В гражданском праве


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ



страница33/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   45

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


ГК РФ. В соответствии с ней расходы и убытки распре­деляются среди всех товарищей в порядке, определен­ном их соглашением, а при отсутствии такого соглаше­ния — пропорционально стоимости вклада каждого то­варища в общее дело.

Заметим, что в рассматриваемом примере сделка с превышением ограниченных полномочий может быть оставлена в силе при условии, если в момент ее со­вершения «имелись достаточные основания пола­гать», что она была необходима в интересах всех това­рищей, даже несмотря на то, что в действительности то­варищи могли понести от сделки убытки. Безусловно, данный критерий не может быть универсальным для всех сделок, признаваемых недействительными по ста­тье 174 ГК РФ, поскольку он касается лишь сделок, со­вершенных участниками простого товарищества.

Однако в тех случаях, когда сделка, отвечающая признакам статьи 174 ГК РФ, действительно соверша­ется в интересах лица, в пользу которого установлены ограничения, и ее исполнение не приводит к наруше­нию этих интересов, суд, на наш взгляд, может и дол­жен оставлять ее в силе. При этом установление факта нарушения интересов лица, в пользу которого были ус­тановлены ограничения полномочий, должно произво­диться судом.

В этой связи полезным было бы дополнить статью 174 ГК РФ прямым указанием на то, что сделка может быть признана недействительной лишь при условии, что ее совершение действительно нарушало интересы лица, в пользу которого установлены ограничения1.

Такое дополнение полностью отвечало бы природе оспоримых сделок и смыслу статьи 174 ГК РФ. Оно поз­волило бы избежать признания недействительными

1 Такого дополнения можно не делать, если будут приняты пред­ложения о законодательном закреплении «материального» состава для всех оспоримых сделок (см. подраздел 2.5.2 настоящей работы).

398


сделок, объективно заключенных в интересах оспари­вающих их лиц.

Кроме того, такое дополнение уменьшило бы слу­чаи недобросовестного поведения лиц, оспаривающих сделки с целью избежать исполнения принятых на себя обязательств, когда-то являвшихся вполне приемлемы­ми, но впоследствии по различным причинам оказав­шихся «неудобными».

Наиболее распространенный пример: сделки с не­движимостью, по которым недвижимость отчуждается или сдается в аренду по разумной рыночной цене, одна­ко через какое-то время у продавца (арендодателя) по­является более выгодное предложение от третьих лиц на покупку (сдачу в аренду) помещения по более высо­кой цене. В этой ситуации недобросовестный продавец (арендодатель), пользуясь тем, что сделка, совершенная от его имени, отвечает признакам статьи 174 ГК РФ, предъявляет к прежнему покупателю (арендатору) иск о признании договора недействительным и впоследст­вии заключает аналогичный договор с другим лицом по более высокой цене.

Включение в статью 174 ГК РФ предлагаемого до­полнения исключило бы подобные ситуации, способст­вовало бы устойчивости гражданского оборота и сори­ентировало бы судебную практику на более всесторон­нее и полное изучение обстоятельств дела, приводящее

к обоснованным судебным решениям.



4.4. КРУПНЫЕ СДЕЛКИ И СДЕЛКИ, В КОТОРЫХ ИМЕЕТСЯ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ



4.4.1. Общая характеристика

Крупные сделки и сделки, в которых имеется заин­тересованность, могут быть совершены лишь юридиче­скими лицами определенных организационно-право­вых форм. На этот счет предусмотрены специальные

399

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


положения законодательства об акционерных обще­ствах1, обществах с ограниченной ответственностью2 и некоммерческих организациях3.

Юридическое лицо действует через свои органы, полномочия которых определены законом (иными пра­вовыми актами) и учредительными документами (см. п. 1 ст. 53 ГК РФ). Как правило, для совершения юри­дическим лицом сделок в гражданском обороте доста­точно волеизъявления исполнительного органа этого юридического лица4, который действует без довереннос­ти и без каких-либо дополнительных полномочий, кро­ме самого акта о назначении исполнительным органом. Тем не менее в некоторых случаях законом специ­ально установлено, что определенного рода сделки ис­полнительный орган вправе совершать лишь с одобрения других органов юридического лица (совета директоров, общего собрания акционеров и т. п.). Нарушение этого правила влечет за собой возможность признания соответ­ствующей сделки недействительной в связи с тем, что та­кого рода сделка не соответствует закону (ст. 168 ГК РФ). Однако закон учитывает, что в данном случае имеет место не столько несоответствие сделки закону, сколь­ко нарушение признаваемой законом воли организации в лице иных ее волеобразующих органов, чье согласие на совершение сделки призвано защищать частные ин­тересы юридического лица. В этой связи нарушение по-



1 См. гл. X-XI Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в редакции Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 120-ФЗ, действующей с 1 января 2002 г. // СЗ РФ. 2001. 13 авг. № 33 (Часть I). Ст. 3423.

^ См. ст. 45, 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.



3 См. ст. 27 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ
«О некоммерческих организациях» // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145.

4 См. абз. 3 п. 2 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных
обществах», подп. 1 п. 3 ст. 40 Федерального закона «Об обществах
с ограниченной ответственностью».

400


рядка совершения крупных сделок и сделок с заинтере­сованностью прежде всего нарушает внутреннюю волю конкретного юридического лица, от имени которого со­вершается сделка.

Учитывая это, соответствующие сделки признают­ся не ничтожными, а оспоримыми1, что вполне соответ­ствует их природе и интересам гражданского оборота. Правильность отнесения рассматриваемой категории сделок (в том числе и крупных сделок акционерных об­ществ) к оспоримым подтверждается также следующи­ми соображениями.



Во-первых, требование получить одобрение от дру­гого органа юридического лица адресовано прежде все­го исполнительному органу общества и имеет « внутрен­нее» значение для юридического лица, совершающего сделку. Критерии отнесения сделок к «крупным» или к сделкам «с заинтересованностью» призваны защи­щать интересы юридического лица от непродуманных или недобросовестных действий исполнительного орга­на юридического лица.

Эти критерии выявляются лишь при анализе внут­ренних отношений в обществе. Изучение бухгалтерских балансов, сведений об оценке стоимости имущества, проведенной советом директоров (общим собранием), анализ законности созыва и порядка проведения засе­дания совета директоров (общего собрания), на котором принималось решение об одобрении сделки, анализ взаи­моотношений исполнительного органа с другими лицами на предмет установления заинтересованности - все это



1 До недавнего времени крупные сделки, совершаемые акцио­нерными обществами, признавались ничтожными. На наш взгляд, это было результатом недоразумения, допущенного законодателем, которое привело к многочисленным нарушениям прав добросовест­ных контрагентов акционерных обществ. Эта ошибка была впослед­ствии исправлена, и в настоящее время с 1 января 2002 г. крупные сделки акционерных обществ также являются оспоримыми (см. п. 6 ст. 79 Федерального закона «Об акционерных обществах» в редак­ции Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 120-ФЗ).

401


«

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


бывает крайне затруднительным, а порой и невозмож­ным для добросовестных контрагентов, вступающих в сделку с юридическим лицом.

Поэтому контрагент такого юридического лица вправе полагаться на общее полномочие исполнитель­ного органа совершать любые сделки от имени юриди­ческого лица и не должен, на наш взгляд, проводить полномасштабную юридическую экспертизу внутрен­них отношений общества, опасаясь оказаться вовлечен­ным в ничтожную сделку. Кроме того, он вправе пола­гаться на добросовестное поведение исполнительного ор­гана юридического лица и исходить из наличия у него всех необходимых полномочий на совершение сделки.

Такое предположение, на наш взгляд, диктуется пунктом 3 статьи 53 ГК РФ, согласно которому «лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридичес­кого лица добросовестно и разумно».

Так как, согласно пункту 3 статьи 10 ГК РФ, разум­ность и добросовестность участников гражданских пра­воотношений предполагаются, то контрагент юридиче­ского лица на стадии заключения договора не должен быть поставлен перед необходимостью выискивать вну­тренние юридические изъяны в полномочиях исполни­тельного органа, опасаясь ничтожности сделки.

В силу этого правовой режим оспоримой сделки вы­глядит более предпочтительным, поскольку:

а) предоставляет право оспаривать такую сделку не любым лицам, а лишь тем, чья воля, права и интере­сы могут быть нарушены совершением сделки. Исклю­чается таким образом возможность злоупотребления правами контрагентами юридических лиц. Так, кон­трагент юридического лица, заключившего крупную сделку, может использовать это обстоятельство путем заявления в суд о ничтожности сделки, хотя само юри­дическое лицо не желает оспаривать сделку, так как его права и интересы не нарушены;

402

б) предоставляет суду возможность в результате оспаривания оставить сделку в силе, если права и ин­тересы юридического лица или его участников реаль­но не нарушены совершением сделки.



Кроме того, защита добросовестного контрагента юридического лица, на наш взгляд, была бы еще эф­фективнее, если бы в законе была установлена обя­занность лица, оспаривающего сделку, доказать, что другая сторона в сделке знала или должна была знать о том, что конкретная сделка требует одобрения иным органом общества, а также - что такого одобрения не бы­ло получено.

Возможные возражения на этот счет, связанные с чрезвычайной сложностью при таком регулировании признавать соответствующие сделки недействительны­ми, по нашему мнению, опровергаются тем, что у юри­дического лица в случае отказа суда признать сделку недействительной имеется достаточно возможностей компенсировать возможные потери за счет лица, вы­полняющего функции его органа. В частности, все тот же пункт 3 статьи 53 ГК РФ устанавливает, что лицо, выступающее от имени юридического лица в силу зако­на или учредительных документов, обязано по требова­нию учредителей (участников) юридического лица, ес­ли иное не предусмотрено законом или договором, воз­местить убытки, причиненные им юридическому лицу.

В специальных законодательных актах, посвящен­ных деятельности различных юридических лиц, также установлена возможность как юридических лиц, так и их участников требовать от органов управления воз­мещения убытков, причиненных недобросовестными или неразумными действиями при исполнении своих обязанностей.

В статье 71 закона «Об акционерных обществах» установлено, что члены совета директоров общества, единоличный исполнительный орган общества, времен­ный единоличный исполнительный орган, члены кол­легиального исполнительного органа общества, а равно

403

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


управляющая организация или управляющий при осу­ществлении своих прав или исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществ­лять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.

Они несут ответственность перед обществом за убыт­ки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием). При определении оснований и размера ответственности должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельст­ва, имеющие значение для дела.

Право требовать возмещения причиненных общест­ву убытков предоставлено самому обществу или акцио­неру (акционерам), владеющим в совокупности не ме­нее чем одним процентом размещенных обыкновенных акций общества. Аналогичные нормы предусмотрены в статье 44 закона «Об обществах с ограниченной ответ­ственностью» .

Это означает, что в случаях, когда добросовестность контрагента юридического лица при совершении круп­ной сделки или сделки с заинтересованностью не вызы­вает сомнений, сделка должна оставаться действитель­ной. Что же касается возможных убытков, причинен­ных обществу совершением такой сделки, то их можно и нужно взыскивать с соответствующего исполнитель­ного органа общества, совершившего сделку, на кото­рую он не имел полномочий.

Добросовестный контрагент, а равно и граждан­ский оборот в целом не должны страдать от последствий недействительности сделок, совершение которых было вызвано неразумными или недобросовестными дейст­виями исполнительных органов юридического лица.

Подобное регулирование исключает многочислен­ные злоупотребления, которые до недавнего времени имели место на практике, когда акционерные общества использовали иски о ничтожности крупных сделок как надежный способ уклонения от исполнения своих обя­зательств.

404

Во-вторых, сделки, совершаемые с одобрения иных органов юридического лица, по своей природе очень силь­но напоминают сделки, совершаемые без согласия треть­их лиц, которые рассматриваются в главе 5 настоящей работы. В силу этого им присущи многие свойства, кото­рые принадлежат сделкам без согласия третьих лиц1.

В частности, очевидная возможность последующе­го одобрения таких сделок абсолютно не согласуется с юридической природой ничтожных сделок. Известное постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 2 апреля 1997 г. № 4/8 «О некоторых вопросах применения Феде­рального закона «Об акционерных обществах» в пунк­те 14 вынуждено было признать возможность последу­ющего одобрения ничтожных в то время крупных сде­лок, совершаемых акционерными обществами.

Хотя данное толкование закона создавало, по сути, новую норму права, никак не согласующуюся с приро­дой ничтожных сделок, оно полностью соответствова­ло потребностям оборота и сущности крупных сделок. Интересно, что после выхода данного постановления судебная практика, не дожидаясь внесения измене­ний в закон, самостоятельно пыталась привести круп­ные сделки акционерных обществ в соответствие с их

1 Тем не менее крупные сделки и сделки с заинтересованнос­тью, при всем внешнем сходстве, имеют принципиальное внутрен­нее отличие от сделок, совершаемых без согласия третьих лиц: со­гласие внутреннего волеобразующего органа юридического лица на совершение сделки не является согласием третьего лица, не уча­ствующего в совершении сделки. Наоборот, имеет место нарушение порядка волеобразования участника сделки - юридического лица, чей внутренний орган не дал согласия на совершение сделки своему волеизъявляющему органу.

Именно это обстоятельство говорит о том, что волеизъявление соответствующих органов по таким сделкам входит в состав этих сде­лок и отсутствие этого волеизъявления означает порок воли юриди­ческого лица - стороны сделки при ее совершении. Поэтому крупные сделки и сделки с заинтересованностью по своей внутренней сущно­сти более близко стоят к сделкам с пороками воли (к сделкам без пол­номочий), хотя внешне сильно напоминают сделки, совершаемые без согласия третьих лиц.

405

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

природой, объявляя эти сделки в некоторых решениях оспоримыми1.

Наконец, в-третьих, отнесение всех сделок рассма­триваемой категории к оспоримым не только в боль­шей степени отвечает интересам гражданского оборо­та, но также устанавливает единообразный правовой режим сходных по своей сути явлений. Существовав­шая ранее ситуация, когда для акционерных обществ крупные сделки являлись ничтожными, а для обществ с ограниченной ответственностью - оспоримыми, не под­давалась никакому разумному объяснению.

Кроме того, тем самым нарушался один из осново­полагающих принципов гражданского права - прин­цип равенства участников гражданских правоотно­шений (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Почему-то для акционерных обществ крупные сделки были ничтожными и не долж­ны были влечь за собой никаких правовых последст­вий, а для обществ с ограниченной ответственностью такие же сделки были действительны, пока не будут оспорены в установленном законом порядке. Устра­нение подобных расхождений2 можно только привет­ствовать.

При рассмотрении далее крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность, будут затрону­ты следующие вопросы:

1) понятие крупной сделки и сделки, в которой име­ется заинтересованность;

2)порядок совершения крупной сделки и сделки, в ко­торой имеется заинтересованность;

1 См., например, постановление Федерального арбитраж­
ного суда Московского округа от 24 апреля 2000 г. по делу
№ КГ-А40/1536-00 // СПС «Гарант»; Марголин М.А. Недействи­
тельные крупные сделки и сделки с участием заинтересованных
лиц // Законодательство. 2001. № 3.

2 См. Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 120-ФЗ «О вне­
сении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционер­
ных обществах», вступивший в силу с 1 января 2002 г.

406

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

3) условия и порядок признания недействительной крупной сделки и сделки, в которой имеется заинтере­сованность.



4.4.2. Понятие крупной сделки

Развернутое понятие крупной сделки содержится в пункте 1 статьи 78 Закона «Об акционерных общест­вах», а также в пунктах 1 и 2 статьи 46 Закона «Об об­ществах с ограниченной ответственностью». Для того чтобы сделка признавалась крупной, должны соблю­даться одновременно несколько условий, которые бу­дут рассмотрены ниже.



1. Сделка (несколько взаимосвязанных сделок) должна быть связана с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества.

Под отчуждением имущества следует понимать рас­поряжение не только вещами, находящимися в собст­венности общества (на ином вещном праве), но также любыми имущественными правами общества, имею­щими денежную оценку, в том числе по договору уступ­ки права (цессии). К распоряжению имуществом при­равнивается также принятие на себя долга по договору о переводе долга1. Это следует из широкого понятия имущества, предусмотренного в статье 128 ГК РФ, куда включаются также деньги.

Отчуждение имущества следует отличать от иных распорядительных действий с имуществом, таких, как передача имущества во владение или пользование. В этом случае независимо от стоимости передаваемого

1 См. п. 6-7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 марта 2001 г. № 62 «Обзор практики разрешения споров, свя­занных с заключением хозяйственными обществами крупных сде­лок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее - «Обзор») // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 2001. № 7.

407

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

в пользование имущества сделка не может рассматри­ваться как крупная.

Например, передача обществом имущества по дого­вору аренды не является крупной сделкой, поскольку от­чуждения имущества в данном случае не происходит1. Под отчуждением всегда понимается окончательный, бесповоротный переход прав к другому лицу.

Иной подход не соответствует природе крупной сдел­ки, хотя в судебной практике встречаются дела, когда передача имущества в аренду на длительный срок ква­лифицируется как сделка по отчуждению имущества. Основанием этому служит то, что для арендодателя данное имущество является основным средством, прино­сящим доходы, и передача такого имущества в аренду оз­начает лишение общества возможности заниматься ос­новной производственно-хозяйственной деятельностью.

В частности, в одном из дел Президиум ВАС РФ указал следующее: .

«Президиум считает, что размер сделки по догово­ру аренды следует определять в зависимости от стои­мости арендованного имущества.

Судом также принято во внимание, что помеще­ния и имущество сданы в долгосрочную аренду (на 10 и 30 лет), в связи с чем из пользования нефтебазы на длительное время изымается спорное имущество.

Анализ перечней арендованного имущества свиде­тельствует о том, что в аренду сдано основное обору­дование, контрольно-измерительные приборы, емкости для хранения нефти и другое имущество, необходи­мое для осуществления базовой производственной де­ятельности.

В данном случае обе сделки - купли-продажи* а также аренды имущества и помещений - имеют

См., например, постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 сентября 1999 г. по делу № Ф03-А59/99-1/1210//СПС «Гарант».



СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

единую цель и направлены на отчуждение имущест­ва нефтебазы»1.

В другом деле Высший арбитражный суд, подтверж­дая правильность выводов судов о недействительности сделки по сдаче в аренду имущества, привел следующую аргументацию:



«...в аренду сданы производственные помещения с на­ходящимся в них дорогостоящим оборудованием сро­ком на 15 лет. Стоимость спорного имущества на мо­мент заключения договора составляла 80 процентов стоимости основных фондов акционерного общества.

Таким образом, в аренду было сдано имущество, не­обходимое акционерному обществу для осуществления его основной производственной деятельности. В поль­зовании общества остались только незначительные вспомогательные службы, не связанные с основным профилем его деятельности.

Учитывая, что в результате совершения данной сделки фактически была прекращена производствен­ная деятельность истца, дающая его основной доход, суд признал оспариваемую сделку для истца крупной»2.

Такая позиция не выдерживает критики. Очевид­но, что сдача имущества в аренду не является сделкой по отчуждению этого имущества. Кроме того, непонят­но, чем руководствовался суд, устанавливая процентное



1 См. п. 31 Обзора отдельных постановлений Президиума Выс­
шего арбитражного суда РФ по спорам, связанным с признанием сде­
лок недействительными // Хозяйство и право. 2001. № 7. С. 125-126.
Следует отметить, что в рассматриваемом деле суд в целом правиль­
но исходил из наличия особого порядка совершения сделок аренды,
поскольку из устава общества следовало, что к исключительной ком­
петенции собрания акционеров относится принятие решений о сдаче
в аренду имущества. Однако приведенная мотивировка, согласно ко­
торой сделка по сдаче имущества в аренду относится к сделке, на­
правленной на отчуждение имущества, является неверной.

2 П. 40 Информационного письма Президиума Высшего арбит­
ражного суда РФ от 11 января 2002 г. № 66 «Обзор практики разре­
шения споров, связанных с арендой» // Вестник Высшего арбит­
ражного суда РФ. 2002. № 3.

409


О-В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

соотношение «отчуждаемого» по договору аренды иму­щества не с балансовой стоимостью активов, а со «стои­мостью основных фондов» акционерного общества (см. ниже пункт 2). Эта позиция абсолютно не основана на законе и не должна применяться судами.

Спорным является вопрос о том, должно ли приоб­ретение имущества осуществляться только в собствен­ность или же для целей понятия крупной сделки рас­сматривается и приобретение имущества в пользова­ние, а также приобретение услуг. На наш взгляд, под приобретением имущества следует понимать в том чис­ле приобретение имущества в пользование и услуг. Это объясняется следующими причинами.

Во-первых, по смыслу закона, особый порядок со­вершения крупных сделок при приобретении имущест­ва направлен на недопущение неоправданных расходов общества. При этом, по нашему мнению, не должно иметь значение, осуществляются ли расходы на приоб­ретение вещей в собственность, в пользование, на при­обретение услуг или работ.

В каждом из этих случаев должен рассматриваться вопрос о том, является ли сделка по своей цене крупной и не требуют ли соответствующие расходы (сделка) одо­брения советом директоров (собранием акционеров). Поэтому для общества-арендатора договор аренды, на­правленный на приобретение имущества в пользова­ние, должен рассматриваться как крупная сделка, если он отвечает всем остальным признакам таких сделок (размер арендной платы превышает 25 процентов ба­лансовой стоимости активов общества).

Во-вторых, в пункте 2 новой редакции закона «Об ак­ционерных обществах», где говорится о порядке опре­деления стоимости имущества в крупной сделке, прямо говорится о цене приобретаемого имущества (услуг). Отсутствие упоминания о работах связано, по всей ви­димости, с тем, что по договорам на выполнение работ заказчик приобретает в собственность результат работ, поэтому не вызывает сомнений, что договоры на выпол­нение работ должны рассматриваться как направлен­ные на приобретение имущества.

410




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница