В гражданском праве


о.а. гугников. недействительные сделки



страница11/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   45

о.а. гугников. недействительные сделки

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК


статьи 398 ГК РФ. Если имущество по второму догово­ру аренды уже передано, то все, чего может требовать первоначальный арендатор, - это расторжение первого договора аренды и возмещение1.

Однако если второй договор аренды по времени за­ключается уже после того, как вещь передана по перво­му договору аренды, то второй договор является ни­чтожной сделкой2. Это объясняется также тем, что по­сле передачи вещи в пользование по первому договору аренды.арендодатель утратил право владения и пользо­вания вещью. Поэтому он не может обязаться по второ­му договору передать то, что ему уже не принадлежит: исполнение второго договора аренды будет невозможно как фактически, так и юридически (никто не может пе­редать больше прав, чем имеет сам).

Таким образом, при совершении второй сделки на­рушаются права лица, первым заключившего договор, но не получившего вещь. В действующем законодатель­стве такому лицу предлагается расторгнуть заключен­ный договор и предъявить иск об убытках к нарушите­лю договора.

Преимущества конструкции относительно недейст­вительных Ьделок как раз и заключаются в том, что ли­цо, первым заключившее договор (А)* может, не затра­гивая вопрос о действительности второй сделки между продавцом (В) и вторым покупателем (С), напрямую предъявить к С требование о передаче имущества в, соб­ственность А, поскольку сделка между В и С в отноше­нии лица А будет считаться недействительной.

Однако отчуждение будет оставаться действитель­ным в отношении всех других лиц. Аналогичная ситуа­ция имеется во всех других случаях, когда для совер-

1 См. в. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 ЯН'-
варя 2002 г. № 66 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных
с арендой» // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 2002. № 3.

2 См. п. 16 Обзора отдельных постановлений Президиума ВАС РФ
по спорам, связанным с признанием сделок недействительными //
Хозяйство и право. 2001. М 6 (293). С. 123. '!

шения сделки требуется согласие третьего лица (отчуж­дение имущества арендатором, субъектом права хозяй­ственного ведения, залогодателем и т. п.). Если этого согласия не дано, а сделка тем не менее совершена, то логичным и правильным было бы признавать такую сделку недействительной лишь в отношении того лица, чье согласие не было получено. Для всех остальных лиц сделка должна оставаться действительной.

В дореволюционной литературе классификации не­действительных сделок основывались на более широ­ком понимании недействительности как таковой. К ней относили все случаи, когда сделка лишается своей юри­дической силы независимо от времени или причин та­кого лишения. Поэтому к недействительным сделкам относились не только те, которые имеют пороки в мо­мент своего совершения, но также сделки, основания недействительности которых возникают уже после со­вершения сделок1 .

Так, Д.М. Генкин указывал на следующие виды не­действительных сделок:

а) ничтожные сделки, то есть недействительные
изначально в силу отсутствия элементов, необходимых
для возникновения самой сделки» Эти сделки, в свою
очередь, делились на:


  • ничтожные в силу оспаривания (оспоримые сделки),

  • первоначально ничтожные независимо от их оспа­ривания;

б) недействительные сделки в тесном смысле сло­
ва, то есть не могущие проявить свое действие в силу
наступления (или ненаступления) после их совершения
фактического обстоятельства. Это сделки, теряющие
силу с истечением срока их действия, с наступлением
отменительного условия или ненаступлением отлага­
тельного условия, сделки с незавершенным фактичес­
ким составом (без согласия попечителя и т. д.).

Л См.: Растеряев Н, Недействительность юридических сделок по русскому праву. СПб, 1901. С. 37.

127

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК


Недействительность таких сделок могла наступать как с самого начала, так и лишь на будущее время. От­личием их от ничтожных сделок являлось то, что недо­статок таких сделок мог быть восполнен, после чего сделка являлась вполне действительной, в то время как в ничтожных сделках недостаток невосполним;

в) относительно недействительные сделки, ли­шенные правового результата только в отношении оп­ределенных лиц (сделки, совершенные с нарушением запрета распоряжения определенным предметом, уста­новленного в интересах определенных лиц)1.

В римском праве, исходя из степени недействи­тельности, выделялись следующие виды недействи­тельных договоров:

а) несуществующие договоры (negotium nullum) -


то есть те, которые не обладали никаким юридическим
действием с самого начала и могли создавать разве что
моральные обязательства.

К несуществующим договорам относились те, пред­метом которых являлось невозможное действие2, либо которые не были облечены в установленную законом форму. Обязательственная престация должна была от­вечать следующим требованиям:



  • она должна быть физически возможной, выпол­нимой, не противоречить законам природы;

  • она не должна оскорблять моральные чувства;

  • она не должна быть запрещена законом;

  • она должна быть определенной или хотя бы опре­делимой;

  • действие должно подлежать денежной оценке;

б) абсолютно недействительные договоры (negotia
irrita).-• то есть те, недействительность которых судья

обязан принимать во внимание по своей должности (ex officio). Такие договоры считались недействитель­ными с момента их заключения и не обладали право­вым действием;



в) относительно недействительные договоры (nego-tia rescindibilia) - то есть те, которые обладали недостат­ками, за которые судья не обязан был их аннулировать, даже если этого требовало заинтересованное лицо1.

Д.Д. Гримм давал следующую классификацию не­действительных сделок2:

а) недействительные ничтожные сделки, которые,
в свою очередь, делятся на абсолютно недействительное
и относительно недействительные. В данном случае
различие между абсолютно и относительно недейст­
вительными сделками проводится по кругу лиц, кото­
рые вправе ставить вопрос о ничтожности сделки: при
абсолютно недействительных сделках о ничтожности
может заявить любое лицо, в том числе и суд, а при от­
носительно недействительных сделках о ничтожности
могут заявить только определенные лица, прямо ука­
занные в законе;

б) недействительные оспоримые сделки, которые,


строго говоря, у Д.Д. Гримма являются действительны­
ми с момента их совершения, однако при наличии опре­
деленных законом условий могут быть оспорены строго
определенными лицами.

Д.Д. Гримм признавал оспоримые и относитель-нонедействительные сделки схожими, так как в обоих случаях право заявлять о недействительности принад­лежит ограниченному кругу лиц. Кроме того, в отли­чие от абсолютно недействительных сделок оспоримые




1 Генкин Д-М. Относительная недействительность сделок //
Юридический вестник. 1914. № 7-8. С. 215-224.

2 Речь идет о так называемой обязательственной престации,
то есть о действии, которое должно совершить обязанное по договору
лицо, ch-и действия делились на три основных вида: dare (предоставить
что-либо), facere (сделать что-либо), praestare (претерпеть что-либо).

128


1 См.: Пухан Иво, Поленак-Акимовская Мирьяна. Римское
право (базовый учебник). Перевод с македонского д. к>. н. проф.
В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова / Под ред. проф. В.А. Томсино-
ва. М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1999. С. 235.

2 См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. Петроград,
1916. С. 120-122.

129


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ




и относительно недействительные подлежали последу­ющему * исцелению» (конвалидации). Вместе с тем дан­ный автор указывал на следующие отличия этих сделок: «Сделка, признанная по ходатайству заинтересо­ванного лица недействительной (относительнонедей-ствительная - О.Г.), не порождает уже никаких прав, . и потому, если отчуждатель до заключения сделки имел вещное право на уступленную им вещь, он, по общему правилу, сохраняет это право и может поэтому требо­вать возврата вещи от третьих лиц, к которым она пере­шла. Напротив, оспоримая сделка сама по себе приво­дит всегда к тому правовому результату, который при заключении ее имелся в виду: заинтересованное лицо может ходатайствовать об обессилении сделки, о рас­торжении ее (такое право принадлежит только по от­ношению к контрагенту, а не по отношению к третьим лицам)»1.

1 Там же. С. 122.


Таким образом, при определении видов недействи­тельных сделок наблюдается полное отсутствие единства взглядов как в отношении набора этих видов, так и в от­ношении критериев, положенных в основу их класси­фикации. Поэтому ниже мы остановимся на признан­ном законом делении недействительных сделок на два основных вида: ничтожные и оспоримые. При этом по­пытаемся выявить объективные критерии этого деле­ния» взяв за основу анализ признаков оспоримых сделок.

2. ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ

2.1. ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

В действующем российском законодательстве все недействительные сделки делятся на ничтожные и ос­поримые.

Ничтожными являются сделки, не соответствую­щие требованиям закона и иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), а также некоторые иные недействительные сделки (ст. 169,170, 171 ГК РФ и др.).

К оспоримым сделкам относятся:



  • сделки, совершенные под влиянием обмана* наси­лия, угрозы, злонамеренного соглашения представите­ля одной стороны с другой стороной или стечения тяже­лых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ);

  • сделки, совершенные под влиянием заблуждения

(ст. 178 ГК РФ);

- сделки, совершенные гражданином, не способным


понимать значение своих действий или руководить ими

(ст. 177 ГК РФ);

-сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности, а также несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175,176 ГК РФ);

— сделки, совершенные с превышением ограничен­


ных полномочий (ст. 174 ГК РФ);

  • сделки юридического лица, выходящие за преде­лы его правоспособности (ст. 173 ГК РФ);

  • сделки, не соответствующие требованиям закона, оспоримые в силу закона (ст. 168 ГК РФ).

131

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


Формальным юридическим основанием деления сде­лок на ничтожные и оспоримые считается порядок при­знания соответствующей сделки недействительной; ос­поримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом; ничтожная сделка недействительна не­зависимо от такого признания (п. 1 ст. 166 ГК РФ).

Из анализа норм ГК РФ о недействительности сде­лок прямо вытекают следующие различия ничтожных и оспоримых сделок:



  1. признание недействительности оспоримой сделки осуществляется только в судебном порядке по иску заин­тересованного лица. Ничтожная сделка недействитель­на независимо от признания ее таковой судом;

  2. требование (иск) о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено ограничен­ным кругом лиц, указанных в Гражданском кодексе (п. 2 ст. 166 ГК РФ). О недействительности ничтожной сделки может заявить любое лицо;

  3. по общему правилу и ничтожная, и оспоримая сделки недействительны с момента их совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ). Однако только оспоримая сделка в не­которых случаях может быть прекращена лишь на бу­дущее время после признания ее судом недействитель­ной (п. 3 ст. 167 ГК РФ);

  4. Требование о применении последствий недействи­тельности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Отсюда косвенно вытекает, что требование о применении последствий недействительности оспоримой сделки мо­жет быть предъявлено ограниченным кругом лиц (хотя, на взгляд автора, между ничтожными и оспоримыми сделками никаких различий по кругу лиц, имеющих право предъявлять требование о применении последст­вий недействительных сделок, быть не должно (см. раз­дел 2.4.5 настоящей главы). Кроме того; соответствую­щие последствия в отношении ничтожной сделки может применить суд по собственной инициативе;

  5. срок исковой давности для признания недействи­тельной оспоримой сделки и применения последствий

ее недействительности составляет один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Срок исковой давности для предъявления в суд требования о признании недействительной ничтожной сделки законом не установлен. Срок исковой давности для применения последствий недействительности ничтож­ной сделки составляет десять лет (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Однако указанные выше различия (признаки) мо­гут лишь использоваться для механического распозна­вания в законодательстве оспоримых или ничтожных сделок. Они не дают ответа на главный вопрос: какова юридическая природа оспоримых сделок и материаль­ное основание деления недействительных сделок на ни­чтожные и оспоримые?

Отсутствие ясных представлений о юридической сущности оспоримых сделок зачастую приводит к тому, что указанные выше признаки (судебный порядок при­знания недействительности, ограниченный круг субъ­ектов оспаривания, сокращенные сроки исковой давно­сти) воспринимаются как единственные юридические ха­рактеристики оспоримых сделок. В результате отнесение той или иной сделки к ничтожной или оспоримой произ­водится исключительно по формальным основаниям.

Если в норме, описывающей состав недействитель­ной сделки, имеются фразы, свидетельствующие о су­дебном порядке признания недействительности и об ог­раниченном круге субъектов оспаривания («по иску ак­ционера», «в судебном порядке», «может быть признана судом недействительной»), то это воспринимается как основное доказательство оспоримости данной сделки. Если таких фраз в норме не содержится, то делается вы­вод о ничтожности сделки.

Подобный подход может иметь место лишь для при­кладных целей, позволяющих оперативно распознать соответствующую сделку. Однако для научного опреде­ления оспоримых и ничтожных сделок он совершенно непригоден. Особенно недопустимо применение такого подхода в нормотворчестве, поскольку это позволяет законодателю совершенно произвольно относить те или иные сделки к категории ничтожных или оспоримых.


133

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


Именно повсеместное распространение, в том числе и со стороны законодателя, такого отношения к сущнос­ти оспоримых сделок привело к тому, что в последнее вре­мя все чаще и чаще стали раздаваться голоса об искусст­венности деления сделок на ничтожные и оспоримые, об отсутствии у такого деления какого-либо объективного основания и о нецелесообразности этого деления1. Отме­чается также отсутствие единообразия правопримени­тельной практики как по материальным, так и по про­цессуальным аспектам недействительности сделок2. ,

Чтобы ответить на вопрос о юридической природе *" как оспоримых, так и ничтожных сделок, необходимо оп­ределить, имеется ли какой-либо объективный критерий для деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые. Для этого целесообразно исследовать исто­рические корни такого деления, а также рассмотреть на­зываемые в литературе признаки этого деления со всеми вытекающими из этих признаков особенностями.



2.2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ДЕЛЕНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ

2.2.1. Первоначальное деление сделок, лишенных ' правовых последствий

В римском праве деления сделок на ничтожные и ос­поримые не существовало, как не было и общего учения о недействительности сделок.

j Строгий формализм кваритского права признавал юридическую силу за всеми договорами, при совершении

'■■ * Си.: Томи лив А, Ничтожные и оспоримые сделки: трудности правоприменительной практики // Хозяйство и право. 1998. № 8. С. 107

2 Приходько И. Недействительность сделок и арбитражный суд: процессуальные аспекты /•/ Хозяйство и право. 2000; № 5 (с. 92-107); №'6 (с. 70-90); Анохин В. Недействительность сделок в практике ар­битражного суда // Хозяйство и право. 2001. № 8. С. 87-99; Артемов В. Недействительность сделок и их последствия: отдельные аспекты // Хозяйство и право. 2002. № 9. С. 114-120.

которых был соблюден необходимый минимум внешних обрядных процедур. Если обряд соблюден не был, то до­говор рассматривался как несуществующий и естест­венным образом не порождал никаких юридических последствий. Если обряд был соблюден, то отменить по­следствия существующего договора по цивильному праву было невозможно. Никакие «пороки» при этом в расчет не принимались1.

Однако такое положение вещей не отвечало требо­ваниям справедливости, когда возникала необходи­мость отменить последствия договора в интересах от­дельных категорий лиц, нуждающихся в особой защи­те. Речь шла о лицах, не достигших 25 лет (minor aetas), незамужних женщинах, стариках и т. п. Кроме того, заслуживали внимания случаи пороков соглашения (обман, угрозы, ошибка), когда сторона была несвобод­на при выражении своей воли.

Так как по квиритскому праву отменить последст­вия договора было невозможно, государственный чи­новник (претор) в таких случаях руководствовался преторским правом справедливости (jus honorarium) и применял особое, экстраординарное средство защиты -restitutio in integrum (возвращение в первоначальное положение). По словам Н. Дювернуа,, «только путем экстраординарного исследования с прямым содействи­ем высшего органа правосудия возможно было как бы актом помилования уйти от тисков обрядности»2.

Суть реституции заключалась в том, что по просьбе (иску) лица, чье право было нарушено заключенным договором, претор восстанавливал это лицо в первона­чальном положении, отменяя все возникшие неблаго­приятные последствия (возвращал имущество, осво­бождал от обязанности и т. п.). При этом сам договор

1 См.: Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник для вузов /
Под ред. профессора B.C. Нерсееянца. М.: Издательская группа Ия-
фра-М - Норма, 1997. С. 126.

2 Дювернуа Н. JL Чтения по гражданскому праву. Том I. СПб,
1898. С. 911.


т

135

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


сохранял полную силу и продолжал рассматриваться как действительный. Отменялись лишь последствия, причинившие ущерб лицу, просящему о реституции.

Как бтмечал Б. Виндшейд, при реституции «возвра­щение в первоначальное положение заключается в том, что у юридического факта отнимается то юридическое действие, которое он уже произвел»1. Претор при при­менении реституции исходил из фикции, согласно ко­торой заключенный договор признавался в отношении данных последствий как бы незаключенным.

Таким образом, реституция изначально являлась специальным средством защиты, допустимым только в отношении действительных договоров, когда приме­нение обычных средств защиты (виндикация, кондик-ция), использовавшихся при несуществующем (недей­ствующем) договоре, было невозможным.

Реституция характеризовалась следующими основ­ными особенностями:



  1. она могла применяться только в случае обраще­ния заинтересованной стороны к государственному должностному лицу - претору,*

  2. для обращения с просьбой о реституции недоста­точно было сослаться на какие-либо пороки, но требова­лось доказать наличие ущерба (laesio), причиненного заключенным договором;

  3. реституция применялась претором в силу его ад­министративной власти (imperium) по собственному ус­мотрению, если, по мнению претора, основания для ре­ституции были справедливыми (jueta causa)2.

Из указанных выше положений, применявшихся в римском праве, впоследствии и развилось учение о деле­нии недействительных сделок на ничтожны и оспоримые.

1. Из идеи несуществующих договоров возникла идея ничтожных сделок, то есть сделок, с самого начала «мертворожденных» и не порождающих никаких пра­вовых последствий.

Однако если в Древнем Риме ничтожными именова­лись сделки, которые не получили никакого внешнего существования (так как не был соблюден необходимый минимум обрядных процедур), то в более позднее время к ничтожным стали относить и те сделки, которые внешне существовали, однако обладали такими серьез­ными недостатками, с которыми действующий право­порядок не мог мириться и отказывал им в юридичес­кой силе, приравнивая к несуществующим.

Исходя из древнеримского понятия ничтожного до­говора было немыслимо применять к нему такое средст­во защиты, как реституция. Справедливо считалось, что никаких последствий (ни юридических, ни факти­ческих) несуществующий договор породить не может, поэтому и отменять было нечего.

Никакого специального акта о признании мертво­рожденного договора несуществующим или об отмене его последствий не требовалось. Исполнять такой дого­вор было бы нелепо, а если кто-то по ошибке полагался на несуществующий договор и производил исполнение, то он мог вернуть исполненное по иску о неоснователь­ном обогащении (actio condictio).

Однако после того, как обрядная сторона заключе­ния договора отошла на второй план и к несуществую­щим стали приравниваться заключенные договоры, нарушающие закон, совершенные недееспособными лицами и т. п.1, видимость таких «несуществующих» договоров была столь явная, что во многих случаях




1 Виндшейд Б. Учебник пандектного права. Том I, общая часть /
Пер. с нем. Под ред. СВ. Пахмана. СПб: Издание А. Гиероглифова
и И. Никифорова, 1874. С. 287.

2 См. также: Новицкий И.В. Основы римского гражданского пра­


ва. Учебник для вузов. Лекции. М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 2000.
С. 44; Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б. Новиц­
кого и проф. И-.С. Перетерского. М.: Юрист, 1994. С. 75.

136


1 В строго формальном квиритском праве подобная ситуация во­обще была немыслима. При заключении договора требования к соблю­дению обряда были святы: договор заключался в присутствии свидете­лей, представителей общественной власти, произносились торжест­венные обещания, производился символический обмен предметами и т. п. В таких условиях заключить договор с недостатком дееспособ­ности или нарушающий закон было практически невозможно.

137




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница