В гражданском праве


СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИИ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ



страница37/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   45

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИИ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

ния предварительного договора. На этом же этапе есть основания для соблюдения процедур контроля, предус­мотренных для сделок с заинтересованностью. Необхо­димость последующего одобрения советом директоров основного договора, по сути, лишает смысла заключе­ние предварительного договора и дает акционерному обществу повод уклониться от заключения основного договора, используя механизмы контроля для сделок с заинтересованностью.

Все сказанное, на наш взгляд, актуально также и для крупных сделок, рассмотренных выше. Поэтому в дейст­вующее законодательство целесообразно включить нор­мы, которые исключали бы распространение режима крупных сделок и сделок с заинтересованностью на сдел­ки, заключение которых обязательно в силу закона или предварительного договора (ст. 429 ГК РФ).

4.4.6. Порядок совершения сделки, в которой имеется заинтересованность

В случае если все признаки сделки, в которой име­ется заинтересованность, налицо, вопрос о возможнос­ти ее совершения должен быть передан вышестоящему органу управления, имеющему соответствующую ком­петенцию. Компетенция и необходимое число голосов для одобрения сделок с заинтересованностью в акцио­нерном обществе детально определена пунктами 2-4 статьи 83 закона «Об акционерных обществах».

Общее собрание акционеров полномочно принимать решение об одобрении соответствующих сделок в следу­ющих случаях:

- если предметом сделки или нескольких взаимо­связанных сделок является имущество, стоимость ко­торого по данным бухгалтерского учета (цена предло­жения приобретаемого имущества) общества составля­ет два и более процента балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской отчетности на по­следнюю отчетную дату;



447

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


  • если сделка или несколько взаимосвязанных сде­лок являются размещением посредством подписки или реализацией акций, составляющих более двух процен­тов обыкновенных акций, ранее размещенных общест­вом, и обыкновенных акций, в которые могут быть кон­вертированы ранее размещенные эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции;

  • если сделка или несколько взаимосвязанных сде­лок являются размещением посредством подписки эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции (которые могут быть конвертированы в обыкновенные акции, составляющие более двух процентов обыкновен­ных акций, ранее размещенных обществом), и обыкно­венных акций, в которые могут быть конвертированы ранее размещенные эмиссионные ценные бумаги, кон­вертируемые в акции;

  • если совет директоров в силу отсутствия квору­ма из незаинтересованных и независимых директоров не может принимать решение о совершении сделки с за­интересованностью.

Решение об одобрении соответствующей сделки об­щее собрание принимает большинством голосов всех не заинтересованных в совершении сделки акционеров -владельцев голосующих акций общества.

Все остальные сделки с заинтересованностью дол­жен одобрять совет директоров в следующем порядке:

а) в обществе с числом акционеров - владельцев го­
лосующих акций - тысяча и менее решение принимает­
ся большинством голосов директоров, не заинтересован­
ных в ее совершении. Если в совете директоров такого
общества не набирается кворума из незаинтересован­
ных директоров, то решение вопроса об одобрении круп­
ной сделки передается общему собранию акционеров;

б) в обществе с числом акционеров - владельцев го­


лосующих акций - более тысячи решение принимается
большинством голосов независимых директоров, не за­
интересованных в совершении сделки. Согласно пунк­
ту 3 статьи 83 закона «Об акционерных обществах» в слу-

446


чае, если все члены совета директоров признаются за­интересованными и (или) не являются независимыми директорами, сделка может быть одобрена решением общего собрания.

Независимым директором признается член совета директоров, не являющийся и не являвшийся в течение одного года, предшествовавшего принятию решения:

  • лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе его уп­равляющим, членом коллегиального исполнительного органа, лицом, занимающим должности в органах уп­равления управляющей организации;

  • лицом, супруг, родители, дети, полнородные и не­полнородные братья и сестры, усыновители и усынов­ленные которого являются лицами, занимающими долж­ности в указанных органах управления общества, уп­равляющей организации общества либо являющимися управляющим общества;

  • аффилированным лицом общества, за исключени­ем члена совета директоров общества.

В обществе с ограниченной ответственностью по об­щему правилу решение о совершении всех сделок с за­интересованностью может принимать общее собрание участников. Совет директоров по уставу может также принимать решения о совершении таких сделок.

Однако к исключительной компетенции общего со­брания относятся сделки, если сумма оплаты по ним или стоимость имущества превышает два процента сто­имости имущества1 общества, определенной на основа­нии данных бухгалтерской отчетности за последний от­четный период.

В законе «О некоммерческих организациях» одоб­рение сделки с заинтересованностью отнесено к компе­тенции органа управления некоммерческой организа­цией или органа надзора за ее деятельностью.

1 Под стоимостью имущества общества, по всей видимости, сле­дует понимать балансовую стоимость активов общества.

449


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПОЛНОМОЧИЙ ИЛИ ПРАВОСПОСОБНОСТИ


Для принятия решения о совершении сделки с за­интересованностью цена сделки в акционерном общест­ве должна определяться советом директоров по прави­лам статьи 77 закона «Об акционерных обществах». Представляется, что в обществах с ограниченной ответ­ственностью и в некоммерческих организациях при при­нятии решения об одобрении соответствующей сделки орган управления также должен ориентироваться на ры­ночную цену сделки.

В решении об одобрении сделки, принимаемом ак­ционерным обществом, должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодо­приобретателем (выгодоприобретателями), цена, пред­мет сделки и иные ее существенные условия. Для об­ществ с ограниченной ответственностью и некоммер­ческих организаций данные реквизиты также следует указывать в целях надлежащей идентификации одоб­ряемой сделки.

Для акционерных обществ дополнительные требова­ния к порядку совершения сделки, в которой имеется за­интересованность, могут быть установлены федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

4.4.7. Условия и порядок признания недействительной сделки, в которой имеется заинтересованность

Основным условием признания недействительной сделки с заинтересованностью является несоблюдение порядка ее одобрения, рассмотренного выше. Если ус­тановлено, что сделка относится к сделке с заинтересо­ванностью и при этом не было принято решение соот­ветствующим органом об ее одобрении, либо было при­нято решение с нарушением порядка принятия, либо решение не содержит обязательных реквизитов (для сделок акционерных обществ), то такая сделка может быть признана недействительной по иску общества или акционера (участника).

Для акционерных обществ впервые на уровне зако­на установлено, что соответствующая сделка должна

450

быть одобрена до ее совершения. Кроме того, пунктом 6 статьи 83 закона «Об акционерных обществах» общему собранию акционеров предоставлена возможность при­нять решение об одобрении сделки (сделок) между об­ществом и заинтересованным лицом1, которая может быть совершена в будущем в процессе осуществления обществом его обычной хозяйственной деятельности.

При этом в решении общего собрания должна быть указана предельная сумма, на которую может быть со­вершена такая сделка (сделки). Данное решение имеет силу до следующего годового собрания акционеров.

Между тем судебной практикой до сих пор призна­валось, что последующее одобрение сделки с заинтересо­ванностью, если оно имеет место до рассмотрения судом спора, исключает возможность ее признания недействи­тельной. Следует согласиться с мнением Г.С. Шапкиной о том, что и после введения в закон соответствующих поправок данная практика должна быть сохранена2.

Как и любые оспоримые сделки, сделка с заинтересо­ванностью лишь может быть признана судом недействи­тельной. Это означает, что даже при наличии оснований недействительности такая сделка тем не менее может быть оставлена в силе, если права и интересы юридичес­кого лица не будут нарушены совершением сделки.

Требование о признании сделки недействительной может быть предъявлено либо самим юридическим ли­цом, либо его участниками. К сожалению, для неком­мерческих организаций закон не предусматривает субъектов оспаривания сделок. Следует поэтому исхо­дить из аналогии с законом и считать, что такой иск может быть предъявлен либо самой некоммерческой



1 Нет никаких разумных объяснений тому, почему эта возмож­
ность распространяется только на сделки именно с заинтересован­
ным лицом, а не с любой стороной сделки.

2 См.: Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законо­
дательстве (изменения и дополнения Федерального закона «Об акци­
онерных обществах») // Вестник Высшего арбитражного суда РФ.
2002. № 1 (январь). С. 103.

451

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

организацией, либо ее участниками (членами), либо собственником ее имущества.

Как и для крупных сделок, в настоящее время закон не учитывает добросовестность контрагента общества, совершающего сделку с заинтересованностью. На наш взгляд, для сделок с заинтересованностью это сделать крайне необходимо, поскольку изложенные выше при­знаки сделок с заинтересованностью подчас неочевид­ны даже для самого общества или его исполнительного органа, не говоря о добросовестном контрагенте.

Сложная процедура одобрения сделок с заинтересо­ванностью также говорит в пользу учета добросовестно­сти контрагента. Поэтому возможность признания не­действительной сделки с заинтересованностью должна быть поставлена в зависимость от того, знала ли другая сторона сделки о том, что для общества сделка является сделкой с заинтересованностью, и о том, что был нару­шен порядок ее одобрения.

Если же контрагент добросовестен, то сделка долж­на оставаться в силе, даже если были нарушены прави­ла об одобрении сделки. У общества в этом случае оста­ется возможность требовать от заинтересованного лица возмещения убытков, причиненных обществу. В случае если ответственность несут несколько лиц, их ответст­венность перед юридическим лицом является солидар­ной (п. 2 ст. 84 закона «Об акционерных обществах», п. 4 закона «О некоммерческих организациях»).



5, СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ

5.1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

В действующем гражданском законодательстве имеется целый ряд сделок, которые могут быть при­знаны недействительными из-за отсутствия требуемо­го по закону согласия третьих лиц на их совершение. Данные сделки характеризуются тем, что юридически значимой для их действительности признается не толь­ко воля сторон сделки, но и воля третьих лиц, не явля­ющихся сторонами сделки.

По этому признаку сделки без согласия третьих лиц принципиально отличаются от любых иных оспоримых сделок, в которых основанием недействительности яв­ляются отсутствие или пороки воли сторон сделки. Сделки, заключенные под влиянием заблуждения, об­мана, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, насилия или угроз, кабаль­ные сделки, сделки с превышением полномочий и так далее являются сделками, так или иначе нарушающи­ми волю лица, являющегося стороной сделки (или его представителя (органа), непосредственно заключающе­го сделку).

Что же касается сделок без согласия третьих лиц, то в данном случае воля сторон сделки не имеет поро­ков. Основанием недействительности в таких сделках признается отсутствие требуемого по закону согласия

453

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


третьих лиц, не участвующих в совершении сделки. В данном случае нарушается юридически значимая во­ля третьего лица, не являющегося стороной сделки или лицом, непосредственно совершающим сделку, но чье согласие имеет значение для действительности сделки.

При этом согласие третьих лиц может требоваться либо в интересах стороны сделки, нуждающейся в осо­бой защите, либо в интересах самого третьего лица, чье согласие требуется для действительности сделки. Со­гласие может также требоваться в интересах иных лиц, в том числе в интересах неопределенного их круга или даже в публичных интересах.

Необходимость получения согласия третьего лица на совершение сделки прежде всего возникала в случа­ях, когда сторона сделки не обладала должной дееспо­собностью.

У некоторых категорий лиц отсутствие полноцен­ной воли презюмировалось в силу закона (несовершен­нолетние, недееспособные и т. п.). Предоставлять этим лицам право оспаривания сделки было невозможно. Поэтому в их интересах стали назначать субъектов (за­конных представителей, попечителей), которые были призваны как бы восполнить их волю при совершении юридически значимых действий.

В зависимости от степени отсутствия воли у этих лиц их законные представители стали наделяться пра­вом при совершении сделок полностью или частично восполнять волю своих подопечных.

При полном замещении законный представитель сам совершал сделку от имени представляемого. В этом случае волеизъявление представителя непосредственно входило в состав самой сделки (имело конститутивное значение) и без такого волеизъявления сделка не могла считаться заключенной.

При частичном замещении волеизъявление в сделке совершало само лицо, страдающее недостатком воли, но для полной действительности уже совершенной сдел­ки (волеизъявления) требовалось получить еще одно во­леизъявление — согласие соответствующего попечителя.

454


Таким образом, юридическое значение при совер­шении сделки приобрела не только воля лица, соверша­ющего сделку (от своего имени или от имени другого ли­ца), а воля его «заместителя», призванного восполнять недостатки воли подопечного. Поэтому во всех случаях, когда согласие «заместителя» на совершение сделки не было получено, именно ему соответственно и предо­ставлялось право оспаривать сделку, подтверждать (одо­брять) сделку и т. д.

Сам несовершеннолетний оспорить такую сделку не мог, так как его волеизъявление уже состоялось нор­мальным образом. Нарушенной являлась лишь воля ли­ца (попечителя), чье личное согласие требовалось в силу закона. В силу естественных причин право оспарива­ния таких сделок имело личный характер: их могло ос­порить только лицо, чья юридически значимая воля была нарушена (законный представитель, попечитель).

В некоторых странах любые сделки недееспособ­ных рассматриваются не как ничтожные, а как оспори­мые, или относительно недействительные. Л. Жюллио де ла Морандьер, например, характеризовал недееспо­собность как ничтожность относительную1.

В нашем законодательстве сделки полностью недее­способных рассматриваются как ничтожные (ст. 171, 172 ГК РФ). Сделки, совершенные частично недееспо­собными без согласия законных представителей, рас­сматриваются как оспоримые (ст. 175, 176 ГК РФ). Однако некоторые признаки «относительной недейст­вительности» сделок полностью недееспособных в рос­сийском ГК все же присутствуют.

Например, несмотря на ничтожность этих сделок, ес­ли они совершены к выгоде недееспособного, такие сдел­ки могут быть признаны судом действительными по тре­бованию опекуна недееспособного (п. 2 ст. 171 ГК РФ), родителей, усыновителей или опекуна малолетнего (п. 2 ст. 172 ГК РФ). Такое «подтверждение» ничтожной

1 Л. Жюллио де ла Морандьер. Указ. соч. С. 280.

455


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


сделки несовместимо с самим понятием ничтожности сделки, что неоднократно отмечалось в литературе.

Таким образом, в законодательстве появились слу­чаи, когда юридически значимой для действительности сделки становилась не воля стороны сделки, а воля тре­тьего лица, полномочного в силу закона давать согласие на совершение сделки. Это третье лицо не имело мате­риального интереса в соответствующей сделке, однако право давать согласие, являлось строго личным правом, и поэтому право оспаривания принадлежало только ли­цу, чье согласие требовалось получить и, соответствен­но, чья воля только и могла быть нарушена при совер­шении сделки.

Наконец, было замечено, что в некоторых случаях для действительности сделки имеет значение воля тре­тьих лиц, имеющих свой юридически значимый инте­рес от совершения сделки. Например, отчуждение иму­щества, находящегося в общей собственности, нужда­ется в согласии всех сособственников.

Отчуждение чужого имущества должно быть согла­совано с волей самого собственника. При отсутствии та­кой воли отчуждение будет недействительно. В то же время собственник уже после отчуждения без соответ­ствующего полномочия может одобрить совершенную сделку.

Нарушение запрета распоряжаться имуществом, выраженного в договоре (например, запрет распоря­жаться предметом залога без согласия залогодержате­ля) является нарушением признаваемой законом юри­дически значимой воли залогодержателя. Нарушение этой воли влечет за собой недействительность сделки, од­нако только по заявлению самого лица, чья воля в дан­ном случае нарушена (то есть залогодержателя).

К сделкам, требующим согласие третьего лица, сле­дует добавить также случаи, когда законодательство придает юридическое значение для действительности сделки воле какого-либо уполномоченного государст­венного органа (например, сделки, совершенные с пред­варительного согласия антимонопольного органа).

456

Соответственно, логично предположить, что по сво> ей природе все сделки, нарушающие юридически зна­чимую волю третьего лица, должны признаваться оспо­римыми (относительно недействительными). Именно в этом направлении двигается законодательство многих стран. В частности, Л. Жюллио де ла Морандьер по граж­данскому праву Франции продажу чужой вещи рассмат­ривает как относительную недействительность1.



В германском праве в отношении законного запрета на отчуждение действуют нормы параграфа 135 ГГУ (ими вызывается относительная недействительность в смысле относительности последствий недействительной сдел­ки), а в отношении нарушения воли третьих лиц дейст­вует глава шестая ГГУ о предварительном и последую­щем согласии. В параграфе 182 ГГУ указано, что «если действительность договора или односторонней сделки, которая должна быть совершена в отношении другого лица, зависит от согласия третьего лица, то о наличии согласия последнего или об отказе в согласии может быть заявлено как одной, так и другой стороне»2.

Согласие третьего лица бывает как предваритель­ным (разрешение), так и последующим (одобрение). При последующем одобрении оно действует с обратной силой (параграф 184 ГГУ)3. В параграфе 185 ГГУ



1 Л. Жюллио де ла Морандьер. Указ. соч. С. 280.

2 Германское право. Часть I. Гражданское уложение. М.: Меж­
дународный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 46.

" При этом распоряжения лица, давшего согласие, сделанные в от­ношении предмета сделки до такого одобрения, сохраняют полную силу (п. 2 параграфа 184 ГГУ). «Следовательно, - пишет Л. Эннекцерус, - ес­ли А без полномочия от Б уступил его право требования X и Б одобрит эту уступку, то право требования считается перешедшим к X в момент уступки (а не одобрения)... Но обратной силой одобрения не могут под­вергнуться умалению приобретенные права третьих лиц, так как об­ратная сила действия опирается исключительно на волю лица, одобря­ющего сделку, которое не может вторгнуться в чужие права. Следова­тельно, если Б в нашем примере, до одобрения сделки (совершенной) со стороны А, сам передал право требования X, то право последнего не умаляется от того, что Б потом одобрил совершенную А уступку это­го же права требования X» (См. Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 327-328).

457


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


содержатся правила о распоряжении неправомочного лица каким-либо предметом: оно действительно, если последовало с предварительного согласия этого лица. Однако оно становится действительным также при по­следующем одобрении правомочного лица.

Необходимость включения подобных норм в рос­сийское законодательство не вызывает никаких сомне­ний: во многих составах относительно недействитель­ных (оспоримых) сделок никак не урегулирован вопрос о формах и времени дачи третьим лицом согласия на со­вершение сделки (предварительное, последующее).

По российскому законодательству сделки, совер­шенные без согласия третьего лица, в одних случаях (ст. 175, 176 ГК РФ) являются оспоримыми, а в других случаях их рассматривают ничтожными. Это никак не согласуется с природой таких сделок и не способст­вует стабилизации гражданского оборота.

Так, сделки, совершенные без согласия собственни­ка недвижимого имущества унитарного предприятия (п. 2 ст. 295 ГК РФ), признаются в судебной практике ничтожными. Тем не менее собственник, чья воля нару­шена, может впоследствии одобрить «ничтожную» сделку, что превратит ее во вполне действительную, но будет противоречить природе ничтожной сделки, ко­торую нельзя впоследствии «оживить».

Сделки по отчуждению имущества, совершенные арендатором без согласия арендодателя, также призна­ются на практике ничтожными. Однако при соверше­нии такой сделки была нарушена юридически значи­мая воля конкретного лица - арендодателя, который имеет все возможности оспорить такую сделку. Логич­но в целях стабилизации гражданского оборота предо­ставить ему такую возможность в пределах сроков дав­ности, предусмотренных для опровержения оспоримых сделок - один год с момента, когда лицо, от согласия которого зависит действительность сделки, узнало или должно было узнать о нарушении своего права (то есть когда оно узнало о совершении такой сделки).

458


Если же арендодатель не оспаривает сделку, то ни­кому другому не должно быть предоставлено право эту сделку оспаривать, так как ничью другую волю, кроме воли арендодателя, такая сделка не нарушает.

При совершении сделок без согласия третьих лиц это согласие может даваться как в интересах лица, со­вершающего сделку, так и в интересах самого третьего (в отношении участников сделки) лица.

Как указывал Л. Эннекцерус, согласие третьего ли­ца на совершение сделки может требоваться:

а) в интересах субъектов сделки (или представляе­


мых ими лиц), чтобы оградить их от ущерба;

б) в интересах лица, выражающего согласие, так как


сделка заключена на его имя1;

в) потому что в сделке содержится распоряжение от­


носительно прав лица, чье согласие требуется;

г) поскольку сделка хотя бы косвенно задевает пра­


ва или интересы лица, чье согласие требуется2.

К типичным случаям сделок, требующим согласия третьего лица, Л. Эннекцерус относил:



  • согласие в силу права наблюдения (законных пред­ставителей, опекунов и т. д.);

  • согласие представляемого (если оно предшествует заключению сделки - оно называется полномочием);

  • согласие на распоряжение чужими правами лица, выражающего согласие;

  • согласие ввиду косвенного соприкосновения с пра­вами или интересами лица, выражающего согласие (со­гласие супруга на сделки другого супруга, распоряжение

1 Строго говоря, в данном случае речь идет не о сделках без со­
гласия третьего лица в рассматриваемом нами значении, а о сделках
самой стороны сделки, действующей через представителя. Соответ­
ственно, к сделкам без согласия третьих лиц нельзя относить сдел­
ки, требующие согласия представляемого путем предварительного
(полномочие) или последующего одобрения.

2 Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Полу­
том 2. Введение и общая часть М.: Издательство иностранной лите­
ратуры, 1950. С.321.

459




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница