Судебная реформа 1864 года и ее значение для формирования правовых систем государств постсоветского пространства: проблемы теории и практики материалы XIV международных Конивских чтений


Исторические реалии формирования законодательства в сфере охраны лесного фонда России



страница5/58
Дата27.11.2017
Размер5.23 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   58

Исторические реалии формирования законодательства
в сфере охраны лесного фонда России

М.А. Васильева
преподаватель кафедры специальных дисциплин, майор полиции


Владивостокский филиал Дальневосточного юридического
института Министерства внутренних дел России


Россия, г.Уссурийск

В России на протяжении ее развития весьма существенно менялся взгляд на роль природных ресурсов в развитии прогрессивного государства. Нормативно-правовые акты, затрагивающие сферу защиты лесных ресурсов, в том числе возникшие в ходе Судебной реформы 1864 г., выявляют сформировавшееся на момент их издания отношение общества к значимости лесов. Анализ развития законодательства в области лесопользования в России позволил выделить три основных этапа: отношение к деревьям как к священным; экономическая направленность и эксплуатация; экологический приоритет. Сформулированы основные тенденции развития законодательства в области защиты лесных ресурсов.

Ключевые слова и словосочетания: незаконная рубка; преступность; законодательство; экологический приоритет; периодизация законодательства.

HISTORICAL REALITIES OF ELABORATING
THE IN THE SPHERE OF FOREST RESOURCES PROTECTION IN RUSSIA


М.А. Vasilyeva

Major of police, Lecturer of special disciplines department,



Vladivostok branch of Far East legal institute of the Ministry of Internal Affairs
of the Russian Federation


Ussurijsk, Russia

In Russia the view of a natural resources role in advance of the progressive state has very significantly changed throughout its development. Legal acts affecting the sphere of forest resources protection, including ones arose during Judicial reform of 1864, reveal the relation of society to the importance of the woods at the time of their adoption. The analysis of legislation`s development about forest exploitation in Russia allowed to mark out three main stages: the relation to trees as to the sacred; economic orientation and operation; ecological priority. The main development tendencies of the legislation in the field of forest resources protection are formulated.

Key words: illegal lumbering; crime; legislation; ecological priority; periodization of legislation.

Охрана окружающей среды является приоритетной сферой в деятельности нашего государства. Ст. 42 Конституции РФ гласит: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». В УК РФ предусмотрена отдельная глава 26, включающая в себя перечень деяний, посягающих на общественные отношения в области охраны окружающей среды, влекущих за собой уголовное наказание, что подчеркивает признание государством их значительной общественной опасности.

Одновременно следует учитывать, что категория «общественная опасность» деяния является исторически изменчивой, находящейся в зависимости от политических, социально-экономических, экологических процессов общества, которые по своей сути в разные временные периоды были далеко не всегда одинаково четко ориентированы на обеспечение экологического благополучия. Вместе с тем всегда законодательные акты, затрагивающие сферу защиты лесных ресурсов, в том числе возникшие в ходе Судебной реформы 1864 г., являлись показателем сформировавшегося в обществе отношения к значимости лесов и детерминировали переосмысление их роли в сохранении экологического и экономического потенциала страны.

Анализируя развитие законодательства в области лесопользования в России, полагаем возможным выделить три основных этапа.



1 этап. Первичное накопление знаний о лесе, его потребление. Не вызывает сомнения, что первое упоминание о необходимости защиты природных ресурсов теряется в глубине веков. Первая экологическая информация о сохранении лесов берет свое начало от древних языческих ритуалов, местных обычаев и обрядов. Славяне возвели в культ многие древесные породы, среди которых дуб был самым почитаемым. С природой отождествляли божественные силы, люди молились за сохранение лесов, поэтому можно сказать, что под защитой религии находились леса и рощи, так как считались священными [1, с. 310].

2 этап. Экономический приоритет в отношениях лесопользования.

Допетровский период. В ХI–ХIII вв. создается первый рукописный закон славянским землям – «Русская Правда», согласно которому введено право собственности на лесные промыслы, определены объекты регулируемого пользования, ограничивалось пользование лесом [2].

В 1485 г. Иван III предпринял первый официальный шаг по сторожевой охране лесов, назначив специального пристава, который обнаруживал нарушителей запрета на рубку леса и накладывал на них штраф.

В Уставной грамоте Василия III от 1530 г. предусматривалось наказание за порчу деревьев, в которых селились пчелы [3, с. 138]. Следует отметить, что законодательство того периода действовало преимущественно в рамках существующих промыслов и регламентировало порядок их использования.

Уже с ХVI в. установлен заповедный характер оборонительных лесных засек, которые служили средством защиты от набегов татар. Во времена Ивана Грозного была введена смертная казнь за нарушение норм охраны заповедных лесов – сечение головы.

В Соборных уложениях царя Алексея Михайловича закреплен порядок пользования лесами и определена государственная собственность на них.

Таким образом, в допетровское время выделяются неявные, неосознанные начала природоохранной деятельности. Охрана природы была побочным продуктом охраны собственности, что вряд ли можно расценивать как начало развития природоохранительного законодательства. Владельцы природных объектов не проявляли особой заботы о сохранении принадлежащих им природных богатств, использовали их по мере личной надобности. Природные объекты оказывались под правовой защитой государства, только становясь чьей-либо собственностью. Приходим к выводу о том, что правовые нормы были связаны с защитой прав собственников на природные объекты и не были направлены на обеспечение качества окружающей природной среды. Условия для формирования экологического законодательства еще не сформировались.



Петровский период. В период царствования Петра Великого появилось больше 200 документов, связанных с охраной природы, защитой и воспроизводством лесных насаждений, причем половина из них относится к корабельным лесам. Забота о будущих потребностях российского флота в древесине делала лесные указы Петра Великого по сути природоохранными.

Наиболее существенными можно назвать Указ 1701 г., в котором была определена особая охрана лесов по берегам рек, Указ 1703 г., которым созданы особые запретные полосы, простирающиеся вдоль рек. В запретных полосах запрещалась рубка ценных пород деревьев.

В сравнении с предыдущим периодом развития лесных отношений это уже была осознанная и бурная деятельность по охране лесных ресурсов, сопряженная с их интенсивным использованием для развития государства. Однако, по нашему мнению, сама по себе охрана окружающей среды, достигшая очевидных положительных результатов, выступала, как и раньше, лишь косвенным продуктом охраны собственности государства на природные ресурсы.

После правления Петра I. Последующие правители несколько сократили темпы развития природоохранного законодательства, однако каждый правитель обращал внимание на состояние лесов и издавал в отношении этого природного ресурса собственные указы.

Павлом I в 1798 г. была создана специальная структура высшего государственного органа управления лесами, явившегося прообразом будущего Лесного департамента, что способствовало переводу управления лесами на высокий государственный организационный уровень.

Александр I издал «Положение о постоянной лесной страже».

Проведенная при Александре II Судебная реформа в 1864 г., предусматривавшая полное изменение судоустройства, также затронула отношения в сфере лесопользования. Согласно ст. 33 «Устава уголовного судопроизводства» мировым судьям были подсудны уголовные дела о незаконных рубках, за их совершение виновный мог подвергнуться следующим видам наказания: выговор, замечание и внушение, денежное взыскание не свыше 300 рублей, арест не свыше 3 месяцев, заключение в тюрьме не свыше одного года. Вместе с тем, созданный в результате реформы институт присяжных при рассмотрении уголовных дел о незаконных рубках выносил довольно снисходительные вердикты, не усматривая в лесах особой ценности в связи с тем, что труд человека к данному объекту кражи обычно приложен не был.

В 1888 г. Александр III издал «Положение о сбережении лесов», согласно которому в губерниях и уездах, независимо от вида собственности, выделялись защитные леса с ограниченным режимом лесопользования, а также создавались лесоохранительные комитеты, которые относили леса к указанным категориям, тем самым впервые признавалась природоохранная роль государства в отношении лесов.

В 1903 г. при императоре Николае II в Уголовном уложении был закреплен целый перечень норм, запрещающих незаконное лесопользование, в том числе предусматривалось наказание за несанкционированное пользование лесовладельцами и иными лицами лесными ресурсами, за рубку или корчевку леса, уничтожение лесной подстилки и т.д. [4, с. 487].

Имеющиеся положения не в полной мере обеспечивали сохранности лесов, и политика государства не признавала приоритетной задачу сохранения природных ресурсов. В отличие от других периодов, существенно увеличилась динамика изменений законодательства в области природоохраны, каждый правитель рассматривал рубку леса под новым углом зрения, поэтому единая политика в области охраны окружающей среды выработана не была. Уголовное законодательство в этой области не было достаточно сформировано, но создавало экологические предпосылки создания уголовно-правового природоохранного законодательства.

Советский период. В 1922 г. был принят УК РСФСР, впервые закрепляющий уголовную ответственность в ст. 99 за нарушение охраны природы. Однако в нем отсутствовали статьи, направленные на непосредственную охрану леса. В 1926 г. в УК РСФСР ст. 99 была преобразована в ст. 85. В 1939 г. в ст. 85 УК РСФСР самовольная порубка леса была признана уголовно наказуемым деянием. Однако, как и раньше, лес рассматривался государством как собственность, считался имуществом.

В 1960 г. в УК РСФСР введено несколько природоохранительных статей, в том числе ст. 169 об ответственности за незаконную рубку леса. Но отношение государства к лесам не изменилось, потеря лесов рассматривалась как снижение экономического потенциала региона. Об этом свидетельствует положение данной статьи в главе «Хозяйственные преступления».



Постсоветский период. Дальнейшее развитие уголовного законодательства в сфере охраны лесов связано с преобразованием УК РСФСР. В постсоветский период предприняты попытки создания УК РФ, который должен был изменить отношение государства к охране леса, окружающей природной среде в целом.

3 этап. Экологический приоритет в отношениях лесопользования

Заслугой современного государства является признание приоритета экологических интересов над экономическими, а значит в целом над меркантильными интересами любой группы граждан. Также обращает на себя внимание то, что экологическое законодательство постепенно проникает в другие отрасли законодательства.

Динамика роста количества нормативно-правовых актов в настоящее время не ослабевает, к числу важнейших преобразований, произошедших с 2000 г. можно отнести ликвидацию Федеральной службы лесного хозяйства и Госкомитета по охране окружающей среды с передачей их функций Министерству природных ресурсов; передачу части функций по управлению лесами органам государственной власти субъектов РФ; принятие нового Лесного кодекса РФ, изменившего систему управления лесами и ликвидировавшего государственную лесную охрану; широкомасштабное обновление нормативно-правовой базы, в том числе в области лесопользования в 2007–2014 гг.

Преобразования в области экологического законодательства стремительны, но не лишены нестыковок и пробелов, вносящих дисбаланс в систему охраны лесов. Вместе с тем указанные негативные обстоятельства устраняются путем корректировки имеющихся нормативно-правовых актов и их дополнения. Даже в настоящее время невозможно назвать экологическое и уголовно-правовое законодательство сформированным. В Лесной кодекс РФ, Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ и иные нормативные акты постоянно вносятся существенные изменения. В связи с бланкетностью диспозиции состава преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, на содержании данного состава преступления отражаются все изменения в подзаконных актах, даже не затрагивающие вышеназванные основополагающие (для незаконной рубки лесных насаждений) кодексы.

Факт неослабевающей динамики создания новых нормативно-правовых положений в области экологии после 2007 г. отчетливо свидетельствует о продолжении стадии формирования экологического законодательства, влекущего создание все более и более разветвленной системы законодательных и иных нормативных правовых актов. То есть говорить о завершении этого процесса до сих пор не приходится.

При рассмотрении развития экологического законодательства от зарождения государственности до нашего времени выявляется тенденция его постоянного совершенствования, начиная от собственнического отношения к природе через пользование ею как экономическим ресурсом до признания природных богатств достоянием человечества, необходимым для дальнейшего поддержания жизни на Земле.

Проведенный нами анализ исторического развития норм, закрепляющих ответственность за нарушение лесопользования, позволяет сделать вывод о том, что, начиная с древнейших времен, государство с нарастающей силой потребляло для нужд населения лесные богатства, законодательно регулируя деятельность в области лесопользования. Законодательство о защите лесных ресурсов, в том числе возникшее в ходе Судебной реформы 1864 г., развивалось в тесной зависимости от экономической обстановки в стране, обнажая признание государством значимости лесных ресурсов и ориентируя население на государственно-приемлемое отношение к лесным ресурсам.



  1. Thirgood. Manand the Mediterranean Forest. – Londоn, 1981.

  2. Ярослав Мудрый: в чем была его мудрость? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.liveinternet.ru/ users/angreal/post108165923/ (Дата обращения 12. 05.2015).

  3. Булгаков, М.Б., Ялбулганов А.А. Природоохранные акты: от «Русской Правды» до петровских времен / М.Б. Булгаков, А.А. Ялбулганов // Государство и право. – 1996. – № 8. – С. 136–146.

  4. Уголовное право. Особенная часть: учебник / Т.И. Ваулина, П.А. Волостнов, М.И. Ковалев, Т.В. Кондрашова и др.; отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. – М.: ИНФРА.- М; НОРМА, 1998. – 755 с.

УДК 347.97/99 (47)(091)




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   58


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница