Судебная реформа 1864 года и ее значение для формирования правовых систем государств постсоветского пространства: проблемы теории и практики материалы XIV международных Конивских чтений


Правовые проблемы определения наследственных прав пережившего супруга на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью



страница36/58
Дата27.11.2017
Размер5.23 Mb.
ТипСборник
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   58

Правовые проблемы определения наследственных прав пережившего супруга на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Ю.Н. Стражевич
доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин и трудового права, кандидат юридических наук

О.И. Босык
студентка 3 курса


Институт государства и права

БУ ВО Сургутский государственный университет

Россия. ХМАО-Югра, г. Сургут.
В статье рассматриваются особенности наследования доли в уставном капитале ООО пережившим супругом. Анализируется правоприменительная практика по вопросу наследования доли в уставном капитале ООО. Автор предлагает алгоритм действий по оформлению наследственных прав на долю в ООО.

Ключевые слова и словосочетания: супруги; общее имущество; наследство; корпоративные права; доля в уставном капитале ООО

THE LEGAL PROBLEMS OF INHERITANCE
OF LIMITED LIABILITY COMPANY`S SHARE
IN AUTHORIZED CAPITAL BY THE SURVIVING SPOUSE


Y.N. Strazhevich
Associate professor, Department of civil law disciplines
and labor law

O.Y. Bosyk

Student of the 3rd grade, Institute of state and law of Surgut State University


Institute of state and law of Surgut State University

Russia, Khanty-Mansiyskiy autonomous district-Yugra. Surgut

Russia, Khanty-Mansiyskiy autonomous district-Yugra, Surgut

The specialities of inheritance of share in authorized capital of limited liability company by the surviving spouse are considered in the article. Court ruling in that sphere is analyzed. The authors offer an algorithm of inheritance rights` on share in authorized capital of limited liability company registration.

Keywords: spouses; common property; inheritance; corporate rights; a share in limited liability company's authorized capital.

В соответствии с п. 1. ст. 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлено иное. Согласно ст. ст. 34, 36 СК РФ, ст. 128 ГК РФ к совместному имуществу, в частности, относятся доли в капитале, внесенные в коммерческие организации. Включение в перечень совместного нажитого имущества долей в уставном капитале коммерческих организаций, затрагивает не только имущественные отношения между супругами, но и вторгается в динамику корпоративных правоотношений.

Доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (далее ООО) представляет собой совокупность имущественных и неимущественного прав. Если «право на долю» – это право распоряжаться долей и право участника требовать выплаты действительной стоимости доли, то «право из доли» – это право на участие в управлении корпорации и право на получение прибыли, если управление было успешным. Как следует из положений Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее ФЗ «Об ООО») право на управление зависит от того, внесен ли имущественный вклад в корпорацию, что означает, что доля должна быть оплачена. Следовательно, в случае оплаты одним из супругов доли ООО за счет супружеского имущества вещное право собственности супруга – участника, регулируемое семейным законодательством, трансформируется в обязательственное право к самому обществу, регулируемое корпоративным законодательством. Если нормами семейного права устанавливается состав общей совместной собственности супругов, то порядок вступления в состав участников ООО регулируется корпоративным правом и локальными нормами самой корпорации.

Признавая, что ООО – это не только объединение капиталов, но и объединение участников, в целях защиты корпоративных интересов законодатель разрешает участникам ООО устанавливать определенные барьеры от вступления в общество третьих лиц, которые по какому-либо основанию получили право на долю ООО. В частности, участники корпорации могут закрепить в уставе положение, согласно которому для того, чтобы доля перешла в порядке универсального правопреемства к наследникам умершего необходимо получить письменное согласия имеющихся участников общества.

При этом согласно судебной практике не требуется согласия общества при переходе доли пережившему супругу как общего имущества, нажитого во время брака (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 марта 2009 г. № Ф04-4313/2008(2297-А27-11). Во время брака один из супругов стал участником ООО, имеющим долю в уставном капитале в размере 50%. После смерти этого участника его супруга потребовала признать за ней право собственности на долю, равную 25%. Ответчик сослался на следующие обстоятельства: в силу требований статьи 21 ФЗ "Об ООО" необходимо получение согласия общества или остальных участников общества на уступку доли (части доли) участника общества третьим лицам иным способом, чем продажа; супруг учредителя общества имеет права, связанные не с самой долей в уставном капитале общества, а с номинальной стоимостью этой доли, и права, связанные с управлением общества, внесением изменений в учредительные документы и т.п., не передаются в порядке выдела доли пережившего супруга. Кассационная инстанция пришла к выводу, что требование истца удовлетворили на законных основаниях, и указала следующее: имущество, нажитое во время брака (включая доли в уставном капитале), считается совместной собственностью супругов. При этом не важно, на имя кого из супругов приобретено имущество, на имя кого или кем внесены денежные средства. Следовательно, доля, приобретенная умершим, была совместной собственностью супругов в равных долях. Право собственности супруги на долю, равную 25%, в силу прямого указания закона возникло в момент приобретения доли умершим. Причем в спорном случае не требовалось согласие общества или других участников ООО на переход доли.

Однако ВАС РФ указывает, что лицо, «получив в силу требований семейного законодательства право собственности на половину имущества в общей совместной собственности супругов, в данном случае приобрело права на долю в уставном капитале общества (имущественное право), но не права участника общества, так как для этого необходимо получение согласия от участников общества» (Определение ВАС РФ от 30.10.2009 № ВАС-13987/09 по делу № А70-958/2009). Заметим, что в рассмотренном случае устав общества содержал указание на необходимость получения согласия остальных участников для вхождения наследников в состав корпорации.

По нашему мнению, практика, когда пережившему супругу отказывают в принятии в участники ООО, ссылаясь на положение устава, которое касается перехода доли в порядке наследования, является некорректной. Переживший супруг, исходя из своего особого статуса супруга, не является ни наследником, ни лицом, приобретшим долю в результате ее отчуждения. Он приобретает долю ООО в результате выдела своей супружеской доли из имущества, нажитого в период брака. Следовательно, в отношении пережившего супруга отсутствуют правовые основания отказа в принятии его в состав корпорации, даже если в уставе общества имеется оговорка в отношении запрета на вхождение в ООО наследников или запрет на отчуждение доли.

В то же время считаем, что в отсутствии прямого законодательного регулирования рассматриваемой нами ситуации, применение аналогии закона в отношении пережившего супруга, а именно проверка положений устава на наличие или отсутствие в нем запрета на вхождение в корпорации третьих лиц, является целесообразным, т.к. позволяет защитить корпоративные права других участников ООО и самого общества. В действующих нормах как наследственного, так и корпоративного законодательства не установлен определённый механизм приобретения супругом статуса участника ООО после смерти супруга – участника общества, если доля в уставном капитале является общим имуществом супругов и у пережившего супруга в соответствии с законным или договорным режимом имеется право на часть этой доли, что позволяет расширительно толковать понятие отчуждение доли третьему лицу (т.е не являющемуся участником общества) лицу.

Применение абз.2 п.2 ст.21 ФЗ «Об ООО» к случаям определения супружеской доли поддержано в определении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. № 1564-О. ФЗ «Об ООО» разрешает продавать либо отчуждать иным образом долю в ООО (ее часть) третьим лицам с соблюдением предусмотренных им требований, если это не запрещено уставом общества. По мнению заявительницы, данная норма неконституционна, поскольку лишает одного из бывших супругов, чье право на долю в ООО установлено судебным решением о разделе совместно нажитого имущества, возможности стать участником общества вне зависимости от согласия остальных участников. Конституционный Суд РФ пришел к следующим выводам: внесение одним из супругов вклада в уставный капитал ООО и, следовательно, приобретение именно им статуса участника общества предполагает, что другой супруг согласился на такое распоряжение общим имуществом. И согласился с положениями устава ООО, требующими получить согласие других участников на отчуждение доли (ее части) третьим лицам, т. е. на включение его в "свой" круг участников. Указанный запрет, равно как и закрепленная в уставе необходимость получить согласие на отчуждение доли (ее части) третьим лицам, устанавливается для всех способов отчуждения доли (ее части) третьим лицам. И в этот круг лиц входят все третьи лица. Такое правовое регулирование нацелено на соблюдение разумного баланса экономических интересов отдельных участников ООО и общества в целом, посредством диспозитивного и императивного методов правового воздействия в данной сфере, предполагающий охрану имущественных интересов как участников ООО, так и иных участников гражданского оборота. Само по себе оно не может рассматриваться как нарушающее конституционные права.

При этом важно отметить, что Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем Постановлении отдельно указал, что положение общества, предусматривающее принятие новых участников в состав общества только по решению его участников, не применяется к отношениям, связанным с наследованием доли, если специальные положения устава о переходе права на долю к наследникам не содержат прямого указания на необходимость получения согласия остальных участников общества на такой переход (Информационное письмо №144, Постановление Пленума ВАС РФ от 29 сентября 2010 г. №6464/10). Таким образом, если уставом общества предусмотрена необходимость получения согласия остальных участников общества на переход доли к третьему лицу, это вовсе не означает, что такое согласие требуется в случае перехода доли к наследникам умершего участника.

Решение проблемы защиты прав и законных интересов переживших супругов по от-ношении к юридическим лицам, участниками которых являлись их умершие супруги, посредством признания их сособственниками доли предприятия была одной из задач в Стратегии социального развития России согласно Докладу Совета Федерации Федерального Собрания 2008 г. «О состоянии законодательства в РФ. Мониторинг правового обеспечения основных направлений внутренней и внешней политики». Однако до сих пор недостаток регламентации прав пережившего супруга на долю ООО не устранен, что вносит неопределённость в его правовой статус.

Возможность на законодательном уровне закрепления предоставления корпорации права защититься от вхождения в состав ООО пережившего супруга не вызывает сомнения. Для этого необходимо внести поправку в п. 8 ст. 21 ФЗ «Об ООО», указав правила, обозначенные в данном пункте, применяются и в отношении пережившего супруга участника общества.

Заметим, что в соответствии с Федеральным законом от 30.03.2015 № 67-ФЗ с 01.01.2016 г. в ст.21 ФЗ «Об ООО» добавляется п. 13.1, в котором перечисляются возможные документы, на основании которых была приобретена доля или часть доли в уставном капитале ООО, но такой документ как свидетельство о праве собственности в нем не указывается. Это свидетельствует о том, что законодатель до настоящего времени так и не обратил внимания на имеющийся пробел в регулировании правоотношений между ООО и пережившим супругом, выделившим свою долю в супружеском имуществе, состоящем из доли корпорации, оставляя его на разрешение судам.

Сложнее обстоит дело с определением объема прав пережившего супруга в ситуации, когда есть и другие наследники первой очереди. Практика показала, что при таких обстоятельствах могут быть нарушены права как других наследников, так и пережившего супруга. Со дня открытия наследства имущество наследодателя принадлежит наследникам на праве общей долевой собственности, то есть каждому из наследников принадлежит идеальная доля в имуществе, но не какое-либо конкретное имущество.

Например, помимо пережившего супруга есть еще один наследник первой очереди. В таком случае переживший супруг будет обладателем 1/2 доли как участник общей совместной собственности по правилам ст. 39 СК РФ и 1/2 от доли умершего супруга как наследник (то есть в сумме его доля в имуществе наследодателя составит 3/4). Только последняя часть переходит к супругу как к наследнику и составляет общую долевую собственность с другими наследниками, подчиняющуюся специальным правилам о разделе имущества.

При этом пережившие супруги порой могут злоупотреблять правом, определяя право на долю в уставном капитале Общества за собой, игнорируя права других наследников. Ведь свидетельство о праве собственности пережившему супругу на долю в совместно нажитом имуществе выдается лишь по требованию этого супруга, а если он не изъявил правом получения такого свидетельства – доля его включается в наследственную массу. На ту часть доли, которая переходит к супругу умершего участника как к пережившему супругу, выдается свидетельство о праве собственности на долю в общей совместной собственности супругов, а на другую долю получает свидетельство о наследстве.

Таким образом, предметом наследования становится не доля в праве общей собственности на имущество, как это должно быть, а все имущество, что, безусловно, нарушает права и законные интересы пережившего супруга.

Кроме того, в действующем законодательстве однозначно не решен вопрос о мерах по устранению неопределённости участия в обществе, возникающей между открытием наследства и полным вступлением наследниками доли в свои права, что создает определённый дисбаланс интересов: и не важно речь идет о мажоритариях либо о миноритариях. При этом положения корпоративного и наследственного законодательства не препятствуют субъектам данных правоотношений принять меры по устранению такой неопределенности в целях реализации прав, удостоверенных наследуемой долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, обеспечения баланса интересов наследников выбывшего участника и продолжения деятельности самого общества (Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012г №12653/11). Однако возникает вопрос в процедурной организации данного управления, если применять правила института доверительного управления, то кто будет имущественно ответственным лицом: Общество или заинтересованный супруг?

До принятия наследником умершего участника общества наследства управление его долей в уставном капитале общества осуществляется в порядке ст. 1173 ГК РФ (Доверительное управление наследственным имуществом): если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, доля в уставном (складочном) капитале хозяйственного товарищества или общества, ценные бумаги, исключительные права и тому подобное), нотариус в качестве учредителя доверительного управления заключает договор доверительного управления этим имуществом. По договору доверительного управления имуществом доверительный управляющий обязуется осуществлять управление имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (ст. 1012 ГК РФ). Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя. Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных действий по доверительному управлению имуществом. Доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных договором доверительного управления долей в уставном капитале ООО, правомочия участника этого общества (ст. 1020 ГК РФ), но без приобретения статуса участника.

Данные нормы предоставляют право в разумный срок с момента открытия наследства обратиться к нотариусу с заявлением о принятии мер по управлению наследуемой долей в уставном капитале. ООО в свою очередь не должно принимать никаких действий, затрагивающих права и законные интересы наследников, до истечения такого срока. Если наследники или иные лица, указанные в п. 2 ст. 1171 ГК РФ, не обратятся к исполнителю завещания или нотариусу в разумный срок, а также если исполнителем завещания или нотариусом не приняты соответствующие меры по управлению наследуемой долей и ООО не получило соответствующего уведомления, оно вправе совершить необходимые действия без участия доверительного управляющего, если продолжению деятельности общества не препятствуют иные обстоятельства. Если вспомнить, что "доли" представляют собой не что иное, как совокупность (комплекс) корпоративных прав, обеспечивающих активное участие в деятельности ООО и контроль за нею со стороны обладателя долей, а также то, что объектом доверительного управления вообще является отнюдь не имущество, как утверждает ГК, а именно комплекс субъективных прав, то этот вопрос получает универсальное значение – что такое доверительное управление вообще?

Таким образом, законодательство допускает применение в отношении доли в уставном капитале института доверительного управления, но в тоже время не определяет правовые отличия управления долей – как совокупностью прав и управление имуществом корпорации.

Как уже упоминалось, согласно ст. 1150 ГК РФ доля умершего супруга в общем имуществе входит в состав наследства и переходит к наследникам. Но каков размер доли умершего супруга? В соответствии со ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Вправе ли переживший супруг требовать выдела доли в уставном капитале ООО в натуре?

В случае, когда в соответствии с уставом конкретного общества для вступления наследника в общество либо для перехода к нему доли в уставном капитале требуется согласие остальных участников общества и в таком согласии ему отказано, наследник вправе получить от общества действительную стоимость унаследованной доли. И тогда придется решать вопрос, каким образом исчислить стоимость доли наследодателя.

Закон РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» различает номинальную стоимость доли участника, по соотношению которой с уставным (первоначальным) капиталом и определяется размер его доли, и действительную стоимость доли, которая соответствует части стоимости чистых активов, пропорциональной размеру доли участника (п. 2 ст. 14).

Так, если уставный капитал на момент его создания составлял 10 тыс. руб., а чистые активы в результате успешной деятельности общества составляют 100 тыс. руб., то номинал доли участника, внесшего, например, 1/4 уставного капитала общества, составит 2,5 тыс. руб., тогда как ее действительная стоимость будет 25 тыс. руб.

Действительная стоимость доли или части доли в уставном капитале общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов и указанным минимальным размером уставного капитала, если такой разницы недостаточно, необходимо уменьшить уставный капитал на недостающую сумму. В этом случае действительная стоимость доли или части доли в уставном капитале Общества может быть выплачена не ранее чем через три месяца со дня возникновения основания для такой выплаты. Общество не вправе выплачивать действительную стоимость доли либо выдавать в натуре имущество такой же стоимости, если на момент этих выплаты или выдачи имущества в натуре оно отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) либо в результате этих выплаты или выдачи имущества в натуре указанные признаки появятся у общества.

Иначе говоря, номинал доли определяется ее первоначальной оценкой, а действительная стоимость – реальной оценкой, которая в обычном случае должна быть выше номинала, что является факторообразующим элементом эффективной экономической деятельности корпорации.

В силу ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012г. №9 «О судебные практики о наследовании» и ст. 1176 ГК РФ в состав наследства умершего участника общества входит его доля в уставном капитале общества, а не имущество общества.

В этой связи представляется невозможным предъявление наследником умершего участника ООО иска о признании права собственности на имущество, которое, по мнению наследника, составляет действительную стоимость доли, принадлежавшей умершему участнику.

Исходя из правовой природы ООО, являющегося объединением капиталов, законом установлено, что право выбора, подлежащего к выдаче конкретного имущества, принадлежит обществу, т.е. выдача в натуре имущества возможна лишь после получения от общества соответствующего предложения и согласия на это наследников умершего участника общества. В случае же несогласия наследников умершего участника общества с получением предлагаемого им обществом конкретного имущества или определением его стоимости за ними сохраняется возможность требовать выплаты действительной стоимости, принадлежащей им доли в денежной форме.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ положения п.8 ст.21,п. ст.23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», предусматривающие в случае отказа участников корпорации в переходе доли к наследнику, компенсируется выплатой стоимости доли или, с его согласия, – выдачей в натуре имущества такой же стоимости, чем устанавливаются гарантии для наследника на получение стоимости доли умершего участника общества в уставном капитале общества, что нельзя рассматривать как нарушение конституционного права на наследование (ст.35 Конституции РФ) (Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2010 г. № 1633-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аблаевой Людмилы Кондратьевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 статьи 93 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 8 статьи 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Следовательно, наследник участника общества по общему правилу имеет право не на имущество (вещное право), а на долю в уставном капитале (обязательственные права). Отсюда следует, что переживший супруг не имеет права претендовать на имущество общества с ограниченной ответственностью в натуральном выражении.



Итак, переживший супруг, в результате оформления своих прав на долю ООО путем получения свидетельство о праве на наследство или свидетельство о праве собственности, не приобретает права участника общества в полном объеме, ему гарантируется только «право на долю», но не «право из доли». Следовательно, право участников ООО отказать пережившему супругу вступить в состав корпорации, как сособственнику доли или как наследнику умершего, ограничивает его право. Однако такое законодательное решение соответствует духу корпоративного права, т.к. призвано защитить целостность, самостоятельность и экономические интересы хозяйственного общества. Интересы же пережившего супруга защищаются путем предоставления ему обязательственного права к корпорации в виде требования о выплате действительной стоимости доли умершего участника.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   58


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница