В гражданском праве


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ



страница21/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   45

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


По смыслу части 3 статьи 169, пункта 2 Статьи 179 ГК РФ (односторонняя реституция) взыскание произво­дится также лишь в случае исполнения сделки хотя бы одной их сторон. В этих нормах указывается, что в доход государства взыскивается все полученное по сделке либо причитавшееся в возмещение исполненного (переданно- | го). Если же исполнения ни одна из сторон не произво­дила, то конфиекационные меры применять нельзя.

В действующем законодательстве предусмотрена еще одна форма ограничения реституции, которую условно можно назвать как отказ в применении реституции. В соответствии со статьей 1103 ГК РФ правила главы о неосновательном обогащении применяются также:



  • к требованиям о возврате исполненного по недей­ствительной сделке;

  • к требованиям об истребовании имущества соб­ственником из чужого незаконного владения (винди­кации).

Среди прочих положений главы о неосновательном обогащении существует норма, согласно которой не под­лежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возвра­та имущества, знало об отсутствии обязательства (п. 4 ст. 1109 ГК РФ),

Это означает, что вне зависимости от того, как расце­нивать реституционное требование (как самостоятель­ное, как кондикционное или как виндикационное), та­кое требование не подлежит удовлетворению в пользу того лица, относительно которого будет доказано, что оно знало о недействительности сделки. ,

На наш взгляд, если последовательно применять эту норму при применении реституции (взаимном воз­врате встречных предоставлений), любая из сторон мо­жет пытаться доказать, что другая сторона знала онедей^ ствительности сделки и на этом основании со ссылкой s на пункт 4 статьи 1109 ГК РФ требовать от суда отка-* зать другой стороне в возврате ей исполненного по сдел- . 250

ке. При этрм сама сторона, ссылающаяся на недобро­совестность другой стороны, сохранит право получить с другой стороны исполненное.

Такой подход, однако, не получил пока надлежаще­го применения в судебной практике во многом благода­ря неоднозначности понимания перекрестных ссылок в нормах о реституции, виндикации, неосновательном обогащении на другие правовые институты. Кроме то­го, применение его в отношении оспоримых сделок во­обще проблематично, если основываться на позиции, согласно которой оспоримая сделка действительна до ее признания недействительной судом.

Исходя из этого оспоримая сделка до ее признания таковой судом не может рассматриваться как несущест­вующее обязательство, и оснований для применения пункта 4 статьи 1109 ГК РФ не имеется1.

2.5.6. Расчеты между сторонами по возмещению ущерба, возврату Доходов и компенсации затрат

Восстановление сторон в первоначальное положе­ние не всегда исчерпывается одним лишь возвращени­ем сторонами всего полученного ими по недействитель­ной сделке2.'

Кроме возврата сторонами всего полученного но сдел­ке, то есть имущества, являющегося предметом сделки, необходимо решить вопросы:


  • о возмещении ущерба, который мог быть причи­нен участнику недействительной сделки,

  • о возврате 'доходов, которые один из участников сделки мог Извлечь за счет имущества другого лица,

  • о компенсации затрат на улучшение и содержание имущества, которые мог произвести участник сделки.

* Хотя этот подход не выдергивает критики: си. подраздел Й.4.3

настоящей работы. '



2 См.: Иоффе 0:С.Тражданско-йравовая охрана интересов лич­ности в СССР,// Советское государство и право.,, 1956.. №. 2. С, 58-59.

О.В. Г/П4ИК0В. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


Рассмотрим сначала проблему возмещения ущерба, который мог быть причинен участнику недействитель­ной сделки.

Как справедливо указывал О.С. Иоффе, двусторон­няя реституция, односторонняя реституция, взыскание имущества в доход государства относятся к исполненно­му по сделке, но «сам факт недействительности заклю­ченной сделки может причинить участнику убытки »1.

Однако надо обратить внимание на то, что из бук­вального толкования действующего Гражданского ко­декса РФ следует вывод, что имеющаяся в ряде соста­вов недействительных сделок обязанность возмещать убытки является следствием не самого факта соверше­ния недействительной сделки, а следствием исполне­ния по недействительной сделке.

Везде, где упоминается об обязанности виновной стороны возместить другой стороне реальный ущерб, данная обязанность устанавливается в неразрывной связи с обязанностью произвести реституцию посредст­вом использования словосочетания «кроме того» (см* абз. 3 п. 1 ст. 171, п. 2 ст. 178, п. 2 ст. 179 ГК РФ).

Из этого следует, что вне реституционного притяза­ния как такового обязанность виновной стороны возме­стить реальный ущерб, предусмотренная указанными нормами ГК РФ, возникнуть не может. Это наводит на мысль о том, что требование о возмещении реально­го ущерба в случаях, предусмотренных ГК РФ, являет­ся вспомогательным по отношению к основному рести­туционному требованию, без которого оно не может су­ществовать в качестве самостоятельного.

Иными словами, в процессуальном аспекте рести­туционный иск в таких случаях будет иметь одно осно­вание (совершение и исполнение недействительной сделки), но два разных предмета: основной (требование о возврате исполненного по сделке) и факультативный



1 Иоффе О.С. Советское гражданское право... С.ЗОЗ. 252

(требование к виновной стороне о возмещении реального ущерба). Возможность возмещать убытки, причиненные самим совершением недействительной сделки, в россий­ском законодательстве не предусмотрена (если, конечно, речь не идет о случаях, когда при совершении сделки имеются признаки деликта, который будет являться са­мостоятельным основанием для возмещения вреда).

Следует отметить, что в юридической литературе никогда не было единой точки зрения о правовой при­роде ответственности в форме возмещения убытков, по­несенных в результате недействительной сделки.

О.С. Иоффе утверждал, что данная ответственность носит договорный характер, что это - ответственность за заключение противозаконного договора, поэтому воз­мещение убытков потерпевшему контрагенту произво­дится по правилам договорного права.1

С точкой зрения О.С. Иоффе не соглашалась Н.В. Ра­бинович. Она писала: «Взыскание убытков так же, как все прочие последствия признания сделки недействи­тельной, основывается на том, что сделка признается неправомерной, что отвергается право на состоявшееся заключение данного соглашения. Поэтому приравни­вать ответственность за убытки... к договорной ответст­венности, хотя бы по аналогии, неправильно*2.

«Ответственность по недействительной сделке - это деликтнаЯ ответственность, наступающая тогда, когда налицо необходимые для этого условия, то есть не толь­ко неправомерный характер деятельности ответствен­ного лица... но и вина ответственного лица и причине­ние его действиями ущерба»3.

Вышеуказанные позиции оспаривал Ф.С. Хейфец, ко­торый считал, что ответственность в форме возмещения

1 Иоффе О.С. Гражданско-правовая охрана интересов личности


в СССР // Советское государство и право... С.59.

2 Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 158.

3 Там же.

253


О.В.ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


убытков по недействительной сделке близка к деликтной ответственности, но все же не деликтная, так как:

  • в результате деликта вред может быть причинен не только имуществу, но и личности;

  • при деликтной ответственности возмещается и ре­альный ущерб, и упущенная выгода, а при недействи­тельной сделке упущенная выгода не возмещается;

  • деликт всегда причиняет ущерб, а признание сдел­ки недействительной не всегда влечет за собой ущерб.

Ответственность в виде возмещения убытков, причи­ненных признанием сделки недействительной, Ф.С. Хей-фец предлагает считать просто ответственностью за со­вершение неправомерного действия, которая наступает при упречности поведения ответственного лица и при­чинении этим действием ущерба1.

Из вышеприведенных позиций правильной, на наш взгляд, является позиция Н.В. Рабинович. Возражения Ф.С. Хейфеца против данной позиции выглядят скорее аргументацией того, что ответственность по недействи­тельной сделке - особая разновидность деликтной от­ветственности.

Возмещение ущерба является дополнительным не­
благоприятным имущественным последствием, то есть I
санкцией за виновное неправомерное поведение сторо- i;
ны, в результате которого и был причинен ущерб. ;.

Необходимо лишь сделать поправку о том, что эта санкция в предусмотренных законом случаях, согласно буквальному толкованию действующего ГК РФ, приме- ! няется не как следствие одного лишь совершения не­действительной сделки и неправомерного поведения ви­новной стороны, но обязательно - как следствие испол- ■; нения соответствующей сделки хотя бы одной из сторон $ и как факультативное требование в реституционном притязании о восстановлении первоначального имуще­ственного положения.

ХейфецФ.С. Указ. соч, С. 139.

В целом и требование о возврате исполненного по не­действительной сделке, и неразрывно связанное с этим требование о возмещении виновной стороной реального ущерба являются составной частью иска о применении последствий недействительности сделки.

Возможность, помимо требования о возврате испол­ненного, предъявлять также требование о возмещении реального ущерба согласуется с общим допущением в пункте 2 статьи 167 ГК РФ существования иных по­следствий недействительной сделки. Такая возможность допустима лишь в случаях, прямо указанных в законе.

В частности, ГК РФ в ряде статей специально пре­дусматривает, что одна из сторон сделки должна возме­стить ущерб другой стороне. Среди оспоримых сделок таковыми являются сделки, совершенные:



-■ несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет

(ст. 175)*



  • гражданином, ограниченным судом в дееспособ­ности (ст. 176)»

  • гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177),

  • под влиянием заблуждения, если заблуждение возникло по вине другой стороны, (ст.17В),

  • под влиянием обмана, насилия, угрозы, злона­меренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179). .. '..... ^-..

В каких случаях при совершении недействительной сделки возникают убытки? По. этому поводу Н.В. Раби­нович отмечала, что,«требование о возмещении убыт­ков в связи с недействительностью сделки может вы­ступать в разных формах:

а) это может быть требование,, возникающее в связи с тем, что вещно-правовое притязание не может быть реализовано из-за отсутствия самой вещи до вине того или иного лица (в первую очередь второго участника сделки), ввиду ее повреждения, уничтожения, исполь­зования и т. д., почему должны быть компенсированы



О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


не только стоимость вещи, но и убытки, вытекающие из невозможности получения ее в натуре;

б) это может быть требование, вызываемое тем, что


возвращение недолжно полученного посредством иска
о виндикации или иска из неосновательного обогащения
не покрывает убытков, виновно причиненных стороной;

в) это может быть требование, основанное на причи­


нении ущерба самим совершением или исполнением не­
действительной сделки.

В первых двух случаях возмещение ущерба может относиться только к тем убыткам, которые не покрыва­ются возращением вещи, уплатой компенсации за нее либо возвращением неосновательного обогащения дру­гой стороне. В последнем случае.убытки ничем покры­ваться не могут, а потому никакого зачета не допускают и должны быть возмещены в полном объеме».1

Следует также уточнить, что все эти требования применяются в прямо предусмотренных законом слу­чаях и ограничиваются размером реального ущерба, который необходимо доказывать. Если же при соверше­нии недействительной сделки совершаются действия, обладающие признаками деликта (например, причине­ние насилия и т. п.), то потерпевший может заявить са­мостоятельное требование о возмещении вреда, причи­ненного его личности или имуществу таким деликтом, и при этом вред будет возмещен в полном объеме (вклю­чая как реальный ущерб, так и упущенную выгоду).

Кроме возмещения причиненного ущерба при при­знании сделки недействительной может быть постав­лен вопрос о возврате доходов, полученных от исполь- ! зования имущества, переданного по недействительной сделке, а также о возмещении затрат на имущество, подлежащее возврату.

Данный вопрос будет разрешаться по правилам, ус­тановленным статьями 1107 и 1108 ГК РФ, которые при-. меняются на основании подпункта 1 статьи 1103 ГК РФ.



Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 160.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1107 ГК РФ сторона недействительной сделки, которой было передано иму­щество, обязана возвратить или возместить другой сто­роне все доходы, которые она извлекла или должна бы­ла извлечь из этого имущества с того времени, когда она узнала или должна была узнать о неосновательнос­ти обогащения (недействительности сделки).

Как указывалось выше (см. подраздел 2.4.3), в ос­поримых сделках применение данного правила, к сожа­лению, затруднено в связи с тем, что по смыслу дейст­вующего законодательства узнать о недействительнос­ти такой сделки можно лишь с момента вступления в силу судебного решения о признании сделки недейст­вительной. Следовательно, фактически лишь с момента такого решения можно требовать возмещения доходов.

Кроме того, если по недействительной сделке были переданы денежные средства, то на эту сумму подлежат начислению проценты по статье 395 ГК РФ с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о не­действительности сделки (п. 2 ст. 1107 ГК РФ), а в ос­поримых сделках - с момента вступления в законную силу судебного решения о признании сделки недейст­вительной.

Сторона недействительной сделки, передающая иму­щество в порядке реституции, вправе требовать от другой стороны возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого она обязана возвратить доходы с зачетом полу­ченных ею выгод. В том случае, если сторона будет умы­шленно удерживать имущество, подлежащее передаче другой стороне после вынесения судебного решения, она теряет право на возмещение затрат (ст! 1108 ГК РФ).

2.5.7. Лишение сделки юридической силы на будущее

Лишение сделки юридической силы на будущее, возможное по действующему законодательству лишь в отношении оспоримых сделок, может быть последст­вием следующих оспоримых сделок:


;

ОЯ.ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ


— неисполненных сделок,
■ ■ • — сделок, исполнение по которым заключалось в воз­
держании сторон от определенных действий, . „.,л

-исполненных сделок, по которым возврат сторон в первоначальное положение невозможен или по ка­ким-либо причинам нецелесообразен.

Первая категория сделок охватывает те сделки, к ис­полнению которых не приступала ни одна из сторон. В этом случае прекращается обязательственное право­отношение сторон и возможность возникновения в бу­дущем реституционного обязательства исключается.

После прекращения неисполненной сделки на буду­щее время последующее исполнение влечет за собой не реституционное обязательство, а обязательство из не­основательного обогащения в чистом виде. Если хотя бы одна сторона частично исполнила свою обязанность, то о лишении сделки юридической силы на будущее время говорить можно будет только в том случае, если возврат сторон в первоначальное положение по ней бу­дет невозможен или нецелесообразен.

Вторая категория сделок охватывает те сделки, предметом которых была обязанность обеих сторон воз­держиваться от совершения определенных действий. В этом случае сам факт бездействия обеих сторон до при­знания сделки недействительной свидетельствует об ис­полнений этой сделки. Поэтому при прекращении сдел­ки на будущее время отпадает лишь обязанность воздер­живаться в дальнейшем от совершения этих действий.

Однако то обстоятельство, что сделка была исполне­


на, дает основание стороне, которая фактически воздер­
живалась, от; совершения действия (исподняя тем са­
мым договор), требовать возмещения убытков от другой
стороны, виновной в совершении недействительной
сделки. Естественно, размер убытков будет, ограничен
реальным ущербом, если это предусмотрено соответст- i
вующей статьей закона. )

Третья категория сделок охватывает сделки, по ко- ' торым возврат сторон в первоначальное положение не-1 : возможен,, например, в силу потребляемости предмета

сделки и т. п. Например, в том случае, если признается недействительным договор оказания услуг, возврат сто­рон в первоначальное положение будет невозможен, так как услуга была «потреблена» в процессе ее оказания, а возврат уелугополучателем денежного эквивалента бу­дет излишним, так как это означает простой обмен сто­ронами недействительной сделки равными денежными суммами. Такая сделка прекращается на будущее.

Не исключены случаи, когда возврат сторон в перво­начальное положение по причинам экономического или политического характера нецелесообразен. Например, при вовлечении в оспоримую сделку градообразующего предприятия признание такой сделки недействитель­ной с обратной силой может повлечь за собой неблаго­приятные социальные последствия для населения.

Лишение сделки юридической силы на будущее по своим правовым последствиям аналогично растор­жению договора. Как и в случае расторжения договора, оспоримая сделка считается недействительной с момен­та вступления решения суда в законную силу, и потому все права сторон, возникшие до этого момента, счита­ются имеющими правовое основание в виде сделки.

В силу этого стороны не смогут требовать возврата переданного по такой сделке, но могут, на наш взгляд, потребовать возмещения реального ущерба в случае его виновного причинения другой стороной, если эта воз­можность предусмотрена законом для соответствующе­го состава оспоримой сделки.



2.6. СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРИЗНАКИ ОСПОРИМЫХ СДЕЛОК

2.6.1. Нарушение воли определенного лица как основной существенный признак оспоримых сделок

Как было показано выше, формальный критерий разграничения ничтожных и оспоримых сделок по кру­гу лиц касается лишь, лиц, имеющих право оспаривать сделку. В ничтожных сделках такое право принадлежит

259

0.8. тКИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

любому заинтересованному лицу. В оспоримых сделках -только лицам, указанным в законе.

Однако этот критерий, как и все формальные оено* вания разграничения, не дает ответа на вопрос о том, чем предопределяется этот указанный в законе круг субъектов оспаривания. Выше мы видели, что ни один из предлагаемых в литературе материальных, а тем бо­лее формальных критериев разграничения также не да­ет удовлетворительного ответа на этот вопрос.

На наш взгляд, из всех рассмотренных нами при­знаков оспоримых сделок только два демонстрируют исключительную теоретическую принадлежность к ос­поримым сделкам:


  1. ограниченность круга лиц, которые имеют право оспаривать сделку;

  2. зависимость установления недействительности ос­поримой сделки от воли лица, имеющего право оспари­вать сделку.

Все остальные признаки, предусмотренные законода­тельством или рассматриваемые в теории, не являются сущностными для характеристики оспоримых сделок.

Однако оба этих признака продолжают оставать­ся формальными, если не определить их зависимости от свойств оснований, по которым соответствующая сделка признается недействительной.

Ближе всех к решению этого вопроса подошла Н.В. Рабинович. Рассматривая критерии разграниче­ния ничтожных и оспоримых сделок, она пишет: «Вы­деление оспоримых сделок объясняется тем, что при­знание их недействительными, в силу особых, присущих им свойств1, не может иметь места без соответствующе­го заявления потерпевшей стороны (или заинтересован­ного лица). Например* для признания недействительно^ сти сделки, совершенной под влиянием обмана, угрозы, насилия и т. д., необходимо, чтобы сам потерпевший

ДЕЛЕНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК НА НИЧТОЖНЫЕ И ОСПОРИМЫЕ

подтвердил, что он совершил сделку под влиянием при­мененного к нему воздействия. Без заявления потер­певшего это установлено быть не может. Точно так же совершение сделки без требуемого по закону согласия третьего лица, несомненно, является нарушением зако­на. Но только возбуждение спора свидетельствует об от­сутствии согласия либо последующего подтверждения сделки. Признание недействительной сделки, совершен­ной представителем за пределами предоставленных ему полномочий либо при злонамеренном соглашении с кон­трагентом, также возможно лишь при условии, что представляемый, возбуждая спор, тем самым заявляет, что с заключенной от его имени сделкой он не согласен, что он ее не подтверждает и ее последствий на себя при­нимать не желает»1.

По мнению Н.В. Рабинович, «чисто личный харак­
тер права на оспаривание сделки, по существу, должен
был бы исключать возможность предъявления подоб­
ных исков даже прокуратурой по собственной инициа­
тиве, ибо органы прокуратуры* как и любые посторон­
ние лица, не могут определить психическое состояние
потерпевшего, эффект, произведенный на него угрозой,
насилием, обманом и пр., не могут решить за третье ли­
цо, дает ли оно согласие на сделку, не могут решить
за представляемого, желает ли он подтвердить ее иди
нет». Поэтому «нельзя допускать, чтобы суд признавал
оспоримую сделку недействительной по собственной ини­
циативе или чтобы право на оспаривание было признано
за теми или иными государственными органами или об­
щественными организациями »2> **'••"

Однако характер-этих особых свойств» которые присущи оспоримым сделкам, Н.В. Рабинович Ј оп­ределенной точностью не раскрывает. В частности, эти свойства она видит в том, что «помимо заявления




1 Выделено мной - О. Г.

260


1 Рабинович Н.В. Ука». соч. С. 15-16.

2 Там же. С. 18.

ш



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница