Современные тенденции развития рынка труда



страница1/25
Дата15.10.2018
Размер2.45 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

III. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РЫНКА ТРУДА




Дадабаева З.А.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЗАНЯТОСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ



Социально-экономическая ситуация в период модернизации общества

В настоящее время Центральная Азия располагает большим потенциалом для своего поступательного развития. Это значительные демографические, трудовые, природно-сырьевые ресурсы (наличие нефти и газа, железной руды, цветных металлов и пр.). К вышеперечисленному можно также отнести культурные традиции, межэтнические связи, устойчивый миграционный обмен, общее социо-культурное пространство, базирующееся пока ещё на сохранении общего языка межнационального общения (имеется в виду русский язык). В современных условиях развития стран СНГ по региональному принципу в центрально-азиатском регионе повышается роль совокупного потенциала стран в качестве интегрирующего фактора экономики.

Специфика развития Центральной Азии подразумевает сложный процесс тройной трансформации общества в странах региона.

- Во-первых, это переход от традиционалистского к современному обществу, основанному на либеральных принципах в сочетании с традиционными установками, включая процесс постепенного включения в общественное сознание новых принципов деловых отношений.



  • Во-вторых, это образование суверенных стран и создание национальной государственности на фоне тяжелейшего экономического кризиса, социального взрыва и гражданского противостояния почти во всех государствах региона.

  • В-третьих, это необходимость прохождения этапа модернизации государственных отношений, изменения политической системы на основе многопартийности, построения гражданского общества.

На сегодняшний день все государства региона провели первоначальные структурные политические и экономические реформы и постепенно интегрируются в мировую экономическую систему.

Эффективное использование интеграции в Центральной Азии, включая интеграцию в едином экономическом пространстве СНГ, предполагает анализ основных тенденций формирования демографического и трудового потенциала стран центрально-азиатского региона. Такой подход создаёт благоприятные условия для преодоления кризисных явлений в экономике и социально-трудовых отношениях. Возникают основные направления для выработки согласованной политики занятости, регулирования миграционных процессов, как в границах региона, так и на пространстве СНГ.

Изменения демографического характера радикально преобразовали численность населения и оказали воздействие на его состав и распределение не только в региональном масштабе. Быстрый темп роста населения в большей мере ускоряет, прежде всего, процесс распространения бедности в регионе. Более того, стремительный прирост населения в относительно бедных странах рассматривается специалистами как, условно говоря, «проедание» экономического роста, снижение потенциального уровня жизни. Увеличиваются риски общей конфронтации между государствами, усугубляются проблемы здравоохранения, питания, образования и безработицы.
Демографические проблемы в современной Центральной Азии.

Как известно, занятость населения является важнейшей характеристикой рынка труда. Современные тенденции занятости в Центральной Азии определяются основными экономическими показателями развития стран региона. К ним относятся: демографическая ситуация в регионе, трудовая занятость, безработица, легальная и нелегальная миграция, государственное регулирование национальных рынков труда.


Рассмотрим демографическую ситуацию в регионе. К концу XX века демографическая проблема в Центральной Азии приобрела не только региональный, но и глобальный характер. Это связано в первую очередь с перенаселением нашей планеты, с неравномерным размещением людей, с неумолимо приближающимся истощением энергоресурсов, полезных ископаемых, жизненно необходимых источников сырья.

Несмотря на спад демографической напряженности в последние годы численность СНГ достигла в 2000 г. 200 млн. чел, Центральная Азия –55,6 млн. человек, Россия 144,8 млн. человек.1 По прогнозам ООН к 2020 г. численность населения СНГ может составить 288 млн. человек, в том числе Центральная Азия--87,1 млн. человек против 72,7 млн. человек в 2001 г., а ее удельный вес увеличится с 25,7 до 30,2%. 2

Особенно обострилась ситуация из-за «демографического взрыва», начавшимся со средины 20 века. В 90-е годы наблюдалось значительное падение темпов роста населения по сравнению с 80-ми годами. Объяснялось это влиянием взаимодополняющих, объективных факторов, таких как снижение уровня доходов в результате переориентации экономики и снижения уровня занятости и как следствие падение уровня жизни, рост числа бедных, ухудшение экологической среды, недоступность медицинской помощи для большинства граждан, рост эмиграции.

В настоящее время растущим государствам Центральной Азии катастрофически не хватает земельных и водных ресурсов. При этом уровень безработицы в этих государствах колеблется от 40% до 83%. В тоже время нельзя не обращать внимания на совершенно разные темпы роста численности населения в странах региона. Так, по оценкам ООН в области народонаселения, наиболее высокий темп роста наблюдается в Туркменистане (1,8%). Темпы роста населения Таджикистана и Узбекистана, соответственно, составляют 1,6% и 1,5%. В Узбекистане демографический потенциал продолжает расти, он повысился с 22,5 млн. в 1995 г. до 24,7 млн. человек в 2000 г.3 Самый низкий темп роста населения наблюдается в Казахстане (0,4%), который входит в группу стран, где не обеспечивается простое воспроизводство населения. В Туркмении показатель рождаемости немного больше нормы простого воспроизводства - 2,2. Таджикистан, Узбекистан и Киргизия продолжают сохранять устойчивый режим расширенного воспроизводства населения. 4 При этом численность и размещение населения, и соответственно формирование трудового потенциала в регионе крайне неравномерны и значительно отличаются от аналогичных показателей в других странах СНГ.

Плотность населения, в Узбекистане доходит до 250-360 человек на кв. км., на душу населения приходится менее 0,17 га. в Андижанской области (361 человек на 1 кв. км.), Ферганской обл. (268), Ташкентской область (259). В Каракалпакии и Приаралье плотность населения в десятки раз меньше. 5

Республика Таджикистан в силу своего горного рельефа (93%), всегда представляла сложную проблему для народонаселения. Большинство людей живёт в долинах бассейнов рек на минимальной территории –7%. Плотность населения колеблется от 0,4 человека на 1 кв. км. в Мургабе (ГБАО), до 2 человек в Хатлонской, Согдийской области и в столице до 40-70 человек на 1 кв.км.

В целом, в Центральной Азии, численность населения превысила 40 млн. человек на душу населения, плодородных земель здесь приходится в среднем менее чем по 0,20 га. в сравнении с началом XX в., когда здесь проживало около 6 млн. человек и на душу населения приходилось почти 0,6 га орошаемых земель. 6

По сравнению с другими республиками региона конфликты, связанные с перенаселением, на первый взгляд, обошли стороной Казахстан. Но в последнее время здесь наблюдаются тревожные тенденции, связанные с демографией и трудовой занятостью населения.

Особую значимость в этой связи сыграли существенные сдвиги в размещении населения, обусловленные наличием в республике пяти природно-климатических зон. В последнее десятилетие XX в. произошло значительное смещение населения из Северного, Центрального и Восточного регионов Казахстана в Южный и Западный регион. Удельный вес Южного региона в населении увеличился с 38,5 до 44,6%, Западного – с 12,8 до 13,6.% Таким образом, всего в этих двух регионах проживает почти 60% населения Казахстана.7

Перемещению населения с Севера и Востока Казахстана способствовали экономические факторы, связанные с быстрым ростом нового индустриального района, прилегающего к Каспийскому морю, на основе добычи нефти и газа.

Значительную роль в этом процессе сыграли природно-климатические и этнические факторы. Увеличилась миграция коренного населения в южные этнически неоднородные области. Одновременно продолжался отток русскоязычного населения северных областей за пределы республики.

В свою очередь изменение этнического состава и формирование новых экономических отношений привели к социальной незащищенности и несправедливости в системе доходов. Денежные доходы населения, которые составляли в 1996-1998 гг.- 35-39 долл. в месяц, снизились в 1999 г. до 28,5 долл., а в 2000 г. до уровня 27,4 долл. по официальному обменному курсу в среднем за обменный период. Существенно растёт разрыв между доходами самых богатых и самых бедных граждан республики. По оценкам казахских ученых в 2001 г. черта бедности в Казахстане составила 38% от минимального прожиточного уровня, а в 2002 году – 40%.8

Всё усиливающиеся расслоение общества на богатых и бедных во всех странах региона, низкий уровень доходов и высокий уровень безработицы экономически активной части населения – молодёжи, создаёт социальную напряженность в обществе и может привести к социальную апатии среди активной части населения. Причём молодёжь в ближайшем будущем может стать активной или, наоборот пассивной к политическим процессам. Эта тенденция имеет кроме экономических также идеологические и политические мотивы. Незанятая масса молодёжи может влиться в преступные группировки и религиозные экстремистские объединения, где по её мнению при минимальных усилиях можно ожидать существенной материальных доходов. А это создаёт благоприятную почву для внешних и внутренних экономических и политических конфликтов, опасные тенденции для безопасности, как отдельной страны, так и региона в целом.

Одной из причин гражданской войны в Таджикистане явилась перенаселенность сельских регионов, где лучшие пахотные земли отдавались под стратегическую монокультуру-хлопчатник, а многодетные сельские семьи имели минимальные наделы земли, что явно не способствовало их благополучию. Так как срочные меры по реформированию экономики не были приняты, то конфликт разгорелся настолько, что вышел из-под контроля государства и стал неуправляемым.

Таким образом, воспроизводство населения, происходящее в определённой социальной среде и специфических экономических условиях (проведение экономических реформ) оказывает существенное влияние на политические, социальные, экономические процессы.

Диспропорциональное размещение населения внутри региона и на пространстве СНГ предполагает решение задач по упорядочению мер демографической и миграционной политики. Среди них--уменьшение демографического давления за счет перераспределения трудовых ресурсов между странами региона и СНГ с учетом интересов стран с убыточным населением и стран со значительным его ростом.

Демографические проблемы имеют особую актуальность, прежде всего, для выявления числа трудоспособного населения и потенциальных иждивенцев, для определения уровня урбанизации и миграции, социальной незащищенности различных слоёв населения, негативных тенденций в обществе. В свою очередь эти факторы позволяют прогнозировать конечный результат экономических реформ.
Занятость и безработица.

Структурная перестройка экономики, финансовая нестабильность, трансформация государственного сектора -- все эти факторы определяют ситуацию на национальных рынках труда стран Центральной Азии в последнее десятилетие. До обретения независимости рынок труда гарантировал всеобщую занятость и поэтому отличался слабой производительностью и низкой мобильностью людей. С переходом к рыночной экономике и созданием нового законодательства характер рынка труда сильно изменился.

Проводимые в ходе модернизации общества экономические реформы, выявили общие закономерности в социально-трудовой сфере, характерные для стран региона: сокращение в ряде стран численности занятого населения, перераспределение работающих по формам собственности, увеличение числа безработных, неполная занятость, падение уровня жизни значительной части населения, усиление социальной напряженности на контролируемом рынке труда.

Однако отмеченные закономерности в странах региона развивались неравномерно. Так, в 90-е годы занятость в Узбекистане и Туркменистане выросла за счет проведения умеренных экономических реформ ( правда при авторитарном режиме правления), роста добычи газа и нефти, приоритетного развития перерабатывающих отраслей, в частности лёгкой и пищевой промышленности, за счет активного привлечения иностранного капитала и создания на этой основе совместных предприятий.

В Кыргызстане и Таджикистане занятость населения сократилась. Прямое воздействие на эту ситуацию оказала миграция квалифицированных рабочих и специалистов. Изменения в структуре занятости произошли также в процессе разгосударствления экономики. Произошёл отток рабочей силы из государственного сектора в частный сектор экономики. Доля занятых в частном секторе увеличилась за 90-е годы. Она составляет в Казахстане 75%, в Кыргызстане-77%, в Узбекистане-72%. Таким образом, наблюдается формирование среднего класса собственников, предпринимателей, фермеров. В то же время в Таджикистане в частном секторе занят 41%, в Туркменистане-45,1%, т.е. позиции государственного сектора еще значительны..9

В целом в центрально-азиатском регионе увеличивается доля самозанятых лиц, т.е. работающих самостоятельно или с партнёрами. Это, прежде всего, семейные предприятия в которых люди могут трудиться, не получая оплаты. Наибольшее развитие самозанятость получила в Киргизии, Казахстане и Таджикистане – число занятых не по найму в этих странах колеблется от 40% до 62%. В Туркмении и Узбекистане этот показатель составил 18% и 25% соответственно.10

Занятость в промышленности снизилась, в сфере услуг возросла. Это вызвано нарушением прежних хозяйственных связей между странами региона, сокращением производства на крупных предприятиях, миграцией квалифицированных кадров и специалистов, переходом части из них в сферу услуг, малое предпринимательство, челночный бизнес и уличную торговлю.

Такие значительные сдвиги в распределении работающих, увеличение негосударственных форм занятости привели к появлению конкуренции на рынке труда. Неравномерные процессы приватизации, недостаточный приток инвестиций в промышленность привели к снижению занятости в индустриальных отраслях. Наиболее существенно удельный вес занятых в промышленности уменьшился в тех странах, где он и раньше был невысоким: за период 1991-2001 гг. он уменьшился в Киргизии –с 18,0% . до 8%., в Таджикистане-- с 13,7% до 7 % от общего числа занятых. Напротив в Туркмении доля занятых в промышленности за рассматриваемый период даже возросла ( с 10 до 12%). 11

Переход к рыночным отношениям неизбежно сопровождается безработицей. Ее уровень зависит от общего состояния экономики стран региона. В процентном соотношении численность безработных, состоящих на учете в службах занятости в 2002 г. по сравнению с 1991 г. составляла в Узбекистане 0,5%, Казахстане - 2,6%, Таджикистане - 2,6%, Киргизии - 3,1%,. 12 Что касается общего количества безработных, включая тех, кто ищет работу самостоятельно, то цифры здесь увеличиваются многократно.

Абсолютное большинство безработных составляют женщины, лица пожилого возраста, молодёжь, выпускники вузов, то есть наименее защищенные социальные группы населения. Это общее явление для безработицы стран региона. Среди тех, кто ищет работу через службы занятости женщины в 2002 г. составили 51-55% в Киргизии, Таджикистане, Казахстане, 59% - в Узбекистане. 13

Высокая напряженность на рынке труда не способствует эффективной работе служб занятости. Численность людей ищущих работу имеет тенденцию к увеличению, однако при этом численность обращающихся в службы занятости не только не растёт, но даже уменьшается. Например, в Кыргызстане из 174 тыс. человек, безработных 88,7 тыс. человек состоят на учёте в службе занятости, а 85,3 тыс. человек ищут работу самостоятельно. Уровень официально зарегистрированной безработицы по республике в 2004 г. составил 2,9%, или 58,1 тыс. человек, что почти на уровне аналогичного периода 2003 г. Из них 53,5% составляют женщины, сельские жители –51%, молодёжи-56%.

Наиболее напряженная ситуация на рынках труда по данным Министерства труда и социальной защиты Киргизской Республики наблюдается в г. Бишкеке (11,%), Баткентской (11%), Нарынской (11,3%), Чуйской (9,4%) областях, где уровень общей безработицы превышает республиканский.

Суммарная потребность в трудовых ресурсах составила 3,9 тыс. свободных мест по заявкам в службу занятости предприятиями и организациями Кыргызстана. На одно свободное рабочее место 1 октября 2004 г. претендовало 27 чел. За январь-сентябрь 2004 г. число обратившихся в органы службы занятости в поисках работы, составило 55,1 тыс. человек, из них 50% составляют женщины. Ещё 51 тыс. человек получили консультации по вопросам законодательства о труде и занятости, о возможности профобучения и переподготовки, по выбору профессии.
Трудовая миграция.

Увеличение территориальной дифференциации в демографическом потенциале на постсоветском пространстве приводит к ситуации, когда на одном полюсе находятся государства, где численность населения сокращается (Россия, Белоруссия, Украина, которые вступили в фазу депопуляции нации), на другом – страны Центральной Азии, где население продолжает расти. В связи с этим увеличивается демографическое давление не только на рынки труда этих регионов, но и на рынки труда России, Украины, Белоруссии.

Сегодня в поисках работы и заработка население центрально-азиатского региона мигрирует в странах СНГ. Такая внешняя миграция является способом снижения безработицы.

Развитие международной трудовой миграции способно принести значительные выгоды и странам-донорам, и странам-реципиентам. Значительный приток мигрантов на начальном этапе экономического развития становится неотъемлемым элементом механизма, обуславливающего устойчивый экономический рост. Международная практика показывает, что международная трудовая миграция способна не только компенсировать количественную недостаточность национальной рабочей силы. Международные трудовые мигранты, обычно, заполняют рабочие места, которые оказываются невостребованными национальной рабочей силой и, опосредованно создают условия, стимулирующие рабочую силу внутри страны-реципиента повышать свою профессиональную квалификацию. А это в свою очередь подстёгивает экономический рост, основанный на использовании высоких технологий, и развития человеческого потенциала.

Миграция на контрактной основе до сих пор составляет не более 2-3% трудовых ресурсов стран центрально-азиатского региона. Причины кроются в низком квалификационном уровне значительной части коренного населения и неспособности конкурировать с рабочими из стран дальнего зарубежья. Особую роль в этом процессе играют всевозможные квоты на допуск иностранной рабочей силы на иностранный трудовой рынок. Невысокий уровень официальной трудовой миграции дополняется мощнейшим потоком нелегальных мигрантов. Избыточные трудовые ресурсы стихийно находят выход в нелегальной трудовой миграции, масштабы которой в регионе составляют 6-7 млн. человек, основная их часть устремляется в Россию. В некоторых районах Таджикистана, например, в Горно-Бадахшанской Автономной области, в трудовую миграцию вовлечены до 80% молодых мужчин. Фактически значительная часть населения республики, прежде всего жители сельских районов живут за счёт доходов от трудовой миграции в России.

Таким образом, резкая асимметрия, которая характерна для миграционного обмена между странами СНГ, не свойственна нормальным миграционным связям соседних государств. Она свидетельствует о сужении сфер приложения труда, отсутствии механизмов социальной защиты трудящихся-мигрантов, сохранении действия выталкивающих факторов. Нелегальная миграция превращает мигрантов в бесправных рабов, что в свою очередь приводит к социальной напряженность в обществе, создаёт благоприятную почву для терроризма.

В целом трудовая миграция как нелегальная, так и легальная является неотъемлемой частью переходных экономик стран центрально-азиатского региона. С одной стороны такая ситуация имеет положительные стороны: она амортизирует инфляцию, компенсирует падение доходов значительной части населения региона. Уменьшает социальную напряженность от безработицы. При этом сохраняется потребительский рынок, формируется, по сути, альтернативная сфера занятости.

Миграция населения региона в Россию, а она стала фактически единственной принимающей стороной в СНГ, положительно сказалась на её демографической ситуации, ибо частично компенсирует естественную убыль населения. В 1994 г. миграционный прирост почти полностью (на 93%) возместил естественную убыль населения России, в 1996-1997 гг., это возмещение составило около 50%, в 2003 г.- 52%.

Если оценивать итоги миграционного обмена для стран центрально-азиатского региона, то в целом они оказались благоприятными. Эти государства со значительным демографическим потенциалом потеряли своё население в миграционном обмене с ближним зарубежьем, что способствовало некоторому снижению давления трудовых ресурсов на их рынки труда.

В тоже время увеличение доли неконтролируемой миграции создаёт очаги социальной напряженности в странах-реципиентах, нередко ухудшается криминальная обстановка, нелегалы вовлекаются в незаконную коммерческую деятельность.

Ощущается негативное влияние нелегальной миграции и в странах-донорах на развитие политических процессов. При проведении выборов в органы власти и управления в какой-либо центрально-азиатской республике у нелегалов отсутствует возможность реализовать свои конституционные права, так как они находятся за пределами своего государства нелегально и не могут официально принять участие в избирательном процессе.
Государственное регулирование национальных рынков труда.

В последние годы продолжается процесс формирования и усовершенствования государственных программ, выработка национальных трудовых законодательств с учетом современного уровня развития рынка труда в регионе. Регулирование национальных рынков труда в регионе осуществляется по разным направлениям, включая программы по подготовке и переподготовке рабочей силы, стимулированию роста занятости и увеличению числа рабочих мест, выделению средств на пособия безработным, содействия найму рабочей силы. Вместе с тем решение проблем занятости осуществляется в центрально-азиатском регионе по-разному, отличается и уровень нормативно-законодательного обеспечения рынков труда.

Наиболее продвинулись в вопросах разработки миграционной политики Казахстан и Кыргызстан. Остальные страны региона Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан пока решают отдельные вопросы миграции.

В Казахстане государственная миграционная политика формируется на основе Конституции Республики, законов о «Об иммиграции», «О гражданстве Республики Казахстан» и Указа Президента «Об основных направлениях миграционной политики до 2000г.» В Конституции закреплено право свободного передвижения по территории Казахстана и выбора местожительства, право выезда за пределы республики, а для её граждан – право беспрепятственного возвращения в республику. По Конституции, за гражданином Республики не признаётся двойного гражданства, не допускается лишение гражданина республики гражданства ни при каких условиях.

Для привлечения казахов из других стран СНГ Президент Республики ежегодно утверждает квоты иммиграции. Самая высокая иммиграция устанавливается для Мангистауской, Южно-Казахстанской, Карагандинской, Костанайской, Павлодарской, Алма-атинской областей, т.е. в основном в те из них, где невысокая плотность населения.

Разрабатываются правовые акты, регулирующие расселение репатриантов, возвращающихся на свою историческую родину, а также беженцев, создание новых рабочих мест, обеспечивающих возрождение национальных ремесел.

С 2002 г. в ряде стран региона реализуется проект Международной организации труда (МОТ) «Достойный труд». Для Казахстана приоритеты этого проекта основаны на программе развития республики до 2030 г., в Кыргызстане на базе Комплексных основ развития на десятилетку. В рамках проекта предусмотрены такие направления, как борьба с бедностью, развитие трудового законодательства, занятость, повышение оплаты труда, социальное партнёрство, усиление роли профсоюзов, установление контакта между наёмными работниками и работодателями. Финансирование осуществляется с помощью международных доноров.

В Казахстане в 1998 г. был принят закон «О занятости населения Республики Казахстан». По экспертным оценкам казахских ученых принятый закон не только не приблизил представителей государственных структур к решению проблем занятости безработных, но породил фикцию и формализм. Одновременно была прекращена деятельность Фонда содействия, занятости, что привело к ликвидации государственного финансирования пособий безработным, которые теперь выплачиваются через местные бюджеты.

В основном объектом законодательного регулирования стала регистрируемая безработица, а не решение проблем занятости в целом. В рамках государственного регулирования было создано Агентство по демографии и миграции, на которую была возложена разработка и реализация программ добровольного переселения и размещения казахов. В его работу входит координация работы областных миграционных служб, регистрация и учет переселенцев, устройство и социальная защита мигрантов.

Национальная программа «Рынок труда и занятость населения на 1998-2000гг и на период до 2005г» («Эмгек»), функционирует в Кыргызстане. Главными задачами программы являются: а) эффективная занятость; б) усиление качества и конкурентоспособной рабочей силы; в) обеспечение дополнительными рабочими местами; г) повышение кадрового потенциала; д) переобучение и повышение квалификации через совершенствование системы обучения; е) контроль за мобильностью трудовых ресурсов; ж) регулирование трудовой миграции.

Организации дополнительных мест способствует также «Общество содействия занятости». Успешно действуют 30 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств. Создаются условия для профессиональной подготовки безработных, для тех, кто не имеет трудового стажа и не может конкурировать на рынке труда. Создана сеть модульных училищ для подготовки кадров по различным направлениям.

С целью защиты прав киргизских трудящихся Министерство труда и социальной защиты республики внедрило систему лицензирования экспорта рабочей силы за рубеж. В настоящее время выдано разрешение лишь десяти фирмам, чья деятельность соответствует нормативным требованиям. Однако, их количества явно недостаточно для обеспечения потребности населения в предоставлении работы в других странах СНГ, не приводят они и к сокращению нелегальной миграции.

Поиск рабочих мест является самой главной задачей для населения. Свободные места, предлагаемые в службах занятости – это преимущественно вакансии на рабочие специальности с низкой заработной платой. Половина из обратившихся в государственные службы занятости получают пособия по безработице. С 1999 г. в Киргизии была изменена система выдачи социальной поддержки безработному населению, было утверждено, так называемое базовое пособие – 150 сомов, от которого стал вестись отсчёт начисляемой суммы материальной поддержки. До этого времени практически все безработные получали пособие, зависимое от минимальной заработной платы. Теперь не все безработные получают пособие, а только те, кто имел стаж работы и, следовательно, делал отчисления в Социальный фонд. Остальные получают помощь иными путями - в поиске работы, в обучении, в привлечении к общественной деятельности. В таком случае тысячи безработных, состоящих на учете имеют возможность с помощью государства найти свободные трудовые места, преимущественно в сфере обслуживания - общепитовские работники, няни, уборщицы, строители.

Государственное регулирование рынка труда в Таджикистане отличается от других стран региона, тем, что республика прошла через гражданскую войну со всеми её последствиями. На первых этапах экономического становления после подписания мирного межтаджикского соглашения в новых условиях в Республике Таджикистан основными проблемами миграции являлись: стабилизация миграционной ситуации, обустройство возвращающихся беженцев - граждан республики и регулирование трудовой миграции.

В целях оперативного решения этих вопросов было образовано Главное Управление по делам беженцев и вынужденных мигрантов Министерства труда и занятости населения. Правительством была утверждена «Концепция государственной миграционной политики», согласно которой был принят перечень мероприятий, включающий комплексное регулирование задач обеспечения населения рабочими местами в рыночных условиях.

Для решения проблем занятости и регулирования рынка труда в Таджикистане приняты республиканская и региональная программы занятости. В рамках этих программ удалось трудоустроить несколько тысяч человек, направить часть безработных на профессиональное обучение. Вместе с тем, численность занятых в народном хозяйстве продолжает сокращаться. Было также принято постановление Правительства «О создании дополнительных рабочих мест и малых предприятий при органах по труду и занятости населения Республики Таджикистан».

По данным Государственного комитета по статистике Таджикистана уровень официальной безработицы в Таджикистане в октябре 2004 г. составил 2,1% от экономически активного населения или 40 656 человек.14

Одной из эффективных мер расширения рынка труда стало предоставление земли дехканам в краткосрочную или долгосрочную аренду с правом наследования. За счет этого повысилась заинтересованность в труде в сельской местности. Для оказания практической помощи дехканским и фермерским хозяйствам была создана Ассоциация дехканских (фермерских) хозяйств, которая объединила все региональные ассоциации.

Проблему безработицы в республике призвана решить также стратегия по сокращению бедности, которая была принята только в Республике Таджикистан, но, к сожалению, она крайне медленно реализуется. По данным специалистов для развивающихся стран бедным считается человек с доходом в 1 долл. в день, для стран Восточной Европы и СНГ – 14,4 долл.. Исходя из этого, большинство городов и районов Республики Таджикистан относятся к категории кризисных. Например, только 20% расходов учителей средних школ покрывается за счет зарплаты, а 80% они вынуждены искать на стороне. Номинальная зарплата составляет чуть более 10 долл. в месяц или менее 1 долл. в день.

Стратегия предусматривает развитие производства, реформирование аграрных хозяйств, развитие агрозоотехнические, агрохимические и других услуг. Таджикские экономисты активно предлагают экспортировать не полуфабрикаты или сырьё, а готовую продукцию, т.е. работать по полному циклу. Необходимо взять курс на сокращение импорта. По данным Европейского банка реконструкции и развития, более 95% населения Таджикистана живёт за чертой бедности, а Международная организация по миграции утверждает, что до 900 000 таджикских граждан, или половина всего экономически активного населения семимиллионной страны, ежегодно выезжает на сезонные и постоянные работы за рубеж, в основном в Россию.

В Узбекистане политика занятости и регулирования рынка труда регулируется программой перехода к «социально ориентированной рыночной экономике» и увязана с приоритетными направлениями реформ. Ставится задача обеспечения гибкой и эффективной работы рынка труда. Принят Закон о занятости, разработан комплекс соответствующих актов, создана разветвлённая система органов по труду и фонду содействия занятости и рынку труда.

Но по данным ЮНЕСКО эти меры не привели в Узбекистане к желаемым результатам. По сравнению с 1989 г. процент занятости (соотношение занятых к численности населения в возрасте 15-59 лет) в 2001 г. снизился с 72,0 до 64,4, хотя при этом годовой коэффициент зарегистрированной безработицы (средний процент от общей численности рабочей силы) составил 0,4%.15

Функционирование национальных рынков труда имеет и общие черты, характерные для всех стран региона:


  • увеличение напряженности на рынке труда, рост безработицы, особенно в её скрытой форме;

  • изменение структуры занятости населения, рост занятости в негосударственном секторе;

  • снижение уровня жизни основной массы населения;

  • наличие широкомасштабной нелегальной трудовой миграции рабочей силы;

  • отрыв системы подготовки специалистов и рабочих кадров от требований рынков труда;

  • отсутствие единой системы социальной защиты трудящихся мигрантов;

  • несогласованность законодательно-нормативной базы в сфере социально-трудовых отношений;

  • стихийность формирования национальных рынков труда под давлением явных и скрытых форм безработицы, межотраслевого изменения рабочей силы.

Государственная политика занятости в странах региона складывается поэтапно в масштабах и формах, соответствующих рыночной экономике.

На первом этапе (1991-1995 гг.) рынок труда складывался стихийно под давлением явных и скрытых форм безработицы, сдвигов в квалификационной и половозрастной структуре спроса и предложения труда, межотраслевого уровня рабочей силы. Государственные органы во всех странах региона, как правило, устранились от влияния на социально-трудовые отношения на уровне предприятий.

На втором этапе (1996-2000 гг.) происходило формирование политики занятости, направленной в основном на предотвращение массовых увольнений, социальной поддержки и содействия в трудоустройстве безработных, их профориентации и переквалификации, контроля за соблюдением законов.

В ходе третьего этапа (2000-2004 гг.) в государствах региона начал происходить некоторый экономический рост, активизация человеческого потенциала, особенно в Казахстане и Узбекистане.

В этот период экономика большинства государств прошла нижний пик своего развития, налицо её стабилизация и постепенный рост. Была усилена работа в направлении разработки и закрепления в национальных законодательствах единых социальных стандартов, основанных на двусторонних и многосторонних соглашениях, конвенциях Международной организации труда. Государства приступили к созданию нормативных документов, реформированию системы социального обеспечения, прежде всего по борьбе с бедностью, обеспечения эффективной занятости.

Взаимодействие между национальными рынками труда стран региона по своему характеру пока не отвечает требованиям цивилизованного общего рынка. Обмен рабочей силой на договорной основе составляет незначительную величину порядка – 3-4% трудовых ресурсов; нелегальная миграция на порядок выше легальной и оказывает значительное влияние на баланс спроса и предложения рабочей силы; низка профессиональная, социальная и территориальная мобильность рабочей силы внутри самого региона, она в несколько раз ниже, чем, например, в странах Европейского Союза.

Взаимодействие национальных рынков труда в странах ЕС активно влияет на экономику, расширение сфер занятости и уменьшение безработицы, повышение уровня жизни трудящихся-мигрантов. Этому способствует безвизовый режим, развитая законодательная база, высокая мобильность и конкурентоспособность рабочей силы, развитие системы социальных гарантий. С 1994 г. функционирует Европейская служба занятости (ЕСЗ) в этой сфере.

Согласованная политика и сотрудничество государств ценрально-азиатского региона в рамках двусторонних и многосторонних союзов и организаций в области содействия занятости и регулирования миграции рабочей силы также может и должна привести к соблюдению социальных гарантий, соблюдению безопасности, уменьшению напряженности в обществе, улучшению криминальной обстановки.

Предпосылки для успешной интеграции Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, внутри, например, таких организаций как ЕврАзЭС, СНГ, ШОС, ЦАС, включая Россию, как полноправного члена этих организаций заложены многовековым опытом совместного проживания и исторического развития народов, их менталитетом и культурными традициями. Большое значение при этом имеют условия сближения трудового и социального законодательства, в целях эффективного функционирования национальных рынков труда, создания благоприятных международных отношений в социально-трудовой сфере.

В рамках организации Евразийского экономического сообщества, куда входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан запланированы и уже проводятся мероприятия, направленные на регулирование трудовой миграции и обеспечения свободного перемещения граждан государств-членов ЕврАзЭС.

Соглашение о временной трудовой деятельности граждан-членов ЕврАзЭС на территории Содружества, создание и сопровождение межгосударственного банка данных о привлечении и использовании на национальных рынках труда трудящихся-мигрантов направлены на унификацию принципов миграционной политики и регулирование временной трудовой деятельности трудящихся – мигрантов на период 2004-2006 гг. Ослаблению напряженности на рынке труда в государствах региона должно способствовать проведение согласованной визовой политики в отношении третьих стран. На реализацию этой политики направлена Концепция единой визовой политики государств – членов ЕврАзЭС в отношении третьих стран.16

При оценке перспектив трудовой миграции в Центральной Азии следует учитывать значительный миграционный потенциал в регионе. Поэтому демографическое давление в направлении с юга на север на постсоветской территории сохранится. В связи с этим существует необходимость более активного целенаправленного государственного регулирования рынков труда. Для этого должна реализовываться долгосрочная, согласованная миграционная политика. А она в свою очередь призвана создать условия для свободного перемещения рабочей силы между странами СНГ, снятия ненужных барьеров для получения работы в соседних государствах, прежде всего в приграничных зонах, упрощения порядка оформления таможенных процедур, обеспечения социальной защиты трудящихся-мигрантов.

Миграцию населения и рабочей силы между странами региона и государствами СНГ следует рассматривать в контексте достижения устойчивого социально-экономического развития, обеспечения безопасности каждого государства. Целесообразно при этом использовать опыт тех развитых стран, где с одной стороны, происходит дальнейшая либерализация, появление «прозрачных границ в рамках различных союзов, а с другой стороны – её резкое ужесточение по отношению к третьим странам.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница