В гражданском праве


СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ



страница32/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   45

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


будет отказать в иске к банку, если не доказано, что впос­ледствии банк одобрил сделку1.

Однако, будучи заключенным между коммерчес­ким директором и заемщиком, кредитный договор бу­дет недействительным, поскольку коммерческий ди­ректор не обладает необходимой специальной право­способностью для заключения данной сделки (не имеет банковской лицензии). Такая сделка будет ничтожной на основании статьи 168 ГК РФ.

Допустим, речь в подобном случае идет о сделке, не требующей специальной правоспособности (однора­зовая выдача обычного займа от имени организации), но заемщик при этом не выражает согласия на то, чтобы стороной по договору была не организация, а коммерче­ский директор. Тогда эта сделка также признается ни­чтожной как не соответствующая требованиям закона (ст. 168, 432 ГК РФ) к заключению договора, поскольку у заемщика не имеется волеизъявления на заключение договора лично с коммерческим директором.

В любом случае вопрос о применении статьи 183 ГК РФ (в случаях, когда она подлежит применению) и вопрос о действительности сделки, заключенной в си­лу данной статьи от имени и в интересах совершившего сделку неуполномоченного лица, - это разные вопросы, которые в правоприменительной практике должны рас­сматриваться совершенно самостоятельно.

2. В статье 174 говорится, что сделка, совершенная с превышением полномочий, может быть признана не­действительной лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Применительно к полным товариществам, товари­ществам на вере и простым товариществам данное пра-



1 См. п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 ок­тября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 ГК РФ».

386


вило подкрепляется нормами абзаца 4 пункта 1 ста­тьи 72 и пункта 3 статьи 1044 ГК РФ. В соответствии с ними в отношениях с третьими лицами товарищество (товарищи) не вправе ссылаться на ограничение полно­мочий товарищей, за исключением случаев, когда това­рищество (товарищи) докажут, что третье лицо в мо­мент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника товарищества права действовать от имени товарищества (товарищей)1.

Если учесть, что соответствующие ограничения мо­гут быть либо в договоре, либо в учредительных докумен­тах юридического лица, на практике это означает, что другая сторона в сделке должна быть знакома (или пред­полагается, что знакома) именно с этими документами.

Очевидно, что прямым доказательством ознакомле­ния с ограничением полномочий будет передаточный акт или иной аналогичный документ, в котором фикси­руется передача договора (учредительных документов) контрагенту для ознакомления. Но на практике такая ситуация встречается крайне редко, и в большинстве случаев используются косвенные доказательства.

Например, контрагентом акционерного общества в сделке является его акционер - физическое лицо. В си­лу этого предполагается, что, будучи акционером и имея доступ к документации общества, физическое лицо долж­но было знать о содержании учредительных документов



1 О.Н. Садиковым высказано мнение, что в пункте 1 статьи 72 для полного товарищества и в пункте 3 статьи 1044 для договора про­стого товарищества «установлены правила, аналогичные положени­ям ст. 174 с тем, однако, отличием, что для оспаривания действи­тельности совершенной сделки не требуется заявления иска в суде» (См. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) // Под ред. О.Н. Садикова... С. 367-368). Данное мнение, на наш взгляд, является ошибочным, поскольку рассматриваемые правила вообще не регулируют вопросов оспарива­ния сделок, заключенных с превышением ограниченных полномо­чий, и в силу этого не могут отменить необходимость предъявления в суд соответствующего иска. Эти правила, по сути, лишь дублируют некоторые положения статьи 174 ГК РФ применительно к полным товариществам и договору простого товарищества.

О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

акционерного общества, в которых ограничены полно­мочия генерального директора.

Только в том случае, если акционер докажет, что его право на ознакомление с уставом общества наруша­лось акционерным обществом, у него есть шанс избе­жать признания себя заведомо должным знать содер­жание учредительных документов.

Другой пример: два юридических лица имеют дол­госрочные хозяйственные связи и до заключения спор­ной сделки неоднократно заключали другие сделки, знакомясь с содержанием учредительных документов друг друга и проверяя полномочия. Даже если при не­посредственном заключении оспариваемой сделки дру­гая сторона не знакомилась с учредительными доку­ментами, все предшествующие отношения свидетельст­вуют о том, что она знала о содержании учредительных документов контрагента.

Чаще всего встречаются ситуации, когда в самом тексте заключаемого договора (или в тексте довереннос­ти, на основании которой действует ограниченное в пол­номочиях лицо) содержится общее указание о том, что генеральный директор (иное лицо) действует на основа­нии устава (договора поручения). В самом уставе (дого­воре) содержится ограничение полномочий подписыва­ющего договор лица, но в тексте заключаемого договора нет сведений о таких ограничениях. Будет ли ссылка на устав (договор поручения) в заключаемом договоре са­ма по себе свидетельствовать о том, что контрагент в сдел­ке должен был ознакомиться с содержанием устава (до­говора) прежде, чем подписывать такой договор?

Судебная практика по этому вопросу занимает не­однозначную позицию. Непосредственно после приня­тия ГК РФ суды однозначно признавали указание на ус­тав в заключаемом договоре в качестве подтверждения того, что другая сторона в сделке должна была ознако­миться с этим уставом. Так, в одном из дел Высший ар­битражный суд РФ указал:



«Договор залога со стороны залогодателя подпи­сан председателем правления акционерного общества,

388


СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

действующим, как указано в договоре, на основании устава. Из этой записи следует, что другая сторона в сделке должна была ознакомиться с текстом уста­ва общества, чтобы выяснить, имеются ли у председа­теля правления полномочия на заключение договора залога недвижимого имущества. Из устава усматри­вается, что председатель правления не наделен полно­мочиями совершать такие сделки, поэтому на основа­нии статьи 174 ГК данный договор является недейст­вительной сделкой»1.

В другом деле ВАС РФ еще более лаконично выра­зил свою позицию:



«Указание в преамбуле договора на то, что гене­ральный директор действует на основании устава, предполагает ознакомление другой стороны с данным документом»2.

Однако такой подход не всегда отвечает требовани­ям справедливости. В российском гражданском праве нет императивной нормы, обязывающей при вступле­нии в договорные отношения с юридическим лицом всякий раз знакомиться с содержанием его учредитель­ных документов.

Более того, по общему правилу полномочия органов юридического лица определяются законом (Федераль­ные законы «Об акционерных обществах», «Об общест­вах с ограниченной ответственностью» и т. д.), и при вступлении в сделку с юридическим лицом должно предполагаться, что содержание его учредительных до­кументов соответствует закону.

Что же касается ссылок в заключаемых договорах на то, что генеральный директор действует на основании



1 Постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 1996 г.
№ 1776/96 // Сарбаш СВ. Арбитражная практика по гражданским
делам: Конспективный указатель по тексту Гражданского кодекса.
М.: «Статут», 2000. С. 183.

2 Постановление Президиума ВАС РФ от 11 декабря 1996 г.
№ 2506/96 // Там же. С. 183. См. также постановления Президиума
ВАС РФ от 9 июня 1998 г. № 1225/98; от 11 июля 1998 г. № 2385/98 //
СПС «Гарант».

389




О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


устава, то по справедливому замечанию СВ. Сарбаша, «подобная оговорка делается автоматически, без прида­ния ей какого-либо смысла, в силу стереотипности дело­вой практики заключения договоров»1. По мнению дан­ного автора, «участники современного российского гражданского оборота придают данному положению в до­говоре скорее ритуальный смысл, чем юридический»2.

Поэтому СВ. Сарбаш считает, что подобная ссылка в договоре должна оцениваться судом в зависимости от конкретных обстоятельств заключения договора и в со­вокупности с другими доказательствами3.

Аналогичную позицию занял и Пленум Высшего арбитражного суда РФ. В пункте 5 постановления Пле­нума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 отмечается:

«Поскольку из смысла статьи 174 ГК РФ следу­ет, что закон допускает случаи, когда другая сторона в сделке не знала и не должна была знать об установ­ленных учредительными документами ограничениях, ссылка в договоре, заключенном от имени организа­ции, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, долж­на оцениваться судом с учетом конкретных обстоя­тельств заключения договора и в совокупности с други­ми доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях».

После появления данного разъяснения судебная практика отказалась от придания ссылке на устав в дого­воре безусловной доказательственной силы в подтверж­дение того, что другая сторона в сделке должна была знать об ограничениях, установленных в этом уставе.



1 Сарбаш СВ. Ограничение полномочий органов юридических лиц // Журнал российского права. 1998. № 6. С. 110.

Там же.


3 Там же. С. 111.

390


3. В статье 174 ГК РФ определен субъект, который может оспаривать сделку, заключенную с превышением определенно ограниченных полномочий: им является лицо, в интересах которого установлены ограничения.

При этом, если сделка заключается от имени физиче­ского лица, очевидно, что это физическое лицо и будет являться тем лицом, в интересах которого отдельным договором (например, договором поручения) ограниче­ны полномочия поверенного по сравнению с тем, как они определены в доверенности. В случаях, когда сдел­ка с превышением определенно ограниченных полномо­чий совершается участником простого товарищества, оспаривать такую сделку могут остальные товарищи (это косвенно вытекает из содержания пункта 3 ста­тьи 1044 ГК РФ).

Сложнее дело обстоит со сделками, заключаемыми от имени юридических лиц. Одни авторы придержива­ются позиции, согласно которой ограничения в учреди­тельных документах устанавливаются в интересах только самого юридического лица1. Другие считают, что ограничения устанавливаются также в интересах учредителей (участников) юридического лица2.

Пленум ВАС РФ в постановлении от 14 мая 1998 г. № 9 занял первую позицию. Согласно пункту 4 поста­новления, в тех случаях, когда ограничения полномо­чий органа юридического лица установлены учреди­тельными документами, лицом, в интересах которого установлены ограничения, по смыслу статьи 174 ГК РФ, является само юридическое лицо. Пленум указал, что лишь в случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

Таким образом, только само юридическое лицо, от имени которого действует его орган с превышением ограниченных уставом полномочий, может подавать

1 См.: Сарбаш СВ. Указ. соч. С. 108-110.

2 См.: Гражданское право. Часть I. Учебник / Под ред. Ю.К. Тол­
стого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 211.

391




О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


в суд иск о признании сделки недействительной на ос­новании статьи 174 ГК РФ. Учредители (участники) юридического лица таким правом не наделены.

Это объясняется тем, что в статье 174 ГК РФ имеется в виду прежде всего юридический, а не экономический интерес лица. Организация, а не ее участники, при со­вершении сделки с превышением полномочий юридиче­ски лишается права на принадлежащее ей имущество.

Именно с целью не допустить произвольного лише­ния юридического лица своего имущества из-за некомпе­тентных действий органа в учредительных документах устанавливаются ограничения полномочий органа юри­дического лица. Такое ограничение установлено в инте­ресах самого юридического лица.

Что же касается учредителей (участников), то за­ключаемые юридическим лицом сделки никак не за­трагивают их юридическую сферу интересов. Они лишь экономически могут пострадать от непродуманных дей­ствий органов юридического лица, не получив возмож­ные дивиденды.

Непосредственно же от совершения таких действий учредители не страдают: они не лишаются никакого права, поскольку право на дивиденд возникает лишь после того, как соответствующим органом юридическо­го лица принято решение о выплате дивиденда. Поэто­му лишь в случаях, прямо указанных в законе, учреди­тели (участники) могут считаться лицами, в интересах которых установлены ограничения, в целях примене­ния статьи 174 ГК РФ.

Судебная практика подтверждает возможность предъявления в суд исков на основании статьи 174 ГК РФ только стороной сделки, в интересах которой установ­лены ограничения1.



1 См. п. 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ о поручительстве (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. № 28) // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 1998. № 3.

392


4. Заслуживает внимания и вопрос о том, может ли быть сделка, отвечающая признакам статьи 174 ГК РФ, впоследствии одобрена лицом, в интересах которого ус­тановлены ограничения.

Несмотря на то, что в тексте статьи нет прямого указания на возможность одобрения сделки, последую­щее одобрение тем не менее может происходить в по­рядке, аналогичном одобрению представляемым сдел­ки, заключенной представителем с превышением пол­номочий или без полномочий (п. 2 ст. 183 ГК РФ). На это же указывается и в постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9.

Возможность такого одобрения вытекает из самой природы оспоримой сделки, отвечающей признакам статьи 174 ГК РФ: недействительность обоснована рас­хождением между волей лица, от имени которого дей­ствует субъект волеизъявления, и волей этого субъек­та, вышедшего при заключении сделки за пределы пре­доставленных ему полномочий. Если же своей частной волей лицо, от имени которого действует неуполномо­ченный субъект, одобряет сделку, то конфликт между волей и волеизъявлением будет исчерпан и сделка бу­дет отвечать всем требованиям действительности.

В связи с этим следует отметить, что одобрение должно исходить именно от лица, в интересах которого установлены ограничения. Если речь идет о физичес­ком лице, то одобрить сделку должно это физическое лицо. Если же сделка совершается от имени юридичес­кого лица, то одобрение должно исходить от того орга­на, который имеет полномочия совершать или одобрять совершение подобного рода сделок.

Например, если от имени юридического лица с пре­вышением ограничений, установленных договором по­ручения, действует заместитель генерального директо­ра, то одобрить сделку своими действиями может гене­ральный директор, подписавший договор поручения. Если от имени юридического лица действует с превы­шением уставных ограничений генеральный директор, то одобрить сделку может только орган, уполномоченный

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


по уставу совершать (одобрять) подобные сделки (правле­ние, совет директоров или общее собрание акционеров).

Из содержания пункта 7 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 как будто бы следует, что одобрение сделки, осуществляемое путем принятия ис­полнения, может осуществляться не только уполномо­ченным органом юридического лица. Об этом свиде­тельствует формулировка, в соответствии с которой одобрение может осуществляться «в том числе уполно­моченным органом юридического лица».

Однако в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 занята более жест­кая и принципиальная позиция. В пункте 5 указанного письма отмечается следующее:

«При оценке судами обстоятельств, свидетель­ствующих об одобрении представляемым - юридичес­ким лицом соответствующей сделки, необходимо при­нимать во внимание, что независимо от формы одо­брения оно должно исходить от органа или лица, уполно моченных в силу закона, учредительных до­кументов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассмат­риваться как одобрение.

Действия работников представляемого по испол­нению обязательства, исходя из конкретных обстоя­тельств дела, могут свидетельствовать об одобрении, при условии, что эти действия входили в круг их слу­жебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочие работников на со­вершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абз. 2 п. 1 ст. 182ГКРФ)».

Таким образом, субъект одобрения должен иметь полномочия на совершение действий по одобрению сделки.

Высший арбитражный суд РФ в своих разъяснениях обозначил также некоторые способы, с помощью кото­рых может происходить одобрение совершенной сделки.

В частности, одобрением сделки можно считать факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке,

который свидетельствует о том, что сделка была одоб­рена1. Под принятием исполнения следует понимать зачисление денежных средств на расчетный счет, при­нятие товаров, работ, услуг.

В пункте 5 Информационного письма ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 разъяснено, что под пря­мым последующим одобрением сделки представляе­мым, в частности, могут пониматься:



  • письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контраген­ту по сделке;

  • признание представляемым претензии контр­агента;

-конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, пол­ная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их при­емка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неу­стойки и других сумм в связи с нарушением обязательст­ва; реализация других прав и обязанностей по сделке);

- заключение другой сделки, которая обеспечивает


первую или заключена во исполнение либо во измене­
ние первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполне­
ния; акцепт инкассового поручения.

5. Напомним также, что, будучи оспоримыми, сдел­ки по статье 174 ГК РФ не обязательно должны быть признаны судом недействительными. Как справедливо отмечает О.Н. Садиков, «суд вправе не признать сделку недействительной, ибо ГК оставляет решение этого во­проса на усмотрение суда («сделка может быть призна­на недействительной»)»2.



1 См. п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г.
№ 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 ГК РФ при реали­
зации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок».

2 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федера­
ции, части первой (постатейный). М.: Юридическая фирма КОН­
ТРАКТ; ИНФРА-М, 1999. С. 367.

\j





О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

Как уже отмечалось выше, любая оспоримая сделка по действующему законодательству характеризуется тем, что она лишь «может быть признана судом недей­ствительной». Это не исключает возможности оставле­ния такой сделки в силе даже в случаях, когда все при­знаки недействительности имеют место.

При каких условиях может быть оставлена в силе сделка, недействительная по основаниям, предусмот­ренным в статье 174 ГК РФ?

В этой статье возможность признания сделки не­действительной связывается с необходимостью предъ­явления в суд иска лицом, «в интересах которого уста­новлены ограничения». Следовательно, закон исходит из того, что заключение сделки с превышением ограни­чений должно нарушать интересы лица, в пользу кото­рого установлены данные ограничения.

Логично поэтому предположить, что если при рас­смотрении спора будет установлено, что заключенная с превышением полномочий сделка в момент ее совер­шения тем не менее не нарушала интересов этого лица, то сделка должна быть оставлена в силе.

Данное положение можно проиллюстрировать на при­мере сделок, совершенных от имени всех членов просто­го товарищества его участником, не имеющим на то не­обходимых полномочий.

Согласно пункту 1 статьи 1044 ГК РФ, при ведении общих дел каждый товарищ вправе действовать от име­ни всех товарищей, если договором простого товарище­ства не установлено, что ведение дел осуществляется от­дельными участниками либо совместно всеми участни­ками договора простого товарищества. При совместном ведении дел для совершения каждой сделки требуется согласие всех товарищей. При ведении дел отдельными участниками полномочия этих участников подтвержда­ются доверенностью, выданной остальными товарища­ми, или самим договором товарищества (см. п. 1 и 2 ст. 1044 ГК РФ).

396


СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

В случае, если подобное ограничение полномочий установлено договором простого товарищества и при этом товарищ, не имеющий полномочий, совершит сделку от имени всех товарищей без согласия всех това­рищей или без доверенности (без указания о его полно­мочиях в договоре), такая сделка может быть призна­на недействительной на основании статьи 174 ГК РФ по иску остальных товарищей. Последние должны до­казать, что в момент заключения сделки третье лицо знало или должно было знать о наличии таких ограни­чений (п. 3 ст. 1044 ГК РФ).

Вместе с тем в пункте 4 статьи 1044 ГК РФ установ­лено правило: если при совершении сделки имелись достаточные основания полагать, что она была необхо­дима в интересах всех товарищей, то товарищ может требовать возмещения произведенных им за свой счет расходов. Более того, отдельные товарищи, понесшие вследствие таких сделок убытки, вправе требовать их возмещения.

Данные нормы, по сути, исходят из возможности ос­тавления в силе сделок, совершенных одним из товари­щей с превышением полномочий, определенно ограни­ченных договором простого товарищества, при условии, что сделки совершались в интересах всех товарищей.

Из этого следует, что если в судебном процессе о признании сделки недействительной будет доказано, что сделка совершалась в интересах всех товарищей, то, даже если отдельные товарищи понесли по такой сделке убытки, она должна быть оставлена в силе как заключенная от имени всех товарищей. Товарищ, со­вершивший сделку с превышением полномочий, мо­жет требовать возмещения расходов. Товарищи, по­несшие от сделки убытки, вправе требовать возмеще­ния убытков.

Хотя в законе не указано, кто должен возмещать со­ответствующие расходы и убытки, на наш взгляд, в дан­ном случае должны применяться правила статьи 1046

397




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница