Судебная реформа 1864 года и ее значение для формирования правовых систем государств постсоветского пространства: проблемы теории и практики материалы XIV международных Конивских чтений


Вещественные доказательства стран СНГ: анализ нормативных моделей



страница58/58
Дата27.11.2017
Размер5.23 Mb.
ТипСборник
1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   58

Вещественные доказательства стран СНГ: анализ нормативных моделей

А.О. Сосункевич
студентка 5 курса


Владивостокский государственный университет
экономики и сервиса


Россия, г. Владивосток

В современном мире актуальным является вопрос о вещественных доказательствах: какие предметы могут быть признаны вещественными доказательствами, каковы критерии ограничения от других видов доказательств. Анализ нормативных моделей позволит выявить общие закономерности и особенности вещественных доказательств в странах СНГ. Это необходимо, прежде всего, для выявления и устранения недостатков в национальном законодательстве.

Ключевые слова и словосочетания: вещественные доказательства; основания признания вещественным доказательством; хранение доказательств; возврат вещественных доказательств.

MATERIAL EVIDENCES INSTITUTION IN THE CIS COUNTRIES: ANALYSIS OF LEGAL MODELS

A.O. Sosunkevitch

Student of the 5th grade, Institute of Law



Vladivostok State University of Economics and Service

Russia, Vladivostok,

There is actual question in the modern world arising about material evidences: what can be recognized as material evidence, what are the criteria for separation from other types of evidence. Analysis of legal models can be helpful in reveaingl general patterns and characteristics of material evidence in the CIS countries. It is necessary, first of all, to identify and address weaknesses in national legislation.

Keywords: evidence; grounds for recognizing the material evidence; storage of evidence; return of material evidence.

В состав Содружества независимых государств входят: Республика Азербайджан, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Республика Кыргызстан, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан.

В каждой из названных стран вещественные доказательства образуют самостоятельный вид судебных доказательств.

Передо мной была поставлена цель проанализировать уголовно-процессуальные кодексы стран СНГ в части, закрепляющей положения о вещественных доказательствах. По результатам проведенного анализа выявить общие закономерности, а также определить особенности.

Анализ проводился по следующим критериям:


  1. понятие вещественных доказательств;

  2. основание признания предмета вещественным доказательством;

  3. хранение вещественных доказательств;

  4. решение вопроса о вещественных доказательствах при вынесении приговора или прекращения дела;

  5. действия сторон, в случае невозможности возврата вещественных доказательств, последствия;

  6. действия при передаче вещественных доказательств.

Вещественными доказательствами являются те предметы, которые имеют следующие признаки:

  • служили орудиями совершения преступления или были объектами преступных действий;

  • сохранили на себе следы преступления;

  • могут служить средством для обнаружения преступления, установления обстоятельств дела.

Это перечислены общие признаки вещественных доказательств, присущие всем государствам, входящим в состав СНГ.

В 7 странах выделяют следующий признак вещественных доказательств. Такие доказательства должны служить средством для выявления виновных лиц либо опровержения обвинения или смягчения ответственности [1].

В 3 государствах указано следующее. Вещественными доказательствами являются деньги, ценности и иное имущество, которое получено в результате совершения преступления.

В целом вещественными доказательствами признаются предметы, документы, деньги, ценности и иное имущество.

В статье 203 УПК Узбекистана закреплены иные признаки вещественных доказательств, отличающиеся от указанных ранее: «Вещественным доказательством является предмет, имеющий физические признаки или метки, по которым можно установить его происхождение, принадлежность какому-либо лицу, применение его или пригодность для применения в определенных целях, перемещение этого предмета, воздействие на него тех или иных веществ, предметов, процессов и явлений, а также любые иные признаки и следы, указывающие на обстоятельства дела» [2].

Что касается признания предмета вещественным доказательствам, то в странах СНГ существуют два основания для признания:



      1. постановление органа, осуществляющего уголовное производство;

      2. определение (постановление) судебной инстанции.

В ряде стран предметы признаются вещественными доказательствами лишь на основании постановления органа, осуществляющего уголовный процесс [3]. В уголовно-процессуальных кодексах этих государств (Туркменистан, Армения) не закреплена норма о том, что предмет признается вещественным доказательством на основании определения (постановления) суда.

В уголовно-процессуальных кодексах Азербайджана, Молдовы, Таджикистана отдельно указываются и те условия, при которых суд признает предметы вещественными доказательствами. Должны быть:



      1. подробно описаны, опечатаны сразу же после обнаружения, была устранена возможность подмены;

      2. опознаны подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелями непосредственно до исследования в суде [4].

В УПК РФ наиболее четко закреплена процедура хранения вещественных доказательств. В статье 82 УПК РФ указаны виды вещественных доказательств, которые подлежат хранению: предметы, которые в силу громоздкости и иных причин не могут храниться при деле; большие партии товаров, хранение которых затруднено; изъятые из незаконного оборота наркотические средства, психотропные вещества, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; электронные носители информации; изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности; изъятая алкогольная и спиртосодержащая продукция [5]. В то время когда в УПК других государств перечень предметов намного меньше.

В УПК государств (Армения, Кыргызстан, Таджикистан, Беларусь) указывается лишь то, что предметы, которые в силу громоздкости и иных причин не могут храниться при уголовном деле, должны быть сфотографированы либо засняты на видеопленку, и должны храниться в месте, указанном следователем, а также могут быть переданы на хранение организациям, предприятиям.

В общем, вещественные доказательства:


      1. хранятся при деле;

      2. сдаются на хранение организациям, банкам;

      3. возвращаются владельцам;

      4. в случае невозможности возврата оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются на реализацию;

      5. уничтожаются, если скоропортящиеся товары пришли в негодность.

Что касается сроков хранения, то вещественные доказательства хранятся:

  • до вынесения постановления о прекращении уголовного дела;

  • до вступления приговора в законную силу;

  • в отдельных случаях предметы могут быть возвращены владельцам да вышеназванных сроков.

И лишь в статье 97 УПК Р. Беларусь указано, что вещественные доказательства могут храниться до вступления приговора в законную силу или до истечения срока на обжалование постановления или определения о прекращении производства по уголовному делу, но не более трех лет [6]. То есть, закреплен максимальный срок хранения вещественных доказательств.

Существуют два вида решений о вещественных доказательствах:



      1. решения, принимаемые до окончания производства по уголовному делу;

      2. решения, принимаемые при вынесении приговора.

Существуют УПК, которые выделяют два вышеуказанных вида решений вида решений (Азербайджан, Армения, Молдова, Узбекистан). В остальных УПК государств СНГ решения не разделяются [7].

До завершения производства по уголовному делу решается вопрос о возвращении собственнику следующих предметов, являющихся вещественными доказательствами:



  • скоропортящиеся вещи;

  • вещи повседневного бытового спроса;

  • домашние животные и птицы;

  • автомобиль или другое транспортное средство.

В приговоре, а также определении или постановлении о прекращении уголовного дела вопрос о вещественных доказательствах решается с соблюдением следующих правил:

  • орудия преступления подлежат конфискации или уничтожаются;

  • предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

  • деньги и иные ценности, добытые преступным путем или явившиеся объектом преступных действий, возвращаются собственнику или при необходимости подлежат обращению в доход государства;

  • документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются в деле в течение всего срока его хранения либо передаются заинтересованным лицам или учреждениям;

  • вещи, не представляющие ценности, уничтожаются в установленном законодательством порядке, а в случае ходатайства заинтересованных лиц могут быть им выданы;

  • остальные вещи возвращаются их владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства.

В УПК государств СНГ (Казахстан, Российская Федерация, Туркменистан, Молдова) закреплены действия сторон в случае невозможности возврата вещественных доказательств [8]:

      1. Вещественные доказательства, подвергающиеся быстрой порче, если не могут быть возвращены владельцу, сдаются в соответствующие организации для использования по назначению, либо для реализации.

      2. В случае невозможности возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу содержащаяся на этих носителях информация копируется по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации.

      3. В случае невозможности установления принадлежности предметов, подлежащих возвращению, при рассмотрении уголовного дела в суде спор разрешается в порядке гражданского судопроизводства.

      4. Если законный собственник или владелец вещественных доказательств неизвестен или их возвращение невозможно по другим причинам, они сдаются в соответствующие налоговые органы для решения вопроса о их использовании, хранении, уходе за ними или их продаже.

В УПК Азербайджана, Узбекистана, Молдовы существуют нормы, закрепляющие положения о последствиях невозможности возврата вещественных доказательств [9].

Стоимость вещи, испорченной, уничтоженной либо утраченной во время экспертизы либо других законно произведенных следственных или иных процессуальных действий, относится на судебные издержки. Если эта вещь принадлежит осужденному или гражданскому ответчику, ее стоимость не возмещается. Если эта вещь принадлежит другому лицу, ее стоимость возмещается приговором суда за счет средств государственного бюджета, либо может быть удержана с осужденного и гражданского ответчика. При вынесении оправдательного приговора, а также прекращении производства по уголовному преследованию стоимость вещей, испорченных, уничтоженных либо утраченных во время экспертизы либо других законно произведенных следственных или иных процессуальных действий, возмещается их владельцу или законному собственнику за счет средств государственного бюджета [10].

Общим в УПК стран СНГ является положение о передаче вещественных доказательств. Так, при передаче уголовного дела органом дознания следователю или от одного органа дознания другому либо от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом.

В целом, анализ нормативных моделей других государств позволяет выявить существующие недостатки в национальном законодательстве и найти пути для его усовершенствования.





      1. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Армения: Закон от 01.09.1998 №ЗР-248 (с изменениями от 21.06.2014) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7460 (дата обращения: 28 04.2015).

      2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан: Закон от 22.09.1994 №2013-XII (в ред. закона от 04.09.2014 №ЗРУ-373) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=889#doc_text (дата обращения: 28 04.2015).

      3. Уголовно-процессуальный кодекс Туркменистана: Закон от 18.04.2009 (в ред. закона от 03.05.2014) [Электронный ресурс] / http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=27706

      4. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан: Закон от 03.12.2009 (в ред. закона от 27.11.2014 №1134) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=30692 (дата обращения: 28 04.2015).

      5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 18.12.2001 N 174-ФЗ (в ред. от 30.03.2015) [Электронный ресурс] / СПС «Консультант» (дата обращения: 28 04.2015).

      6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь: Закон от 16.07.1999 №295-З (в ред. закона от 05.01.2015 №241-З) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://base.spinform.ru/ show_doc.fwx?rgn=2002 (дата обращения: 28 04.2015).

      7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова: Закон от 14.03.2003 №122 (в ред. закона от 18.07.2014 №163) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://base.spinform.ru/ show_doc.fwx?rgn=3833(дата обращения: 28 04.2015).

      8. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан: Закон от 04.07.2014 №231-ЗРК (в ред. закона от 07.11.2014 №248-ЗРК) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=69097(дата обращения: 28 04.2015).

      9. Уголовный процесс Республики Узбекистан: учеб. пособие / У.А Тухташева. – Т.: ТГЮИ, 2007. -513 с.

      10. Уголовно-процессуальный кодекс Азербайджанской республики: Закон от 14.07.2000 №907 (в ред. закона от 28.10.2014 №1088) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://base. spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=11597 (дата обращения: 28 04.2015).

Вместо заключения:
Я преодолела свой страх


В числе традиций подготовки и проведения во ВГУЭС Конивских чтений есть появившееся в 2011 году правило: по окончании их дня через два-три написать эссе «Мои суждения о Конивских чтениях». Это делают первокурсники, которые присутствуют на таких мероприятиях впервые.

Хотелось бы привести несколько цитат из этих пока еще наивных, но искренних оценок.

«Такие чтения должны проходить как можно чаще… Они мне очень понравились, произвели на меня неизгладимые впечатления. Из каждого выступления, – пишет студентка группы БЮП-14-02 Тамара Горицян, – я вынесла для себя много интересной, а главное – познавательной и нужной информации... Эти Чтения дают возможность, выступая, изложить свое видение той или иной темы, высказать свою точку зрения…, выступления помогают развивать ораторские способности.

Такие мероприятия помогают расширить кругозор, поделиться своими мыслями, услышать об опыте других, узнать что-то новое, закрепить или дополнить уже известную информацию.

На следующих Конивских чтениях… я хотела бы и сама принять участие в качестве докладчика».

Ей вторит студентка группы БЮП-14-02 Валерия Аникеева, выступавшая с темой «А.Ф. Кони как создатель русской школы судебного красноречия»:

«Я безумно рада, что стала частичкой Конивских чтений. Очень радует, когда мероприятия, проводимые в нашем университете, привлекают все новых и новых участников.

Мои впечатления исключительно положительные. Но, приобретя первый опыт выступления на таком публичном мероприятии, я дальше в течение чтений не была активной – не хватало знаний по некоторым вопросам, для меня они были совершенно новыми для понимания… Объем полученной информации заставил после чтений ее углубить, самой найти по некоторым темам литературу.

Для нас, первокурсников, очень важно участвовать в таких мероприятиях, так как здесь мы приобретаем ценный опыт и полезные знания».

Ее сокурсница Лилия Золотарева, также отмечая «полезный опыт докладчиков, которые расширили ее понимание и видение насущных политических, социальных и правовых проблем», пишет, что «выступления белорусских участников подтолкнули ее на разные мысли и размышления, вдохновили … заниматься научной деятельностью, которую хочется серьезно реализовать, начиная со второго курса…

Четырнадцатые ежегодные Конивские чтения лично для меня стали источником новых идей, мыслей, мотивирующим толчком к шагам вперед в сферу научной деятельности, внутреннего культурно-правового и мировоззренческого роста».

В качестве выступающих на следующих чтениях вызвались в своих эссе более 10 первокурсников: Валентин Наймушкин, Ксения Кривцова, Каролина Боблакова, Татьяна Вершинина, Мария Беловош, Максим Сотников и другие.

«Именно здесь я задала свой первый вопрос докладчику. Раньше я стеснялась. Да и в этот раз тоже. Но выступление о судах присяжных меня очень заинтересовало, и я все-таки преодолела свой страх и задала интересующий меня вопрос, на который получила исчерпывающий, развернутый ответ…

Жаль, что не все студенты, – сетует студентка группы БПЮП-14-01 Дарья Севрюк, – которые хотели присутствовать на Чтениях, смогли это сделать – зал, хоть он и не мал, не смог их вместить».

И еще одно из трех десятков эссе – выступившей с докладом о деятельности и перспективах развития института суда присяжных в России Елены Федоренко.

«Свое выступление я запомню надолго. К сожалению, мне не удалось выступить так, как хотелось бы: побороть страх и волнение, собраться и четко изложить свой материал, который я хорошо знала.

Понимаю, что мое выступление далеко от идеала и не слишком заинтриговало слушателей по той причине, что у меня был слишком быстрый темп изложения, скорее всего монотонная интонация в голосе, который от природы тихий. К тому же я не уложилась во временной регламент.

Я не чувствовала себя свободно и комфортно. Волновалась настолько, что предпочла уткнуться в свой распечатанный материал и читать с листа, а не озвучивать на память то, что знала дословно. Не хватило эмоционального изложения, собранности.

Но, несмотря на это, я получила удовлетворение от процесса выступления: появилось чувство некоторого прояснения, словно я поумнела. Я смогла! А над указанными недостатками мне предстоит поработать. Надеюсь, в дальнейшем удастся их ликвидировать».

Должен заметить, более 50 процентов сокурсников и некоторые гости из других ВУЗов, студенты старших курсов и преподаватели назвали ее выступление в числе заметных, оставивших в их памяти свой след.

Анализировавший студенческие эссе

и проводивший опрос о впечатлениях

от Конивских чтений во ВГУЭС,

председатель Конивского комитета,

профессор кафедры Публичного права

Института права ВГУЭС, канд. юрид. наук,



А.Б. Пекарский

Научное издание




СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 ГОДА
И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ
ПРАВОВЫХ СИСТЕМ ГОСУДАРСТВ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Материалы XIV Международных

Конивских чтений
13–14 мая 2015 г.
г. Владивосток
В авторской редакции

Подписано в печать 20.10.2015. Формат 6084/16.

Бумага писчая. Печать офсетная.

Уч.-изд. л. 22,75. Усл. печ. л. 15,11.

Тираж 100 экз. Заказ

____________________________________________

Издательство Владивостокского государственного университета
экономики и сервиса

690014, Владивосток, ул. Гоголя, 41

Отпечатано в множительном участке ВГУЭС

690014, Владивосток, ул. Гоголя, 41



1 На легальное разделение понятий состава преступления и преступления также указывает содержание ч. 1 ст. 24 УПК РФ, где в качестве основания отказа в возбуждении уголовного дела отдельно рассматривается отсутствие события преступления и отсутствие в деянии состава преступления, т.е. может иметь место факт реального преступления (13-летний подросток совершает кражу) и отсутствовать состав преступления (т.е. подростку только 13 лет и он не является субъектом, что исключает возможность привлечения к уголовной ответственности).

1 Так, Ю.М. Антонян и О.Ю. Звизжова в своей монографии «Преступность в истории человечества», после ретроспективного рассмотрения преступности на разных этапах существования человеческого общества, приходят к выводу, что классовые обстоятельства не всегда оказывают влияние, сравнимое по значимости с психологическими факторами, т.е. определяющее влияние по мнению данных ученных оказывают именно психологические составляющие, как общественные, так и индивидуальные (см. Ю.М. Антонян, О.Ю. Звизжова. Преступность в истории человечества. – М., 2012.)

1 По поводу позитивного правопонимания известный ученый В.В. Лунеев с криминологических позиций справедливо отмечает: «юридическое, нормативистское представление (о природе права – А.У.) практически почти не имеет отношения к реальности», поскольку «законы разрабатываются не на основе фундаментального анализа и прогноза реалий, и научно не исследуется и не прогнозируется их возможная фактическая эффективность действия». (см. Лунеев В. В. Теории права и их связь с реальностью // Российский журнал правовых исследований. – 2015. – № 1. – С. 19–23), т.е. закон может иметь минимальный регулятивный потенциал в случае разрыва с реальными общественными отношениями, уровнем правосознания в обществе и т.д.

1 С проектами законов и обращением к Президенту РФ можно ознакомиться на официальном сайте Российской криминологической ассоциации. Электронный доступ: http://crimas.ru/

1 Оперативно-розыскная деятельность – далее в тексте ОРД.

1 Оперативно-розыскное мероприятие – далее в тексте ОРМ.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   58


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница