В гражданском праве


СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ



страница34/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   45

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

Не имеет значения, возмездно или нет осуществля­ется отчуждение имущества: нормы о крупных сделках направлены на защиту общества от любого бесконт­рольного «растаскивания» активов1. Поэтому в случае, если отчуждение имущества осуществляется безвозме­здно, сделку также следует рассматривать на предмет того, является она крупной или нет.

Следует отметить, что новая редакция закона «Об ак­ционерных обществах» (п. 4 ст. 79) требует, чтобы в ре­шении об одобрении крупной сделки в обязательном по­рядке указывалась цена сделки. При этом пункт 6 ста­тьи 79 закона предоставляет возможность признавать недействительной сделку, совершенную с нарушением любых требований статьи 79 закона.

Из этого можно заключить, что если безвозмезд­ная сделка акционерного общества по отчуждению имущества по стоимостным характеристикам являет­ся крупной (см. ниже), то ее невозможно одобрить без указания цены сделки, а следовательно, закон исхо­дит из того, что акционерное общество не должно со­вершать безвозмездные крупные сделки под угрозой их недействительности2. Это не относится к обществам



1 Это следует также из того, что для определения сделки по от­
чуждению имущества в качестве крупной имеет значение лишь ба­
лансовая стоимость отчуждаемого имущества, а не цена сделки, как
в случае с приобретением имущества (см. ниже).

2 Понятие безвозмездной сделки в целом не является предметом
настоящего исследования и заслуживает отдельного рассмотрения.
Тем не менее заметим, что взнос имущества в уставный капитал, не­
смотря на кажущуюся безвозмездность, на наш взгляд, носит возме­
здный характер, поскольку в обмен на него общество получает
встречное предоставление в виде акций, долей участия в обществе,
куда вносится имущество. В целях соблюдения требования пункта 4
статьи 79 закона «Об акционерных обществах» в решении об одобре­
нии такой сделки в качестве цены сделки следует указывать номи­
нальную стоимость получаемых в обмен на имущество акций (до­
лей). При определении номинальной стоимости, однако, должны со­
блюдаться все правила о совершении крупной сделки, в том числе
необходимость отчуждения имущества по цене, равной рыночной
стоимости имущества (п. 2 ст. 78, ст. 77 закона «Об акционерных
обществах»).

411


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


с ограниченной ответственностью, которые могут одо­брять и безвозмездные крупные сделки по отчужде­нию имущества1.

В отличие от отчуждения, приобретение имущества для целей признания сделки крупной должно быть только возмездным. Безвозмездное приобретение иму­щества не должно рассматриваться как крупная сделка.

Направленными на прямое отчуждение (приобре­тение) имущества следует понимать сделки, которые служат непосредственным основанием для перехода имущества (имущественных прав) и возникновения имущественных обязанностей (купля-продажа, мена, цессия, перевод долга, дарение, договор займа, кредит­ный договор).

Например, по договору займа (кредитному догово­ру) для общества-заемщика сделка в части суммы зай­ма будет направлена на прямое отчуждение имущества, поскольку непосредственно на основании этого догово­ра у заемщика возникнет обязанность по передаче (воз­врату) заимодавцу суммы, равной полученной от него по договору займа (кредита). Если заем возмездный, то для заемщика в части суммы процентов такая сдел­ка должна рассматриваться как сделка, направленная на приобретение финансовых услуг (пользование зай­мом), а цена сделки (сумма процентов за пользование займом) должна быть учтена для определения того, яв­ляется ли сделка крупной.

То же можно сказать и о кредитном договоре. Одна­ко штрафные санкции за просрочку возврата займа (кредита) не должны учитываться при определении суммы крупной сделки, поскольку являются мерой от­ветственности. В частности, Высший арбитражный суд указал следующее:

«При определении суммы сделки, которая может быть отнесена к крупной, не подлежат включению в нее проценты, начисляемые за просрочку исполнения денеж-

См. п. 1 «Обзора».



ного обязательства (статья 395 Гражданского кодек­са Российской Федерации), а также иные суммы, взи­маемые с должника в порядке применения к нему мер ответственности (неустойка, штраф, пени). Предус­мотренные кредитным договором проценты за пользо­вание кредитом в течение предусмотренного договором срока не являются мерой ответственности и должны учитываться при определении суммы сделки»1.

Для заимодавца договор займа будет являться сдел­кой по прямому отчуждению имущества только в части основной суммы займа.

До недавнего времени судебная практика колеба­лась в возможности отнесения кредитных договоров к крупным сделкам, направленным на отчуждение или приобретение имущества. Например, Президиум Выс­шего арбитражного суда РФ указывал:

«Заключение сторонами договора на предостав­ление кредита не предполагает установления цены на приобретаемое имущество, поскольку по такому договору передаются денежные средства, и сам по себе кредит не может рассматриваться как приобретение или отчуждение заемщиком своего имущества. Следо­вательно, этот вид сделки не подпадает под действие статей 78 и 79 Федерального закона «Об акционерных обществах»2.

Однако в настоящее время заем и кредит прямо на­званы в пункте 1 статьи 78 закона «Об акционерных об­ществах» в качестве примеров сделок, направленных на отчуждение (приобретение) имущества, в связи с чем споры по этому вопросу следует считать исчерпанными.

Под косвенным отчуждением (приобретением) иму­щества следует считать совершение сделок, которые только могут повлечь за собой переход имущества (иму­щественных прав) и возникновение имущественных

1 См. п. 1 «Обзора».

2 Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июня 1999 г.
№ 2384/99 // СПС «Гарант».

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


обязанностей лишь при наступлении каких-либо до­полнительных условий или обстоятельств (юридичес­ких фактов). Например, купля-продажа под отлагатель­ным условием, договор залога, поручительство могут повлечь за собой возможность в будущем отчуждения имущества, являющегося предметом сделки.

Очевидно, что при неисполнении основного обяза­тельства, обеспеченного залогом, заложенное имущест­во может быть отчуждено у залогодателя в порядке обеспечения основного обязательства.

Несмотря на это, судебная практика до недавнего времени была в этом вопросе противоречива и в некото­рых решениях не признавала договоры залога сделка­ми, направленными на возможность отчуждения иму­щества1. В настоящее время пункт 1 статьи 78 закона «Об акционерных обществах» прямо указывает на залог и поручительство как на примеры сделок, направлен­ных на отчуждение имущества.

Очень сложным является вопрос об определении взаимной связи нескольких сделок, прямо или косвен­но направленных на приобретение или отчуждение (возможность отчуждения) имущества. В законе нет ка­ких-либо критериев, определяющих взаимную связь нескольких сделок.

Представляется, что в каждом конкретном случае су­ду необходимо рассматривать совокупность всех обстоя­тельств (предмет сделки, существенные условия сделок, совершение их с одним и тем же контрагентом, времен­ной промежуток, в течение которого заключались сдел­ки), которые могут свидетельствовать о такой связи2.

'

1 Описание примера такого неправильного решения см. в поста­


новлении Президиума ВАС РФ от 4 июля 2000 г. № 2710/00 // СПС
«Гарант».

2 См. также: Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обо­
роте // Законодательство. 2001. № 3; Постатейный комментарий
к Федеральному закону «Об акционерных обществах» / Отв. ред.
Г.С. Шапкина. М., 2000. С 218.

414


Полезно также на уровне закона установить строго определенный период времени (срок), в течение которо­го должны совершаться взаимосвязанные сделки, так как иначе поиски «взаимной связи» могут распростра­няться на однородные сделки, совершаемые обществом в течение нескольких лет, что не будет способствовать стабильности оборота.

2. Стоимость имущества, являющегося предметом крупной сделки (сделок), должна составлять 25 и более (для акционерных обществ) или более 25 процентов (для обществ с ограниченной ответственностью) балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату (за последний отчетный период).

При этом в новой редакции закона «Об акционерных обществах» делается важное уточнение: в случае отчуж­дения или возникновения возможности отчуждения иму­щества с балансовой стоимостью активов общества сопо­ставляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а в случае приобрете­ния имущества — цена его приобретения. Ранее анало­гичное уточнение содержалось в пункте 2 статьи 46 зако­на «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Отсутствие такого уточнения в законе «Об акцио­нерных обществах» приводило к тому, что суды зачас­тую ошибочно определяли крупную сделку на основе сопоставления с балансовой стоимостью активов не ба­лансовой, а рыночной стоимости отчуждаемого имуще­ства, руководствуясь пунктом 2 старой редакции ста­тьи 78 закона, который гласил:

«Определение стоимости имущества, являющего­ся предметом крупной сделки, осуществляется сове­том директоров (наблюдательным советом) общест­ва в соответствии со статьей 77 настоящего Феде­рального закона».

Статья же 77 закона устанавливала правила опреде­ления рыночной цены имущества советом директоров.

415


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


Были также попытки определять стоимость отчуж­даемого имущества путем сопоставления суммы (цены) сделки с балансовой стоимостью активов общества.

В юридической литературе по рассматриваемому вопросу высказывались противоположные точки зре­ния. Так, В.В. Долинская исходила из того, что для квалификации сделки в качестве крупной необходимо сопоставлять балансовую стоимость имущества с балан­совой стоимостью активов1. Д.В. Ломакин, наоборот, критиковал указанный подход, ссылаясь на отсутствие в законе прямо выраженного указания, что с балансо­вой стоимостью активов следует сопоставлять балансо­вую стоимость имущества2.

На наш взгляд, и до внесения поправок в закон «Об акционерных обществах» при определении того, яв­ляется ли сделка крупной, необходимо было сопостав­лять балансовую стоимость отчуждаемого имущества с балансовой стоимостью активов общества. При приоб­ретении имущества необходимо было сопоставлять сум­му сделки с балансовой стоимостью активов общества.

Определение стоимости имущества по правилам о ры­ночной стоимости (ст. 77) всегда имело задачей лишь установить цену, по которой общество могло отчуждать имущество, являющееся предметом крупной сделки. При этом преследовалась лишь одна цель: не допустить отчуждения дорогостоящего имущества по цене ниже рыночной. Что же касается самого понятия крупной сделки, то для его определения рыночная стоимость от­чуждаемого имущества не имела никакого значения.

Во-первых, чисто логически ранее действующая ре­дакция пунктов 1 и 2 статьи 78 Закона «Об акционер­ных обществах» не позволяла применять для определе-

1 См.: Долинская В.В. Акционерное право: Учебник / Отв. ред.
А.Ю. Кабалкин. М.: Юридическая литература, 1997. С. 212.

2 См.: Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте //
Законодательство. 2001. № 3.

416


ния того, является ли сделка крупной, рыночную стои­мость имущества. Определение крупной сделки дава­лось лишь в пункте 1 статьи 78 закона, в котором указы­валось, что стоимость отчуждаемого имущества должна составлять более 25 процентов балансовой стоимости ак­тивов общества.

Что же касается пункта 2 статьи 78 закона «Об ак­ционерных обществах», то в нем шла речь об опреде­лении стоимости имущества, уже являющегося пред­метом крупной сделки (то есть отнесенной к крупной по правилам пункта 1 статьи 78 закона). Поэтому под стоимостью имущества в пункте 2 статьи 78 понима­лась, по сути, цена, по которой общество могло отчуж­дать (приобретать) имущество, уже являющееся пред­метом крупной сделки.

Во-вторых, последовательное проведение принци­па определения крупной сделки с помощью установ­ления рыночной цены отчуждаемого (приобретаемо­го) имущества привело бы к тому, что исполнительный орган общества перед совершением любой сделки (да­же на незначительную сумму), не относящейся к обыч­ной хозяйственной деятельности, должен бы был по­лучать решение совета директоров об определении рыночной стоимости этого имущества1. Очевидно, что такое понимание правил закона не входило в задачу законодателя.

Исполнительный орган на основании объективных критериев, поддающихся его собственной оценке, дол­жен был:



  • определить, является ли сделка крупной (п. 1 ст. 78 закона «Об акционерных обществах» в старой редакции);

  • в зависимости от стоимости имущества, являю­щегося предметом крупной сделки, определить, какой

1 В соответствии с подпунктом 8 статьи 65 старой редакции за­кона, определение рыночной стоимости имущества по правилам, ус­тановленным статьей 77 закона, относилось к исключительной ком­петенции совета директоров.

417


О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


орган должен принимать решение об одобрении такой сделки (ст. 79 закона «Об акционерных обществах» в ста­рой редакции)1;

- инициировать проведение оценки и передать со­


вету директоров вопрос об утверждении рыночной сто­
имости имущества, не ниже которой он должен отчуж­
дать (не выше которой - приобретать2) имущество;

— передать соответствующему органу (совету дирек­


торов или общему собранию акционеров) решение во­
проса об одобрении крупной сделки.

В-третьих, четкие правила сопоставления балансо­вой стоимости активов не с рыночной ценой, а с балансо­вой стоимостью имущества (при отчуждении) или с це­ной сделки (при приобретении), были установлены в за­коне «Об обществах с ограниченной ответственностью».



1 Сопоставление пункта 2 статьи 78, статьи 77 и статьи 79 ста­
рой редакции закона не давало однозначный ответ на вопрос о том,
какая стоимость на этапе определения надлежащего органа должна
учитываться: рыночная, балансовая или цена сделки. На наш
взгляд, на этом втором этапе, когда определяется надлежащий ор­
ган, следовало учитывать также балансовую стоимость отчуждаемо­
го имущества или сумму сделки приобретаемого имущества. Хотя
в судебной практике встречались случаи, когда на этом этапе пред­
полагалось учитывать рыночную стоимость, основанную на данных
заключения оценщика и решении совета директоров об утвержде­
нии рыночной стоимости (в соответствии с п. 8 ст. 65 закона, опреде­
ление рыночной стоимости относится к исключительной компетен­
ции совета директоров).

После подтверждения рыночной стоимости советом директоров предполагалось с помощью статьи 79 закона определять, какой ор­ган должен принять решение об одобрении крупной сделки (рыноч­ная стоимость сравнивалась с активами баланса). И уже в самую по­следнюю очередь соответствующий орган должен вынести решение об одобрении или неодобрении крупной сделки. Однако такой под­ход не отвечал смыслу закона, и, согласно статье 79, в расчет долж­на была также приниматься балансовая стоимость отчуждаемого имущества или сумма сделки по приобретению имущества.



2 При приобретении имущества критерий цены для определе­
ния крупной сделки в конечном итоге также решает задачу устано­
вить балансовую стоимость расходов (активов), которые будет нести
общество на приобретение имущества. Если балансовая стоимость
расходов (цена сделки) больше 25 процентов балансовой стоимости
активов общества, то сделка должна рассматриваться как крупная.

418


Поэтому, учитывая сходный характер отношений, для акционерных обществ соответствующие правила можно (и нужно) было применять по аналогии с законом (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

Кроме того, разное понимание крупных сделок для обществ с ограниченной ответственностью и для акцио­нерных обществ нарушало принцип равенства субъек­тов гражданского права (ст. 1 ГК РФ). Наконец, закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», ре­гулирующий сходные отношения, был принят позже, чем закон «Об акционерных обществах», и в этой части должен был применяться к определению крупных сде­лок в том числе и для акционерных обществ.

Данное толкование ранее действующей редакции закона «Об акционерных обществах» подтверждалось (хотя и не всегда1) также арбитражной практикой.

Так, в пункте 8 «Обзора практики разрешения спо­ров, связанных с заключением хозяйственными обще­ствами крупных сделок и сделок, в совершении кото­рых имеется заинтересованность»2, указывалось:



«Позиция суда апелляционной инстанции относи­тельно применения положений статьи 77 Закона об ак­ционерных обществах во всех случаях определения ры­ночной стоимости имущества, приобретаемого или отчуждаемого обществом, является ошибочной...

...Определение стоимости имущества, являющегося предметом крупной сделки, в порядке, установленном

1 В соответствии с пунктом 14 Постановления Пленума ВАС
а ВС РФ от 2 апреля 1997 г. № 4/8 «О некоторых вопросах примене­
ния Федерального закона «Об акционерных обществах» сумма
крупной сделки определялась «исходя из стоимости реально от­
чуждаемого имущества в сопоставлении с данными последнего ут­
вержденного баланса общества».
При этом не давалось никаких
разъяснений о том, что понимать под «стоимостью реально отчужда­
емого имущества». Это приводило к тому, что суды могли трактовать
это понятие как рыночную стоимость имущества, балансовую стои­
мость либо как стоимость, равную цене договора.

2 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 марта
2001 г. № 62.

419


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


статьей 77 Закона об акционерных обществах, отне­сено к компетенции совета директоров (п. 2 ст. 78 за­кона). Совет директоров может принимать решение и о совершении такой сделки в пределах полномочий, предоставленных ему статьей 79 названного закона. Если определенная советом директоров стоимость имущества превышает 50 процентов балансовой сто­имости активов общества, вопрос о совершении круп­ной сделки передается на рассмотрение общего собра­ния акционеров.

В тех случаях, когда сделка по приобретению или отчуждению обществом имущества (связанная с воз­можностью отчуждения имущества) не относится к крупным, рыночная стоимость отчуждаемого или приобретаемого имущества может определяться гене­ральным директором общества по соглашению с другой стороной, участвующей в сделке, если необходимость передачи данного вопроса на решение совета директо­ров или общего собрания акционеров не предусмотрена иными нормами законодательства (например, в связи с заключением сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, - ст. 83 Закона об акционерных обществах; при приобретении и выкупе обществом ак­ций у акционеров - статьи 72, 76 того же закона)».

Наиболее четко правильное толкование закона « Об акционерных обществах » по рассматриваемому во­просу приводится в постановлениях Федерального ар­битражного суда Московского округа. В частности, эта судебная инстанция указала следующее:



«Квалифицируя сделку крупной, суд неправомерно исходил из того, что для определения процентного со­отношения стоимости активов общества и отчуж­даемого имущества следует исходить из его рыночной стоимости, определяемой в соответствии со стать­ей 77 указанного закона. Мотивируя свой вывод, суд со­слался на отсутствие в законе указания об использо­вании для вышеуказанной цели балансовой стоимости отчуждаемого имущества.

420


Кассационная инстанция не может согласиться с таким выводом, как не основанным на законе. В соот­ветствии со статьей 78 названного закона совет ди­ректоров привлекается для принятия решения об опре­делении стоимости и отчуждения имущества после квалификации сделки крупной на основе данных бух­галтерского баланса.

Аналогичный вопрос решен в более позднем Федераль­ном законе «Об обществах с ограниченной ответствен­ностью», согласно которому стоимость отчуждаемого обществом в результате крупной сделки имущества оп­ределяется на основании данных его бухгалтерского уче­та, а стоимость приобретаемого обществом имущест­ва - на основании цены предложения.

Из материалов дела усматривается, что по данным последнего утвержденного баланса ОАО «Росинка«... сто­имость магазина... составляла 129 924 руб., а балансовая стоимость активов общества - 2 634 000 руб. Таким об­разом, стоимость магазина составляла 4,9 % балансо­вой стоимости активов ОАО «Росинка». Здание мага­зина продано за 157 000руб.

С учетом изложенного у суда не имелось оснований квалифицировать спорную сделку крупной»1.

В другом своем постановлении Федеральный арбит­ражный суд Московского округа указал следующее:



«Из смысла статьи 78 Федерального закона «Об ак­ционерных обществах» следует, что в случае отчуж­дения или возможности отчуждения имущества с ба­лансовой стоимостью активов общества сопостав­ляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета. Для определения, ка­ким компетентным органом (советом директоров или общим собранием акционеров общества) требуется

1 Постановление Федерального арбитражного суда Московско­го округа от 13 июня 2000 г. по делу № КГ-А41/2281-00. Цит. по: А.Н. Долженко, В.Б. Резников, Н.Н. Хохлова. Судебная практика по гражданским делам. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001. С. 142.

421



О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

принятие решения об одобрении крупной сделки, цена отчуждаемого имущества определяется советом ди­ректоров общества в соответствии со статьей 77 Фе­дерального закона «Об акционерных обществах»1.

Судебная практика в регионах также исходит из по­добного подхода. Так, в своем постановлении Федераль­ный арбитражный суд Северо-Кавказского округа ука­зал следующее:



«...необходимо было установить, какую балансо­вую стоимость имело проданное имущество и как она соотносилась с балансовой стоимостью активов ист­ца, поскольку именно балансовая стоимость отчужда­емого имущества должна учитываться при установ­лении размера сделки»2.

В настоящее время редакция статьи 78 приведена в соответствие с тем смыслом, который в нее изначально закладывался. В том числе - уточнен пункт 2 статьи 78 Федерального Закона «Об акционерных обществах». Те­перь в нем говорится не об определении стоимости иму­щества советом директоров, а об определении цены от­чуждаемого (приобретаемого) имущества. Согласно пункту 2 статьи 78 закона, для принятия советом дирек­торов и общим собранием акционеров решения об одобре­нии крупной сделки цена отчуждаемого или приобрета-



1 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 августа 2002 г. М- КГ-А40/5092-02 // СПС «Гарант». Не­трудно заметить, что в данном постановлении суд придерживается того подхода, что рыночная стоимость должна применяться на «вто­ром этапе» для определения органа, который правомочен принимать решение об одобрении крупной сделки. Само же определение того, является сделка крупной или нет, необходимо производить по дан­ным бухгалтерского учета.

* Цит. по: Ломидзе О., Ломидзе Э. Крупные сделки хозяйствен­ных обществ: проблемы правового регулирования // Хозяйство и пра­во. 2003. № 1. С 63. Указанные авторы также совершенно правильно исходят из того, что и до введения изменений в закон «Об акционер­ных обществах» при определении того, является ли сделка крупной, следовало исходить из сопоставления балансовой стоимости отчужда­емого имущества с балансовой стоимостью активов общества.

422




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница