В гражданском праве


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ



страница25/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   45

297

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ С ПОРОКАМИ ВОЛИ


Юридические лица всегда заключают сделки по­средством граждан, имеющих соответствующие полно­мочия на заключение сделок от имени юридического лица. Эти полномочия основаны либо на доверенности, имеющейся у гражданина, являющегося представите­лем юридического лица, либо на положениях учреди­тельных документов (если соответствующий гражда­нин является органом, например, генеральным дирек­тором юридического лица).

Однако очевидно, что любой гражданин, в том чис­ле и действующий от имени юридического лица, может оказаться в состоянии, в котором он не может понимать значение своих действий или руководить ими.

Поэтому неправильно было бы ограничительно тол­ковать положения статьи 177 ГК РФ, применяя ее толь­ко к сделкам граждан, действующих от своего имени. Ее следует применять также к сделкам, совершенным гражданами, действующими не только от своего име­ни, но и от имени других (физических или юридичес­ких) лиц.

Для подобного расширительного толкования поло­жений статьи 177 ГК РФ имеются не только норматив­ные, но и теоретические основания.

Из редакции данной статьи не следует, что речь идет о сделке гражданина (то есть сделке, порождаю­щей права и обязанности для гражданина). Наоборот, в статье говорится лишь о «сделке, совершенной граж­данином». От чьего имени гражданин совершает сдел­ку, в законе не говорится. Поэтому есть все основания применять данную статью в том числе к сделкам, совер­шенным гражданином от имени других лиц (физичес­ких и юридических).

Кроме того, в теории давно признано, что при совер­шении сделки через представителя воля представителя не просто выражает волю представляемого, а имеет са­мостоятельное значение1. Н.О. Нерсесов по этому пово-

ду указывал, что «так как представитель, заключая сдел­ку, выражает свою собственную волю, то последняя должна быть свободной, непринужденной как необхо­димое условие действительности данной сделки; воля же принципала тут ни при чем; она может быть приня­та во внимание лишь при обсуждении действительнос­ти представительного полномочия»1.

Из этого следует, что при совершении сделок че­рез представителя дееспособность должна обсуждаться по личности представителя, а правоспособность - по лич­ности представляемого.

Поэтому во всех случаях, когда имеют место отно­шения представительства, воля представителя (его дее­способность) имеет принципиальное значение для дей­ствительности сделки представляемого. Если предста­витель недееспособен или его воля имеет иные пороки (это относится и к случаям, когда представитель за­блуждался, был подвергнут насилию или обману), то та­кая сделка должна быть признана недействительной при наличии оснований, указанных в законе (ст. 171, 172, 177, 178, 179 ГК РФ).

То же самое можно сказать и об органах юридичес­кого лица, поскольку в данном случае имеют место от­ношения, сходные с представительством. Это прямо вытекает из текста пункта 3 статьи 53 ГК РФ («Органы юридического лица«), в котором говорится, что лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридиче­ского лица добросовестно и разумно.

Несмотря на изложенное выше, наличие термина «гражданин» в редакции статьи 177 ГК РФ на прак­тике приводит к тому, что к сделкам юридических лиц данная статья не применяется. Поэтому для внесе­ния полной ясности было бы целесообразно пленумам


1 См. обзор учений о представительстве: Дювернуа Н.Л. Указ. соч. С. 857-881.

298


1 Нерсесов Н.О. Избранные труды по представительству и цен­ным бумагам в гражданском праве. М.: «Статут» (в серии «Классика российской цивилистики«), 1998. С. 81.

299


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ С ПОРОКАМИ ВОЛИ


высших судебных инстанций дать разъяснение по при­менению статьи 177 ГК РФ, в силу которого данная ста­тья может применяться также к сделкам юридических лиц, от имени которых действовало лицо, не способное понимать значение своих действий или руководить ими.

Возможно также изменить редакцию статьи 177 ГК РФ, заменив в ней слово «гражданин» термином «лицо».

Наконец, в-пятых, особенностью данной статьи яв­ляется то, что право оспаривать совершенную сделку предоставляется не только лицу (гражданину), непо­средственно совершившему сделку, но и иным лицам, чьи права или охраняемые законом интересы наруше­ны в результате ее совершения. В качестве такого иного лица может как раз выступать представляемый - физи­ческое или юридическое лицо, от имени которого совер­шена сделка.

Кроме того, такими лицами могут быть признаны члены семьи гражданина, совершившего соответству­ющую сделку и тем самым поставившего свою семью в тяжелое материальное положение, учредители юри­дического лица, терпящие убытки в виде недополуче* ния дивидендов после отчуждения юридическим лицом имущества, приносящего доход, и т. п.

Таким образом, помимо лица, воля которого непо­средственно была искажена, право оспаривать сделку дается также иным лицам, чьи права или интересы'на­рушены в результате совершения такой сделки.

При этом важно подчеркнуть, что, в отличие от ни­чтожных сделок, когда требование о признании их не­действительными может быть заявлено любым лицом, в данном случае для возможности заявления требова­ния о признании сделки недействительной права и ин­тересы должны быть уже нарушены. Это входит в пред­мет доказывания по соответствующей категории дел, если иск подается не самим лицом, находившимся в мо­мент совершения сделки в «недееспособном» состоянии, а иными лицами.

, Если же иск подается самим лицом, совершившим данную сделку, то ему доказывать нарушение прав или

300


интересов не требуется. Достаточно лишь доказать, что в момент совершения сделки гражданин находился в со­стоянии, в котором он не мог понимать значение своих действий или руководить ими.

Данные правила вызваны тем, что судить о состо­янии дееспособного гражданина в момент соверше­ния сделки способен прежде всего он сам, поскольку речь идет о внутреннем состоянии лица, совершающе­го сделку. Лишь в качестве исключения, когда данной сделкой нарушены права и интересы других лиц, эти другие лица допускаются к оспариванию подобного ро­да сделок.

Еще одним исключением является допущение к ос­париванию опекуна гражданина, который после со­вершения сделки признан недееспособным. Так как гражданин, признанный недееспособным, уже не мо­жет самостоятельно подать иск, то соответствующий иск о признании недействительной сделки, заключен­ной до признания гражданина недееспособным, может подать замещающий его опекун.

В соответствии с пунктом 2 статьи 177 ГК РФ сдел­ка, совершенная гражданином, впоследствии признан­ным недееспособным, может быть признана судом не­действительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руко­водить ими.

При этом лица, чьи права и законные интересы на­рушены такой сделкой, сохраняют право на иск, ибо в пункте 2 статьи 177 ГК РФ речь, по сути, идет лишь о замещении гражданина при подаче иска опекуном по­сле того, как сам гражданин признан недееспособным. Что же касается остальных лиц, то при нарушении дан­ной сделкой их прав и законных интересов эти лица со­храняют возможность предъявления иска также после признания гражданина, совершившего сделку, недее­способным.

Признание сделки недействительной по основанию, указанному в статье 177 ГК РФ, влечет за собой недейст­вительность сделки с момента ее совершения (п. 1 ст. 167

301

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ С ПОРОКАМИ ВОЛИ


ГК РФ). При этом наступают последствия, предусмот­ренные абзацами 2 и 3 пункта 1 статьи 171 ГК РФ.

Они заключаются, во-первых, в применении дву­сторонней реституции, а во-вторых, в возмещении ре­ального ущерба недобросовестной дееспособной сторо­ной стороне, находившейся в момент совершения сдел­ки в фактически недееспособном состоянии. Реальный ущерб возмещается лишь в случае, когда доказано, что дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Важно отметить, что реституция, а также возмеще­ние ущерба касается именно сторон сделки. В случае, если имели место отношения представительства, то сто­роной сделки является представляемый, а не предста­витель (который мог совершать сделку от имени пред­ставляемого и находиться в фактически недееспособ­ном состоянии). Поэтому возврат имущества, а также возмещение ущерба производятся в пользу представля­емого, являющегося стороной в сделке.

В современной судебной практике чрезвычайно ма­ло случаев, когда сделка признается недействительной по основанию, предусмотренному статьей 177 ГК РФ. Поэтому сохраняют свое значение разъяснения выс­ших судебных инстанций страны, даваемые по рассма­триваемым вопросам на основе норм ранее действовав­шего законодательства Российской Федерации1.

По всей видимости, небольшое количество дел по данной категории связано с тем, что подобные сдел­ки обычно совершаются в обстоятельствах, когда всем участникам сделки очевидно, что человек, делающий соответствующее волеизъявление, не отдает отчета сво-

1 См.: Судебная практика. 1944. Вып. 11. С. 27; 1956. № 5. С. 21; 1960 № 5. С. 6; Бюл. Верх, суда СССР. 1979. № 4. С. 34; 1987. № 5. С. 24; Бюлл. Верх, суда РСФСР. 1969. № 12. С. 5; Соц. закон­ность. 1956. № 6. С. 89; Сов. юстиция. 1962. № 15-16. С. 63; № 22. С. 31. (Здесь и далее судебная практика, имевшая место до 1994 года, приводится по источнику: В.А. Тархов. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. С. 223-234).

302

им действиям. Сделки в состоянии опьянения, сделки, совершенные в болезненном бреду в подавляющем боль­шинстве случаев воспринимаются окружающими как недоразумение, вызванное ненормальным состоянием совершающего их лица.

В этой связи особенно нелепыми и не соответствую­щими требованиям жизни выглядят положения законо­дательства, согласно которым оспоримая сделка недей­ствительна только в силу признания ее таковой судом. Судебное признание таких очевидно недействительных сделок требуется, на наш взгляд, лишь в случаях, когда возникает спор о существовании сделки в силу того, что кто-то считает ее действительной. Только при таких ус­ловиях лица, указанные в законе, могут требовать при­знания такой сделки недействительной.

Если же все участники сделки согласны с тем, что она совершена в состоянии, при котором одна из сторон (или обе стороны) не понимала значение своих дейст­вий, то нет никакого смысла обращаться в суд с требо­ванием о признании такой сделки недействительной. Такая сделка не должна считаться действительной только в силу того, что отсутствует ее судебное оспари­вание. В таком случае простого заявления лица, нахо­дившегося в невменяемом состоянии, должно быть до­статочно для того, чтобы все участники считали сделку недействительной.

Изложенное, на наш взгляд, еще раз подтверждает необходимость деления сделок не по признаку порядка оспаривания (судебный или несудебный), а по кругу субъектов, которые могут опровергать презумпцию дей­ствительности заключенной сделки в судебном или вне­судебном порядке (абсолютно недействительные и отно­сительно недействительные).

3.3. СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ПОД ВЛИЯНИЕМ ЗАБЛУЖДЕНИЯ

Вторым видом оспоримых сделок с пороками во­ли, прямо предусмотренных нормами главы 9 ГК РФ,



303

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ С ПОРОКАМИ ВОЛИ


являются сделки, совершенные под влиянием заблуж­дения (ст. 178 ГК РФ).

Так же, как и при совершении сделки лицом, не спо­собным понимать значение своих действий или руково­дить ими, данный порок воли является ненамеренным (лицо не специально вводит себя в заблуждение) и возни­кает не в силу внешнего воздействия, а вызывается при­чинами, лежащими в самом лице, совершающем сделку. Внешне такая сделка может быть абсолютно закон­ной. Более того, другая сторона в сделке зачастую вооб­ще не может распознать, что его контрагент заблужда­ется и выражает не ту волю, которую бы он выразил без заблуждения.

Если в такой ситуации встать на защиту заблуждаю­щейся стороны, то ущемленными окажутся интересы добросовестного контрагента, вступающего в сделку, со­вершенно не подозревая о том, что другая сторона оши­бается и выражает не ту волю, которая могла бы быть выражена при нормальном стечении обстоятельств. Признание сделки недействительной в данном случае будет явно несправедливым.

Кроме того, такое признание вредило бы стабиль­ности гражданского оборота, в котором любая сделка по произвольному желанию недобросовестных лиц мо­жет быть отменена со ссылкой на их заблуждение.

С другой стороны, несправедливым будет и полное игнорирование внутренней воли лица, совершающего сделку под влиянием заблуждения. Сделка как дейст­вие представляет собой неразрывное единство воли и во­леизъявления, и отсутствие или порок в формировании любого из этих элементов сделки должны учитываться при оценке ее юридической силы. Добросовестно за­блуждающаяся сторона должна иметь средства право­вой защиты, позволяющие освободить себя от исполне­ния обязательств, которые не соответствуют ее подлин­ной внутренней воле.

В поисках компромисса между интересами лиц, вы­ражающих волю под влиянием заблуждения, и их доб­росовестных контрагентов юридической наукой разра-

304

ботано учение о заблуждении (ошибке), являющемся основанием для признания сделки недействительной.



Особого рассмотрения в этом учении заслуживают следующие вопросы, имеющие принципиальное значе­ние для правильного применения статьи 178 ГК РФ:

  1. понятие заблуждения, имеющего существенное значение;

  2. круг лиц, имеющих право оспаривать сделку, со­вершенную под влиянием заблуждения;

  3. последствия признания недействительной сдел­ки, совершенной под влиянием заблуждения.

1. Под заблуждением обычно понимается неправиль­ное представление субъекта о каких-либо обстоятельст­вах, имеющих значение для заключения сделки. Воля субъекта при совершении сделки под влиянием за­блуждения соответствует его волеизъявлению, однако формирование этой воли происходит вод воздействием неправильных представлений об обстоятельствах, име­ющих значение для заключения сделки. Как писал И.Б. Новицкий, здесь следует говорить не о несоответ­ствии между волей и волеизъявлением, а о «пороках об­разования определенной воли»1.

Неправильные представления могут быть вызва­ны совершенно различными обстоятельствами: это мо­гут быть действия третьих лиц (кто-то подделал карти­ну, являющуюся предметом сделки между продавцом и покупателем), другой стороны в сделке либо необра­зованность или невнимательность самого заблуждаю­щегося и т. д.

В теории различают такие формы заблуждения, как неведение (ignorantia) и ошибка (error). При неведении у субъекта вообще отсутствует представление о соответ­ствующих обстоятельствах, а при ошибке такое пред­ставление имеется, но оно ошибочно2.

1 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность... С. 23.

2 См. также Бюллетень Верховного суда РФ РСФСР. 1986.
№ 4. С. 9.

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ С ПОРОКАМИ ВОЛИ


Так, при покупке жилого дома покупатель может не знать о том, что неподалеку расположен аэродром. В данном случае имеет место заблуждение в форме неве­дения: у покупателя отсутствует представление о сущест­вовании аэродрома поблизости от приобретаемого дома.

Другой покупатель того же дома, зная о существова­нии поблизости аэродрома, ошибочно полагает, что аэ­родром находится на расстоянии 15 километров от дома, хотя на самом деле это расстояние равно 5 километрам. В этом случае налицо заблуждение в форме ошибки.

Несмотря на выделяемое выше различие, практи­ческое значение указанных форм заблуждения абсо­лютно одинаково.

Заблуждение следует отличать от ошибок, вызван­ных обмолвкой, опиской, случайным ненамеренным вы­ражением воли и т. п. Во всех названных случаях под­линная воля лица вообще отсутствует: имеет место лишь выражение воли вовне по недоразумению.

При заблуждении же внутренняя воля имеется и она совпадает с волеизъявлением, однако формирование внутренней воли происходит под влиянием ошибочных представлений. Ошибку в указанном значении (выраже­ние воли по недоразумению без внутренней воли) Сави-ньи называл «неподлинной ошибкой», когда «не ошибка опорочивает сделку, а отсутствие воли»1.

В действующем российском законодательстве от­сутствуют положения о подобного рода ошибках при со­вершении сделки. Наиболее близкими к ним по своему характеру являются мнимые сделки, в которых также отсутствует, воля, направленная на наступление прису­щих сделке правовых последствий (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Но в мнимых сделках стороны специально создают видимость сделки, в то время как в приведенных выше примерах имеет место случайное, ненамеренное воле­изъявление. Поэтому случаи ошибочного волеизъявле-

ния в указанном выше смысле не подходят ни под одно из предусмотренных ГК РФ оснований признания сде­лок недействительными: их нельзя рассматривать как заблуждение по смыслу статьи 178 ГК РФ, они также не подпадают под действие норм о мнимых сделках, предусмотренных статьей 170 ГК РФ.

Интересно, что Н.В. Рабинович считала возможным признавать такие сделки недействительными по нор­мам о заблуждении (ст. 32 ГК РСФСР 1922 г.). Она пи­сала: «сторона, допустившая обмолвку, может оспо­рить сделку, которая соответствует ее волеизъявлению, ссылаясь на несоответствие волеизъявления с подлин­ной волей, если она в состоянии доказать это несоответ­ствие, а другая сторона может оспорить ту сделку, кото­рую имела в виду сторона, неправильно выразившая свою мысль, потому что она согласия на нее не давала, заблуждаясь относительно истинных намерений друго­го участника сделки»1.

Различают также заблуждение юридическое (juris) и фактическое (facti). При юридическом заблужде­нии неправильное представление касается законов, прав и обязанностей, которые имеет в виду заблуждаю­щийся при заключении сделки. При фактическом за­блуждении ошибка касается фактических обстоятельств, имеющих значение для сделки.

По общему правилу юридическое заблуждение не имеет значения для возможности признания сделки недействительной: предполагается, что каждый дол­жен знать закон.

Для признания сделки недействительной заблуж­дение должно иметь существенное значение. В ранее дей­ствующем законодательстве (ст. 32 ГК РСФСР 1924 г., ст. 57 ГК РСФСР 1964 г.) данное понятие не раскрыва­лось. Это давало повод утверждать, что «признание за­блуждения существенным или несущественным - это




1 Цит. по: Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву... С. 722.

306


1 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.: Изд.-во ЛГУ, I960. С. 85.

307


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ С ПОРОКАМИ ВОЛИ


вопрос факта, решение которого зависит всецело и ис­ключительно от конкретных обстоятельств каждого от­дельного спора»1.

Поэтому судить о существенности заблуждения можно было лишь на основе одного критерия: путем проверки того, была бы совершена сделка, если бы за­блуждения не было. Как писал О.С. Иоффе, «если в ре­зультате оценки этих обстоятельств суд придет к выво­ду, что при отсутствии заблуждения сделка не была бы совершена, то такое заблуждение несомненно является существенным, а сделка, заключенная под его влияни­ем, - недействительной»2.

Тем не менее судебная практика зачастую руковод­ствовалась критериями, выработанными ранее в юри­дической науке.3

Во-первых, не признается существенным заблужде­ние в мотивах, то есть побудительных причинах совер­шения сделки. Так, если книга, купленная в подарок, уже имеется у одаряемого, то весь смысл покупки для дарителя теряется после того, как данное обстоятельст­во становится ему известным. Однако это не будет иметь никакого значения для действительности самой сделки купли-продажи книги.

Во-вторых, еще со времен римского права были опре­делены обстоятельства, относительно которых заблуж­дение является существенным. Так, существенным при­знавалось заблуждение в характере сделки (error in negotia). Например, получая имущество на условиях займа, заемщик ошибочно полагает, что имущество ему передается в дар.

Существенным могло признаваться заблуждение в личности контрагента (error in persona), если эта лич-

ность имела существенное значение для сделки. Данное условие соблюдается во всех фидуциарных сделках (имеющих особо доверительный характер: поручение, доверительное управление имуществом и т. п.), сделках подрядного типа, где личность подрядчика важна для заказчика и т. д.

Существенным признавалось также заблуждение в предмете сделки (error in corpore), когда, например, в договоре купли-продажи дома покупатель имел в ви­ду один дом, а продавец - совсем другой.

Заблуждение в свойстве (качестве) предмета в рим­ском праве признавалось существенным, если свойство вещи заставляло признать вещь совсем другой, чем име­лось в виду, то есть относящейся совсем к другой кате­гории (например, вместо золотой вещи передавалась вещь бронзовая).

Однако если заблуждение касалось только сортно­сти, добротности вещи и т. п., то сделку нельзя было признать недействительной. Покупатель мог лишь требовать уменьшения покупной цены. Так, если вещь покупается как золотая, а на самом деле она лишь по­золоченная, то вещь та же, но другого качества: неко­торое количество золота в ней есть. Поэтому сделка действительна, а покупатель может требовать умень­шения цены1.

Говоря о существенном характере заблуждения, В.М. Хвостов указывал, что здесь «все зависит от воззре­ний, установившихся в обороте о значении данного об­стоятельства для отдельного вида сделок. Если, по гос­подствующим воззрениям, сторона не сделала бы дан­ного распоряжения, зная о действительном положении дела, то заблуждение относительно данного пункта признается существенным»2.


1 Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юридическая
литература, 1967. С. 281.

2 Там же.

3 См.: Судебная практика. 1950. № 5. С. 31; Сов. юстиция. 1959.
№ 5. С. 83; Бюлл. Верх, суда РСФСР. 1971. № 1. С. 2; 1975. № 1. С. 1-2;
1984. № 9. С. 11; 1986. № 4. С. 9; 1991. № 7. С. 75; 1994. № 4. С. 1.

308


1 См.: Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права.
Учебник для вузов. Лекции. М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 2000.
С. 133-134.

2 Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М.: Изда­
тельство «Спарк», 1996. С. 154.

309




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница