С. С. Дукельский 1 Итоги деятельности украинской контрреволюции (так называемого «правительства унр» исоциал-соглашательских партий у с. д и у с. р.) 1917-1920 гг. Предлагаемая книга


Торжественное соединение Галиции с Украиной и объявление «Единой Украинской Соборной Народной Республики»



страница2/8
Дата09.08.2019
Размер1.68 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8

10. Торжественное соединение Галиции с Украиной и объявление «Единой Украинской Соборной Народной Республики»
В конце января 1919 г. согласно постановлению Трудового конгресса и договору между «правительством УНР» и Галицийским секретариатом было объявлено торжественное соединение Галиции с Украиной в «Единую Соборную Украинскую Народную Республику».

Несмотря на соединение, положение ничем не изменилось, Галицийский секретариат продолжал вести самостоятельную независимую от «правительства УНР» политику и, наоборот, «правительство УНР» также абсолютно не считалось с Галицийским секретариатом. Вполне понятно, что это было на руку диктатору Галиции Петрушевичу и головному атаману Петлюре. Более подробное освещение будет дано ниже.



11. Бегство «Директории и правительства УНР» из Киева

и крах кабинета министров В.М. Чеховского
Под давлением Украинской Красной Армии Киев был очищен 4 февраля 1919 г. и Директория УНР панически бежала, постепенно теряя по дороге последние силы, которые присоединялись к Красной Армии. Головной атаман Петлюра старался спасти положение и бросил часть армии под командой Оскилко67 с Польского фронта против советских войск, но они не подоспели и Киев был сдан.

Крах кабинета Чеховского объясняется его авантюристической политикой, с одной стороны, и неполном согласии внутри кабинета и Директории в смысле ориентации на Антанту – Одессу и новые авантюры – с другой. Директория продолжала ориентироваться на Антанту. Переговоры с Антантой – Одессой продолжались, но не весь кабинет был солидарен с этой политикой, видя в ней причину краха. Вполне естественно, что при таком положении Директория искала выхода и нашла его в лице Остапенко68, который, цепляясь за власть, готов был выйти из партии у.с.-д., лишь бы иметь возможность получить формирование кабинета. Директория этим воспользовалась, но еще существовали партии у.с.-д. и у.с.-р., которым надо было под тем или иным предлогом заткнуть рты и получить возможность развязать себе руки. В силу этого под видом на партийные расходы, ЦК УПСР получил от Директории 7 миллионов рублей украинской валюты и ЦК УСДРП получил на те же цели и под тем же видом 5 миллионов. За это они согласились не вмешиваться в политику Директории и ее планы в смысле формирования нового кабинета. Приблизительно в то же время вышел из Директории Винниченко. Вместо него был назначен председателем «Директории УНР» С.В. Петлюра. Всемогущая в то время Антанта затрубила по всему миру о своем решительном постановлении бороться с большевиками. Это фактически и послужило основной причиной кризиса кабинета Чеховского и создания кабинета Остапенко.

Глава III
12. Кабинет министров С. Остапенко

Приказом «Директории» от 13 февраля 1919 года за № 116 назначен был новый кабинет в следующем составе: председатель Совета Министров Сергей Остапенко (быв. у.с.-д.), военный министр Александр Шаповал69 (у.с.-с.), министр внутренних дел Григорий Чижевский 70(быв. у.с.-р.), министр финансов Степан Федак71 (галицийский национал-демократ), министр народного хозяйства Иван Фещенко-Чепивский (у.с.-ф.)72, министр земледелия Евгений Архипенко (у.н.р.)73, министр иностранных дел Константин Мациевич 74(у.с.-ф.), управляющий Министерством юстиции Дмитрий Маркович (у.с.-ф.), управляющий Министерством путей сообщения Филипп Пилипчук75 (у.н.р.), управляющий Министерством культов Иван Липа (у.с.-с.), управляющий Министерством народного здравоохранения Оксен Корчак Чепурковский76 (у.с.-ф.), управляющий Министерством по морским делам Михаил Белинский77(у.с.-с.), управляющий Министерством по еврейским делам Абрам Ревуцкий (еврейский с.-д. партии «Поалей Цион»), заведующий Управлением прессы и информации Осип Назарук (галицийский радикал), государственный контролер Дмитрий Симонов (у.с.-с.), государственный секретарь Михаил Корчинский (у.с.-ф.). Впоследствии произошли изменения: министром финансов был назначен Михаил Кривецкий 78(у.с.-ф.), Министерство труда было упразднено.

Внимание кабинета Остапенко сосредотачивалось главным образом на объединении «всех демократических сил» и тех социальных групп, которые могли бы помочь в строительстве «самостоятельной Украинской Народной Республики», организации украинской армии и во что бы то ни стало добиться реальной помощи, главным образом от Антанты. До вступления в кабинет Остапенко вышел из партии у.с.-д.

13. Внешняя политика Директории УНР

и кабинета министров Остапенко
Как я выше указывал, переговоры с представителями Антанты продолжались, но в течение всего пребывания кабинета Остапенко ни к чему не приводили. Посланные при кабинете Чеховского миссии в страны Антанты были усилены и получили соответствующие директивы от кабинета Остапенко в смысле более свободных действий и полной ориентации на Антанту. Существовала система дачи взяток отдельным представителям французской дипломатии и представительства масонства в роли посредника между кабинетом Остапенко и Клеман79. Представителю междупарламентского французского комитета было поручено «компенсировать» в Париже лиц, которые могут оказать содействие в деле признания Францией «УНР». Бывшему министру Шелухину было поручено войти в соглашение с Республиканской демократической партией – центр французского парламента, на предмет давления в смысле заключения с «УНР» политических и экономических соглашений. В Ватикане была усилена особая дипломатическая миссия с целью воздействия через Ватикан на королевское правительство Италии в пользу признания «УНР». Для закупок и заготовок снаряжения для армии во Франции и Англии были организованы торгово-промышленные блоки. Одновременно были сделаны попытки членом Директории Андриевским и морским министром Белинским войти в соглашение с Деникиным на предмет общих действий против советской власти. Кабинетом Остапенко было предложено трестам и финансовым синдикатам за границей склонить Антанту на предоставление многомиллионного займа взамен концессий на Украине. Одновременно велись переговоры через Румынию с Польшей в смысле получения военного снабжения.

Независимо от этого Петлюра старался использовать влияние Великой франк-масонской ложи в смысле давления на правительства Антанты в области признания «УНР» и предоставления реальной помощи в борьбе с советской властью. Петлюра состоит членом франк-масонской ложи с 25 августа 1918 года. (Об этом будет сказано отдельно).



14. Роль «правительства УНР» в организации повстанчества против советской власти
С марта 1919 года начало стремление со стороны «правительства УНР» и штаба действующей армии к объединению действий повстанчества и войск «УНР» против советской власти. С этой целью был создан Особый отдел при штабе действующей армии и информационное военно-гражданское бюро. Рассылалось громадное количество эмиссаров для поднятия восстаний против советской власти во все углы Украины с громадными средствами для финансирования повстанчества. В этом деле принимали деятельное участие центральные комитеты партий у.с.-р. и у.с.-д. через своих партийных членов на местах в смысле организации повстанчества, рассылалось еще огромное количество провокационной литературы, в которой проводилась линия разъединения деревни с городом, т.е. крестьянства с рабочими и разложения Красной Армии. Кроме того, в некоторых местах указанные партии фактически организовывали небольшие повстанческие ячейки, которые впоследствии выливались в повстанческие группы.

15. Внутренняя политика кабинета министров Остапенко
В области внутренней политики проводилась программа хлеборобов демократов и социалистов самостийников, о чем кабинетом Остапенко издавались соответствующие административно-политические и законодательные акты. Министерство труда при кабинете Остапенко не существовало. Борьба против профессиональных союзов и всех видов пролетарского объединения велась фабрикантами и заводчиками под поощрением кабинета Остапенко. Частная собственность на землю, фабрики и заводы и свободная торговля были восстановлены. Погромная волна являлась, с одной стороны, следствием поощрения атаманщины и бандитизма в армии, с другой – проводилась по директивам командования и, в частности, Петлюры. История проскуровского погрома80 с огромным количеством жертв достаточно ярко освещает роль «правительства УНР» в организации этого погрома. Погром был совершен по приказу командующего бригадой и начальника гарнизона города Проскурова атамана Симосенко (он же – Семесенко. – Л.К.) и был проведен под его руководством. «Правительство УНР», не ожидая таких ужасных результатов погрома, снарядило комиссию для расследования и привлечения виновников организации этого погрома к ответственности. В результате произведен был арест Семесенко, но дело до суда не дошло, ибо Семесенко потребовал предания суду наравне с ним Петлюры, по приказу которого он действовал. Вполне естественно, что Петлюра суду не был предан, а Семесенко был освобожден81.


16. Политическое банкротство кабинета Остапенко
В результате финансовых комбинаций и авантюр в ведении внешней политики кабинет Остапенко обанкротился. В этом отношении интересны показания бывш. военного министра Сиротенко82, который говорит следующее: «Мне было известно, что министр финансов Кривецкий вывез за границу часть иностранной валюты. Это делалось в согласии с социалистами самостийниками. Куда девались эти деньги, я не знаю. Впоследствии предполагалось выехать за границу для расследования этой истории министру финансов Мартосу, причем выяснилось, что министр финансов Кривецкий присвоил себе 15 миллионов рублей». В результате такого рода комбинаций, с одной стороны, и безрезультатных переговоров с затратой громадных сумм на подкупы представителей Антанты – с другой, кабинет распался.

17. Деятельность социалистических партий

в период между кабинетом Остапенко и кабинетом Мартоса.

Организация повстанчества против советской власти
До образования кабинета Мартоса в конце марта 1919 года, ввиду создавшейся паники следствие наступления советских войск на Каменец-Подольск, – результатом совещаний ЦК у.с.-д. и ЦК у.с.-р. был создан Комитет охраны республики, в котором председателем состоял Владимир Чеховский (у.с.-д.), тов. председателя Аркадий Степаненко (у.с.-р.)83. Этот комитет обратился с следующим воззванием: «Ввиду дезорганизации государственного аппарата и возможного нарушения спокойствия, представители Украинской социал-демократической партии и Украинской партии социалистов-революционеров вместе с представителями каменецких крестьян и гарнизона создали для временного представительства центральной власти республики, Комитет охраны республики в составе по два представителя: 1) От ЦК партии у.с.-д. , 2) от ЦК партии у.с.-р., 3) от Каменецкого уездного трудового совета, и 4) от казачьего местного гарнизона. Задачи комитета: 1) Охрана порядка и спокойствия, 2) распоряжение различными учреждениями, 3) переговоры с директорией о немедленном прекращении переговоров с французским командованием в Одессе и начале переговоров с советским правительством Украины на основе: а) признание советской властью Украины и России самостоятельной и независимой Украинской республики, б) легальное основание украинских социалистических партий и вывод российских войск из Украины, в) составление нового правительства Украины до окончательного сформирования его на втором Всеукраинском съезде Советов рабочих и крестьянских депутатов. В целях наилучшего проведения указанного, Комитет охраны республики постановил: 1) фронт должен быть сохранен твердо и непоколебимо до окончания переговоров с советской властью Украины, 2) все воинские части в тылу также должны стоять твердо и непоколебимо, 3) все гражданские и военные учреждения должны правильно функционировать, временно эвакуация прекращается, государственное имущество должно быть сохранено, 4) все местные гарнизоны должны поддерживать спокойствие и порядок на основании распоряжений властей».

О том, что Комитет охраны республики являлся фактически оружием в руках Директории для введения в заблуждение пролетарских масс, об истинном положении вещей и создания более выгодного положения для дальнейшего продолжения авантюристической политики говорит сам за себя разговор по прямому проводу, который происходил одновременно, из которого даю выдержки.

Член Директории Макаренко 84говорит с членом ЦК УПСР А. Степаненко85. Говорит Степаненко: «Сейчас в Каменце мы полностью используем пути, чтобы окончательно развязать дело кабинета, особенно усложнившееся в Каменце и являющееся поводом министерского кризиса, что создало довольно серьезную ситуацию. Возможно, что вы уже слышали о каменецком Комитете охраны республики, который с 22-го должен был взять на себя обязанность приостановить панику и прекратить анархию, создавшуюся после неожиданного экстренного предписания одного из министров, между прочим Чижевского, об эвакуации. Все это происходило в такой атмосфере, что сотрудники объявили об отсутствии какой-либо возможности что-либо создать. Директория выехала раньше, за ней выехали министры, началась паника в городе. В это время в Каменце состоялся крестьянский съезд, вынесший постановление вроде нашего заявления Вам. Для приостановления анархии мы учредили Комитет охраны республики, который приостановил панику, и решили еще раз обратиться к директории с окончательным заявлением о необходимости закончить наши переговоры».

О деятельности социалистических партий в период между кабинетом Остапенко и кабинетом Мартоса и об участии «правительства УНР» и этих партий в организации восстаний против советской власти ярко говорит разговор по прямому проводу между теми же лицами, который я также даю в выдержках.

Говорит член ЦК УПСР Степаненко: «Швец86 и Андриевский87 должны быть в Гусятине, но уже два дня как я не могу с ними связаться. Работа же весьма горячая и Петлюра требует моего присутствия на фронте, где идут большие бои. Необходимо организовать помощь населению местностей, освобожденных от большевиков. Население Юго-Западного фронта отчаянно взывает о помощи. Крайне необходима денежная помощь земельным Управам и местным Самоуправлениям на лечение, на закупку семян для посева и на другие надобности. И вот поэтому я должен за отсутствием работающих министерских аппаратов использовать пути, чтобы немедленно удовлетворить население Волыни, Полесья и части Киевщины. Крестьянство восстает против большевиков с большим энтузиазмом. В Житомире к Петлюре явился полк в 5000 человек и просил его послать на фронт. Согласно приказа этот полк, прибывший со своим вооружением, уничтожил большевиков в Коростышево и Радомысле. Дальше в других местах такой же сильный подъем и наличие больших симпатий крестьянства к сечевикам. Теперь перед нами одна задача – использовать этот перелом и укрепить дух масс. Можно верить, что, когда удастся организовать хороший кабинет, дела пойдут гораздо лучше. Сейчас наши войска под самым Киевом и с другой стороны за Цветковым и Бобринской. Ждем окружения Казатина и Фастова. Таким образом центральная группа большевиков, подошедшая чуть ли не до Проскурова, очутится в мешке и будет уничтожена. Я уже поставил вас в известность о своих соображениях о текущем моменте и очень прошу объединить творческие силы, как мы условились, и внушить им дух патриотизма. Верую в то, что сумеете сделать, особенно, когда успехи на фронте дадут нам возможность объединиться с кругами, которые находятся по ту сторону фронта. Теперь, по всей вероятности, необходимо непосредственно говорить с московским лицемерным правительством. Как бы скорее сговориться относительно списка (речь идет о списке нового кабинета). Предполагаю, что сейчас наше спасение только в объединении всех творческих сил и проведении мудрой внешней политики. Так смотрит Ковалевский, Шаповал и Мартос. С нами говорили в Станиславове».

Одной из основных причин создания социалистического кабинета Мартоса являлось то, что на Левобережьи, Екатеринославщине и Херсонщине усилились восстания против советской власти, и социалистические партии считали, что этому движению надо пойти навстречу и взять его в свои руки. Скомпрометировавший себя бесплодными разговорами с Антантой кабинет Остапенко не мог иметь доверия у повстанцев и это было учтено как социалистическими партиями, так и Директорией УНР.

Глава IV
18. Межпартийное совещание по вопросу об организации

социалистического кабинета УНР и межпартийный договор. Создание кабинета Б. Мартоса
5 апреля 1919 года в Ровно происходило генеральное совещание «Директории УНР» и членов нового кабинета, который находился в стадии формирования, бывших министров кабинета Остапенко и представителей ЦК следующих партий: 1) у.с.-д., 2) у.с.-р., 3) с.-с., 4) н.р. и 5) социал-федералистов, под председательством Петлюры. На этом совещании Петлюра в длинной речи обрисовал общее положение «УНР» и призывал эти партии создать кабинет, который соответствовал бы условиям момента. В результате этого совещания и были выработаны следующие условия вступления в кабинет членов партии у.с.-д. и у.с.-р.: «1) Директория составляется из следующих членов: председателя Петлюры и по одному представителю от Галиции, у.с.-д. и у.с.-р. 2) Директория утверждает законы только после одобрения их Советом Министров. 3) Директория суверенно представительствует «УНР» во внешней политике, причем все акты контрассигнуются Министерством иностранных дел. 4) Цивильный лист Директории проводится по соглашению с Советом Министров. 5) В сфере управления члены Директории издают свои распоряжения только через соответствующие министерства. 6) Все члены Директории равноправны. 7) Полноправный кворум Директории состоит из трех членов».

В результате этого совещания и выработанных условий, приказом Директории УНР от 9 апреля 1919 года за № 134 был назначен кабинет Мартоса в следующем составе: председатель Совета Министров и министр финансов Борис Мартос (у.с.-д.), заместитель председателя Совета Министров и министр юстиции Андрей Левицкий88 (у.с.-д.), министр внутренних дел Исаак Мазепа89 (у.с.-д.), министр по земельным делам Николай Ковалевский 90(у.с.-р.), исполняющий обязанности военного министра Григорий Сиротенко (у.с.-д.). Состав этого кабинета пополнялся постепенно следующими членами: министр иностранных дел Владимир Темницкий 91(галицийский у.с.-д.), министр народного просвещения Антон Крушельницкий (галицийский радикал)92, министр путей сообщения Николай Шадлун93 (у.с.-д.), министр народного хозяйства Андрей Шрамченко 94(у.с.-р.), министр труда Осип Безпалко 95(галицийский у.с.-д.), заведующий Управлением прессы и информации и исполняющий обязанности государственного секретаря Иван Лызанивский96 (у.с.-р.), управляющий Министерством народного здравохранения Михаил Белоус, управляющий государственным контролем Владимир Кабачкин, управляющий Министерством культов Михаил Нарович, управляющий Министерством по еврейским делам Пинхос Красный 97(еврейская с.-д. «Поалей Цион»). Впоследствии в составе министерства произошли небольшие изменения: министром народного здравоохранения был назначен Одрина (у.с.-р.)98, министром народного хозяйства был назначен Николай Григорьев99 (у.с.-р.).

Главной и основной задачей этого кабинета являлось объединение действий армии УНР и повстанчества. Введение в кабинет Мартоса Дмитрия Одрина произошло при следующих обстоятельствах: с прибытием из-за фронта главы Всеукраинского повстанческого ревкома Одрина и его заместителя Черкасского Одрина вел переговоры с кабинетом Мартоса и центральными комитетами партий у.с.-р. и у.с.-д. по вопросам координирования действия армии УНР и повстанчества. В результате этих переговоров Одрина был включен в кабинет как представитель повстанчества.

19 июня 1919 года социалистический кабинет Мартуса в полном составе обратился с воззванием к рабочим и крестьянам Украины следующего содержания: «Настало великое горе. Вас одурачили бессовестно мошенники, которые себя называют большевиками-коммунистами. Вы им поверили и теперь подневолились власти дармоедов и назначающих на наши головы комиссаров. Украинская земля знала от них всякие обиды. Ее со всех сторон тянули и тянут злые враги, то немцы с гетманом, а теперь пришли москали из России со своей Красной Армией, босяками и пьют нашу кровь. Уже год Вы терпите гнусности комиссаров. Пора образумиться. Все к оружию. Ваши предки казаки когда-то собственными руками сбросили панщину. Станем и мы все снова казаками, чтобы уничтожить новую коммунистическую панщину. С двух сторон нам угрожают враги: польские паны вторглись на Волынь; а коммунисты-большевики с другой стороны бьются против казаков Украинской Народной Республики.

Долой чужеземных врагов с нашей земли!

Селяне, украинские казаки. Ваши сыновья и братья идут нам на помощь, они освобождают вас от горестного времени. Не спите. Всякий пусть знает теперь, что решается судьба трудящихся Украины. Все должны пойти на защиту вашей матери Украины от врагов. Долой чужеземных завоевателей с нашей земли. Спекулянты-торговцы при помощи большевиков-коммунистов и их советской власти подняли цены на все товары. Народное правительство уничтожит спекулянтов и накажет лавочников спекулянтов. На помощь своему правительству, потому что без вашей помощи правительству очень трудно освободить украинский народ от чужеземного грабительства. Когда же ваши народные войска совсем прогонят с Украины коммунистов и поляков, тогда народное правительство созовет в Киеве Трудовой конгресс, чтобы восстановить на Украине полный порядок и спокойствие.

Да здравствует самостоятельная ни от кого независимая Украинская Республика!

Да здравствуют народные войска!

Долой чужеземцев коммунистов-большевиков и поляков!

Долой грабителей!

Да здравствует украинское трудовое народное правительство Украинской республики!

Председатель Совета Министров и министр финансов Борис Мартос,

Заместитель председателя Совета министров и министр юстиции Андрей Левицкий,

Министр внутренних дел Исаак Мазепа,

Министр земледелия Николай Ковалевский,

Военный министр Григорий Сиротенко,

Министр иностранных дел Владимир Темницкий,

Министр народного хозяйства Лев Шрамченко100,

Министр просвещения Антон Крушельницкий,

Министр труда Осип Безпалко,

Руководитель Управления прессы и информации Иван Лызанивский».

Этот документ говорит сам за себя, достаточно выявляет отношение социал-соглашательских партий к советской власти и в комментариях не нуждается.



19. Деятельность контрразведки штаба действующей армии «УНР» и роль «Директории УНР» в ее действиях
При штабе группы войск Оскилко существовала контрразведка под руководством начальника штаба полковника Агапиева и начальника контрразведки Шапуло101. Этот орган занимался ловлей на улице ни в чем не повинных граждан и под видом большевизма расправлялся с ними. Применялись пытки, истязания, кастрация и т.д. В области пыток контрразведка значительно опередила испанскую инквизицию, о чем свидетельствует тот факт, что для пыток были введены усовершенствованные орудия и, в частности, электрический стул. Кроме контрразведки группы войск Оскилко существовала еще при Генеральном штабе контрразведка Чеботарева102, которая наводила страх и ужас не только на население, но и на сотрудников учреждений и некоторых представителей «правительства УНР». О том, что все это делалось с ведома Петлюры, говорить не приходится, ибо Чеботарев фактически являлся правой рукой Петлюры, а Шапуло делал ему личные доклады. Кабинет знал об этом, реального ничего не предпринял и продолжал оставаться молчаливым свидетелем всех этих актов политической мести.

Внутри самой Директории не все было гладко, так, самостийниками под руководством члена Директории Андриевского и при содействии буржуазных партий был подготовлен заговор. Кабинет Мартоса знал о готовящемся заговоре и предупреждал Петлюру. Но Петлюра и начальник штаба действующей армии Осецкий медлили с отставкой Оскилко и начальника штаба Агапиева. В результате настойчивых требований кабинета Оскилко и Агапиев были смещены 28 апреля 1919 года, но было уже поздно, они должностей своих не сдали и в ночь на 29 апреля Оскилко стянул часть войск с фронта и объявил себя «головным атаманом и главой Украинский Народной Республики».



Это восстание было ликвидировано в течение суток, причем Оскилко и Агапиев бежали в Польшу, член Директории Андриевский был исключен из состава Директории. Этим дело и кончилось.

20. Внешняя политика кабинета Мартоса и самостоятельная внешняя политика членов Директории Петлюры и Макаренко
Кабинет Мартоса в своей платформе наметил разрыв с ориентацией на Антанту и должен был ориентироваться исключительно на внутренние силы Украины. Отбросив мысль о получении реальной вооруженной помощи от Антанты, кабинет Мартоса положил в основу своей политики организацию повстанчества по всей Украине и координирование действий армии «УНР» и повстанчества против советской власти.

На самом деле, как видно будет из дальнейшего, положение обстояло иначе. Ориентация на Антанту продолжалась также и кабинетом Мартоса. Все миссии, созданные еще при кабинетах Чеховского и Остапенко, продолжали свою работу за границей. Та же система подкупов и авантюр в области политики, которая проводилась при прежних кабинетах, существовала и при кабинете Мартоса. Были посланы дипломатические и чрезвычайные миссии в Италию, Францию, Румынию, Чехию, Австрию, Германию и другие страны для заключения политических и экономических соглашений. Во Франции было учреждено секретное дипломатическое бюро для сношений с политическими партиями Франции в смысле давления в деле признания «УНР». В Женеве (Швейцария) была создана Торговая палата. В Константинополь был послан особоуполномоченный для закупки оставшегося от войны военного снаряжения. В Румынию был назначен послом профессор Мациевич. При румынском Генеральном штабе состоял генерал Дельвиг103. В середине мая 1919 года прибыл представитель международного треста «Витмор и компания» и уполномоченный итальянского Верховного командования. На заседании указанных представителей под председательством Петлюры и при участии Макаренко было решено использовать предложение генерального итальянского командования и треста «Витмор и компания», предлагавших экипировать и снарядить украинских военнопленных, находившихся в Италии (до 50 000 человек), с 5% запасом снаряжения и предоставить таковых «правительству УНР». Взамен «правительство УНР» должно было уплатить частью наличными из фонда в марках находящегося в Берлине и компенсировать товарами и привилегиями королевскому итальянскому правительству. При этом в целях скорейшего проведения сделки решено было предоставить многомиллионную сумму тресту «Витмор и компания» в франках и в лирах на специальные непредвиденные расходы («смазывание транспорта и пр.»)104. «Правительство УНР», не обладая франками и лирами в достаточной степени, должно было путем закупки из берлинского фонда или посредством других комбинаций добыть эту сумму. Представители миссии от Италии брали на себя обязательство доставить миссию «правительства УНР» беспрепятственно в Италию. Председателем этой миссии был назначен В.А. Голубович. Миссия была сформирована и выехала в Италию, но впоследствии она не была пропущена и вернулась обратно. Бывший военный министр Жуковский был послан Директорией УНР в Чехию, в качестве военного и торгового представителя. Жуковскому было поручено заключить договор между амуниционно-орудийным синдикатом Чехии и УНР для изготовления боевых припасов и снаряжения для армии УНР. Ему также были поручены переговоры с генералом Петаном – командующим французскими экспедиционными войсками в Чехии105, в смысле привлечения вооруженной силы Франции на свою сторону. В Ватикан был послан пастор Бонн106, а граф Тышкевич107 был назначен во главе миссии в Париж. Одновременно посылались дипломатические курьеры на Дон и на Кубань, на предмет координирования действий против советской власти. Член ЦК железнодорожного союза Молодожененко108 выехал в Вену и Берлин для переговоров с представителем Агрикультурного мирового треста Маккормиком (бывший министр снабжения Америки) и для окончательных переговоров с атташе мирового конгресса. Генерал Петан в результате переговоров был подкуплен и на этом немало нажился министр финансов Кривецкий. Одновременно велись переговоры с консорциумом банков через Ватикан на предмет заключения займа в 350 миллионов лир.

1 июня 1919 года Директория и кабинет министров УНР обратились к мирной конференции со следующей нотой: «Париж. «Гранд отель». Председателю украинской делегации Сидоренко. Просим Вас немедленно передать председателю мирной конференции следующую ноту: Директория как верховная власть самостоятельной независимой Украинской республики обращается к Вам, господин председатель, с просьбой передать мирной конференции следующее: Директория Украинской Народной Республики, успешно закончившая в ноябре прошлого года борьбу с узурпатором верховной власти на Украине – гетманом Скоропадским и освободившая Украину от оккупировавших ее вражеских сил, принуждена была вести борьбу против новых врагов – московских большевиков, которые начали наступление на Украину с востока. Молодое украинское казачество в продолжении более 4 месяцев ведет отчаянную борьбу с врагом, шаг за шагом отходя с боем перед натиском далеко превосходящих сил. Эту войну украинское войско должно было вести и вело доблестно без всякой помощи со стороны держав Антанты, представители которой, оккупировав Одессу, не только не помогли нашей армии, которая прикрывала собою Румынию, а наоборот, оставили ее без базы, отдав громадные военные склады в Одессе на расхищение сперва русским добровольцам, а затем русским большевикам. Благодаря определенной линии высшего военного командования в Одессе, которое все время обещало помочь нашей западной армии и в конце концов спешно эвакуировало свои войска из Одессы, наша армия, теснимая большевиками до линии реки Днестра, осталась без собственного тыла. Надо было ожидать, что союзное командование в Румынии поможет этой армии хотя бы перейти через территорию Румынии и Буковины на Украину в полном порядке и тем самым наши войска имели бы возможность дальше продолжать войну с большевиками. Этого не случилось. Румынская военная власть принудила нашу западную армию сложить оружие, которое согласно переговорам и договору между штабом нашей армии и румынским командованием должно было следовать за нашими войсками до границы Украины. Ныне, когда действительно почти все войска перевезены через Бессарабию, Румынию и Буковину в Залещики, румынская военная власть отказалась выдать оружие и громадное имущество нашей армии, присвоив себе таковое. Такое отношение союзного командования к украинскому войску, которое уже 5 месяцев представляет собою устойчивый барьер, заграждающий от большевистской сволочи все западные республики, вызывает огромное недовольство как нашего войска, так и всего украинского народа, Кроме того, другая союзница Антанты – Польша, которая под покровительством Франции перевезла через Германию свежие дивизии Галера109, начала наступать в тыл нашей армии, стоящей на фронте: Олевск-Корец-Остров-Ямполь и угрожает всему нашему делу – борьбы с большевиками. Это наступление начато в то время, когда украинский народ на всей своей территории одновременно восстал против большевистских завоевателей и вооруженной силой освободил почти всю Надднепровскую Украину, за исключением некоторых крупных центров, где еще держатся большевистские гарнизоны. Директория полагает, что такое отношение к Украине со стороны союзников – Антанты, Румынии и Польши неизвестно высшей мирной конференции в корне противоречит программе, проводимой Антантой, провозгласившей всему миру о своем враждебном отношении к большевикам. А потому доводя до сведения высшей мирной конференции о преступных деяниях Польши и Румынии и высказывая свой решительный протест, Директория как высшая власть УНР просит всемирную конференцию своим авторитетом заставить Румынию немедленно возвратить укр. правительству все оружие и имущество, отобранное у нашей западной армии, и принудить Польшу немедленно прекратить наступление в тыл нашим войскам, ведущим неравную борьбу с русскими большевиками, обороняющим свою родину и тем самым защищающим Европу от русской анархии.

Председатель Директории головной атаман Петлюра,

члены Директории Швец и Макаренко,

заместитель председателя Совета Министров и исполняющий обязанности министра иностранных дел Левицкий».

Впоследствии согласно постановлению мирной конференции оружие было возвращено в июле месяце 1919 года. В том же месяце начались переговоры с Польшей, приостановившей свое наступление, о заключении торгового и политического договора.

Все приведенное достаточно характеризует внешнюю политику УНР и директории. На вопрос об участии социалистических партий во внешней политике правительства и Директории УНР останавливаться не приходится, ибо внешняя политика этих партий фактически проводилась их представителями в кабинете и роль этих партий являлась доминирующей.



21. Повстанчество на Украине и роль Директории и центральных комитетов у.с.-д. и у.с.-р. в организации повстанчества
Как уже выше указано, одной из основных задач кабинета Мартоса являлась организация повстанчества в тылу Красной Армии и координация его действий с действиями армии УНР. Точка зрения и роль УНР в организации повстанчества выявляется в нижеследующей статье, помещенной в первом номере «Трудовой громады» (орган УПСР) от 2 мая 1919 года под названием «На очереди»: «Перед новым кабинетом министров стоит целый ряд сложных и весьма важных вопросов. Об одном из них мы сейчас поговорим. Мы имеем в виду соглашение с повстанчеством против большевиков по ту сторону фронта. Предыдущий буржуазный кабинет ничего не сделал в этой области и естественно не мог сделать при том реакционном направлении внутренней и внешней политики, какую он вел. Правда, трудно допустить, чтобы правительство, шедшее походом против трудовых Советов, с одной стороны, и, с другой, возлагавшее все надежды спасения республики на французских консулов в Одессе, могло найти общие точки с нашими товарищами по ту сторону фронта. И если бы даже кабинет Остапенко и пробовал бы что-либо сделать в этом направлении, то вряд ли этот опыт дал бы какие-либо благоприятные результаты. Между тем, дело это срочное и для освобождения нашей республики от большевистского нашествия имеет первостепенное значение. Следует принять во внимание, что от того, что до сих пор между нашим правительством и повстанчеством не было никакой связи и соглашения, мы уже потеряли очень много. Первая волна крестьянских восстаний на Левобережьи и отчасти Правобережьи, что совпадает с концом марта и началом апреля, которое чуть не уничтожило большевизм, по той стороне фронта, правительством совершенно не было использовано. Повстанчество не было информировано о силах и планах республиканских войск, благодаря чему не могло координировать своего выступления с операциями наших войск. В результате во многих местах повстанчество разгромлено и раздавлено большевиками. Часть сил уничтожена, организации разбиты целиком, – это первое выступление крестьянства против большевиков, проведенное в таком широком размере, далеко не дало тех последствий, какие могло бы дать при других условиях. С другой стороны, отсутствие связи с повстанчеством приносило еще больший вред длительному освобождению от большевистского царства и установлению порядка, который соответствовал бы интересам трудовых масс. Нет сомнения, что после одной, другой неудачи повстанчество начнет терять веру в тех людей, которые стоят в данный момент во главе восстаний, и в скорую помощь со стороны правительства, а после этого легко могут поддаться настроению разных черносотенных авантюристов. Но нет сомнения, что в ближайшие дни повстанчество, после происшедшего разгрома, вновь соберется с силами, возобновит свои действия и вновь даст бой большевикам. Это наступит тем скорее, чем показательней будет успех республиканских войск на фронте. До того момента должны мы как партия, с одной стороны, так же как и правительство, с другой, обязательно соединиться действительной связью с центральными и местными повстанческими организациями, чтобы координировать здесь свою работу с работой повстанчества. Кроме того, необходимо выработать план соглашения и наметить первые ступени работы правительства по вступлении его в гор. Киев. Эту последнюю работу нужно наметить хотя бы в основных точках здесь же до вступления в Киев и полного соглашения с повстанчеством, ибо в противном случае вся энергия, как наша, так и правительства по вступлении в Киев пойдет на обсуждение принципиальных вопросов, на приискание путей к соглашению с повстанчеством и на выработку общей программы ближайшей государственной работы. Таким образом из соображений стратегических и возможности предстоящей деятельности в деле освобождения Украины от пришельцев такое установление связи и достижение соглашения с повстанчеством имеет чрезвычайно важное значение и должно быть разрешено как можно быстрее».

В мае месяце состоялось совещание министров, ЦК у.с.-р. и ЦК у.с.-д. с представителями повстанческих групп и главы Всеукраинского повстанческого ревкома Одрина и члена Черкасского. На этом совещании был детально разработан план организации и руководства повстанчеством против советской власти во всеукраинском масштабе. Кабинетом Мартуса были санкционированы все партийные расходы по организации повстанчества, совершенные до этого времени, и выданы многомиллионные суммы на предстоящие расходы. ЦК у.с.-р. был одновременно субсидирован многомиллионными суммами на организацию повстанчества против советской власти. С 1 мая был создан орган ЦК у.с.-р. – «Трудовая громада», отражавший идеи повстанчества и политику ЦК у.с.-р., редактируемый В.А. Голубовичем. По всей Украине были использованы ЦК у.с.-р. члены этой партии, находившиеся на местах, и рассылались новые кадры эмиссаров для поднятия восстаний в тылу Красной Армии. С повстанческими группами Соколовского110, Зеленого111, Мордалевича112 и др. была установлена тесная связь и производилось финансирование этих повстанческих групп. Член ЦК у.с.-р. Одрина был введен в кабинет, как представитель повстанчества на пост министра здравоохранения. На места были даны указания о создании правильной информации «правительства УНР» и ЦК у.с.-р. и у.с.-д. о ходе и организации повстанчества. Редакция «Трудовой громады» представляла собой тот пункт, куда стекались представители повстанчества, информировали о ходе дел и получали руководящие указания и средства. Одновременно руководством и организацией повстанчества занимался также штаб действующей армии УНР. Вместо Одрина председателем центрального Украинского повстанческого ревкома был назначен член ЦК у.с.-р. Щадило, который был принят головным атаманом Петлюрой и в длительной беседе выяснил ближайшие задачи «правительства УНР» и повстанчества. Для помощи семьям повстанцев, погибших в борьбе с советской властью, был выработан соответствующий законопроект и принят «правительством» УНР. Выступление Мазуренко (член Всеукраинского повстанческого ревкома) и Дьяченко против советской власти в июне месяце 1919 г. и ультиматум, предъявленный председателю Совета Народных Комиссаров УССР тов. Раковскому, были продиктованы «правительством УНР» как результат межпартийного договора между ЦК у.с.-р., ЦК у.с.-д. и незалежниками заключенного в Каменец-Подольске. После поражения Мазуренко и Дьяченко со штабом и конной охраной присоединились к войскам УНР.

19 июля 1919 года прибыли в Каменец представители повстанческого штаба с целью выяснить не только военные задачи по координированию совместных действий против советской власти, но и установления действительного единства борьбы. После этого случая орган УПСР «Трудовая громада» поместил 20 июля 1919 года нижеследующую статью: «Вчера прибыли в Каменец представители от повстанческого штаба. Цель их приезда не только выяснить военные задачи по координированию совместных действий, но и установить действительную единую политику в борьбе. И так в порядке дня вновь возник вопрос во всей своей актуальной форме, а также тот договор и платформа, на основании коих 5 мая в Ровно были объединены две социалистические партии наиболее популярные у.с.-д. и у.с.-р. Эти партии были первыми поборницами украинской самостийности и впервые начали фактически проводить в жизнь эти идеи, понимая, что полное обеспечение завоеваний революции может быть проведено в жизнь лишь тогда, когда будет обеспечена государственная самостоятельность Украинской республики. С другой стороны, существование самостоятельной Украинской республики будет покоиться на фундаменте социальных реформ. Дальше в столь серьезную историческую минуту две партии, крестьянская и рабочая, должны взять на себя ответственность и всю тяжесть государственного строительства. Полная оторванность от масс и отсутствие информации о настроении таковых, недоразумение в целом, а может быть и отсутствие желания считаться с настроением масс несомненно должно было довести до катастрофы. Побудительные причины тому те, что не сумели координировать действия всех революционных сил украинского народа. В то же время перед украинскими социалистическими партиями стояла фактически задача объединения фронтов повстанческого и республиканского. Именно тогда был выработан принцип этого объединения и намечен путь к достижению целей. На основе этого соглашения началось координирование наших фронтов с этой и с той стороны и активная борьба по освобождению Украины от большевистского захвата. Общие задачи этих партий в данный момент закрепить на местах это соглашение, дабы фактическим соединением фронтов могла бы и дальше продолжаться совместная борьба. Объединение революционных сил Украинского фронта есть единственный выход для Украинской Народной Республики».

В целях правильного снабжения армии УНР и повстанчества, как по эту сторону, так и по ту сторону фронта по настоянию ЦК УПСР был создан центральный аппарат снабжения и член ЦК УПСР Аркадий Степаненко был назначен главным интендантом. Все приведенное вполне освещает политику «правительства и Директории УНР» и центральных комитетов у.с.-д. и у.с.-р. в отношении повстанчества и участие таковых в руководстве и организации повстанчества в тылу Красной Армии.



22. Взаимоотношения «правительства и Директории УНР»

с Галицийским секретариатом и диктатором Петрушевичем
Между «Директорией и правительством УНР», с одной стороны, и Генеральным секретариатом и диктатором Галиции Петрушевичем113, с другой стороны, происходили постоянные трения и несогласованность, как во внешней, так и во внутренней политике. Диктатор Петрушевич вел независимую от «правительства и Директории УНР» свою внешнюю политику. Его миссии, представительствующие за границей, вели разного рода переговоры с Антантой и Центральными державами независимо от «правительства и Директории УНР». Та же политика авантюр проходила красной нитью в политике диктатора Галиции Петрушевича. Политика его сводилась к соглашению с реакционными элементами Российской империи, находившимися за границей, и в результате выкристаллизовалась в ориентацию на «единую и неделимую». Еще весной 1919 г. представитель диктатора Петрушевича Панейко114 вел переговоры с Сазоновым115 и Маклаковым116 о том, чтобы Галицию присоединить к России, а не к Польше, и в таком духе подготовлялось через прессу «общественное мнение Галиции» председателем Галицийского секретариата Костей Левицким117. В своем развитии эта политика привела к соглашению Петрушевича с Деникиным в ноябре 1919 года и к предательству галицийской армии. В области финансовых комбинаций и авантюр интересно отметить организацию нефтяного «Коммерческого бюро» во главе с бывшим министром финансов УНР Кривецким, который на этих операциях значительно нажился.

Глава V
23. Изменения в кабинете Мартоса



и назначение премьер-министра Мазепы
Основной причиной назначения премьер-министром Мазепы служило то обстоятельство, что партии, составлявшие правительство и Директорию, «поправели» и стали на точку зрения необходимости скорейшего соглашения с соседними государствами и странами Антанты во что бы то ни стало. Для этой цели нужны были компенсации странам Антанты агрикультурными и минеральными богатствами Украины. Мазепа, оказавшийся самым правым из у.с.-д., по соглашению ЦК у.с.-д. и ЦК у.с.-р. с Петлюрой был выдвинут на пост премьер-министра. Приказами Директории от 27–28 августа 1919 года за № 205–206 Мартос был уволен от должности председателя Совета Министров и назначен министром финансов, а министр внутренних дел Исаак Мазепа назначен председателем Совета Министров. Николай Шадлун был назначен министром народного хозяйства, а министром прессы и пропаганды вместо Ивана Лызанивского был назначен Сергей Тимошенко. В остальном кабинет остался неизмененным. Указанный кабинет присягал Директории УНР следующим образом: «Торжественное обещание министра. Я, нижеподписавшийся, даю это торжественное обещание - верно служить украинскому народу, им созданной Украинской Народной Республике, Свои обязанности исполнять честно и смиренно, наблюдать, чтобы постановления Директории и ее законы всеми беспрекословно исполнялись и правда ни в чем не нарушалась. Государственные тайны сохранять и всеми силами стоять на страже интересов народа и богатств Украинской Народной Республики». Нечто, близко напоминающее присягу царю. И это проделывается так называемыми социалистами.

Кабинет министров Мазепы в самом начале своей деятельности попытался ограничить диктаторскую власть Петлюры, но из этого предприятия ничего не вышло и в дальнейшем он фактически являлся ширмой, прикрывающей политику членов Директории Петлюры и Макаренко; а сам в своей политике ничем не отличался от политики прежних кабинетов.



24. Внешняя политика кабинета Мазепы и Директории УНР
Во внешней политике проводилась та же система, как и при кабинете Мартоса. Стремясь всеми силами и доступными способами добиться признания от Антанты, «правительство УНР» готово было отдать взамен всю Украину. Наряду с попыткой «правительства УНР» вести переговоры с Москвой Петлюра посылал своего представителя полковника Макогона118 к Деникину на предмет соглашения и координирования действия против советской власти и о результатах переговоров с Деникиным Петлюра сделал Совету министров доклад, где указал, что Деникин соглашается «признать за Украиной национально-культурную автономию при условии единого фронта против большевиков». Переговоры с Румынией были завершены торговым договором, согласно коему Румыния предоставляет УНР полное снаряжение и снабжение для армии и взамен получает «солидные» компенсации. Одновременно велись переговоры с Польшей о заключении торгового договора и выработке основных принципов союза между Польшей и «правительством УНР». Парижскому послу Тышкевичу было поручено вести переговоры с Клемансо о создании против большевиков союза из республик, образовавшихся на территории бывшей Российской империи, а также Румынии, Венгрии и Франции. В результате финансового воздействия со стороны Тышкевича был образован в Париже блок «правительства УНР» с Республиканско-клерикальной партией с целью давления в парламенте о признании «УНР». В целях подкупа прессы за границей и реабилитации «правительства УНР» перед Западной Европой, с одной стороны, и клеветнических выпадов против советской власти, с другой стороны, были организованы в Лондоне, Париже, Америке, Финляндии и др. информационные бюро. Для привлечения политических деятелей Франции и центра французского парламента на свою сторону в Париже были созданы на средства «правительства УНР» салоны в центре города, на которые затрачивались колоссальные суммы народных денег. Эти суммы шли на содержание этих салонов, питание гостей и подкупы политических деятелей и дипломатов Франции. Далее по директивам «правительства и Директории» УНР дипломатические представители УНР и добрармии в Париже установили между собою связь в целях координирования действий против советской власти. Одновременно велись переговоры о закупке снаряжения для армии УНР через французский синдикат и для успешности проведения сделки было использовано влияние Генеральной франк-масонской ложи в Париже. Графом Тышкевичем был введен во французский Генеральный штаб представитель УНР с целью информирования французского командования о ходе борьбы с советской властью и возможности быстрейшего получения помощи со стороны Франции. И действительно, в результате французским Генеральным штабом была послана военно-информационная миссия в Каменец-Подольск. Действия графа Тышкевича также распространялись и на Социалистическое бюро, находившееся в Париже, которое было соответствующим образом «обработано» и провело в первых числах октября 1919 г. на конференции (желтого) «2-го Интернационала» следующее постановление: «Постановление социалистической конференции (Интернационала) о независимости Украины» (единогласно принято в Люцерне). Конференция протестует против Парижского трактата, всецело отдающего под власть чужих держав украинские земли. Она протестует против оккупации и присоединения Восточной Галиции к Польше. Она признает полную независимость и самостоятельность Украинской республики и предлагает мировому конгрессу признать ее и принять в Лигу наций».

В результате переговоров с Антантой за компенсацию со стороны «правительства УНР» в 333 миллиона франков со стороны Антанты последовало согласие отправить из Италии 47 000 хорошо организованных и вооруженных украинских военнопленных с запасом обмундирования и вооружения.

О предательской роли «правительства и Директории УНР» по отношению к советской власти говорит сама за себя приводимая выписка из письма, адресованного одному из представителей «правительства УНР»: «На секретном военном совете было решено в случае наступления большевистских войск стать на советскую платформу и захватить власть в свои руки. Политику я веду таким образом, как мы с вами говорили. Главные силы галичан находились в Крижополе – Вапнярке, очищенной галичанами, которые двигались в направлении Бирзула – Радзивило – Вапнярка. Как сообщают большевики, Вапнярка находится в их руках, но у нас через Ямполь имеется два деникинских бронепоезда, которые делают набеги по линиям Вапнярка – Жмеринка. Наши войска под командой Омельяновича – Павленко занимают линию Христиновка – Умань, Христиновка – Звенигородка – Цветково. По непроверенным сведениям Мазепа и Макаренко в Киеве и т.д. в таком же духе».

В Германии велись заготовки снабжения для армии УНР под покровительством правительства Носке119 и Эберта120. Для этой цели, а также для политически-авантюристических комбинаций имелся в Германии полумиллионный фонд УНР в марках. Желая привлечь на свою сторону «правительство УНР» с целью использования его против Антанты – Германия в лице правительства Эберта и Носке предоставила «правительству УНР» хозяйственные ресурсы и снаряжение для армии, а также имела в виду передать пленных украинцев для укомплектования армии УНР. Кроме того, правительство Эберта и Носке предложило многомиллионные суммы для нужд УНР. В Берлине была учреждена «правительством УНР» экспедиция заготовления государственных бумаг с целью распространения валюты посредством биржевых манипуляций на международной бирже и среди населения Германии для поднятия курса украинской гривны. В Берлине также велись переговоры с финансистами Германии и стран Антанты о предоставлении 500 миллионов рублей в украинской валюте для котировки на мировой бирже. В основу было положено следующее: за производство котировки заграничные банки получали 70%, а «правительство УНР» 30%. Посредством этой комбинации курс украинского рубля удалось ненадолго поднять с 16 коп. на 100%. Проводником этой комбинации являлся министр финансов член ЦК у.с.-д. Борис Мартос и представитель украинской кооперации за границей бывший председатель мирной делегации в Париже Сидоренко. Далее представителем «правительства УНР» в Берлине Поршем была закуплена у правительства Эберта и Носке воздушная флотилия для транспортирования государственных бумаг и взрывчатых веществ в Каменец-Подольск. В конечном результате, после всех этих комбинаций, представители «правительства УНР» за границей, в частности Порш в Берлине, обогащались, не стесняясь в суммах. Все это вызвало грандиозный скандал в Берлине. В результате этого скандала и других авантюр немецкая биржа отказалась в приеме денег «правительства УНР». Этим воспользовался Порш и заработал путем новой комбинации изрядный куш. Характерным штрихом этой авантюры Порша является выписка из личного дневника Голубовича: «Информация В. Порша, прилетевшего на собственном “аэро” из Германии (Берлин). В Берлине и Вене новый ералаш. (Каждый) спасает Украину по-своему. Порш со всеми перессорился, скомпрометировал себя спекуляцией. Немцы должны были арестовать наши деньги, чтобы сберечь их от растраты. Наконец он купил дом на красивейшей улице за два с половиной миллиона на имя своей жены. Немцы шокированы тем, что с.-д. Порш заводит такие “крупные шутки”».

Австрия являлась центром, где происходили всякого рода сделки по снабжению армии УНР. Для транспортирования грузов было создано экспортное и импортное бюро между Румынией, Австрией и УНР в Могилеве-Подольском. Это бюро состояло из представителей Министерства народного хозяйства, «кооперативных объединений» и частных капиталистических групп. В задачи бюро входили закупка товаров за границей, экспортирование товаров на международный рынок для нужд УНР и частная спекуляция. На самом же деле это бюро кроме спекуляции ничем больше не занималось. В конце октября-ноября 1919 года выехала в Польшу Чрезвычайная дипломатическая миссия «правительства УНР» во главе с членом ЦК у.с.-д. министром иностранных дел Андреем Левицким для выработки основных принципов договора о наступательном и оборонительном союзе УНР с Польшей.

В деле снабжения армии УНР и предоставления «правительству УНР» украинских военнопленных (до 50 000), находившихся в Италии, а также давления на клерикальную Республиканскую партию в Италии в смысле воздействия на парламент в признании УНР принимал участие римский престол. Объясняется это тем, что во время империалистической войны Ватикан платил по долговым обязательствам итальянского правительства Соединенным Штатам, снабжавшим Италию военными припасами. Когда же окончилась война – Италия, имея количество военных припасов, превышающее потребность Армии в мирное время, и не имея возможности платить по долговым обязательствам Ватикану, передало ему через его контрагентов в оплату долгов – военное снаряжение. Таким образом римский престол стал военным органом снабжения. Спрос был невелик в связи с концом войны. Петлюра через своего посла графа Тышкевича и впоследствии пастора Бона, находившегося при Ватикане, пытался получить через римский престол все необходимое для армии. Помимо существенных компенсаций частью богатств Украины, Петлюра обещал оказать содействие святейшему престолу и не противиться пропаганде идей и форм богослужения Ватикана на территории Украины, а также компенсировать за разрушенное имущество большевиками, охранять клир и даже изъявил готовность со стороны Директории видеть особого кардинала папского престола на Украине121.



25. Ход организации повстанчества при кабинете Исаака Мазепы
В целях более тесного координирования действия армии УНР и повстанчества и на основании полученной информации от прибывшего из Киева (тыл Красной Армии) члена ЦК у.с.-р. Петренко122 о неудавшейся попытке Центрального повстанческого ревкома Украины провести 12 августа 1919 года переворот в Киеве, ЦК у.с.-д. и ЦК у.с.-р. было решено реорганизовать Центр. укр. повстанческий ревком и взять его в свои руки. С этой целью был создан Центральный украинский повстанческий комитет из представителей ЦК у.с.-р. и ЦК у.с.-д., который фактически являлся межпартийным органом указанных партий. В состав Центрального украинского повстанческого комитета вошли: от ЦК у.с.-р. председатель Петренко и Щадило, от ЦК у.с.-д. Феденко (, - не нужна. – Л.К.) Панас123 и Герасим124. В тот период прибыл атаман Зеленый, которому была устроена торжественная встреча членами ЦК у.с.-р. и ЦК у.с.-д., Советом Министров и Директорией УНР в Народном доме. Одновременно прибыли делегаты повстанческих групп. На совещании с «правительством УНР» и указанными партиями были выработаны Центральным украинским повстанческим комитетом совместно с представителями повстанчества во главе с Зеленым основы взаимных действий армий УНР и повстанчества против Деникина и советской власти. Снабжение повстанчества производилось «правительством УНР» и ЦК у.с.-р. и ЦК у.с.-д. через Укринбанк, Союзбанк и Центральный кооператив, пользовавшихся своими филиальными отделениями как по ту сторону, так и по эту сторону фронта. Связь и организация повстанчества на местах производилась Центральным украинским повстанческим комитетом через членов партии у.с.-д. и у.с.-р., находившихся на местах и разбросанных по всей Украине, а также путем специальной посылки эмиссаров. Работа Повстанческого комитета продолжалась до момента катастрофы и бегства «Директории и правительства УНР» и членов ЦК у.с.-д. и ЦК у.с.-р. в Польшу. В дальнейшем дело координирования и организации повстанчества перешли к Омельяновичу-Павленко125, о чем будет сказано ниже.

Наряду с Центр. повст. комитетом, в последний период до катастрофы УНР, т.е. в конце ноября и декабря 1919 г. существовал еще Центр. укр. повст. комитет, из группы самозванцев-авантюристов, во главе которого стоял Алексей Бойко-Кухта, он же Бойко-Мориссон, он же Кухта-Кухтинский126. Этот Цупком оперировал в районе Винницы и был связан с атаманом Шепелем127. Отсюда ясны цели и политическая физиономия этого Цупкома.


26. Катастрофа и бегство Петлюры и «правительства УНР» в Польшу
Под давлением Красной Армии, с одной стороны, и войск Деникина, с другой, а также в результате авантюристической политики Петлюры и диктатора Галиции Петрушевича в переговорах с добрармией, войска УНР были разбиты и деморализованы и начали крупными частями переходить на сторону Красной Армии (перевод частей войск под командой Волоха). Отдаваемые командованием УНР боевые задания галицийской армии затягивались выполнением галицийским командованием и Петрушевичем. В результате галицийское командование во главе с Петрушевичем предало галицийскую армию, заключив соглашение с командованием добрармии. Кроме того, политика авантюр и компромиссов «правительства и Директории УНР» привела к полной деморализации и распылению армии УНР. Все это вместе создало катастрофическое положение для «правительства и Директории УНР» и вынудило их к бегству в Любарь. Вся полнота власти была передана председателю Директории и головному атаману Петлюре, но это положение не спасло и Петлюра из Любаря бежал с приближенными в Варшаву, а командование «остатками армии» было передано Омельяновичу-Павленко. Впоследствии члены кабинета и члены ЦК у.с.-д. и некоторые члены ЦК у.с.-р. также перебежали поодиночке в Варшаву. Об отношении ЦК у.с.-д. к советской власти в 1920 г. говорит само за себя нижеследующее заявление члена ЦК у.с.-д.: министра труда Осипа Безпалко от 5 января 1920 года: «За последнее время распространяются в непосвященных кругах общества сведения, что члены «правительства УНР» связаны с большевиками и организуют новое правительство – советское для территории Украины. Называют имена председателя Совета народных министров Мазепа и министр труда Безпалко. Такие же известия распространяются также польскими газетами. Именем «правительства УНР» прошу заявить, что все эти слухи сплошной вымысел лиц, старающихся разными способами вредить делу нашей народной республики. Не только наше правительство, но даже ни один из членов правительства не только не создает какой-нибудь комбинации управления для Украины, но даже не находятся ни в каких политических переговорах, ни в каком политическом контакте ни с московскими большевиками, ни с украинскими. Наше правительство с момента приезда из Каменца издало два государственных акта в Любаре 2 ноября и в Литине 26 ноября (в районе смежном с большевиками) и в обоих актах подтверждает свою старую политическо-демократическую позицию. Актом 26 ноября «правительство УНР» постановило созвать на освобожденной территории Украины предпарламент, перед которым сложит свои полномочия, а до этого времени правительство остается в своем старом составе, пригласив к себе в случае необходимости представителей всех активных демократических кругов общества Украины. Министр труда Осип Безпалко».

Отношение ЦК у.с.-р. к советской власти и его ожидания в смысле помощи от Антанты в 1920 г. выявляются из следующей передовой статьи в органе ЦК у.с.-р. «Трудовая громада» от 22 января 1920 г.:

«Восстав против гетмана, украинский народ, не имел в достаточном количестве ни оружия, ни амуниции, ни медикаментов. Государства Антанты знали из официальных заявлений Директории, что мы не большевики, и не помогли нам. Еще тогда казачество наше, которое так самоотверженно и горячо оборонялось от налета большевиков, было беспомощно без врачей, без госпиталей, когда одним бинтом, высушивая его, делали перевязки нескольким казакам, государства Антанты не помогли нам. Запорожский корпус, переходивший румынскую границу в числе 25 тысяч человек, похоронил по дороге в Галицию 10 тысяч своих бойцов, переболевших от одного тифа. Антанта об этом знала и не помогла нам врачебной помощью. Дорога от Овруча до Днепра густо покрыта могилами украинских казаков. Больные наши падали так же густо, как стоят телеграфные столбы, качались от внутренней жары в болоте, забирались в рожь и в густую высокую пшеницу и их там, уже во время уборки хлеба, находили крестьяне давно разложившимися. При отступлениях и наступлениях наши больные оставались на руках крестьян, где и умирали. Антанта об этом знала и молчала, выжидая, когда нашу армию уничтожат болезни. Антанта не шевельнула пальцем, чтобы помочь оружием, бельем, врачебной помощью. Приезжали корреспонденты и миссии, осматривали госпиталя, обещали помочь, где-то (неведомо где) сооружали санитарные поезда для Украины, здесь их никто не видел. Антанте же инкриминируется, что она уничтожила возможность достижения человеческой морали и издевалась над учением и заповедями гением человечества. И это все делается в то время, когда утопающая в потоках крови своих лучших сынов – Украина служит единственной баррикадой Европы против наводнения империалистического большевизма».



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница