Судебная реформа 1864 года и ее значение для формирования правовых систем государств постсоветского пространства: проблемы теории и практики материалы XIV международных Конивских чтений


Исторические аспекты развития института уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних в России



страница8/58
Дата27.11.2017
Размер5.23 Mb.
ТипСборник
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   58

Исторические аспекты развития института уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних в России

С.С. Заяц
курсант 3 курса

С.А. Кузора
доцент кафедры уголовного процесса, кандидат юридических наук


Владивостокский филиал Дальневосточного юридического
института МВД России Россия, г. Владивосток

В настоящее время одной из актуальных проблем уголовного судопроизводства является совершенствование института производства по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Изучение становления и развития этого института позволяет сформулировать предложения по его совершенствованию.

Ключевые слова и словосочетания: уголовное судопроизводство, несовершеннолетний, следственные действия, уголовное преследование.

THE HISTORICAL ASPECT OF DEVELOPMENT
OF THE INSTITUTION OF CRIMINAL PROCEEDINGS AGAINST UNDER-AGED
IN RUSSIA


S.S. Zayats

Student of the 3rd grade



S.A. Kuzora

Candidate of legal sciences, Associate professor


of criminal proceedings department

Vladivostok branch of Far Eastern Legal Institute of Ministry
of Internal Affairs of Russia
Russia, Vladivostok


Currently, one of the actual problems in the sphere of criminal proceedings is improving the institution of criminal proceedings involving under-aged. The study of the establishment and development of criminal proceedings involving under-aged allows tracing the law development in this area and generating suggestions to improving it.

Keywords and phrases: criminal justice, juvenile, investigation, prosecution.

Понятие «несовершеннолетнего» характерно для многих отраслей российского права. Под общеюридический термин «несовершеннолетний» попадает «тот, кто не достиг определенного возраста, с которым закон связывает его полную гражданскую дееспособность, т. е. с этого момента он может в полной мере реализовывать свои права, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации и другими законами страны, к таким правам могут относиться как субъективные права, свободы, так и юридические обязанности». Как правило, в общепринятые международные нормативные документы устанавливают возраст совершеннолетия с 18 лет, однако в национальном законодательстве ряда стран этот возраст может быть снижен либо увеличен» [4, с. 90].

«На современном этапе развития юридической науки и практики именно эффективность правового воздействия на общественные отношения, складывающиеся в сфере совершения преступного деяния несовершеннолетним, является мерилом действующих специальных норм права, учитывающих особенности личности таких лиц» [6, с. 92]. Личность несовершеннолетнего преступника – диалектическая совокупность индивидуальных и типичных свойств человека в возрасте от 16 (14) до 18 лет, определяющая его конкретное социальное качество – сущность [7].

В силу определенных возрастных способностей, личность несовершеннолетнего обладает определенными психологическими свойствами и качествами. Выявление ее специфических особенностей, затем их изучение, может дать возможность выбрать наиболее целесообразные с точки зрения эффективности меры предупреждения преступности среди несовершеннолетних на ранних этапах. Но, тем не менее, многие нормы производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних находятся в общей системе всего российского права, зависят от них и развиваются вместе с ним.

Несовершеннолетние являются особой категорией субъектов уголовной ответственности в силу возраста, психологических и физических качеств, которые необходимо учитывать при применении к ним мер уголовно-правового и уголовно процессуального характера.

Российский законодатель установил дифференцированный порядок уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних. За основу в данном подходе лежит восприятие несовершеннолетнего как субъекта, права которого в силу его ограниченных возрастных особенностей не могут быть обеспечены в полном объеме при применении общего порядка уголовного судопроизводства.

В настоящее время общество достаточно гуманно относиться к несовершеннолетним, об этом говорит и то, что порядок уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних выделено в отдельную главу Уголовно-процессуального кодекса РФ [1]. Если взглянуть на ретроспективный разрез развития данного института уголовно-процессуального права, то можно отметить, что в течение длительного периода времени специфика правового статуса несовершеннолетних, в том числе и в рамках уголовного судопроизводства, не находила своего отражения в законодательстве и судебной практике. Это объясняется в первую очередь тем, что на протяжении столетий детство не рассматривалось как особый период в жизни человека. И уж тем более речь не шла об охранительной направленности всего социального взаимодействия по отношению к несовершеннолетним.

«В основе становления процессуальной формы по уголовным делам в отношении несовершеннолетних лежат определенные закономерности, для выявления которых необходимо использовать соответствующие методы. Среди таковых особую роль играет историко-правовой метод. Б. М. Кедров писал: «Изучение прошлого может и должно служить средством для того, чтобы понять настоящее и предвидеть будущее и на основе этого осмыслять развитие науки как целенаправленный исторический процесс» [5, с. 165].

На протяжении достаточно долгого исторического периода времени уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России, не выделяло несовершеннолетних в отдельную категорию субъектов процессуальных отношений, не содержало правил, которые бы защищали их права и законные интересы, отсутствовало раздельное содержание взрослых и несовершеннолетних преступников в местах предварительного заключения и отбывания наказания.

Для подтверждения данной точки зрения существуют следующие аргументы: во-первых, в законодательстве Древней Руси нормы, регулирующие вопросы уголовного преследования несовершеннолетних, а также их защиты, отсутствовали. Упоминание о детях содержится лишь в связи с регулированием гражданско-правовых отношений, касающихся наследования, опеки, долговых обязательств.

В этой связи следует согласиться с мнением А. В. Комарницкого о том, что «…древнерусское законодательство никак не регулировало ответственность малолетних за совершение тех или иных правонарушений, и это дает право полагать, что к несовершеннолетним применялись меры наказания наравне со взрослыми» [3, с. 47].

В дальнейшем никаких существенных изменений, касающихся несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве не было, до принятия Соборного уложения 1649 года. С этого времени уголовное судопроизводство берет публичные начала уголовного преследования, однако этот документ так же, как и ранее действовавшие нормативные правовые акты, не содержал специальных норм, регулирующих уголовную ответственность детей.

Окончательный поворот в сторону розыскного уголовного преследования произошел в годы царствования Петра I. Только во времена его правления в российском праве появились новеллы, касающиеся уголовного преследования и наказания малолетних. В Артикуле воинском 1715 г. впервые указывалось на необходимость при назначении наказания принимать во внимание возраст малолетнего, совершившего преступление. Так, в толковании к артикулу 195 говорится: «Наказание воровства обыкновенно умаляется, или весьма отставляется, ежели… вор будет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть».

Однако данное правило действовало лишь в случае совершения кражи малолетним. Если же он обвинялся в совершении убийства или государственного преступления, Артикул воинский не исключал возможность назначения жестокого наказания, а также применения к «недорослям» пыток [5, с. 166].

Следующим, хотелось бы отметить такой значимый уголовно-процессуальный акт, как Устав уголовного судопроизводства России, принятый в 1864 г., но и он не содержал норм, которые в полной мере содержали бы специфику предварительного следствия в отношении несовершеннолетнего. Однако в нем впервые упоминается о привлечении к участию в суде законных представителей несовершеннолетних, о регулировании вопросов об избрании меры пресечения лиц в возрасте от 10 до 17 лет, было введено правило, в соответствии с которым дело в отношении несовершеннолетнего могло быть рассмотрено в закрытом судебном заседании. В качестве важнейшей гарантии защиты от незаконного уголовного преследования появилось правило об обязательном участии защитника.



В дальнейшем, в 1897 г. в главу 4 Устава уголовного судопроизводства «Об исследовании события преступления» был введен раздел «Производство по делам несовершеннолетних от 10 до 17 лет для разрешения вопроса о том, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением». Данный раздел включил в себя шесть статей, только две из которых затрагивали стадию предварительного следствия. Так, если судебный следователь признавал необходимым привлечь в качестве обвиняемого несовершеннолетнего от 10 до 17 лет, то он производил расследование всех обстоятельств, которые могли «служить основанием для суждения о том, действовал ли обвиняемый во время совершения преступного деяния с разумением, обращая особенное внимание на степень его умственного и нравственного развития и сознания преступности учиненного им деяния, а также на причины, приведшие его к совершению преступления». Принципиально новым для российского законодательства стал Закон о воспитательно-исправительных заведениях 19 апреля 1909 г., который объявлял Положение о порядке применения мер пресечения в отношении несовершеннолетних обвиняемых.

Как отмечалось в Циркулярном распоряжении по Главному Тюремному Управлению на имя губернаторов, начальников областей и градоначальников от 27 мая 1909 г., правила нового Положения указывали на стремление законодателя: 1) широко и твердо поставить дело предупредительно-исправительного воспитания; 2) заменить уголовную кару по отношению к несовершеннолетним до 17 лет; 3) избавить несовершеннолетних от клейма представших перед судом. В частности, указанное Положение предусматривало возможность замены такой меры пресечения как «взятие под стражу» несовершеннолетних обвиняемых в возрасте от 10 до 17 лет помещением в воспитательно-исправительные заведения. Кроме этого, до окончания следствия несовершеннолетние обвиняемые по возможности содержались «отдельно от прочих воспитанников, с применением общих постановлений о наблюдении прокурорского надзора за содержащимися под стражей». Суммируя то, что касалось несовершеннолетних в уголовном процессе России до создания «детских» судов, можно сказать, что законодательство содержало малый объем норм, предусматривающих юридическую защиту прав несовершеннолетних в уголовном процессе, небольшая специфика для несовершеннолетних в общеуголовном процессе не обеспечивала эффективности этой защиты [2].

Последующие изменения уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, связаны с изменениями законодательства, которые происходили в период с 1917 по 1991 г.

Данный временной период можно условно разделить на 4 этапа развития:

- на первом этапе с 1917 г. по 1935 г. в уголовно-процессуальной сфере законодательно закрепляется преимущество воспитательных мер воздействия на несовершеннолетних правонарушителей;

- на втором этапе с 1935 г. по 1958 г. с одной стороны делается разработка более четких мер по ликвидации беспризорности подростков, с другой – резкое расширение и ужесточение уголовно-правовых методов борьбы с преступностью несовершеннолетних в ущерб мерам воспитательного характера и карательная направленность уголовно-процессуального законодательства и практики его применения с главенствующей ролью подзаконных нормативных актов;

- на третьем этапе с 1958 г. по 1991 гг. в период действии УПК РСФСР, уголовно-процессуальное законодательство содержало специализированные правовые нормы, регулирующие особенности производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, в том числе касающиеся предмета доказывания по делам в отношении несовершеннолетних, применение задержания и заключения под стражу, других мер пресечения, проведение отдельных следственных действий, решение вопроса о подследственности уголовных дел данной категории. Вместе с тем, отдельные правила УПК РСФСР, касающиеся регламентации производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, с течением времени объективно устарели, не отражали произошедших изменений в обществе и не соответствовали современным представлениям и прогрессивным идеям о правосудии в отношении несовершеннолетних;

- последний, четвертый период с 1991 г. по настоящее время – это период проведения судебной реформы в России, принятие в 2001 г. УПК РФ, содержащего ряд новелл в области уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних.

Таким образом, мы видим, что становление института уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, на разных временных отрезках значительно отличалось друг от друга и претерпевало множество изменений. Каждый из рассмотренных нами периодов характеризуется определенными нормативными актами, которые регулируют данную сферу общественных отношений.





  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 # 174-ФЗ (ред. от 08.06.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2015) (18 декабря 2001 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_ LAW_173888/ (дата обращения: 14.06.2015)

  2. Боровик, О.В. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: дис. … кан. юрид. наук / О.В. Боровик: – М.. 2006. – 220 с.

  3. Комарницкий, А.В. Основы ювенальной юстиции: учебник / А.В. Комарницкий. – СПб.: Знание, 2010. – 589 с.

  4. Марковичева, Е.В. Процессуальная дееспособность несовершеннолетних в российском уголовном процессе / Е.В. Марковичева // Современное право. – 2009. – № 5. – С. 90–93.

  5. Машинская, Н.В. Возникновение и развитие процессуальной формы производства по делам о преступлениях несовершеннолетних в досоветский период / Н.В. Машинская // Вестник Владимирского юридического института. – 2012. – № 1 (22). – С.165–171.

  6. Мищенко, Е.В. Некоторые условия дифференциации уголовно-процессуальной формы по уголовным делам в отношении несовершеннолетних / Е.В. Мищенко // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. – 2013. – № 2 (78). – С. 91–97.

  7. Особенности личности несовершеннолетнего преступника  [Электронный ресурс]. – URL: http://www.lawtech.ru/pub/buppdic/ g0000097.htm (дата обращения: 23.12.2014).

УДК 67.3



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   58


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница