В гражданском праве


о.в. гутников. недействительные сделки



страница12/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   45

о.в. гутников. недействительные сделки

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


требовалось судебное решение. Оно отменяло фактичес­кие последствия таких договоров и авторитетом судеб­ной власти подтверждало, что данный договор действи­тельно обладает серьезным пороком и не должен был появляться на свет.

Как отмечал Д.И. Мейер, «ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общест­венной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются не­редко в действительности »1

Поэтому иски о реституции, первоначально при­менявшиеся только в отношении существующих до­говоров, стали применяться также и в отношении «несуществующих» договоров, видимость существо­вания которых была столь сильной, что они фактиче­ски порождали те же последствия, что и существую­щие договоры.

Таким образом, в историческом плане произошло со­единение несоединимых в древнеримском праве инсти­тутов: несуществующих (ничтожных) договоров и отме­ны последствий существующих (действующих) догово­ров (реституции).

2. Появление существующих ничтожных сделок, которые должны лишаться юридических последст­вий, а также существование возможности отменять (оспаривать) юридические последствия у действую­щих договоров привели к развитию общего учения о недействительных сделках, то есть сделках сущест­вующих, ни лишаемых правом или судом юридичес­ких последствий.

Применять понятие недействительности к сделкам несуществующим изначально не было никакой необхо­димости, поскольку нельзя говорить о действительнос­ти или недействительности того, чего нет. Можно гово-



1 Мейер'Д.И. Русское гражданское право. Часть 1 (по изданию 1902 г.). U,i «Статут», 1997. С. 179.

рить лишь о существовании или несуществовании явле­ния. Понятие же действительности, относящееся к пра­вовому эффекту, могло появиться только в отношении существующих явлений, производящих или не произ­водящих соответствующий эффект.

Однако в силу того, что за основу в понятии недей­ствительности бралось отсутствие юридических послед­ствий, для удобства сюда же относили и несуществую­щие сделки, то есть вообще не появившиеся на свет или появившиеся в незначительной степени (несостоявшие­ся сделки).

3. Возможность претора отменять юридические последствия действующих по цивильному (квирит-скому) праву договоров преобразовалась в идею сде­лок, «рожденных живыми», но страдающих серьезным органическим пороком, который может в конечном итоге привести к отмене последствий сделки. Такая отмена возможна только путем издания специально­го акта об отмене последствий действующего догово­ра. Поэтому возникла идея оспаривания, то есть су­дебной (или административной) отмены последствий действующего договора по просьбе заинтересованно­го лица.

Классическая реституция применялась только, по тре­бованию определенных лиц, чьи интересы были нару­шены заключенным договором. Ввиду этого оспарива­ние (опровержение) сделки также допускалось только по заявлению определенных лиц.

Как указывает Е. Годэмэ, «новейшая оспоримость развилась из этой restitutio посредством двух видоиз­менений:

а) она превратилась в обыкновенный судебный иск
вследствие исчезновения противоположности между
jurisdictio (судебной властью) и imperium (администра­
тивной властью);

б) закон отменил элемент усмотрения, которым в Ри­


ме сопровождалась cognitio causae. Закон сам определил
условия, при которых договор будет аннулирован, вместо

139


О.В.ГУШИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


того чтобы передавать установление этих условий на ус­мотрение магистрата. Если эти условия все налицо, су­дья обязан объявить договор ничтожным»1.

Итак, идея оспоримости возникла как необходи­мость отменять с помощью института публичной влас­ти (магистрата или суда) последствия действующего до­говора в отношении определенного заинтересованного лица по его требованию. В отличие от этого, при ни­чтожности такой специальной отмены не требовалось (ничтожный акт не существовал), поэтому считалось, что ничтожность должна всеми приниматься во внима­ние независимо от обращения к публичной власти. При обнаружении ничтожности должностное лицо или суд должны были устранить все последствия по собствен­ной инициативе.

Наряду с оспоримостью появился также термин «обратимость» сделки, предполагающий, что путем оспаривания отменяются не отдельные последствия действующего договора, а целиком отменяется дейст­вие договора: договор из «живой» сделки обращается в «неживую». Д.В. Дождев по этому поводу отмечает, что если при обратимости эффект сделки отменяется, то при оспоримости эффект блокируется, сама же сделка остается в силе2.

Как пишет Ч. Санфилиппо, в римском праве «воз­никла двойственность следствий, которые имела одна и та же сделка в зависимости от того, рассматривалась ли она в пределах ins civile или же преторского права: для первого она оставалась в силе» для второго же дела­лась практически лишенной эффекта*. Но «вследствие слияния цивильного и преторского права возникло со-

временное понятие «обратимость», то есть понятие сдел­ки, остающейся в силе до тех пор, пока заинтересован­ное лицо посредством обжалования не выявит дефекты, опровергающие ее» *.

Впоследствии различия между оспоримостью и об­ратимостью практически исчезли, и эти понятия стали отождествляться.

Отметим, что гибель сделки (обратимой или оспо­римой) может и не наступить, если оспаривание не про­изводится, и тогда сделка считается «выздоровевшей».

Таким образом, ничтожные сделки, развившись из несуществующих договоров римского права, счита­лись не порождающими никаких юридических по­следствий с момента их возникновения и изначально недействительными2.

Из идеи реституции возникла идея оспоримых сде­лок как идея «договора, провизорно (предварительно) действительного, но который может стать недействитель­ным по решению претора»3. Именно действительность оспоримых сделок (которая иногда также характеризу­ется как неопределенная действительность, отложенная недействительность, условная действительность, относи­тельная действительность и т. п.) многими рассматрива­ется как одно из основных отличий оспоримых сделок от ничтожных.

Так, Б. Вйндшейд по этому поводу пишет: «Недейст­вительность может быть двоякая: либо ничтожность акта (Nichtigkeit), так что недействительный акт не имеет ни­какой силы, либо оспариваемость акта (Angechtbarkeit),




1 Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М.: Юридическое изда­
тельство Министерства юстиции СССР, 1948. С. 150.

2 См,: Дождев Д.В. Римское частное право. Учебник для вузов /
Под ред. профессора B.C. Нерсесянца. М.: Издательская группа Ин-
фра-М - Норма, 1997. С. 126.

140


1 Санфилиппо Чезаре. Курс римского частного права: Учебник /
Под ред. Д.В. Дождева. М\: Изд-во БЕК, 2000. С. 81.

2 Хотя фактические последствия некоторых ничтожных сде­
лок были столь сильны, что требовалось применять средство защи­
ты, использовавшееся в отношении действительных сделок, - рес­
титуцию.

3 Годэмэ Е. Указ. соч. О. 150.

141


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


то есть сам по себе он имеет силу, но она может быть оспорена»1.

Исходя из всего вышесказанного оспоримые сделки

как вид недействительных сделок характеризовались следующими основными признаками:


  • они являются действительными сами по себе, толь­ко после оспаривания они лишаются последствий или становятся недействительными;

  • оспаривание возможно только определенными за­интересованными лицами;

  • оспаривание должно производиться перед лицом суда или административного органа, только судебное решение может отменить последствия оспариваемой сделки;

  • в результате оспаривания действительная сделка лишается своих последствий в отношении заинтересо­ванных лиц. В отношении остальных лиц сделка про­должает оставаться в силе.

2.2.2. Сближение оспоримых и ничтожных сделок

'-

Постепенно, с развитием учения о недействитель­ности, указанные признаки оспоримых сделок станови­лись все менее отчетливыми.

1. Было замечено, что возможность оспаривать сделку строго определенными лицами может иметь ме­сто и при некоторых составах собственно недействи­тельных (ничтожных) сделок.

В этой связи была выделена самостоятельная классификация недействительных сделок, отличная от их деления на ничтожные и оспоримые: по кругу

1 Виндшейд Б. Указ. соч. С. 154. См. также: Мейер Д. Й\ Указ.
соч. С. 203-205; Растеряев Н. Недействительность юридических сде­
лок по русскому праву. СПб, 1901. С. 7; Рабинович Н.В. Недействи­
тельность сделок и ее последствия. Л.: йзд-во ЛГУ, 1960. С. 16; Но­
вицкий И.В. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 68; Белов В.А.
Гражданское право: Общая часть: Учебник. М.: АО «Центр ЮрЙн-
фоР», 2002. С. 241 и др. '

142

лиц, которые могут заявлять о недействительности сделки и доказывать эту недействительность, стали раз­личать сделки «абсолютно недействительные» и «отно­сительно недействительные». Поэтому в категорию от­носительно недействительных сделок попадали как ничтожные, так и оспоримые сделки, о недействитель­ности которых могли заявлять лишь строго определен­ные лица.

Разница между относительно недействительными в таком понимании и оспоримыми сделками заключа­лась в том, что в первых последствия недействительнос­ти затрагивали всех (они относились к категории ни­чтожных), а во вторых - только тех лиц, которым было дано право оспаривать сделку.

Как указывал Д.Д. Гримм, «по юридическим по­следствиям относительно недействительные сделки вполне приравниваются к абсолютно недействитель­ным и резко отличаются от оспоримых»1.

В то же время из «относительности» относительно недействительных и оспоримых сделок следовало одно общее свойство тех и других: в отличие от абсолютно не­действительных, относительно недействительные и ос­поримые сделки могут «исцеляться» по воле заинтере­сованного лица. Это связано с тем, что «они сохраняют силу, раз заинтересованное лицо признает сделку или откажется от права поднять вопрос о недействительно­сти или оспоримости»2,

. Таким образом, «относительность» оспоримых сде­лок, то есть возможность оспаривания их только опре­деленными лицами, нельзя было считать существенной особенностью оспоримых сделок: она была присуща как ничтожным, так и оспоримым сделкам и имела соб­ственные характеристики. В частности, это зависи-



1 См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. Петроград, 1916. С.121-122. ^ Там же.


i
143



о.в.гутиков. недействительные сделки

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


мость действительности сделки от воли заинтересован­ного лица1.

2. Однако проводившаяся разница в юридических последствиях между оспоримыми и ничтожными сдел­ками также исчезла после того, как в Германии оспори­мые сделки стали признавать недействительными с об­ратной силой. В этой связи после оспаривания оспори­мая сделка считалась недействительной с самого начала, и отмена ее последствий затрагивала не только стороны сделки, но и всех других третьих лиц.



По словам Л. Эннекцеруса, «сделка, действитель­ным образом оспоренная, рассматривается как ни­чтожная с самого начала, и притом не только в отноше­нии лица, заявившего спор, и того, против кого спор заявлен, но и в отношении всех вообще третьих лиц»2. По сути такая сделка приравнивается к ничтожной. Из этого следуют выводы:

а) все права, возникшие из такой сделки, считаются


не возникшими с самого начала как в отношении участ­
ников сделки, так и в отношении всех третьих лиц:
вещь, переданную по ничтожной сделке, можно винди-
цировать, право считается не переданным и т. д. На ни­
чтожность может сослаться всякий и против всякого3;

б) для третьих лиц - добросовестных приобретателей


по оспоримым сделкам и по ничтожным сделкам - долж­
ны действовать одни и те же правила и льготы, а к тому,
кто знал или должен был знать об ©споримости сделки,
следует подходить так же, как к лицу, которое знало

1 Тем не менее данное свойство (зависимость действительности
от воли определенного лица) автор настоящей работы рассматривает
как сущностный вторичный признак оспоримых сделок (см. подраз­
дел 2.4.4), а попытки распространения этого признака на ничтож­
ные сделки - результат отсутствия четкого понимания в теории
принципиальных различий между ничтожными и оспоримыми
сделками.

2 Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полу­
том 2. Введение и общая часть. М.: Издательство иностранной лите­
ратуры, 1950. С. 210.

3 Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 314.

или должно было знать о ничтожности сделки (прави­ло, закрепленное в настоящее время в пункте 2 парагра­фа 142 ГГУ1).

Отмечались также и другие свойства оспоримой сделки, выводимые из свойств ничтожной сделки.

В частности, указывалось, что после оспаривания не требуется иска, чтобы добиться ничтожности (ни­чтожность наступает сама собой в результате оспарива­ния). Если ничтожность, основанная на проведенном оспаривании, стала известна суду, то она должна быть принята во внимание даже тогда, когда сторона, кото­рой это касается, не ссылается на нее. Подтверждение (оздоровление) оспоренной сделки возможно на тех же условиях, что и подтверждение ничтожной сделки (то есть путем заключения новой сделки).

В итоге оспоримость сделок еще больше сблизилась с ничтожностью и стала рассматриваться не как «ус­ловная действительность», но как «ничтожность, нахо­дящаяся в состоянии неопределенности».



Деление сделок на относительно недействительные и оспоримые, проводившееся ранее по влиянию юриди­ческих последствий на третьих лиц, в таком виде стало неуместным. Теперь новое понятие оспоримых сделок стало тождественным старому понятию относительно недействительных сделок (то есть сделок, ничтожных по заявлению строго определенных лиц).

Поэтому к относительно недействительным стали предлагать относить не те сделки, которые признаются недействительными по заявлению строго определен­ных лиц, а те недействительные сделки, последствия недействительности которых действуют лишь в отно­шении строго определенных лиц независимо от того, по чьему заявлению эти последствия применяются. При этом сама сделка считается остающейся в силе для



1 См.: Германское право. Часть I. Гражданское уложение: Пер. с нем. М.: Международный центр финансово-экономического разви­тия, 1996. С. 39.


144

145


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


всех остальных лиц. Появилось новое понятие относи­тельной недействительности.

Так, по мнению Л. Эннекцеруса, неопределенную ничтожность (оспоримость) неправильно называть от­носительной ничтожностью, так как «сделка, когда ре­шение последовало, или ничтожна в отношении всех, или действительна в отношении всех».

В связи с этим «относительно недействительными... следует обозначить те сделки, правовые последствия которых хотя вообще и наступают, однако с тем ограни­чением, что некоторые правовые интересы заинтересо­ванного лица, которые закон хочет защитить, остаются обеспеченными так же, как если бы сделка была вообще недействительной. Закон в таких случаях называет сделку недействительной в отношении этого заинтере­сованного лица... Сомнительна встречающаяся иногда формулировка, что на относительную недействитель­ность может ссылаться только тот, в защиту интересов которого она признана.

В этом смысле, например, запрещение отчуждения вещи, имеющее целью защиту определенного лица, де­лает отчуждение Недействительным только в отношении этого лица. Сюда же относится также отчуждение несо­стоятельным должником вещи, принадлежащей к кон­курсной массе, или соглашение о передаче права на зе­мельный участок другому лицу вопреки запретительной отметке в поземельной книге»1.

3. Наконец, был повержен последний признак, Ха­рактеризующий оспоримую сделку: возможность оспа­ривания сделки только перед лицом суда н применение последствий недействительности оспариваемой сделки только по судебному решению.

Как только оспоримая сделка стала приравнивать­ся во многих отношениях к ничтожной, возник вопрос: почему лицо, чье право нарушено оспоримой сделкой,

ничтожной с самого начала, должно «терпеть» наруше­ние своего права до момента судебного решения? Особен­но это касается случаев, когда имели место явные нару­шения, наличие которых не отрицает другая сторона сделки (явное заблуждение, принуждение, обман и т. п.).

Не лучше ли дать потерпевшему возможность, не до­жидаясь решения суда, устранить последствия наруше­ния своих прав, заявив другой стороне о том, что он счи­тает совершенную сделку недействительной и не собира­ется относиться к ней серьезно. Это дает возможность сторонам при отсутствии спора самим разобраться в по­следствиях недействительности и в добровольном поряд­ке устранить все последствия недействительной сделки без судебного решения, оперативно защищая права по­терпевшей стороны. Если же со стороны контрагента по­терпевшего возникает спор, то он может обжаловать в су­де заявление о недействительности сделки.

Такая система была направлена на упрощение дело­вых отношений, а также, по замыслу создателей, ис­ключала состояние неопределенности и злоупотребле­ние правами со стороны заинтересованного лица. При традиционной системе заинтересованное лицо могло, не предъявляя иска, усиливать неопределенность поло­жения, указывая другой стороне на пороки сделки и уг­рожая ей предъявлением иска, тем самым добиваясь для себя каких-либо преимуществ.

При новой же системе заинтересованному лицу до­


статочно совершить заявление, как оспаривание счита­
лось завершенным и необратимым. Договор считался
уничтоженным с обратной силой, и единственным сред­
ством возобновить его действие было составить новый
договор1. .-

Эта система впервые была воплощена в жизнь в Гер­манском гражданском уложении (ГГУ) в отношении сде­лок, совершенных под влиянием заблуждениями некото­рых других. Впоследствии эта же система в отношении




1 Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 309. Об относительно-недействи­тельных сделках в таком понимании см. раздел 6.2 настоящей работы.

146


1 См.Ходомэ Е. Указ. соч. С. 199.

W

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


некоторых сделок была введена в некоторых других стра­нах (в Швейцарии, Нидерландах, Англии).

В параграфе 121 ГГУ говорится, что «оспаривание должно быть произведено без виновного промедления (незамедлительно), после того как лицу,'имеющему пра­во на оспаривание, стало известно об основаниях для ос­паривания. Заявление об оспаривании, обращенное к от­сутствующему, считается последовавшим своевременно, если оно было отослано незамедлительно»1.



При этом оспаривание сделок, совершенных под вли­янием заблуждения, может быть осуществлено в течение 30 лет с момента волеизъявления. Оспаривание сделок, совершенных вследствие обмана или угрозы, может быть осуществлено в течение года (параграф 124 ГГУ),

Поэтому обращение в суд и судебное решение пере­стали быть единственно возможным способом устранить последствия оспоримой сделки. Такие последствия от­менялись уже не в силу судебного решения, а в силу од­ного лишь волеизъявления потерпевшей стороны.

В результате такое волеизъявление стало рассматри­ваться как самостоятельная сделка, имеющая решаю­щее значение для действительности оспариваемой сдел­ки, а оспоримые сделки приобрели характеристику сде­лок, действительность которых зависит не от воли суда, а от воли заинтересованного лица2. Если такое лицо ос­паривает сделку, то она становится недействительной.

Однако заинтересованное лицо может подтвердить законность совершения сделки, и после такого под­тверждения она становится вполне действительной. Подтверждение может иметь место также путем молча­ния, то есть незаявления спора в течение определенно­го периода времени.



1 Германское право. Часть I. Гражданское уложение: Пер. с нем.
М.: Международный центр финансово-экономического развития,
1996. С. 35.

2 См.: Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 308-309,313; Дювернуа Н. Л.
Чтения по гражданскому праву. Том 1. СПб, 1898. С. 907 и др.

Этот период по своему характеру является пресека-тельным сроком, в течение которого у заинтересованного лица существует право на изъявление своей воли на ос­паривание сделки. Если заявления об оспаривании в те­чение этого срока не поступает, то лицо утрачивает пра­во на оспаривание и сделка из неопределенно-ничтожной превращается в определенно-действительную.

Устранение необходимости судебного оспаривания оспоримых сделок в германском праве до сих пор вызыва­ет неоднозначную реакцию в юридической литературе. При этом мнения по этому вопросу разделились на два течения: «либеральное», выступающее за отмену обя­зательной судебной процедуры оспаривания оспори­мых Сделок, и «консервативное», ратующее не только за сохранение этого порядка в отношении оспоримых сделок, но и за распространение его также и на ничтож­ные сделки.

С одной стороны, приветствуется оперативность, с которой потерпевшая сторона может устранить нару­шение своего права, если судебное решение для призна­ния недействительности не является обязательным.

Существующее в российском праве положение о том, что оспоримая сделка недействительна лишь «в силу признания ее таковой судом» (п. 1 ст. 166 ГК РФ), ведет к тому, что решающее значение при установлении не­действительности оспоримой сделки придается не фак­тическим обстоятельствам заключения сделки, не воле­изъявлению заинтересованной стороны и даже не нару­шению прав этой стороны совершением оспоримой сделки, а судебному решению, которое приобретает та­ким образом правоустанавливающее значение.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница