи может быть возложено только на человека, обладающего как определенными качествами, перечисленными в законе, так и определенными личностными (психологическими и интеллектуальными) свойствами, которые позволят ему успешно осуществлять деятельность, связанную с отправлением правосудия. Число же таких людей достаточно ограничено. Поэтому, при несомненной большей привлекательности коллегиальной формы осуществления правосудия с теоретической точки зрения, практически во всех европейских государствах, а также в США, используется для ряда уголовных дел и единоличная форма их рассмотрения.

Таким образом, первую из рассмотренных предпосылок существования упрощенных судебных производств можно определить как необходимость дешевизны, экономии сил, необходимость наиболее рационального распределения сил и средств.



2. Предпосылки существования упрощенных производств, связанные с необходимостью обеспечения конституционных прав граждан, в том числе права на судебную защиту.

Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту его прав и свобод. Статья 52 Конституции РФ предусматривает обязанность государства по обеспечению потерпевшим от преступлений доступа к правосудию. Реализация этих принципов подразумевает как право гражданина на обращение в суд в любом случае нарушения его прав и законных интересов, так и действительную доступность суда для населения. Для обеспечения последней необходимо, чтобы обращение в суд для гражданина было не слишком обременительным с материальной точки зрения, чтобы суд географически был приближен к населению, чтобы рассмотрение дела происходило в разумные сроки, а судебная процедура зависела от сложности дела.

Однако не только потерпевший имеет право на судебную защиту, такое право принадлежит и противоположной стороне - лицу, обвиняемому в совершении преступления, лицу, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство, вообще - лицу, к которому применяются меры государственного принуждения. Это право гарантирует ему ст.46 Конституции РФ, оно конкретизируется и в ст.49 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Однако право, предусмотренное ст.49 Конституции РФ, является частным проявлением более широкого права гражданина - права на судебный порядок решения вопроса о применении к нему наказания. Это право вытекает из норм международного права. Так, статья 10 Всеобщей Декларации прав человека от 10.12.1948 года гласит: «Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом». В соответствии со ст.14 Международного Пакта от 16.12.1966 г. «О гражданских и политических правах», «каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком - либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека от 26.05.1995 года предусматривает, что «каждый имеет право при рассмотрении любого дела на справедливое и публичное разбирательство в течение разумного срока независимым и беспристрастным судом». Однако для того, чтобы не нарушалось право обвиняемого на рассмотрение его дела в разумный срок, также необходимо существование, наряду с обычным порядком уголовного судопроизводства, упрощенного порядка, который позволил бы, с одной стороны, максимально быстро, не затягивая, рассматривать те дела, по которым отсутствует спор, а с другой стороны, «разгрузил» бы судей, позволяя им сосредоточить больше внимания на рассмотрении наиболее сложных дел, что позволило бы избежать и по ним неоправданных задержек в их рассмотрении.



3. Предпосылки, связанные с необходимостью выполнения задач уголовного права.

Как уже было оговорено, одной из задач материального уголовного права является предупреждение преступлений. Для достижения этой цели имеет значение не столько строгость уголовной репрессии, сколько ее неотвратимость и быстрота, а также те внешние условия, в которых осуществляется ее применение.

Когда речь идет о внешних условиях, имеется в виду следующее. Не все преступления одинаковы. Еще в начале нынешнего века в юридической литературе указывалось на одно из таких различий. Если тяжкая преступность большей частью локализована и большинство граждан могут быть вполне уверенными, что они никогда не совершат такого преступления, то никто не гарантирован от совершения маловажного проступка.44 В самом деле, такие преступления, как нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека, халатность, неуважение к суду, отказ свидетеля от дачи показаний, уклонение от уплаты налога, заведомо ложная реклама, как и множество других, подобных им, могут быть совершены практически любым.

Дела о подобных преступлениях чрезвычайно важны, так как именно из этих мелких правонарушений составляется повседневная атмосфера правовой жизни, именно по ним, по их распространенности, по реагированию на них государства, граждане судят о действенности правопорядка.

Необходимость быстроты и простоты судопроизводства по делам о преступлениях небольшой тяжести вызывается их особенностями, по сравнению с делами о преступлениях более тяжких. Впечатление о них быстрее изглаживается из памяти окружающих, и длительное нереагирование на них воспринимается как безнаказанность. Кроме того, именно благодаря тому, что совершаются они в большинстве своем не профессиональными преступниками, а, в целом, весьма благопристойными гражданами, здесь более действенно выполняется общепредупредительная функция уголовного наказания. И.В. Михайловский писал: "Страх наказания не может удержать профессионального преступника, не удержит он и от совершения преступления по страсти... но этот страх, как нельзя лучше удерживает обычного гражданина от совершения малозначительных деяний."45 Однако наказание в этом случае будет действенно лишь при том условии, что оно, хотя и незначительное по размеру, последует незамедлительно, не будет отсрочено на длительное время и сопровождено обременительными формальностями и большими затратами сил и средств на незначительное дело, что способно дискредитировать отправление правосудия в глазах населения.

Таким образом, задачи исполнения целей, стоящих перед уголовным правом, требуют простоты и быстроты производства по делам о преступлениях небольшой общественной опасности.



4. Предпосылки, вытекающие из целей уголовного процесса.

Быстрота производства позволит лучше обеспечить и реализацию задачи установления истины по уголовному делу. Так, данные криминалистики свидетельствуют, что чем больше временной промежуток между допросом свидетеля и теми событиями, о которых он допрашивается, тем больше информации забывается, тем труднее установить действительную картину происшедшего. Быстрота осуществления уголовного судопроизводства в этом случае будет означать, что факты, подлежащие установлению в суде, будут минимально искажены, вследствие такого свойства человеческой памяти, как способность забывать информацию, а, стало быть, и установление истины в процессе уголовного судопроизводства будет более достижимо и потребует меньших усилий.

С другой стороны широко известно и то, что в настоящее время свидетели нередко подвергаются давлению со стороны обвиняемого, его родственников и знакомых. В результате свидетели нередко меняют в судебном разбирательстве свои первоначальные показания, затрудняя или делая невозможным установление истины. Решение этой проблемы чрезвычайно сложно, но и в этом плане ускорение судопроизводства способно дать существенные выгоды. Резкое сокращение продолжительности временного периода от момента совершения преступления до момента рассмотрения дела судом может просто не дать возможности оказать какое- либо влияние на потерпевшего и свидетелей. Таким образом, существование ускоренного производства способно оказать положительное влияние на достижение цели установления истины в уголовном процессе.

Еще одна цель, характерная для уголовного процесса - это цель охраны прав и интересов граждан при осуществлении уголовного судопроизводства. Достижение этой цели также зависит, в частности, и от быстроты судопроизводства. Более быстрое движение дела означает, что лицо, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство, не будет слишком долго находиться в неопределенном положении, а возможно и сможет скорее добиться своего оправдания. С другой стороны, потерпевший сможет скорее добиться защиты своего нарушенного права. Для свидетеля же упрощенное производство может означать, что вместо по крайней мере двух допросов - на стадии досудебной подготовки и на стадии судебного разбирательства, он будет допрошен только один раз - судом, только один раз он будет оторван от своих личных дел для исполнения обязанности перед государством.


4.2. Виды уголовно-процессуальных производств и критерии их дифференциации

1. Наиболее важным, основным критерием дифференциации уголовного процесса является направленность производства (то есть его предмет и задачи) и тип материально- правовых отношений, лежащий в его основе.

Уголовно- процессуальное законодательство регулирует не только порядок деятельности государственных органов и должностных лиц по установлению «права карательных органов на наказание привлеченного к ответственности лица и о размере этого права»46. Кроме этой, чрезвычайно важной, но отнюдь не единственной, сферы, уголовно- процессуальный закон регламентирует также деятельность по разрешению вопросов, возникающих в процессе исполнения наказания, а также включает производство по некоторым вопросам, вообще лежащим вне сферы регулирования уголовного права (применение принудительных мер медицинского характера, наложение денежных взысканий и штрафов, решение судом вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, рассмотрение жалоб участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) прокурора. следователя, дознавателя в ходе досудебного производства). Особенности вопросов, подлежащих разрешению при осуществлении каждого из этих видов деятельности, диктуют и наличие значительных различий в порядке ее осуществления.

По критерию направленности все уголовно-процессуальные производства можно подразделить на три вида:

1) основные производства;

2) дополнительные производства;

3) особые производства.47

Основные производства – это производства по уголовным делам, т.е. по делам о преступлениях. Они называются основными уже потому, что ради них и существует уголовный процесс. Они и занимают в уголовном судопроизводстве основное, главное место. Предметом таких производств является вопрос о наличии или отсутствии уголовно- правового отношения и о его содержании, а его задачи сформулированы в ст.6 УПК РФ. Именно в этих производствах в полной мере реализованы правила о доказывании, принципы и иные основные положения уголовного процесса.

Вместе с тем, в уголовном процессе имеются самостоятельные полистадийные производства, которые никакого отношения к уголовным делам не имеют. Дополнительные производства созданы для реализации как уголовно- правовых норм, так и норм уголовно- исполнительного законодательства. В отличие от основных производств, они направлены не на установление, а на изменение или досрочное прекращение установленного и закрепленного приговором суда уголовно- правового отношения. Указанные производства называются дополнительными48 постольку, поскольку они именно дополняют уголовный процесс, лишь в незначительной степени характеризуют его сущность.

К дополнительным производствам относятся те, которые направлены на изменение наказания, досрочное или условно-досрочное освобождение от его отбывания, изменение от режима отбывания наказания, замена одного наказания на другое. Эти производства предусмотрены в главе 47 УПК РФ, которая называется «Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора».

В структуре уголовного процесса главенствующее положение занимают основные производства: как в силу важности значения, так и по объему фактической уголовно-процессуальной деятельности. Именно они главным образом характеризуют сущность уголовного судопроизводства в целом. В принципе, можно представить себе уголовный процесс без дополнительных и особых производств (о последних ниже), но без основных производств уголовного процесса быть не может.

Между основными и дополнительными производствами существует тесная взаимосвязь. И основные, и дополнительные производства имеют свои конкретные специфические задачи. Вместе с тем решение задач как основных, так и дополнительных производств является средством достижения целей более высокого уровня: укрепление законности и правопорядка, предупреждение и искоренение преступности. Приговор суда и установленное им уголовно-правовое отношение предопределяют, в конечном счете, содержание и дополнительных производств. Без основных производств дополнительные производства утрачивают смысл.

Между тем, в уголовном процессе имеются и производства с иной направленностью. В рамках этих производств применяются нормы не уголовного, а иных отраслей права. Это – особые производства.

Особые производства вообще не направлены на установление или изменение уголовно- правового отношения (за исключением случая, когда решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера к лицу, заболевшему душевным заболеванием после совершения преступления – тогда устанавливается наличие уголовно- правового отношения, но не его содержание). В их основе лежат либо отношения, урегулированные уголовным правом, но не связанные с совершением преступления, либо отношения, не имеющие уголовно- правового характера, которые, тем не менее, в силу особых причин урегулированы нормами уголовно- процессуального права и осуществляются в уголовно- процессуальной форме.

В первую очередь, к особым производствам такого рода относится производство по применению принудительных мер медицинского характера. Материально-правовые нормы, регламентирующие возможность применения принудительных мер медицинского характера, хотя и расположены в уголовном кодексе, по своей природе не являются нормами уголовного права, поскольку применяются к лицам, не совершившим преступлений. Это – скорее нормы административного права, направленные на обеспечение общественного порядка, общественной безопасности, путем ограничения свободы лиц, не совершивших преступных деяний. По законодательству РФ применение принудительных мер медицинского характера относится к исключительной компетенции суда, и порядок их применения предусмотрен уголовно-процессуальным законодательством. Причина такого положения заключается, прежде всего, в серьезном характере государственного принуждения, осуществляемого при применении принудительных мер медицинского характера. Характер такого принуждения очень схож с тем принуждением, которое применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления. Оно по своим последствиям очень похоже на наказание, связанное с лишением свободы. Поэтому вопросы о возможности применения такого принуждения и должны решаться в форме, аналогичной той, которая применяется для решения вопроса о возможности применения к лицу уголовного наказания, то есть в форме, близкой той, что установлена для производства по уголовному делу. Это и обуславливает необходимость использования именно уголовно-процессуальной формы при решении вопросов о применении принудительных мер медицинского характера.

Уголовно-процессуальное производство по применению принудительных мер медицинского характера в отношении лица, совершившего общественно-опасное деяние в состоянии невменяемости, не направлено на установление или изменение уголовно-правового отношения, поскольку оно и не возникало. В том же случае, когда принудительные меры медицинского характера применяются к лицу, заболевшему психическим заболеванием после совершения преступления, устанавливается лишь наличие уголовно-правового отношения, но не его содержание.

Производство по применению принудительных мер медицинского характера направлено на установление наличия общественно опасного деяния, его совершения определенным лицом и решение вопроса о необходимости применения к этому лицу принудительных мер медицинского характера.

Предметом этого производства является вопрос о наличии или отсутствии оснований для применения принудительных мер медицинского характера. Задачи производства по применению принудительных мер медицинского характера можно сформулировать так: обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы в каждом случае, когда для этого имеются основания, принудительные меры медицинского характера были применены, и не было ни одного случая необоснованного применения принудительных мер медицинского характера.

Таким образом, производство по применению принудительных мер медицинского характера не включается ни в основные, ни в дополнительные производства. Это самостоятельное, особое производство.

В последние годы появились и другие самостоятельные особые производства. Их специфика заключается в том, что существуют они лишь при наличии основного производства. Эти особые производства «нанизываются на древо» основного производства – производства по уголовному делу. Их существование немыслимо без основного производства. Вместе с тем эти производства самостоятельны и полистадийны. В их рамках происходит применение уголовно-процессуальных норм «материального» характера.

Это следующие виды производств:

а) производство по получению согласия суда на производство определенных процессуальных мер принуждения (заключение под стражу, домашний арест, отстранение от должности), либо на продление меры пресечения в виде заключения под стражу;

б) производство по жалобам на действия (бездействие) дознавателя и следователя, прокурора и на принимаемые ими решения (ст. 125 УПК РФ);

в) производство по возмещению вреда в порядке реабилитации (Глава 18 УПК РФ).

Указанные выше производства носят полистадийный характер. Они проходят этапы предварительного досудебного производства, производства в суде первой инстанции, а в силу ст. 127 УПК РФ по ним возможно кассационное и надзорное производство.

Возможны и иные частные случаи, когда уголовный процесс обусловливает применение норм, не имеющих уголовно-правового характера. Так, в литературе отмечается, что в рамках уголовного процесса находят свое разрешение гражданско-правовые проблемы (институт гражданского иска в уголовном процессе), реализуются административные отношения (привлечение к административной ответственности лиц, нарушающих порядок судебного разбирательства и т.д.). Сюда же можно отнести и производство по наложению денежных взысканий и штрафов. Кроме того, в порядке осуществления судебного контроля в досудебном производстве суд дает согласие на принятие ряда процессуальных решений и производство следственных действий, помимо уже перечисленных (решение о производстве обыска, выемки в жилище, осмотра жилища против воли проживающих в нем лиц, о контроле и записи телефонных переговоров и т.д.).

Решение всех этих вопросов не носит самостоятельного характера. Они решаются в рамках производства по конкретному уголовному делу. По отношению к основному вопросу уголовного дела, к его предмету указанные выше вопросы являются вспомогательными и допускаются в производстве по уголовному делу либо как часть обеспечительного механизма, либо постольку и в той мере, поскольку и в какой мере их решение не затруднит разрешение основного вопроса уголовного дела.

2. В уголовном процессе имеются виды производств, различающиеся между собой по степени сложности процессуальных форм49.

В зависимости от степени сложности процессуальной формы все производства можно поделить на:

1) обычное производство;

2) упрощенные производства;

3) производства с более сложной процессуальной формой.

Под упрощенным производством в уголовном процессе понимается самостоятельное производство по категории дел, обладающей особенностями, объективно требующими быстроты осуществления уголовно- процессуальной деятельности и простоты уголовно- процессуальной формы, осуществляемое в большинстве случаев быстрее и с меньшими затратами, чем обычное производство. Причем ускорение и удешевление производства по большинству дел данной категории достигается путем внесения существенных изменений в уголовно- процессуальную форму на нескольких стадиях уголовного процесса. Эти изменения могут выражаться в ликвидации ненужных формальностей, а также в смене форм выражения процессуальных гарантий.

Аналогичным образом можно дать определение и производству с более сложными процессуальными формами. Под ним следует понимать самостоятельное производство по категории дел, обладающей особенностями, требующими как можно более тщательного их расследования и рассмотрения, что достигается путем внесения в уголовно- процессуальную форму существенных изменений, выражающихся в увеличении уровня процессуальных гарантий как за счет роста числа прав обвиняемых, так и за счет увеличения обязанностей органов, ведущих уголовный процесс.

К числу упрощенных производств по уголовному делу можно отнести:

а) производство, в котором расследование ограничивается дознанием;

б) производство, предусмотренное главой 40 УПК РФ (особый порядок принятия судебного решения при признании обвиняемым своей вины);

в) производство по делам частного обвинения, подсудным мировому судье;

В числе производств с более сложными процессуальными формами можно выделить:

а) производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних;

б) производство в суде с участием присяжных заседателей.

Основным критерием дифференциации уголовного судопроизводства на виды в зависимости от сложности процессуальных форм является уголовно-правовой критерий – степень общественной опасности преступления (и, соответственно, небольшая значимость последствий, наступающих в результате соответствующего производства, для лица, в отношении которого оно ведется). Чем более опасным является преступление, тем более опасна ошибка, тем сложной должна быть процессуальная форма по делу о нем, и наоборот. Так, в соответствии с УПК расследование по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях не может ограничиваться дознанием. По этим делам предварительное следствие является обязательным.

К числу уголовно-процессуальных критериев дифференциации относятся:

1) Степень сложности установления фактических обстоятельств дела. Бывают так называемые «очевидные» преступления, когда изначально известен подозреваемый, имеются свидетели, очевидцы и т.д. Расследовать такое преступление значительно проще, чем, например, квартирную кражу. Однако, в любом случае, как уже отмечалось выше, по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях не может упрощаться ни досудебное, ни судебное производство даже при очевидности таких преступлений.

2) Определенные свойства лица, в отношении которого ведется производство. Усложненным является (независимо от степени общественной опасности деяния) производство по делам о преступлениях несовершеннолетних.

3) Наличие желания (согласия) участника процесса на применение упрощенного или более сложного порядка судопроизводства. Например, в соответствии с действующим законодательством, рассмотрение дела судом присяжных возможно лишь при наличии ходатайства обвиняемого об этом. Для того, чтобы решение по делу могло быть принято в особом порядке (по правилам Главы 40 УПК РФ) необходимо как ходатайство обвиняемого, так и согласие потерпевшего и обвинителя.

3. Наконец, последний критерий дифференциации уголовного судопроизводства – это характер соотношения в производстве публичных и диспозитивных начал.

Разграничивая уголовно- процессуальные производства на виды в зависимости от этого критерия следует иметь в виду, что по общему правилу судопроизводство по уголовному делу осуществляется на основе почти полного господства начала публичности. Допускаются, как правило, лишь очень небольшие отклонения от этого начала, лишь в очень незначительных пределах учитываются в современном уголовном процессе РФ желания лиц, вовлеченных в этот процесс (прежде всего - потерпевшего и обвиняемого).

Однако в действующем уголовном процессе можно указать существуют производства, в которых соотношение между началами публичности и диспозитивности достаточно сильно изменено в сторону большей реализации диспозитивных начал. Это:

1) Производство по делам о преступлениях, преследуемых в порядке частного обвинения, подсудных мировым судьям. Данные производства имеют свою материально- правовую базу, которая объективно требует отличий в судопроизводстве по таким делам. Особый характер этих дел (и, прежде всего, преобладание частного интереса над общественным, общегосударственным) диктует необходимость предоставления лицу, пострадавшему в результате совершения такого преступления, значительной степени свободы в распоряжении своими правами, предметом и ходом процесса.

Такие производства отличаются от публичного особым порядком возбуждения производства по делу и возможностью его прекращения за примирением сторон, возможностью рассмотрения встречной жалобы одновременно с основной, особым процессуальным положением потерпевшего в процессе и т.д.

2) Производство, предусмотренное главой 40 УПК РФ (особый порядок принятия судебного решения при признании обвиняемым своей вины).

Обвиняемый в случае отсутствия спора о праве (при согласии его с предъявленным обвинением) может ходатайствовать о применении такого порядка. Кроме того, для принятия положительного решения о возможности использования данного порядка производства необходимо наличие согласия потерпевшего и обвинителя (государственного или частного). Особенность данного производства в том, что по делу не проводится полноценное (устное и непосредственное) исследование доказательств. К приговору суда в этом случае применяются отличающиеся требования (в нем не отражаются анализ и оценка доказательств). Кроме того, ограничена возможность обжалования решения, вынесенного судом в итоге такого производства (ст. 317 УПК РФ).

Перечисленные производства, в которых соотношение публичного и диспозитивного начал изменено в сторону увеличения диспозитивности, в действующем уголовном процессе одновременно относятся и к числу упрощенных производств. Но это не необходимая и неизбежная их черта. Могут существовать производства, отличающиеся повышенной степенью свободы потерпевшего и относящиеся, в то же время, к числу обычных производств.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Руководство пользователя Начало работы. Настройка телефона
2013 -> Офис в Великобритании
2013 -> Методические указания по подготовке к защите выпускной квалификационной работы для студентов 4курса очной формы обучения по специальности 190604
2013 -> Руководство по применению строительных материалов ООО «стройдеталь»
2013 -> Консолидированный текст конвенции солас-74 consolidated text of the 1974 solas convention
2013 -> Ключевые слова: фармакологический аборт, менструальная функция, пенкрофтон, мизопростол. E. M. Pichushkina, S. B. Radynova, T. K. Paramonova analysis menstrual function in women with pharmacological abortion abstract
2013 -> Нэнси Мак-Вильямс
2013 -> Крок Лечебное дело и педиатрия. Буклет 2003 год


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   49


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница