Сергей Лёзов



Скачать 479.49 Kb.
страница1/3
Дата15.05.2019
Размер479.49 Kb.
  1   2   3

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И ХРИСТИАНСТВО

(Опыт в двух частях)
1.ХРИСТИАНСТВО ПОСЛЕ ОСВЕНЦИМА
Нынешнее культивирование агрессивного национализма и антисемитизма

в русском обществе, приведшее к исходу евреев из России и обещающее

множество серьезных последствий в будущем, чаще всего рассматривают в

чисто политическом контексте. Если привлекается историческое измере-

ние, то это, как правило, наша собственная история - то, что лежит

под рукой: русская националистическая мысль XIX-XX вв., русская им-

перская государственность последних трех веков, десять веков русского

христианства и т.п. Мы всегда увлекались историософской проблемати-

кой, и в этой области написано столько, что сегодня автор, пытающийся

при анализе антисемитизма опереться на некоторое понимание русской

истории, оказывается как бы на митинге, где каждый пытается перекри-

чать всех и никто никого не слушает. Ведь у каждого автора уже есть

мнение о евреях, о св. равноапостольном князе Владимире, о причинах

русской революции, церковного раскола XVII в., о русской идее, о Дос-

тоевском, о Ленине, об истоках и смысле русского коммунизма, об ис-

тинной сути православия и о многом другом.

Как мне кажется, для разговора о русском национализме в XX веке, в

частности о месте православия и антисемитизма внутри этого феномена,

могла бы пригодиться и точка зрения, находящаяся вне плоскости при-

вычных политических и историософских дискуссий. Я хочу предложить та-

кую точку зрения - в надежде, что она окажется полезной читателю в

его размышлениях на эти темы.

-

Многие, вероятно, согласятся, что одно из главных изобретений XX



века - это лагеря массового уничтожения, что он войдет в историю как

век ГУЛАГа и Освенцима. Меня, христианина и историка христианской

мысли новейшего периода, профессионально интересуют существующие по-

пытки теологического осмысления этого подлинно нового явления.

В таком случае читатель вправе ждать рассказа об осмыслении пра-

вославным богословием ГУЛАГа и всего, что стоит за этим словом, он

будет ожидать размышлений на тему "русское христианство после ГУЛАГа".

Но православного осмысления ГУЛАГа нет. Православного богосло-



вия после ГУЛАГа нет, просто потому что и христианского богословия на

русском языке сейчас нет.

Остается Освенцим. Я надеюсь показать, что некоторые смысловые по-

зиции, найденные в этой области западной христианской мыслью, могут

стать важными и для нас.
I

В западной ( прежде всего в американской и немецкой) теологической

литературе слово "Освенцим" - одно из обозначений геноцида европейс-

кого еврейства в годы господства национал-социализма. Евреи называют

это событие Катастрофой, или еврейским словом "Шоа", т.е. "нес-

частье", "разрушение". Но чаще всего употребляется слово "Голокауст",

что по-гречески значит "всесожжение". Это слово из древнегреческого

перевода еврейской Библии, им обозначается такое жертвоприношение,

при котором тело жертвенного животного сжигалось целиком.

Смысл библейской метафоры прозрачен. Писатель Жан Амери, спасенный

из лагеря уничтожения и всю жизнь затем пытавшийся справиться с "не-

обходимостью и невозможностью быть евреем" (борьба эта кончилась са-

моубийством 17 октября 1978 г.), так сказал об этом: "Все арийские

узники, хотя и оказались в одной пропасти с нами, евреями, стояли вы-

ше, более того, были отделены от нас расстоянием в несколько световых

лет... Еврей был жертвенным животным. Ему предстояло испить чашу до

последней, горчайшей капли. Я выпил ее. Вот тогда до меня и дошло,

что значит быть евреем"1.

Что такое "христианство после Освенцима"? Какой смысл имеет тема

Освенцима в современной христианской теологии? Первый подход к этой

теме можно сформулировать так: "Евреев уничтожали не христиане, а на-

цисты и их пособники (хотя в большинстве они были крещеными и воспи-

тывались в христианской среде, а некоторые продолжали считать себя

членами Церкви). Но ответственность за то, что это стало возможным,

лежит и на христианах".

Какого рода ответственность имеется в виду? В 1946 г. известный

немецкий философ Карл Ясперс опубликовал книгу "Проблема вины", в ко-

торой говорилось о "немецкой вине", т.е. о вине немецкого народа за

преступления против человечества, совершенные национал-социалистами.

Эта книга стала значительным явлением в духовной жизни послевоенной

Германии. Подобной постановки вопроса ожидаешь и здесь, в разговоре о

"христианстве после Освенцима". Но на самом деле речь идет не о "не-

мецкой вине", перенесенной в область религии и теологии, а о чем-то

более фундаментальном. В современной христианской (причем не только

немецкой) теологии обсуждается главным образом не морально-политичес-

кая ответственность христиан за Голокауст, а вопрос о смысле собс-

твенно "христианского" после Катастрофы, вопрос о содержательном ядре

христианства перед лицом Голокауста.

Философ и теолог Пауль Тиллих (1886-1965), один из наиболее значи-

тельных творцов христианской мысли нашего века, сказал, что христиа-

нин сейчас "не может присоединиться к хору тех, кто живет в мире не-

опровергнутых утверждений"2. Тиллих имел в виду не Катастрофу, а

современный кризис доверия ко всем наличным мировоззренческим систе-

мам, в том числе и к христианству. Однако словами Тиллиха можно выра-

зить исходную смысловую установку теологии после Освенцима:

сейчас,


после Катастрофы, христианин больше не может жить "в мире неопроверг-

нутых утверждений".

Почему геноцид евреев вызвал у христиан кризис доверия к содержа-

нию собственной веры? Мы будем говорить об этом подробно. Но сразу

замечу: западное христианство сегодня было бы мертвой идеологией, ес-

ли бы этот кризис, пусть с большим опозданием, всё же не начался. Са-

мые первые попытки христианского осмысления Голокауста относятся к

концу 60-х годов. Так что мы обсуждаем направление христианской мыс-

ли, которое начинает развиваться на наших глазах. Еще в 1968 г. ев-

рейский философ Эмиль Факенхайм с полным правом говорил: "Нееврейский

мир избегает темы Освенцима из ужаса перед ней, но также и потому,

что эта тема подразумевает вину - реальную или воображаемую - за слу-

чившееся"3.

Исторически я бы выделил здесь три этапа продвижения в глубину

проблематики.

1.Признание морально-политической ответственности церквей за Ка-

тастрофу. Речь идет о том, что уже после прихода Гитлера к власти

церкви - протестантская и католическая, европейские и американские -

могли бы выступить в защиту евреев, но не сделали этого. Такое приз-

нание собственной ответственности содержится, например, в "Резолюции

об обновлении отношений между христианами и евреями", принятой Рейн-

ландским (земельным) синодом немецких протестантов в 1980 г.4 За-

метим, что подобное признание отсутствует в Nostra aetate, знаменитом

документе Второго Ватиканского собора (1965 г.) об отношении католи-

ческой церкви к евреям.

2.Христианские теологи начали исследовать многовековой церковный



антииудаизм как один из источников современного расистского антисеми-

тизма. Долгая история церковной вражды к евреям стала теперь приобре-

тать новый, зловещий смысл. Например, правила IV Латеранского собора

(1215 г.) относительно режима, который должен был быть создан для ев-

реев внутри христианского общества, оказались сравнимыми с нацистским

расовым законодательством. Собор даже постановил, что евреи должны

носить отличительные знаки на одежде, как прокаженные или проститут-

ки. Это предвосхитило предписание от 1 сентября 1941 г., согласно ко-

торому евреи на контролируемой Рейхом территории должны были нашить

на одежду желтые шестиконечные звезды.

Христиане начали замечать голоса свидетелей, переживших Голокауст.

Тут следует хотя бы упомянуть имя Эли Визеля, подростком попавшего в

Освенцим. Эли Визель стал всемирно известным писателем, лауреатом Но-

белевской премии мира, "вестником для всего человечества", как сказал

о нем известный христианский теолог Роберт Макафи Браун, написавший

книгу о его творчестве5.

Для христиан, начавших понимать, о чем

идет речь, стали важны также голоса еврейских философов, теологов и

историков, писавших о Голокаусте. Поэтому и мы будем прислушиваться к

ним.

Черты сходства между раннехристианским и средневековым каноничес-



ким правом, с одной стороны, и нацистским законодательством, с дру-

гой, подробно разобрал историк Катастрофы Рауль Хилберг в своем фун-

даментальном труде "Уничтожение европейских евреев". По мнению Хил-

берга, нацистское "окончательное решение еврейского вопроса" следует

рассматривать в преемственности с христианским преследованием евреев.

Хилберг выделяет три типа антиеврейской политики, следовавшие один за

другим начиная с IV в. н.э. - с тех пор как христианство стало го-

сударственной религией в Римской империи: обращение в христианство,

изгнание (в том числе изгнание в гетто) и уничтожение. "Христианские

миссионеры, - пишет Хилберг, - говорили нам, в сущности, следующее:

вы не имеете права жить среди нас как евреи. Пришедшие им на смену

светские правители провозгласили: вы не имеете права жить среди нас.

Наконец, немецкие нацисты постановили: вы не имеете права жить... Та-

ким образом, этот процесс начался с попытки насильно обратить евреев

в христианство. Развитием этого процесса стало изгнание преследуемых.

И в конце этого процесса евреев обрекли на смерть. Следовательно, на-

цисты не отбросили прошлое; они основывались на нем. Не они начали

этот процесс, они лишь завершили его"6.

На этом этапе христианские теологи впервые задумываются над темой

"антииудаизм в Новом Завете". Они обнаруживают юдофобский потенциал

Нового Завета, - потенциал, который сполна реализовался в истории

Церкви. Чуть дальше я попробую объяснить, на чем основываются эти не-

привычные для русского культурного сознания представления.

3.От Нового Завета естествен переход к самому глубокому пласту - к

смысловому центру христианства, к христологии - христианскому учению

об Иисусе из Назарета как о Мессии (Христе) и Сыне Божьем, и к выте-

кающему отсюда универсальному притязанию христианства. Внутренние за-

кономерности размышлений над всеми этими новыми вопросами привели не-

которых теологов к убеждению, что после Освенцима и смысловой центр

христианской догматики должен выглядеть по-иному.

Конечно, для такого осмысления требуется честность и готовность к

мучительным усилиям по пересмотру всей традиции. Я бы сказал, что для

последовательного теологического продумывания Катастрофы христианам

требуется известное мужество - мужество задать вопрос об основах

собственного мировоззрения.

Неизбежность поворота в христианской мысли очень точно выразил в

1979 г. немецкий лютеранский теолог Фридрих-Вильгельм Марквардт: "Се-

годня Освенцим надвигается на нас как суд над нашим христианством,

над прошлым и нынешним образом нашего христианского бытия, и более

того - если смотреть глазами жертв Освенцима - он надвигается на нас

как суд над самим христианством. И еще: Освенцим надвигается на нас

как призыв к покаянию-обращению. Должна измениться не только наша

жизнь, но и сама наша вера. Результатом осмысления Освенцима должны

стать не только этические, но и вероучительные последствия. Освенцим

зовет к тому, чтобы сегодня мы услышали Слово Божье совсем не так,

как нам передали его наши теологические учителя и проповедники стар-

ших поколений. Это покаяние-обращение затрагивает сущность христианс-

тва, как мы понимали ее до сих пор"7.


II

Чтобы разобраться, почему сами западные христиане пришли к мысли о

необходимости таких изменений, и чтобы лучше увидеть, что именно

предполагается изменить, я предлагаю вместе перечитать текст, недавно

ставший широко доступным и многим, вероятно, запомнившийся - статью

Н.А. Бердяева "Христианство и антисемитизм". Надо иметь в виду, что

эта работа Бердяева не относится к числу его малоизвестных или забы-

тых произведений; напротив, ее всегда знали специалисты, ее переводи-

ли на иностранные языки. Политическая ориентация опубликовавших ее

"Дружбы народов" и "Огонька" позволяет предположить, что эти журналы

решили использовать произведение одного из самых уважаемых русских

философов как "старое, но грозное оружие" в борьбе с растущим антисе-

митизмом, культивирование которого стало исходным пунктом также и на-

ших рассуждений.

Это эссе Бердяева о религиозной судьбе еврейства - таков его под-

заголовок - позволит нам увидеть "прошлый образ нашего христианского

бытия" (Ф.-В.Марквардт), т.е. некоторые важные для нас аспекты той

теологии, с которой в эпоху Освенцима входили даже наиболее чуткие

христианские мыслители. Бердяев написал это эссе в начале 1938 г. как

опыт христианского ответа на расистский антисемитизм немецких нацис-

тов. В то время он уже был философом с европейским именем.

Но наш разговор - о западном христианстве, и мы могли бы рассмот-

реть известные работы крупнейших западных теологов, написанные в то

же время и с той же целью - дать христианское обоснование борьбе с

нацистским антисемитизмом. Однако идеи, занимающие нас сейчас, одина-

ково отчетливо выражены и у этих теологов, и у Бердяева: ведь речь

идет об идейном наследии, общем для разных христианских традиций, а

также для либералов и консерваторов внутри каждой традиции.

Тем важнее для нас обратиться именно к работе Бердяева.

Историк христианской мысли, читающий этот текст сейчас, в эпоху

после Освенцима, когда начался еврейско-христианский диалог, в кото-

ром христиане пытаются смотреть на себя глазами жертв Освенцима (Ф.-

В.Марквардт) и учатся слушать голоса евреев, - историк отметит у Бер-

дяева как автора трактата о религиозной судьбе еврейства прежде всего

отсутствие интереса к реальной истории евреев. Не то чтобы Бердяев не

знал еврейской истории и еврейской мысли. Он ссылается на Франца Ро-

зенцвайга и Мартина Бубера, на еврейского историка середины XIX в.

Сальвадора, написавшего жизнеописание Иисуса из Назарета, на некото-

рые эпизоды из истории евреев последних двадцати веков. Но история

евреев - "то, что произошло на самом деле" - не становится у Бердяева

предметом осмысления, потому что ее место у нашего философа заняла их



религиозная судьба, которая при ближайшем рассмотрении оказывается

интерпретацией истории евреев, с необходимостью следующей из христи-

анского учения.

Так, в начале статьи Бердяева мы встречаем положение, на котором

автор основывается как на чем-то самоочевидном: "Евреи народ особой,

исключительной религиозной судьбы, избранный народ Божий и этим опре-

деляется трагизм их исторической судьбы. Избранный народ Божий, из

которого вышел Мессия и который отверг Мессию, не может иметь истори-

ческой судьбы, похожей на судьбу других народов"8.

Я не предлагаю читателю подумать о том, какой смысл приобрели бы

эти благочестивые слова о закономерном трагизме еврейской судьбы, ес-

ли бы они прозвучали на краю киевского Бабьего Яра через три года

после их написания - в последние дни сентября 1941 г., когда в Яр

легли десятки тысяч киевских евреев, земляков Бердяева, который пер-

вые 24 года своей жизни провел в Киеве. Не предлагаю потому, что ни-

какого нового смысла они бы не приобрели: "историческая судьба" евре-

ев, на которую их обрекли христианские народы, в Бабьем Яре просто

продолжалась. Гитлеровцы были не первыми, кто устроил массовое унич-

тожение евреев на Украине. Их предшественником был Богдан Хмельниц-

кий, один из самых страшных злодеев в исторической памяти еврейского

народа.

Задумаемся лучше над тем, какое теологическое обоснование дает



Бердяев этой судьбе: "Избранный народ Божий ... отверг Мессию". При-

нимая это положение, Бердяев развивает тему о христианском антисеми-

тизме: "Религиозный антисемитизм есть в сущности антииудаизм и анти-

талмудизм. Христианская религия действительно враждебна еврейской

религии, как она кристаллизовалась после того, как Христос не был

признан ожидаемым евреями Мессией. Иудаизм до Христа и иудаизм после

Христа - явления духовно различные"9. Все эти классические посту-

латы теологического антисемитизма Бердяев тоже принимает и идет даль-

ше. Он соглашается - после недолгого колебания - и с известным обви-

нением евреев в богоубийстве, и с представлением о том, что евреи в

своей истории несут за это проклятие:

"Еврейский народ сам себя проклял, он согласился на то, чтобы

кровь Христа была на нем и на его детях. Он принял на себя ответс-

твенность... Таково обвинение. Но ведь евреи же первые и признали

Христа. Апостолы были евреи... Еврейский народ кричал "распни, распни

Его". Но все народы имеют непреодолимую склонность распинать своих

пророков, учителей и великих людей... И не только евреи распяли Хрис-

та. Христиане или называвшие себя христианами в течение долгой исто-

рии своими делами распинали Христа, распинали и своим антисемитиз-

мом..."10.

Тут Бердяев повторяет древнюю клевету на евреев, которая имеет к

исторической истине такое же отношение, как и кровавый навет, т.е.

обвинение евреев в ритуальных убийствах иноверцев, которое в Средние

века часто было предлогом для массовых гонений на евреев.

В самом деле, что значат слова "евреи отвергли Христа"? Легко убе-

диться в том, что отвержение Христа, т.е. сознательное непризнание

евреями Иисуса из Назарета своим Мессией, относится не к истории ев-

рейского народа, а к истории христианского вероучения. Принято счи-

тать, что Иисус был распят по приговору римского префекта Иудеи в 30

г. I в. общепринятого летоисчисления. Его последователи в Палестине,

христианская первообщина, состоявшая из соблюдавших Тору евреев, была

немногочисленной и воспринимались теми, кто знал о ее существовании,

как часть фарисейского движения. (Об этом свидетельствует историк Ио-

сиф Флавий.) Середина I в. в Палестине характеризуется растущей поли-

тической напряженностью, партизанской борьбой зелотов (сторонников

"священной войны" против Рима) с римской оккупацией, частой сменой

римских наместников и зависимых от римлян правителей из дома Ирода,

обилием религиозно-политических партий и течений, появлением мессиан-

ских претендентов, одним из которых, вероятно, был и Иисус из Назаре-

та. В целом страна медленно сползала к Великому Восстанию 66-73 гг.

Поражение востания, разрушение Храма, утрата народом последних остат-

ков национально-государственного устройства, гибель и продажа в рабс-

тво сотен тысяч палестинских евреев, - все это стало началом новой

эпохи в истории еврейского народа.

Если учесть, что этот период (до Восстания) был отмечен бурным

расцветом религиозного многообразия в еврейской общине, что резко от-

личает "ранний иудаизм" той эпохи от классического иудаизма, начавше-

го формироваться после поражения антиримского восстания, то можно

сказать: с точки зрения историка Иисус и его последователи, так же

как, например, Иоанн Креститель и его последователи, - одна из групп

внутри еврейского общества эпохи раннего иудаизма. Поэтому повторяе-

мое Бердяевым положение о том, что "еврейский народ отверг Мессию",



не имеет исторического смысла. В истории еврейского народа такого со-

бытия просто не было.

Я не буду отвлекать внимание читателя сведениями об истории евреев

конца I и II-III веков, это уведет нас слишком далеко от нашей глав-

ной темы, "Христианство после Освенцима". Упомяну лишь о том, что

незадолго до 120 г., когда существовала опасность полного запрета

практиковать еврейскую религию, когда против римлян восстала диаспора

и назревало новое восстание в Палестине, синедрион отлучил евре-

ев-христиан от общины как ненадежных членов (еврейский источник назы-

вает их "доносчиками" и "еретиками"). Это решение, впрочем, было оди-

наково маловажным как для еврейской общины, так и для Церкви, в кото-

рой тогда уже давно преобладали христиане из язычников и которая

практически не заметила этого решения (ведь соблюдавшие Тору христиа-

не еврейского происхождения были "еретиками" и с точки зрения Церк-

ви). Важно здесь то, что Церковь на очень раннем этапе эллинизирова-

лась и пополняла свои ряды за счет обращения язычников, так что в ре-

альной истории II-III веков еврейская и христианская общины не очень

сильно соприкасались между собой.

Впервые в истории евреи как община получили шанс "отвергнуть Иису-

са Христа" лишь после того, как христианство стало в IV веке госу-

дарственной религией в империи и Церковь, опираясь на мощь государс-

тва, начала ограничивать евреев в правах, принуждая их к крещению.

Это та самая ситуация, которую я уже описывал словами Рауля Хилберга.

Но самую зловещую роль в истории христианских гонений на евреев

сыграло принимаемое Бердяевым обвинение евреев в том, что они "распя-

ли Христа" и теперь несут на себе проклятие, коллективную ответствен-

ность за то, что стало называться преступлением "богоубийства". Чудо-

вищные последствия теологической идеи о проклятии таковы, что после

Голокауста даже католическая церковь пришла к необходимости отмеже-

ваться от этой идеи в упомянутой декларации (1965 г.) Второго Вати-

канского собора:

"Хотя еврейские руководители со своими сторонниками потребовали

смерти Христа (Евангелие Иоанна, XIX,6), тем не менее то, что прои-

зошло в Его страстях, не может быть вменено в вину ни всем без разли-

чия евреям, жившим в то время, ни современному еврейству. И хотя Цер-

ковь - это новый народ Божий, не следует считать, что евреи

отвергнуты и прокляты Богом, как если бы это вытекало из Священного

Писания"11.

Это с трудом выдавленное из себя Собором полупризнание поможет нам

понять, как возникла идея о том, что "евреи отвергли Христа", и как

возникло представление о богоубийстве и проклятии.

Конечно, наше Священное Писание, Новый Завет, содержит начатки

учения, согласно которому "евреи отвергнуты и прокляты Богом". Авторы


Каталог: binary
binary -> На правах рукописи
binary -> Утверждено ученым советом рггу
binary -> Религиозно-философская и психоаналитическая интерпретации проблемы пола: В. В. Розанов и з. Фрейд
binary -> Пиренейские государства в системе англо-французских противоречий XIII-XIV вв
binary -> Гоу впо российский государственный
binary -> Досуговые практики городских подростков в современной России
binary -> Предмет и методология дисциплины «территориальная организация населения»
binary -> Фбгоу впо российский государственный
binary -> Порядок перевода студентов из рггу в высшие учебные заведения РФ и из других высших учебных заведений в рггу


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница