В гражданском праве


О.В.Г/ПШКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ



страница18/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   45

О.В.Г/ПШКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


если попечитель-гражданин не в состоянии обратиться в суд (ст. 45 ГПК РФ), и то лишь в порядке аналогии за­кона, поскольку при этом прокурор будет действовать не в защиту интересов попечителя, а в защиту интере­сов заинтересованного лица - гражданина или его род­ственников.

Другое дело, когда субъект права оспаривания и субъект защищаемого интереса совпадают в одном лице. В данном случае, когда процессуальное законо­дательство это допускает, прокурор или иные органы вправе обратиться в суд в защиту прав или законных интересов этого субъекта.

Так, например, согласно статье 177 ГК РФ, право оспаривать сделку, совершенную гражданином, не спо­собным в момент совершения сделки понимать значе­ние своих действий, предоставлено гражданину или ли­цам, чьи права и интересы нарушены совершением сделки. Безусловно, прокурор и иные органы вправе выступить в защиту интересов этого гражданина (иных лиц) в случаях, предусмотренных процессуальным за­конодательством.

Поэтому при рассмотрении вопроса о возможнос­ти прокурора и иных органов и лиц предъявлять иски о недействительности оспоримых сделок следует ру­ководствоваться следующим:

- допускает ли такую возможность процессуальное
законодательство;

— совпадает ли субъект предъявления иска, указан­


ный в законе, с субъектом защищаемого права и инте­
реса. Возможность предъявления иска прокурором или
иными лицами допускается лишь в случаях, когда та­
кое совпадение имеет место.

Учитывая эти поправки, следует согласиться с точ­кой зрения авторов1, считающих, что прокурор и иные органы в случаях, предусмотренных процессуальным



1 См.: Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 113-115. 212

и материальным законодательством, вправе обращать­ся в суд с исками о признании оспоримых сделок недей­ствительными.

3. Субъект предъявления требований о применении последствий недействительности оспоримой сделки в за­коне прямо не указан. Указано лишь, что требование о применении последствий ничтожной сделки вправе предъявить «любое заинтересованное лицо» (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Из этого многие делают вывод о том, что требо­вание о применении последствий оспоримой сделки мо­гут предъявить также лишь лица, имеющие право оспа­ривать эту сделку.

Тем не менее такой вывод, на наш взгляд, не выте­кает из действующего законодательства, а кроме того, противоречит природе оспоренных недействительных сделок и природе реституционного требования.

Безусловно, до того, как оспоримая сделка не призна­на недействительной по требованию указанного в законе лица, никакое другое лицо не может заявить по такой сделке требование о применении последствий недействи­тельности. Но после того, как оспаривание со стороны оп­ределенного лица завершено и сделка признана недей­ствительной, она является такой же ничтожной сдел-крй (недействительной с самого начала), как и любая недействительная (ничтожная) сделка.

Поэтому иск о применении последствий недействи­тельности оспоримой сделки, признанной недействи­тельной, должны иметь право предъявлять те же самые лица, которые могут предъявлять иск о применении по­следствий ничтожной сделки, то есть любое заинтересо­ванное лицо.

Однако «заинтересованным» в данном случае и для ничтожных, и для оспоримых сделок будет не то лицо, которое имеет право требовать признания сделки не­действительной (круг этих лиц был рассмотрен выше), а то лицо, которое имеет материальный интерес от при­менения последствий недействительности. Й в этом смысле под материальным интересом следует понимать

213


О.В.ГУГНМОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ
ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


предполагаемую возможность получить исполненное по недействительной сделке обратно.

Такую возможность имеет любая из сторон при­знанной недействительной сделки вне зависимости от того, является ли сделка ничтожной или оспори­мой. Это обусловлено тем, что в результате реализа­ции реституционного притязания каждая из сторон возвращается в первоначальное положение. Поэтому каждой из сторон недействительной сделки должна быть предоставлена возможность заявлять реститу­ционное требование.

Следовательно, круг лиц, которые могут требо­вать применения реституции по ничтожной сделке, совпадает с кругом лиц, которые могут требовать рес­титуции по оспоримой сделке, признанной недейст­вительной: ими могут быть только стороны недей­ствительной сделки, претендующие на реституцию и имеющие соответствующий материально-право­вой интерес.

Соответственно, для ничтожных сделок этот круг


сужен по сравнению с кругом лиц, имеющих право за­
являть о ничтожности такой сделки. Наоборот, для ос­
поримых сделок этот круг расширен за счет другой
стороны сделки, которая, хотя и не имеет права требо­
вать признания оспоримой сделки недействительной,
но после такого признания по инициативе указанного
в законе лица на равных с этим лицом может заявлять
требование о реституции. Она имеет одинаковый мате­
риальный интерес в реализации реституционного при­
тязания со стороной, заявившей о недействительности
сделки. ■■■

Поэтому следует согласиться с авторами1, счита­ющими, что субъектом реституционного требования по оспоримой сделке является любое заинтересованное



.-.,! См, Шестакова ШД. Указ. соч. С. 98^102,115-117. 214

лицо. При этом под заинтересованным лицом следует понимать лицо, имеющее материально-правовой инте­рес от реализации реституционного требования, то есть любую из сторон недействительной сделки.

Однако, исходя из этой логики, субъектом реститу­ционного требования по ничтожной сделке также мо­жет быть лишь сторона этой сделки, имеющая матери­альный интерес от реституции.

Лишь в отдельных случаях, когда материальный интерес от применения последствий недействительнос­ти сделки имеет иное лицо (например, государство в ви­де притязания на изъятие в доход государства всего по­лученного по сделке (ст. 169 ГК РФ)), субъектом рести­туционного требования по ничтожной сделке может быть также лицо, не являющееся стороной сделки, од­нако имеющее свой материальный интерес от примене­ния ее последствий.

Таким образом, мы считаем, что по кругу лиц, име­ющих право предъявлять требования о применении по­следствий недействительности, никакой разницы меж­ду ничтожными и оспоримыми сделками не имеется: такое требование может заявлять любое заинтересован­ное лицо, имеющее материальный интерес от реститу­ций, то есть по общему правилу - сторона недействи­тельной сделки. • '. ' т

Лишь вотдельных случаях, когда в реализации ре­ституционного притязания имеют прямой материаль­ный интерес иные лица (например, государство при применении последствий сделок, предусмотренных ст. 169 ГК Р.Ф), эти лица могут также выступать субъ­ектами права на предъявление иска о последствиях ни­чтожных сделок.

Однако в оспоримых сделках материальный интерес государства (ст. 179 ГК РФ) должен быть признан зави­симым от материального интереса стороны, заявляю­щей реституционное требование. Если ни одна из сторон не требует реституции, то государство следует признать

О.В. ТОНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

неправомочным заявлять реституционное требование, в результате реализации которого оно имеет лишь кос­венный материальный интерес.

4. В связи с вопросом о субъектах предъявления рес­титуционного требования часто возникает вопрос о том, может ли суд по своей инициативе применить соответст­вующие последствия.

Большинство современных исследователей счита­ют, что в силу частно-правового характера такого спо­соба защиты гражданских прав, как применение по­следствий недействительности сделки, суд по своей ини­циативе не должен иметь права применять последствия недействительности ничтожной сделки.

Так, Н.Д. Шестакова полагает, что норма пункта 2 статьи 166 ГК РФ, предоставляющая суду право по соб­ственной инициативе применять последствия ничтож­ной сделки, не соответствует Конституции и принци­пам гражданского процессуального права, вследствие чего не должна применяться и подлежит исключению

ИЗГКРФ1.


Такого же мнения придерживается и Д.М. Щекин, указывающий, что «полномочие суда на применение по собственной инициативе последствий ничтожной сделки (то есть без заявления заинтересованного лица) следовало бы исключить из ГК РФ как противоречащее положению о том, что применение последствий недей­ствительности ничтожной сделки есть способ защиты гражданских прав. Только управомоченное лицо впра­ве решать, защищать или нет свое право и каким спосо­бом это сделать»2.

И. Приходько отмечает практические неудобства, причиняемые участникам процесса существованием такой нормы. Он считает, что если ее и применять, то не в любом процессе, а лишь в деле, предметом ко-



ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ

торого является иск о признании сделки недействи­тельной.

В частности, он отмечает, что «хотя пунктом 2 ста­тьи 166 Кодекса предусмотрено право суда применять последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе, мне неизвестно ни одного случая, когда суд, рассматривая спор о правах истца, основанных на сделке, и придя к выводу о ее ничтожно­сти, не ограничился бы отказом в иске, а еще и приме­нил по собственному почину последствия ее недействиг тельности, обязав, например, стороны передать друг другу полученное по сделке»1.

Иное дело, считает И. Приходько, когда данная норма применяется в случаях, если недействитель­ность является предметом предъявленного иска, а тре­бование о последствиях не предъявлено. К тому же, «защищаясь тезисом о ничтожности договора, по по­воду которого возник первоначальный иск, ответчик в большинстве случаев не заинтересован в том, чтобы состоялось решение о признании его ничтожным, по­скольку существует риск применения судом в том же процессе последствий недействительности договора. Это цовлечет взыскание с ответчика полученного по сделке и, кроме того, при отказе в иске по мотивам ничтожности договора ответчик потенциально сохра­няет больше процессуальных возможностей для по­следующих заявлений (истец по первоначальному ис­ку в этом случае будет вынужден предъявлять новый иск о применении последствий недействительности сделки либо о возврате полученного по ней как нео­сновательного обогащения, поэтому в зависимости от формулирования соответствующего требования ист­цом у ответчика появляется возможность продолжения разбирательства, что было бы невозможно в случае




1 См. Шестакова Н.Д. Указ. соч. С. 66,134-138.

2 Щекин Д. М. Указ. соч. С. 19.

216


1 Приходько И. Недействительность сделок и арбитражный суд: процессуальные аспекты // Хозяйство и право. 2000. № 5. С. 95.

217


О.В. ГУТНМКОВ. Ш-ДЕЙСТВМТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

удовлетворения встречного иска и применения послед­ствия в одном процессе)»1.

На наш взгляд, при рассмотрении вопроса о воз­можности суда применять последствия ничтожной сделки по собственной инициативе следует руководст­воваться той же логикой, что и при рассмотрении во­проса о круге лиц, которые могут требовать примене­ния реституции.

Если рассматривать суд как представителя защи­щаемого публичного интереса, то он может требовать реституции по собственной инициативе в строго огра- > ничейных случаях: когда в применениях последствий недействительной сделки имеется прямой материаль­но-правовой публичный интерес. Речь идет о примене­нии последствий по недействительным сделкам, преду­смотренным статьей 169 ГК РФ..

Во всех остальных случаях, когда прямого публич­ного интереса не имеется или он имеется, но носит кос­венный характер (как в случаях ст. 179 ГК РФ), суд должен быть лишен возможности по собственной ини­циативе предъявлять требование о реституции.

2.5. ПОСЛЕДСТВИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ НИЧТОЖНЫХ ; И ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК

2.5.1. Общие положения

При определении юридической природы ничтож­ных и оспоримых сделок часто возникает вопрос, нет ли между ними различий в последствиях недействитель­ности. Если под недействительностью понимать отри­цание правом юридических последствий совершенной сделки, то никаких принципиальных различий между ничтожными и оспоримыми сделками быть не должно.



1 Прйходько И. Указ. соч. //Хозяйство и право. 2000. № в. С. 70-71.

218


ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ

После признания оспоримой сделки недействительной она так же ничтожна, как и любая ничтожная сделка.

В силу закона (ст. 167 ГК РФ) общим последствием недействительных сделок является отрицание юриди­ческих последствий сделки с момента ее совершения и двусторонняя реституция, если исполнение по сделке уже было произведено.

Однако в законодательстве есть некоторые специ­альные нормы, которые на первый взгляд могут вы­звать предположение о наличии различных специфиче­ских последствий, свойственных ничтожным и оспори­мым сделкам.

Так, согласно пункту 3 статьи 167 ГК РФ, только оспоримая сделка может быть прекращена лишь на бу­дущее время, если из ее содержания вытекает, что она может быть прекращена лишь на будущее время. Толь­ко в оспоримых сделках (ст. 179 ГК РФ) возможна одно­сторонняя реституция. Только в ничтожных сделках (ст. 169 ГК РФ) возможно неприменение реституции, если у обеих сторон был умысол ни совершение проти­воправной сделки. Только в определенных составах оспоримых сделок говорится о необходимости для ви­новной стороны возместить другой стороне реальный ущерб, причиненный другой стороне совершением сделки (п. 2 ст. 178 ГК РФ, п. 2 ст. 179 ГК РФ).

Тем не менее все указанные различия при ближай­шем рассмотрении оказываются несостоятельными. Из содержания статьи 167 ГК следует, что существуют два вида последствий признания оспоримой сделки не­действительной:


  1. лишение ее юридической силы с момента со­вершения (это последствие является общим правилом и совпадает с последствием признания недействитель­ной ничтожной сделки);

  2. лишение ее юридической силы на будущее вре­мя (это последствие является исключением из общего правила).

219

О.В. ТОНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


Данное исключение допускается законом в случа­ях, если из содержания оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее вре­мя (п. 3 ст. 167 ГК РФ).

Таким образом, прекращение оспоримой сделки на будущее время обусловлено прежде всего не специ­фикой оспоримой сделки как таковой и даже не специ­фикой отдельного вида оспоримых сделок, а специфи­кой содержания конкретных оспоримых сделок.

Возможность прекращения на будущее время толь­ко отдельных оспоримых сделок является характерной особенностью российского Гражданского кодекса. Эта особенность является следствием судебного порядка признания оспоримой сделки недействительной и, со­ответственно, спорного тезиса о «действительности» ос­поримой сделки.

По этому поводу нами уже указывалось выше, что нет никаких теоретических препятствий для распрост­ранения этого правила в законе и на ничтожные сделки (см. подраздел 2.4.3). При признании оспоримой сдел­ки недействительной на будущее время происходит двойное преобразование правоотношения: сначала не­действительная с самого начала сделка превращается ; в действительную, а затем ее действие прекращается на будущее время.

То же самое может происходить ис ничтожной сдел­кой: она может быть так же прекращена на будущее вре­мя, предварительно превратившись в действительную с самого начала. Тем более, что сама возможность «пре­образования» ничтожных сделок в действительные предусмотрена отдельными нормами действующего законодательства (п. 2 ст. 171, п. 2 ст. 172, п. 2 ст. 165 ГК РФ).

Что же касается иных названных выше «специ­фических * последствий, то их специфичность касает- | ся лишь отдельных составов оспоримых или ничтож­ных сделок, а не всех оспоримых или ничтожных сде­лок как таковых.

220

Так, односторонняя реституция свойственна не всем, а отдельным составам оспоримых сделок, прямо на­званным в статье 179 ГК РФ. Более того, односторонняя реституция может иметь место также в отдельных соста­вах ничтожных сделок. Например, в сделках, совершен­ных с целью, заведомо противной основам правопоряд­ка, при наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки применяется односторонняя реституция (ч. 3 ст. 169 ГК РФ).



Неприменение реституции возможно не во всех* а лишь в одном составе ничтожных сделок, совершен­ных с целью, противной основам правопорядка и нрав­ственности (ч. 2 ст. 169 ГК РФ).

Необходимость виновной стороны возместить ре­альный ущерб, причиненный совершением недействи­тельной сделки, в равной степени встречается как в от­дельных составах ничтожных (п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172 ГК РФ), так и в отдельных составах оспоримых {п. 1 ст. 175, п. 1 ст. 176 ГК РФ).

Таким образом, те или иные особенности юридичес­ких последствий недействительных сделок, имеющиеся в действующем законодательстве, обусловлены не при­родой вида недействительных сделок как такового (ни­чтожные или оспоримые), а особенностями каждого конкретного состава недействительных сделок (ст. 169, 171,172, 175, 176,178,179 ГК РФ).

Поэтому в настоящем разделе мы ограничимся рас­смотрением самых общих вопросов, касающихся по­следствий недействительности сделок, имея в виду, что в целом эти последствия в равной степени должны отно­ситься как к ничтожным, так и к оспоримым сделкам.



2.5.2. Недействительность сделки с момента ее совершения и двусторонняя реституция

Гражданский кодекс В параграфе 2 главы 4 «Недей­ствительность сделок» содержит одну статью, посвя­щенную общим положениям о последствиях недействи­тельности сделки (ст. 167 ГК РФ). Кроме того, в ряде



221

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


статей, посвященных составам недействительных сде­лок, устанавливаются специальные правила, которые применяются при признании недействительными от­дельных оспоримых сделок (ст. 178,179 ГК РФ),

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет за собой юридичес­ких последствий, за исключением тех, которые связа­ны с ее недействительностью, и недействительна с мо­мента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полу­ченное по сделке.

В случае невозможности возместить полученное в на­туре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) она обязана возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействи­тельности сделки не предусмотрены законом.

Недействительность ничтожной сделки с момента ее совершения означает, что изначально сделка не по­родила для сторон никаких юридических последствий: ни обязательственных, ни вещных. После ее соверше­ния у сторон нет никаких прав или обязанностей, выте­кающих из сделки. Лишение оспоримой сделки юриди­ческой силы с момента совершения означает, что в силу судебного решения правоотношение из этой сделки считается не существующим с самого начала.

Например, при признании недействительным (ни­чтожным или оспоримым) договора купли-продажи становится необоснованным как право покупателя тре­бовать передачи вещи, так и право продавца требовать уп­латы покупной цены, потому что отсутствует обязатель­ственное правоотношение, на возникновение которого была направлена воля сторон договора купли-продажи»

Если же стороны по недействительному договору купли-продажи уже произвели исполнение, то лиша­ются правового основания вещные правоотношения: у покупателя не возникает права собственности на пере­данную индивидуально-определенную вещь. Продавец же должен считаться собственником полученных от по-

222

купателя денег как неосновательно обогатившееся лицо, так как собственником вещей, определенных родовыми признаками, всегда считается фактический владелец1.



Таким образом, признание сделки недействитель­ной с момента совершения влечет за собой отсутствие обязательственных, вещных или исключительных прав у участников сделки либо оснований обладания соот­ветствующими правами.

В случае, когда недействительность сделки уста­навливается до начала исполнения по ней, стороны ли­шаются только обязательственных прав, то есть у них отсутствует право требовать от другой стороны испол­нения соответствующей обязанности. Эта ситуация не влечет за собой каких-либо дополнительных послед­ствий в виде передачи объектов гражданского права.

Совсем иная ситуация складывается, когда сторо­ны полностью или частично исполнили недействитель­ную сделку: осуществили обязательственные права, что повлекло за собой передачу объектов гражданского права и должно было повлечь возникновение у участни­ков сделки соответствующих прав на эти объекты.

В данном случае стороны будут иметь какие-либо объекты гражданского права без должного правового основания (титула). Правовое основание (титул) будет



1 Переход права собственности на вещи, определенные родовы­ми признаками, к фактическому владельцу B.C. Ем объясняет тем, что «в процессе и в результате получения приобретателем имущест­венных выгод в виде определяемых родовыми признаками вещей, денег или ценных бумаг на предъявителя происходит-обезличива­ние указанных видов имущества, потеря приданной им индивидуа­лизации. В таком обезличенном или по-новому индивидуализиро­ванном состоянии они становятся объектами права собственности приобретателя, а прежний собственник утрачивает права на них», (См. Гражданское право: В 2 т. Том 2. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2000, С. 447). Подобную точку зрения поддержи­вали и аргументировали Ю.К. Толстой (смл Толстой Ю;К. Обяза­тельства иэ неосновательного приобретения, или сбережения имуще­ства (юридическая природа и сфера действия) // Вестник ЛГУ. 1Q73. 5. С. 136-138); Е.А. Флейшиц(см.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. М\, 1951. С.211)идр, ,.-■ •■ ; - ; -

223


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


у того лица, которое имело его до исполнения недейст­вительной сделки и намеревалось передать его на осно­вании этой сделки вместе с передачей объекта граждан­ского права.

В примере с исполненным недействительным догово­ром купли-продажи право собственности на- проданную индивидуально-определенную вещь останется у продав­ца, тогда как сама вещь будет у покупателя - незакон­ного владельца.

Если предметом недействительного исполненного договора купли-продажи была вещь, определенная ро­довыми признаками, то собственником этой вещи будет покупатель, не имеющий должного правового основа­ния для ее приобретения. Продавец также будет счи­таться собственником денег, не имея при этом должного правового основания для их приобретения, то есть будет лицом, получившим неосновательное обогащение.

Чтобы разрешить вышеописанную ситуацию, необ­ходимо передать индивидуально-определенную вещь от незаконного владельца невладеющему собственни­ку, а также передать вещи, определенные родовыми признаками, от лица, которое неосновательно приобре­ло их, лицу, за счет которого произошло приобретение. Другими словами, необходимо, чтобы у каждого из уча­стников исполненной недействительной сделки был и определенный объект гражданского права, и правовое основание для обладания им («обладания» в широком смысле слова).

Именно на разрешение этой ситуации и направлена норма, установленная в пункте 2 статьи 167 ГК ПРФ, которая получила название «двусторонняя реститу­ция», или возвращение в первоначальное положение.

В связи с признанием сделки недействительной с мо­мента ее совершения под возвращением в прежнее по­ложение понимается следующее:

1) лицо считается по-прежнему связанным (как бы «возвращается») ранее существовавшими обязательст­вами, а третьи лица тоже связаны обязательствами»

224


от которых они освободились через отмененные юриди­ческие последствия;

2) лицо, которому возвращается вещь, само должно выдать то, что приобрело по недействительной сделке.

В советском гражданском праве положения о послед­ствиях признания сделки недействительной с момента совершения содержались уже в ГК РСФСР 1922 года. Но при этом такое последствие недействительности сделки, как лишение ее юридической силы с момента совершения, устанавливалось в общей части — в ста­тье 36 ГК РСФСР, а положение о реституции - в особен­ной части.

В ГК РСФСР 1964 года все положения о последстви­ях недействительности сделок содержались уже в об­щей части. В статье 59 ГК РСФСР было сказано, что сделка недействительна с самого начала, но в исключи­тельных случаях действие сделки прекращается на бу^ дущее время.

Двусторонняя реституция как общее последствие признания сделки недействительной с момента совер­шения регламентировалась статьей 48 ГК РСФСР. В со­ответствии с этой статьей по недействительной сделке каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а при невозможности возвра­тить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены в законе.

По действующему законодательству двусторонняя реституция - мера правоохранительного характера. По мнению И.В. Матвеева, любая реституция, как дву­сторонняя, так и односторонняя, является санкцией1.

На наш взгляд, вышеизложенная позиция противо­речит сущности гражданско-правовой ответственности. Двусторонняя реституция не может считаться санкци­ей, так как не связана с претерпеванием сторонами

1 Матвеев И.В. Указ. соч. С. 4.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница