В гражданском праве



страница13/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   45

До момента признания оспоримой сделки недейст­вительной судом она считается действительной, однако суд своим решением может превратить ее в недействи­тельную с обратной силой.

Поэтому считается, что решение суда с обратной си­лой преобразует действительное правоотношение в не­действительное, а иск о признании оспоримой сделки



148

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


недействительной рассматривается как преобРазова" тельный иск1. Без судебного решения при таких услови-ях стороны не могут своим соглашением преобр^зовать сделку из действительной в недействительную» в том числе применить последствия недействительное*1** оспо" римой сделки.

Как справедливо указывает Е.А. Крашенийников' возражая сторонникам возможности реализац#и пРе~ образовательного притязания без судебного реХаения* «в тех случаях, когда стороны решили полюбовно лик­видировать связывающую их оспоримую сделку **ли СУ~ ществующий между ними договор, который бы-*1 наРУ~ шен одним из его участников, - ...мы имеем дело se c Ре~ ализацией преобразовательного притязания, #отоРая приводит к превращению регулятивного обязат^льства и тем самым к защите охраняемого законом и#'геРеса потерпевшего лица в преобразовании его матер#аЛЬН0~ правового положения, а с основанным на еоглз1116151111 сторон прекращением регулятивного обязате#ьства' влекущим за собой отпадение притязания об осГ*аРива~ нии сделки или расторжении договора. Й в том, # в дРу" гом случае регулятивное обязательство прекра*Дается в результате заключения его участниками еоотвЈтствУ" ющего соглашения, а не вследствие осуществлен* CTOJ ронами проистекающего; из совершения осдоРимОИ сделки или нарушения договора преобразовате-пьного притязания, которое в силу специфики субъект#ого со" става связанных им лиц может быть осущеС^влено только судом»2.

Таким образом, как правильно указывает Н-Д* Ше~ стакова, «стороны, совершившие сделку, не упраВОМ(>

1 См,: Новицкий И.В. Сделки. Исковая давность. М-* "


С. 68-69; Крашенинников В.А. Понятие и предмет исковой давнос­
ти. Ярославль, 1997. С. 17; Тузов Д.О. Иски, связанные с HftaeHCJJJg"
тельностыо сделок. Теоретический очерк. Томск: «Пеленг*'
С. 36, 48; Брагинский М.Н., Витрянский В.В. Договорное ffp**01 °°~
щие положения. М.: Изд-во «Статут», 1997. С. 163.

2 Крашенинников Е.А. Указ. соч. С. 18.

чены на принятие решения о признании сделки недей­ствительной. Однако в некоторых случаях суды оши­бочно признают аннулирование договора сторонами, приравнивая его к признанию сделки недействитель­ной», но «понятие «аннулирование договора» в россий­ском законодательстве не содержится о1.

Поэтому, по мнению многих, устранение обязатель­ного судебного признания оспоримой сделки недейст­вительной способствовало бы лучшей защите интересов пострадавшей стороны и большей оперативности при применении последствий недействительности оспори­мой сделки.

Так, Н.Д. Шестакова, ссылаясь на «заявительный» порядок оспаривания сделок по Германскому граждан­скому уложению, считает, что «аналогичная норма в рос­сийском законодательстве способствовала бы освобожде­нию судов от рассмотрения тех дел, когда очевидно, что при фактических обстоятельствах дела решение о недей­ствительности будет вынесено судом, и когда обращение в суд объясняется лишь предписанием закона, в соответ­ствии с которым решение суда является конститутив­ным, то есть юридическим фактом, который необходим для прекращения (изменения, возникновения) правоот­ношения, прав и обязанностей между сторонами»2.

Что касается применения последствий недействи­тельности, то сторонники «либерального» направления считают, что даже по действующему российскому зако­нодательству применение реституции совершенно нео­бязательно должно происходить через суд.

Недействительная сделка (и ничтожная, и оспори­мая) недействительна с самого начала, поэтому испол­нение по ней сразу порождает за собой реституционное обязательство: обязанность вернуть исполненное обрат­но. Исполнение этого реституционного обязательства



1 Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. СПб: Издатель­
ство «Юридическийцентр Пресс», 2001. С 17-18.

2 Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 18.

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


может иметь место как на добровольной, так и на при­нудительной основе через обращение в суд.

Таким образом, судебная реституция - это лишь один из видов реализации реституционного притяза­ния, являющийся одним из способов судебной защиты гражданских прав. Однако реституционное притязание само по себе может быть реализовано и в добровольном порядке, если стороны готовы это сделать и у них нет спора относительно состава и размера встречных предо­ставлений.

Как указывал Е. А. Крашенинников, «право на иск, или, что одно й то же, притязание, - это охранительное право требования, обязывающее определенное лицо к со­вершению известного действия и обладающее способнос­тью подлежать принудительному осуществлению юрис-дикционным органом*1.

О нелепости установления обязательного судебного порядка реализации притязания Е. А. Крашенинни­ков писал: «Следуя трактовке права на иск как «права на принудительное исполнение обязанности должника совершить определенное действие или воздержаться от него», пришлось бы признать, что притязания, кото­рые входят в состав охранительных обязательств, не мо­гут быть удовлетворены должником вне процесса, в то время как ни один здравомыслящий цивилист не станет отрицать того факта» что обязанное лицо по таким при­тязаниям - деликтным, кондикционным, притязаниям о компенсации морального вреда и т. д. - может испол­нить свою охранительную обязанность в добровольном порядке, не доводя дела до суда».

То же самое можно в полной мере сказать и о рести­туционном притязании, которое также может быть реа­лизовано вне процесса.

К примеру, Н.Д. Шестакова пишет, что «защита прав и законных интересов, нарушенных или оспорен­ных совершением недействительной сделки, может осу-



1 Крашенинников Е.А. Указ. соч. С. 5. 152

ществляться как в юрисдикционной (в ее общем - су­дебном порядке), так и неюрисдикционной форме. Так, при совершении ничтожной сделки стороны могут при­менить последствия ее недействительности самостоя­тельно, без обращения в суд, возвратив друг другу все полученное по сделке»1.

На наш взгляд, после установления судом недейст­вительности оспоримой сделки то же самое можно ска­зать и о применении последствий оспоримой сделки.

На сходных теоретических позициях находится Д.О. Тузов, считающий, что реституция - это не санк­ция за совершение сделки, а «правовое последствие не­основательного предоставления, произведенного по не­действительной сделке, а не самой этой сделки и не фак­та объявления ее недействительной»2. Однако из этих правильных по сути положений Д.О. Тузов делает нео­жиданный вывод о том, что «для применения последст­вий исполнения ничтожной сделки, конечно, необхо­дим акт юрисдикциошюго органа»3.

С,другой стороны, сторонники «консервативного» направления считают, что отсутствие обязательного су­дебного признания оспоримых сделок недействитель­ными и применения последствий их недействительнос­ти порождает больше проблем, чем достоинств.

Например, Е. Годэмэ полагает, что устранение си­стемы судебного оспаривания не упрощает систему,



1 Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 148.

2 Тузов Д.О. Реституция в гражданском праве. Автореф. дис. ...
к. ю. н. Томск, 1999. С. 6-7. Отметим, что мы не можем согласиться
с позицией Д.О. Тузова, выраженной в указанной работе (с. 13), со­
гласно которой реституция является исключительно последствием
предоставления по недействительной сделке, а не сложного фактиче­
ского состава, состоящего не только из предоставления, но также
и из совершения самой недействительной сделки. На наш взгляд, ре­
ституционное притязание возникает из совокупности обстоятельств:
совершения недействительной сделки и предоставления по ней.-Су­
дебное решение о реституции не порождает, а принудительно осуще­
ствляет реституционное обязательство.

3 Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделки.


Теоретический очерк. Томск: «Пеленг», 1998. С. 15.

153


О.В;ТУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


а вызывает еще больше,проблем: вместо одной сделки, по поводу которой идет спор, мы получаем две спорные сделки (собственно оспоримая сделка и сделка (волеизъ­явление) по ее оспариванию), что влечет за собой соот­ветствующее усложнение процедур доказывания и уста­новления недействительности1.

Что же касается возможностей злоупотребления потерпевшей стороны в виде различных угроз и затяги­вания предъявления иска, то Е. Годэмэ справедливо от­мечает, что в германской системе возможности для зло­употребления остаются по сути те же. Потерпевший мо­жет заявить другой стороне, что осведомлен о пороках заключенного договора, но до определенного времени он может не делать непосредственного заявления о недей­ствительности, чем искусственно затягивает состояние неопределенности. Поэтому он делает вывод «о практи­ческом преимуществе судебного оспаривания перед ос­париванием путем простого заявления»2.

Преимущества судебного оспаривания недействи­тельных сделок кажутся столь очевидными, что многие серьезно считают, что лучший способ упрочить граж­данский оборот и защитить его от нарастающего вала недействительных сделок - это.ввести процедуру обяза­тельного судебного оспаривания не только для оспори­мых, но и для ничтожных, сделок.,

Так как недействительность многих ничтожных сделок не является очевидной и требует судебного дока­зывания, эти авторы полагают, что судебное признание недействительности ничтожных сделок в некоторых или даже во всех случаях так же необходимо, как и обяза­тельное судебное признание оспоримых сделок3. По мне­нию Н.В. Рабинович, «это объясняется тем, что только



1 Годэмэ Е. Указ. соч. С. 200-201. ' .* .

2 Там же^

3 См.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Том I. Часть об­
щая. СПб, 1911. С. 711; Рабинович; Н.В. Указ. еоч^ С. 16; Хейфиц Ф.С.

Указ. соч. С. 59.

154

суд или арбитраж могут констатировать наличие усло­вий и предпосылок* согласно закону приводящих в обя­зательном порядке к недействительности сделки»1.



А. Томилин считает, что появление новых правил о ничтожных сделках, согласно которым они считают­ся таковыми независимо от признания их ничтожности судом, «привело к большей неопределенности и, следо­вательно, к снижению стабильности гражданского обо­рота. Неясность и возможность различного толкования некоторых норм, посвященных ничтожным сделкам, нередко приводят к тому, что должностные лица госу­дарственных органов берутся самостоятельно устанав­ливать факты ничтожности той или иной сделки»2. В конечном счете А. Томилин присоединяется к мнению тех, кто выступает за оспоримость большинства ни­чтожных сделок, за исключением случаев, прямо ука­занных в законе.

Оспоримость недействительных (ничтожных) сде­лок, по их мнению, необходимо закрепить в законе в ка­честве общего правила. Исключения из этого правила, когда допускается ничтожность недействительной сделки, следует установить в особых случаях по особо­му закрытому перечню3. По словам Д.М. Щекина, «на­зрела необходимость усиления частноправового начала при применении институте недействительности сде­лок. Было бы целесообразно предусмотреть в ГК прави­ло о том, Что сделка считается ничтожной по решению суда, а право иска принадлежит (в отличие от оспори­мых) любому заинтересованному лицу*4.



1 Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 16.

2 Томилин А. Ничтожные И оспоримые сделки: трудности право­
применительной практики // Хозяйство и право. 1998. № 8. С. 108.

3 Зинченко С, Газарьян Б. Ничтожные и оспоримые сделки
в практике предпринимательства // Хозяйство и право. 1997. № 2.
С. 120 и ел.; Анохин В. Недействительность сделок в практике арби­
тражного суда // Хозяйство и право. 2001. № 8. С. 88.

4 Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сде­
лок // Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации / Под
ред. С.Г. Пепеляева. Вып. 2 (8). М.: Изд. ФБК-Пресс» 1999. С. 19.,

155


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


И.Вj Матвеев, рассматривающий практически все недействительные сделки как гражданские правонару­шения1, по сути, также приходит к необходимости су­дебного оспаривания и применения последствий как ос­поримых, так и ничтожных сделок.

В связи с этим он указывает, что «судебное аннули­рование этого правоотношения2, с применением к нему установленных законом последствий недействительно­сти сделок, влечет за собой появление охранительного правортношения, возникающего в силу судебного ре­шения»3. Поэтому «реституционное обязательство воз­никает только в силу судебного решения. Эта обязан­ность носит принудительный характер и обеспечена действиями судебных приставов-исполнителей».

В признании недействительных сделок граждан­скими правонарушениями, а также установления в су­дебном порядке этих правонарушений и применения санкций юридической ответственности (то есть послед­ствий недействительности сделок) И. В. Матвеев видит верный путь к сокращению количества недействитель­ных сделок и созданию условий для их превенции4.

Таким образом, обязательный судебный порядок признания недействительности сделок и применения последствий этой недействительности в юридической литературе постепенно перестал рассматриваться как неотъемлемый признак оспоримых сделок.



Представители «консервативного» направления выступают за распространение этого порядка практиче­ски на все виды недействительных сделок. Представи-

1 Что само по себе является ошибочным (см. подраздел 1.1.3 на­
стоящей работы).


2 То есть правоотношения, возникающего из недействительной
сделки. При этом какой-либо разницы между ничтожными
и оспоримыми сделками в дранном случае И.В. Матвеев не проводит.

3 Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок.


М.: ООб Издательство «Юрлитйнформ», 2002. С. 19.

4 Там же. С. 4.

тели «либерального» направления, наоборот, являются сторонниками отмены обязательного судебного порядка признания оспоримых сделок недействительными, а так­же рассматривают действующее гражданское законода­тельство как не исключающее внесудебного порядка применения последствий недействительности сделок.



Признавая определенные достоинства судебного признания недействительности сделок, мы тем не менее присоединяемся к сторонникам «либерального» тече­ния, считая их взгляды наиболее теоретически и прак­тически обоснованными.

2.2.3. Тождество оспоримых и ничтожных сделок

«Размывание» признаков оспоримых сделок, появ­ление ничтожных сделок, «видимость» которых требует судебного устранения, применение реституции как уни­версального способа защиты прав в ничтожных и оспо­римых сделках в конечном итоге привели к тому, что многие авторы стали обращать внимание на нечеткость деления сделок на ничтожные и оспоримые. Они ут­верждают, что порой можно говорить о почти полном тождестве ничтожных и оспоримых сделок, следова­тельно, речь идет о неправильности такого деления.

Так, Й.Б. Новицкий отмечает: «Оспоримость ука­зывает на необходимость совершения известного дей­ствия для того, чтобы устранить юридические послед­ствия сделки, а ничтожность указывает на результат, получающийся от сделки (вернее - на отсутствие ре­зультата). Кроме того, противопоставление оспоримых и ничтожных сделок не вяжется с тем, что оспоримая сделка в результате оспаривания становится ничтож­ной», поэтому «противопоставление ничтожным сдел­кам оспоримых сделок не покоится на принципиальной основе: если оспаривание осуществляется, оно приво­дит к ничтожности сделки, притом не с момента оспа­ривания, а, по общему правилу, с момента соверше­ния сделки, то есть с обратной силой. Следовательно,



156

О.В. ГУШЙКОВ. НВДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕд1ЕЛКМ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


по конечному результату между ничтожной и оспори­мой сделкой разницы нет»1.

По мнению И.Б. Новицкого, термин «ничтожность» также неудачен, поскольку «наталкивает на мысль, что ничего не возникает». Однако очевидно, что некоторые последствия и у ничтожных сделок все же возникают (обязанность передать полученное в доход государства и т, п.)! Вместо деления недействительных сделок на ни­чтожные и оспоримые И.Б. Новицкий предлагает де­лить их на «абсолютно недействительные» и «относи­тельно недействительные».

Различие здесь «сводится к тому, что в одном случае суд действует независимо от чьей-либо просьбы, по сво­ей инициативе, лишь бы до. его сведения дошло обсто­ятельство, служащее причиной недействительности сделки, а в другом - необходимо заявление заинтере­сованной стороны», поэтому «можно провести разгра­ничение сделок абсолютно недействительных, то есть недействительных непосредственно в силу закона, и от­носительно недействительных, которые становятся не­действительными в силу признания суда по специаль­ному заявлению заинтересованного лица»2.

Ф.С. Хейфец также отмечает: «Нам представляется


необоснованным противопоставление оспоримых сделок
и ничтожных, как и первоначально ничтожных и ни­
чтожных в результате оспаривания, ибо и ничтожные,
-и оспоримые сделки относятся к одной категории, од­
ному виду юридических фактов - к гражданским пра­
вонарушениям (недействительным сделкам), которые
противопоставлются сделкам»3. ,

1 Новицкий Й. Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 69-70;
См. также: Генкин Д. М. Относительная недействительность сделок //
Юридический вестник. 1914, Ш 7-8. С. 217; Новицкий И.Б. Недействи­
тельные сделки // Вопросы советского гражданского права. 1945. С. 31.

2 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность... С, 70.

3 Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 52.0 неправильности отнесения не­
действительных сделок к гражданским правонарушениям см. выше
(подраздел 1.1.З.). -

Что те касается правовых последствий оспоримых (оспоренных и признанных недействительными) и ни­чтожных сделок, то они, по мнению Ф, С. Хейфеца, ни­чем не отличаются. Если же недостаток сделки (и ни­чтожной, и оспоримой) не выявлен, то она по форме и со­держанию действует как сделка, и лишь при выявлении оснований недействительности сделка «становится пра­вонарушением, вызывающим отрицательный эффект»1.

Предложение И.Б. Новицкого делить сделки на аб­солютно недействительные и относительно недействи­тельные Ф.С. Хейфец считает необоснованным. По его мнению, «этот терминологический спор, во-первых, не имеет теоретического и практического значения, а во-вторых, признание оспоримой сделки относительно не­действительной приводило бы к неопределенности пра­вовых отношений, ибо в этом случае получалось бы, что независимо от оспаривания сделка признается недейст: вительной, а действительной она может стать только в случае невозбуждения спора, Вряд ли такое положе­ние можно признать допустимым»2.

По мысли B.C. Ема, классификация сделок на ни­чтожные и оспоримые логически уязвима. Он предлага­ет, вслед за И. Б. Новицким, делить сделки на абсолют­но недействительные и относительно недействитель­ные, имея в виду, что эта классификация «опирается на объективный критерий, а именно на различную сте­пень противоправности действий, совершенных в фор­ме недействительных сделок. Вместе с тем данная классификация позволяет использовать термин «ни­чтожность» как тождественный термину «абсолют­ная недействительность», а термин «оспоримость» как тождественный термину «относительная недейст­вительность » 3.



1 Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 40.

2 Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 53-54.

3 Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник / Отв. ред. проф.
Е.А.Суханов. М.: Издательство БЕК, 1998. С. 356.

159

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


Ничтожная сделка поэтому не порождает никаких последствий в силу несоответствия ее закону, а оспори-мость (относительная недействительность) сделки озна­чает, что «действия, совершенные в виде сделки, при­знаются судом при наличии предусмотренных законом оснований недействительными по иску управомочен-ных лиц»1. До признания недействительности судом ос­поримая сделка остается действительной.

Таким образом, разграничение ничтожных и оспо­римых сделок по признакам, указанным в законе, по су­ти, зашло в тупик. В результате этого Создалось впечат­ление, что любую недействительную сделку, в зависимо­сти от воли законодателя,,можно сделать «ничтожной» или «оспоримой».

Тем не менее, понимая важность проведения сущно­стного деления, многие продолжали искать объектив­ные критерии для разграничения ничтожных и оспори­мых сделок. Все эти критерии можно условно разделить на две категории: «материальные» и «формальные».

2.3. МАТЕРИАЛЬНЫЕ КРИТЕРИИ РАЗГРАНИЧЕНИЯ НИЧТОЖНЫХ И ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК

Сторонники разных вариантов применения матери­альных критериев, позволяющих разграничить недей­ствительные сделки, на первое место ставят различные сочетания следующих признаков:



  • степень серьезности пороков в составе сделки (серь­езные пороки, связанные с отсутствием существенных элементов состава сделки, влекут за собой ничтожность сделки, а менее серьезные, связанные с отдельными не­достатками существенных элементов сделки, — оспо-римость);

  • степень серьезности (общественной опасности) пра­вонарушения, причиненного совершением недействи-

1 Там же. С. 358.

тельной сделки как противоправного деяния (особо опас­ные нарушения «караются» ничтожностью сделки, а ме­нее опасные - оспоримостью);

- характер нарушаемых недействительной сделкой прав и интересов (публичный или частный).

Таким образом, все эти подходы основаны на выяв­лении тех или иных особенностей предмета регулируе­мых отношений, связанных с совершением недействи­тельной сделки.

На наш взгляд, ни один из этих критериев не вы­держивает критики.

1. На степень серьезности пороков в составе сущест­венных элементов сделки указывал целый ряд авторов. Так, например, И.Б. Новицкий отмечал, что «ничтож­ность поражает сделку ввиду того, что или нет какого-то существенного правообразующего факта, или, наобо­рот, имеется какой-то правопрепятствующий факт»1.

Однако степень серьезности пороков в составе суще­ственных элементов сделки (существенный элемент полностью отсутствует или страдает отдельными поро­ками) не может быть поставлена в основу деления. Это связано со следующим: если порок существенного эле­мента носит такой характер, что ведет к недействитель­ности сделки, то он должен рассматриваться таким же серьёзным, как и полное отсутствие этого элемента2.

Так, обязательное наличие внутренней воли при совершении сделки практически всеми авторами при­знается в качестве существенного элемента сделки.



1 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность... С. 69.

2 К тому же само понятие существенного элемента сделки явля­
ется неоднозначным. Во-первых, это понятие может относиться как
к сделке - юридическому факту, так и к сделке-правоотношению.
Во-вторых, и в сделке-факте, и в сделке-правоотношении разными
авторами выделяются разные существенные элементы- Наконец,
в-третьих, в основании недействительности может лежать такое об­
стоятельство, которое вообще сложно отнести к каким-либо элемен­
там сделки (факта иди правоотношения), например, запрет совер­
шать сделки в определенном месте или в определенное время.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница