В гражданском праве



страница14/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   45

161

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ




Казалось бы, полное отсутствие воли при совершении сделки должно влечь за собой ничтожность сделки, а не­соответствие воли волеизъявлению - оспоримость. Од­нако в действующем российском законодательстве встречаются случаи, когда, наоборот, полное отсутствие воли влечет за собой оспоримость сделки, а несоответст­вие воли волеизъявлению - ничтожность.

Так, в статье 179 ГК РФ, не делающей различия между грубым физическим насилием и угрозой, все случаи сделок, совершенных под влиянием насилия, признаются оспоримыми. Хотя при грубом физическом насилии, когда рукой потерпевшего буквально водят по бумаге, воля полностью отсутствует, и данная сдел­ка должна бы относиться к ничтожным.

Только при угрозах воля, присутствует, но она су­щественно искажена наличием угрозы (страха), и такие сделки должны рассматриваться как оспоримые. Со­гласно статье 177 ГК РФ, сделка гражданина, не спо­собного в момент ее совершения понимать значение сво­их действий или руководить ими (то есть лишенного во­ли)» является оспоримой.

Кроме того, сделки лиц, за которыми закон в прин­ципе не признает наличия воли (недееспособных, мало­летних), несмотря на отсутствие, воли могут быть при­знаны судом действительными (п. 2 ст. 171, п, 2 ст. 172 ГК РФ). С другой стороны, при совершении мнимых и притворных сделок (ст. 170 ГК РФ) внутренняя воля присутствует, но не соответствует волеизъявлению, од­нако при этом они признаются ничтожными, а не оспо­римыми.

На недостатки рассматриваемого критерия указы­вали многие авторы. Так, Жюллио де ла Морандьер от- у мечал: «...этот критерий неточен: с одной стороны, > представляется спорным, является ли, например, пол- \ ное отсутствие согласия основанием абсолютной недей­ствительности; с другой стороны, недозволенный ха­рактер предмета или основания, которые являются лишь пороками этих элементов договора, несомненно,

162


влекут за собой не относительную, а абсолютную недей­ствительность договора»1.

Н.Д. Шестакова, критикуя приведенное выше вы­сказывание И.Б. Новицкого, указывает, что <любая не­действительная сделка подпадает под один из названных им признаков: в ней либо отсутствует правообразующий факт, либо присутствует правопрепятствующий факт»2.

Еще большие сомнения вызывает данный критерий для разграничения на абсолютно недействительные и от­носительно недействительные актов административно­го права3.

Например, С.Ф. Кечекьян считает, что «аналогич­но различиям, установленным в гражданском праве применительно к сделкам, в административном праве различаются акты ничтожные, характеризующиеся грубыми и явными нарушениями требований, предъяв­ляемых законом к этого рода актам, и акты оспоримые, в которых имеются лишь некоторые менее значитель­ные отступления от этих требований. Первые не влекут за собой никаких юридических последствий. Вторые сохраняют обязательность до их отмены и должны ис­полняться, но могут быть обжалованы»4.

При этом в круг «грубых» нарушений С.Ф. Кечекы ян включает акты, изданные с нарушением компетен­ции, не относящиеся к предмету ведения соответствую­щего органа, требующие невозможного (например, про­тивозаконных, наказуемых или запрещенных деяний, деяний безнравственных, относящихся к несуществую1 щему субъекту или объекту).

1 Л. ЗКюЛлио де ла Мораадьер, Гражданское право Франции.
Том 2: Пер. с французского Е.А. Флейпшц. М.: Издательство иност­
ранной литературы, 1960. С. 279.

2 Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 12.

3 Как и вообще вызывает сомнения целесообразность деления
административных актов на ничтожные и оспоримые.

* Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом общест­ве. М.: Издательство АН СССР, 1958. С. 179.



О.В.ШНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

Однако какие нарушения при издании администра­тивных актов считаются менее существенными и требу­ют обжалования, С.Ф. Кечекьян не уточняет. На наш взгляд, это и невозможно, ибо при несущественном нару­шении при издании административного акта он будет действительным, и его обжалование ни к чему не приве­дет. Если же нарушение существенно, то последует отме­на этого акта, но, как правило, только после судебного обжалования или самостоятельного решения органа, из­давшего акт (вышестоящего органа)1.

2. Рассмотрение недействительных сделок в качестве правонарушений приводит к тому, что деление ничтож­ных и оспоримых сделок пытаются обосновать с точки зрения степени серьезности и общественной опасности со­ответствующего нарушения. Менее серьезные наруше­ния влекут за собой оспоримость (относительную недей­ствительность) сделки, а более серьезные - ее ничтож­ность (абсолютную недействительность). Такого мнения, по сути, придерживаются B.C. Ем2, И.Б. Новицкий3 и др.

1 В этом смысле вызывает серьезные сомнения положение под­
пункта 11 пункта 1 статьи 21 действующего Налогового кодекса РФ,
согласно которому « налогоплательщики имеют право не выполнять
неправомерные акты... налоговых органов и их должностных лиц,
не соответствующие Настоящему Кодексу или иным федеральным
законам».. Так же, как и норма ГК РФ о недействительности ничтож­
ной сделки независимо от признания ее таковой судом, данное поло­
жение НК РФ направлено на содействие более оперативной защите
прав налогоплательщиков при издании налоговыми органами неза­
конных актов.

Однако при этом не учитывается, что акт налогового органа, да­же1 изданный с грубыми нарушениями, в отличие от гражданско-правовой сделки, является актом публичного права, и не исполнять его (если он издан в пределах компетенции) можно лишь после его отмены или признания недействительным субъектом публичного (судом, административным органом), а не частного права, как это имеет место при расторжении договора или установлении недействи­тельности ничтожной сделки. Поэтому даже ничтожные админист­ративные акты в большинстве случаев подлежат обжалованию.



2 Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник / Отв. ред. проф.
Е.А. Суханов. М.: Издательство БЕК, 1998. G. 356.

3 Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 69.

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ

Однако данный критерий также не выдерживает критики. При совершении некоторых оспоримых сде­лок важность и общественная опасность нарушений1 порой бывает более существенной, чем при некоторых составах ничтожных сделок.

Так, ничтожной будет сделка, исполнение которой физически невозможно (например, сделка, направлен­ная на строительство воздушного замка). Ничтожной также будет сделка, в которой не соблюдена обязатель­ная письменная форма, когда такое требование содер­жится в законе (п. 2 ст. 162 ГК РФ). В то лее время оспо­римой будет сделка, совершенная под влиянием наси­лия (ст. 179 ГК РФ).

Очевидно, что в первых двух случаях, хотя сделка ничтожна, общественная опасность такой сделки сведе­на к нулю, в то время как в третьем случае оспоримая сделка настолько вредна и опасна, что может по степе­ни этой опасности поспорить с самыми вредными со­ставами ничтожных сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ).

На несостоятельность данного критерия, равно как и на неправильность отнесения всех недействительных сделок к числу противоправных, справедливо указыва­ли многие авторы2, "Гак, по мнению Н. Д. Щестаковой, «довод о том, что «более важные с точки зрения общест­ва» подлежат большей защите, чем менее важные, счита­ем ошибочным, так как гражданско-правовой защите подлежат все права и законные интересы, вытекающие иэ гражданско-правовых отношений, в равной степени»3.

3. Наиболее распространенной является позиция, согласно которой при совершении ничтожной сделки нарушается публичный интерес, а при совершений ос-

* Если их вообще можно назвать нарушениями (см. подраздел 1.1.3 настоящей работы).

2 См., например: Щекин Д.М. Указ. соч. С. 18.

3 Шестакова Н.Д. Указ. соч. G. 12.


165

О.ЬГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ




поримой сделки - частный интерес. Соответственно ус­тановление ничтожности сделок призвано защищать публичные интересы, а установление оспоримости - ча­стные интересы.

, Такой позиции придерживается большинство авто­ров, затрагивающих проблему разграничения ничтож­ных и оспоримых сделок1. Даже те авторы, которые за основу деления недействительных сделок в первую очередь принимают не предмет, а метод установления недействительности, считают, что в основе деления сде­лок по методу инвалидации лежит все то же разграни­чение интересов публичных и частных2.

Данная позиция, при всей ее простоте и привлека­тельности, тем не менее неверно отражает критерий де­ления недействительных сделок на ничтожные и оспори­мые. Безусловно, оспоримые сделки нарушают частный интерес лица, которому предоставлено право оспаривать сделку.

Однако это не значит, что при совершении ничтож­ной сделки нарушаются (и, соответственно, охраняются) только публичные интересы, а частные интересы не на­рушаются. Не следует из этого также и то, что при совер­шении оспоримой сделки нарушаются только частные интересы, а публичные интересы не затрагиваются.

Во-первых, любая недействительная сделка (и ни­чтожная, и оспоримая) является категорией гражданско­го .(частного) права, и даже если ее рассматривать в каче-

'''.■■■' , : ■

,} См.: Л. Жюллио де ла Морандьер. Указ. соч. С. 279;. Гайда­
ров Ю.С. Курс гражданского права. Том I. Часть общая. СПб, 1911.
С. 720-721; Синайский В.й. Русское гражданское право. Вып. 1. Ки­
ев, 19\1. С. 106; Растеряев Н. Указ. соч. С. 18; Шахматов В.П. Соста­
вы противоправных сделок, 1967. С. 148; Щекнн Д. М. Указ. соч.
С. 18; Научно-практический комментарий к части первой Граждан­
ского кодекса Росийской Федерации для предпринимателей. Ы.:
«Спарк», Редакция журнала «Хозяйство и право», 1999. С. 287; Ку-
дашкин В. Недействительность внешнеторговых сделок // Хозяйст­
во и право. 2000. № 6. С. 102-103 и др. '

а См.: Шахматов Ъ.П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. Томск: Изд-во ТГУ, 1966. С. 29.

т

стве гражданского правонарушения (с чем мы не со­гласны), то придется признать, что она нарушает преж­де всего интересы частного, а не публичного характера. В противном случае пришлось бы признавать ничтож* ные сделки административными проступками или уго­ловными правонарушениями, что не соответствует дей­ствительности.

Во-вторых, частноправовой характер нарушения при совершении любой сделки (в том числе - ничтожной и оспоримой) на первое место выдвигает необходимость защиты в любой недействительной сделке частного ли­ца, чьи права или интересы нарушены при совершении такой сделки. Об этом свидетельствует и специальный характер последствий, применяемых при совершении любой недействительной сделки: двусторонняя рести­туция (ст. 167 ГК РФ).

Это последствие, призванное защитить права и ин­тересы конкретных участников недействительной сдел­ки, вполне может рассматриваться в этом аспекте как частный случай такого способа защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавше­го до нарушения права (ст. 12 ГК РФ). Кроме того, сама реституция также названа в статье 12 ГК РФ в качестве способа защиты гражданских прав.

Меры публично-правового воздействия в виде взыс­кания полученного по недействительной сделке в доход государства предусмотрены лишь в некоторых случаях, причем как в случаях ничтожных сделок (ст. 169 ГК РФ), так и в некоторых случаях оспоримых сделок (ст. 179 ГК РФ). Поэтому признание недействительной любой сделки (и ничтожной, и оспоримой) призвано защитить интересы частных лиц, а не публичные интересы. Лишь в некоторых, прямо указанных в законе случаях недействительность сделок установлена в защиту пуб­личных интересов (ст; 169 ГК РФ).

В-третьих, в отношении некоторых нарушающих публичный интерес сделок закон прямо устанавливает режим оспоримости. В соответствии со статьей 168 ГК РФ

*67

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не уста­навливает, что такая сделка оспорима или не предусма­тривает иных последствий нарушения. Одним из ярких примеров такого рода сделок являются сделки,' совер­шенные без предварительного согласия антимонополь­ного органа1.

В-четвертых, исходя из того, что любое право (и ча­стное, и публичное) в конечном итоге служит общест­венной пользе, недействительность оспоримых сделок в этом смысле, так же как и недействительность ни­чтожных сделок, призвана защищать не только част­ный, но и публичный (общественный) интерес в целях стабилизации гражданского оборота.

Таким образом, можно говорить в равной степени как о нарушении ничтожной сделкой частных интере­сов, так и о нарушении оспоримой сделкой публичных интересов. По общему же правилу любая недействи­тельная сделка нарушает прежде всего частный инте­рес. И лишь в отдельных случаях при совершении не­действительной сделки можно говорить о нарушении в первую очередь публичных интересов.

При этом некоторые составы недействительных сделок явно установлены в целях защиты одновремен­но как частных, так и публичных интересов.

Например, при совершении мнимых и притворных сделок обе стороны умышленно совершают сделку без на­мерения создать соответствующие правовые последствия или с целью прикрыть другую сделку (ст. 170 ГК РФ). Та­кая сделка признается ничтожной, так как правопоря­док порицает притворные сделки независимо от того, чьи права или интересы данной сделкой нарушены.

Однако если при этом будут нарушены интересы пуб­личные (например, притворная сделка совершена ис­ключительно с целью причинения ущерба государству путем уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере), то правом будут защищаться публичные ин­тересы, вплоть до применения статьи 169 FK РФ (совер­шение сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка).

Если же при этом будут нарушены частные интере­сы (например, незадолго до смерти наследодатель совер­шает мнимое дарение имущества постороннему лицу с целью обойти нормы наследственного права об обяза­тельной доле несовершеннолетних наследников), то пра­вом будут защищаться частные интересы наследников соответствующего наследодателя.

Разграничение недействительАых сделок по защи­щаемому правом интересу (публичному или частному), авторы которого невольно по аналогии берут за основу материальные теории разграничения публичного и ча­стного права1, уязвимо еще и потому, что границы та­кого деления весьма условны. Как указывал Г. Дерн-бург, в так \м разграничении «не заключается резкое противопоставление, так как благо отдельного лица и благо целого связаны самым тесным образом, а пото­му «одну и ту же норму в равной мере можно отнести как к публичному, так и к частному праву»2.

Поэтому следует присоединиться к мнению Н. Дю­вернуа, считающего, что «если в основу различия мето­дов инвалидации сделки положено' различие интере­сов и прав публичных и частных, то нет сомнения, что предоставить a priori постоянную разграничительную




1 См. статью 18 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. 948-1 «О конкуренции н ограничении монополистической деятельности на товарных рынках* (в редакции Федерального закона от 9 октября 2002 г. № 122-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федера­ции (далее - «СЗ РФ»). 2002. 14 окт. № 41. Ст. 3969).

1 См. об этом: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому граж­данскому праву. Л.: Изд-во ЛГУ, 1949. С. 23-24; Агарков М.1Ј. Цен­ность частного нрава // Известия высших учебных заведений. Пра­воведение. 1992. № 1. С. 24-41; № 2. С 31-48;

Черенахин В.Б..К вопросу о частном и публичном праве. МЦ ♦Де-Юре», 1994.




168

169


0.В. ТУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


линию для любой системы права - дело невозможное.

Это вопрос исторической жизни и положительных сис­тем»1. Следовательно, по мысли Н. Дювернуа, при ре­шении даннйго вопроса следует исходить из практичес­кой потребности - «сообщить способам инвалид ации сделок в практических целях больше легкости и приме­нимости в смысле метода осуществления»2.



2.4. ФОРМАЛЬНЫЕ КРИТЕРИИ РАЗГРАНИЧЕНИЯ НИЧТОЖНЫХ И ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК

Видя несостоятельность материальных критериев, сторонники формальных критериев деления берут за основу именно метод признания сделки недействи­тельной и различные его характеристики. При этом они выделяют следующие «формальные» критерии:

,-,.~ судебный порядок установления недействитель­ности или установление недействительности независи­мо от судебного решения (оспоримые сделки недействи­тельны, только в силу судебного признания, а ничтож­ные — независимо от такого признания);

.;; ЩУР ЛИД» которые имеют право оспаривать сдел­кой требовать применения последствий недействитель­ное^ (ограниченность этого круга в оспоримых сдел­ках и неограниченность.— в ничтожных);

v ~ сроки доковой давности, установленные, для при­знания сделок недействительными и применения по­следствий недействительности (в оспоримых сделках -сокращенные сроки);

т: условия доказывания недействительности сделки (в оспоримых сделках установлены дополнительные ус­ловия доказывания, усложняющие процесс установле­ния недействительности).

^Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Том 1. С. 894. ^ Там же.

170*


Основным преимуществом деления недействи­тельных сделок по указанным признакам является то, что все они находят прямое подтверждение в законе. Так, в законе прямо указано (п. 1 ст. 166 ГК РФ), что сделка недействительна в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). В законе (п. 2 ст. 166 ГК РФ) четко говорится о том, что требование о при­знании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными «в настоящем

Кодексе»1.

В законе также установлены очевидные различия в сроках исковой давности по оспоримым и ничтожным сделкам (ст. 181 ГК РФ). Практически во всех статьях ГК РФ, устанавливающих основания недействительно- i сти оспоримых сделок, определены нормы, затрудняю­щие доказывание соответствующих составов.

Кроме того, в отдельных случаях введена обязан­ность доказывать недобросовестность другой стороны при совершении оспоримой сделки. Так, в статье 173 ГК РФ («Недействительность сделки юридического ли­ца, выходяще т. за пределы его правоспособности») ука­зывается, что сделка может быть признана недействи­тельной, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконно­сти. Аналогичные правила установлены в статье 174 ГК РФ («Последствия ограничения полномочий на со­вершение сделки»).

Таким образом, сторонники формальных критери­ев деления недействительных сделок опираются на раз­личия, четко закрепленные в законе, и в этом смысле их позиция выглядит наиболее убедительной. Однако

• ,. * -'■.■_ •;,<-



1 При включении в текст кодекса данного положения разработ­
чики, видимо, забыли учесть, что в некоторых случаях составы ос­
поримых сделок могут быть установлены в иных законах (ст. 168
ГК РФ), в которых тоже может быть определен круг лиц, имеющих
право оспаривать сделку. " •

171


О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


все названные выше формальные критерии не лишены недостатков,

2.4.1. Основной недостаток формальных критериев

Основным недостатком всех формальных критери­ев деления является то, что они не раскрывают сущнос­ти оспоримых сделок и никак не связаны с материаль­ным основанием такого деления. Это создает иллюзию, что по произволу законодателя к оспоримым или к ни­чтожным сделкам можно отнести абсолютно любые со­ставы недействительных сделок.

Некоторые авторы, видя необоснованность деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые по рассмотренным выше материальным признакам, по­лагают, что выделение оспоримых сделок производится с целью упрочения гражданского оборота и максималь­ной защиты отдельных участников этого оборота.

Так, Н.Д. Шестакова пишет, что «цель выделения в особую группу оспоримых сделок заключается не в том, чтобы ослабить защиту в «менее важных случаях», а в том, чтобы максимально защитить участников та­кой сделки, а также оборота в целом»1. Такая защита обеспечивается ограниченным кругом лиц, имекнцих право на оспаривание сделки, установлением дополни­тельных условий доказывания недействительности, со­кращенных сроков исковой давности.

Однако при этом не дается ответа на вопрос: в каких же случаях требуется такая «максимальная защита» и почему добросовестные участники оборота, соприкос­нувшиеся с ничтожной сделкой, должны быть защище­ны меньше, чем участники, вовлеченные в оспоримую сделку?

Ф.С. Хейфец, отмечая тождество оспоримых и ни­чтожных сделок по их последствиям (оспоримые сделки после оспаривания так же ничтожны), исходит из того,



1 Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 12. 172

что классифицировать нужно не недействительные сделки, а основания их недействительности.

Что же касается недействительных сделок, то они могут классифицироваться на ничтожные и оспоримые лишь по методу установления недействительности. Он пишет: «Ничтожность и оспоримость означают только два метода, два способа признания сделок недействи­тельными, если они не соответствуют требованиям за­кона»1. В одних случаях это - судебный способ (оспори­мые сделки), в других случаях - признание сделки не­действительной независимо от решения суда.

Кроме того, Ф.С. Хейфец отмечает, что при ничтож­ности сделки суд обязан объявить эту сделку недействи­тельной по требованию любого лица и по собственной инициативе. Что же касается оспоримой сделки, то суд не вправе этого делать, если отсутствует заявление заин­тересованного лица, указанного в законе2.

При этом никакой связи или зависимости критери­ев классификации методов признания сделок недейст­вительными от критериев классификации оснований (условий) недействительности сделок у Ф.С. Хейфеца не просматривается. Более того, автор, по всей видимо­сти, наоборот, j входит из того, что одним из критериев классификации оснований (условий) недействительно­сти является метод объявления недействительности. В частности, он указывает, что услрвия (основания) признания сделок недействительными делятся на:

- условия, по которым сделка признается ничтожной;

— условия, по которым сделка может быть оспорена.
Эти условия делятся «в зависимости от характера

несоответствия требованиям закона, от метода объявле­ния недействительности»3.

Таким образом, метод признания сделок недействи­тельными производится у Ф.С. Хейфеца в самостоятельную

1 Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 52

2 Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 54

3 Там же.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница