В гражданском праве


О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ



страница38/45
Дата18.05.2019
Размер7.01 Mb.
ТипЗакон
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   45

О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


собственными правами, обремененными правами тре­тьих лиц)1.

По действующему законодательству (ст. 175, 176 ГК РФ), необходимость получения согласия третьего лица в интересах стороны сделки возникает в случаях, когда сторона сделки не обладает в полном объеме тре­буемой по закону дееспособностью (несовершеннолет­ние в возрасте от 14 до 18 лет, граждане, ограниченные судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими вещества­ми). Согласие третьего лица в таких случаях направле­но на восполнение недостающей дееспособности сторо­ны сделки и является необходимым условием действи­тельности сделки.

Согласие третьего лица в его собственных интере­сах требуется, когда оно обладает каким-либо правом на предмет сделки, совершаемой без его участия (на­пример, арендодатель обладает правом собственности на вещь, передаваемую арендатором в субаренду).

Кроме того, согласие необходимо, если лицо имеет иной юридически значимый интерес, основанный на вза­имоотношениях со сторонами сделки. Например, гене­ральный подрядчик, заключивший договор с заказчи­ком, отвечает за исполнение работ на объекте и в силу этого имеет заинтересованность, чтобы заказчик без его согласия не привлекал к выполнению работ иных лиц (п. 4 ст. 706 ГК РФ).

Сделки, требующие согласия третьих лиц, характе­ризуются следующими особенностями:

1. Так как лица, чье согласие требуется для действи­тельности сделки, не являются стороной сделки, то в си­лу статей 154, 432, 433 ГК РФ волеизъявление третьего лица не входит в состав сделки. Она считается совер­шенной после выражения воли сторон сделки или на­ступления иных обстоятельств, необходимых в силу за-



1 См.: Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 321-324. 460

кона для ее совершения (передача имущества, регист­рация договора и т. п.)1. Таким образом, согласие треть­его лица не является конститутивным элементом юри­дической сделки. Оно лишь необходимый элемент для ее действительности.



  1. Сделка, совершенная без согласия третьих лиц, как и все недействительные сделки, в самом широком смысле не соответствует закону. Однако непосредствен­ным юридическим основанием недействительности та­кой сделки является не несоответствие сделки закону (ст. 168 ГК РФ), так как юридически она закону соот­ветствует, а отсутствие необходимого для действитель­ности сделки согласия третьего лица.

  2. Отсутствие согласия третьего лица на соверше­ние сделки является основанием недействительности лишь в случае, если оно имеет место на момент соверше­ния сделки. Поэтому если на момент совершения сделки третье лицо выразило на нее согласие, а по прошествии какого-то времени изменило свое решение и стало воз­ражать против заключенной сделки, такое возраже­ние не может являться основанием недействительнос­ти сделки.

  3. Согласие на совершение сделки может быть дано в различных формах (устной или письменной). В неко­торых случаях закон прямо требует наличия письмен­ного согласия на совершение сделки. По умолчанию же закона следует считать, что согласие должно даваться в любой свободной форме, позволяющей установить прямое или косвенное одобрение соответствующим ли­цом сделки.

1 В литературе на этот счет высказываются, различные сужде­ния. Так, И.Б. Новицкий считал, что до получения несовершенно­летним согласия законного представителя на сделку она будет иметь значение незавершенной сделки. По его мнению, «сделка останется незавершенной до тех пор, пока не разрешится вопрос, будет ли вы­полнен недостающий правообразующий момент (согласие законного представителя) или его так и не последует» (См.: И.Б. Новицкий. Сделки. Исковая давность... С. 37).

461


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


Так как согласие третьего лица не имеет для сделки конститутивного значения, то «если даже для сделки предписана законом определенная форма, ее соблюдение при даче согласия не требуется, оно может быть изъявле­но и молчаливо (если иное не установлено законом)»1.

5. По общему правилу согласие третьего лица долж­


но быть дано либо предварительно, либо непосредствен­
но в момент совершения сделки. Однако закон лишь в не­
которых редких случаях прямо говорит о том, что со­
гласие должно быть предварительным.

Поэтому в большинстве случаев судебной практи­кой признается, что последующее одобрение сделки (ratihabitio) со стороны третьего лица, не выразившего ранее своего согласия, приводит к оздоровлению сдел­ки и исключает возможность признания ее недействи­тельной. Такое одобрение может быть дано в форме пря­мо выраженного согласия. Простое невозбуждение спо­ра о признании сделки недействительной является лишь косвенным подтверждением согласия на совер­шение сделки.



  1. Сделка, совершенная без согласия третьего лица, нарушает волю именно этого лица, признанную зако­ном юридически значимой для действительности сдел­ки. Так как судить о нарушении этой воли может толь­ко само третье лицо, на практике именно третье лицо, чье согласие не было получено, наиболее часто выступа­ет субъектом оспаривания данных сделок. Это обстоя­тельство иногда прямо признается законом, в котором право оспаривания соответствующих сделок предостав­лено только лицу, чье согласие на совершение сделки не было получено.

  2. Сделка, совершенная без согласия третьего лица, нарушает волю и интересы самого этого лица либо инте­ресы стороны, в защиту которой действует третье лицо. Однако в некоторых случаях необходимость получения

1 Эннекцерус Л. Указ. соч. С. 325.

462

согласия третьего лица вызвана публичными интереса­ми, и субъектом такого согласия выступает определен­ный государственный или муниципальный орган.

Несмотря на то, что указанные выше черты прису­щи всем сделкам, заключаемым без согласия третьих лиц, в действующем законодательстве не содержится общей нормы о недействительности таких сделок, а их правовой режим различен.

Некоторые сделки, заключаемые без согласия тре­тьих лиц, в силу прямого указания закона признаются оспоримыми. Другие же сделки, совершаемые без со­гласия третьих лиц, признаются судебной практикой ничтожными как противоречащие закону. Имеются также сделки, при совершении которых без согласия третьих лиц возникают совершенно иные правовые по­следствия.

На наш взгляд, такой подход законодателя совершен­но не оправдан и не способствует стабилизации граждан­ского оборота. Для иллюстрации этого мнения далее мы рассмотрим наиболее характерные составы сделок, со­вершаемых без согласия третьих лиц (оспоримых, ни­чтожных и с иными правовыми последствиями).

5.2. ОСПОРИМЫЕ СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ

5.2.1. Сделки, совершенные лицами, не имеющими полной дееспособности, без согласия третьих лиц

Данный вид сделок характеризуется тем, что согла­сие третьего лица требуется при совершении сделки в ин­тересах одной из ее сторон, не имеющей полной дееспо­собности. Речь идет о сделках, совершенных несовер­шеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК РФ), а также о сделках граждан, ограниченных судом в дее­способности (ст. 176 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 26 ГК РФ несовер­шеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати

463

О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ




лет совершают сделки с письменного согласия своих за­конных представителей - родителей, усыновителей или попечителя1. В законе (п. 1 ст. 26 ГК РФ) прямо го­ворится о том, что сделка, совершенная таким несовер­шеннолетним, действительна также при ее последую­щем письменном одобрении его родителями, усынови­телями или попечителем.

Согласно пункту 1 статьи 175 ГК РФ, сделка несо­вершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет, совершен­ная без согласия его родителей, усыновителей или по­печителя, может быть признана судом недействитель­ной по иску родителей, усыновителей или попечителя.

Таким образом, при решении вопроса о признании такой сделки недействительной судом должны быть рассмотрены следующие вопросы:


  • было ли на момент совершения сделки дано пись­менное согласие третьего лица (родителей, усыновите­лей или попечителя). Только при отсутствии такого со­гласия на момент совершения сделки она может быть признана недействительной;

  • не было ли после совершения сделки ее письмен­ного одобрения со стороны родителей, усыновителей или попечителя. При наличии такого одобрения сделка является действительной;

  • возбужден ли спор о признании сделки недействи­тельной по иску лиц, чье согласие не было получено (ро­дителей, усыновителей, попечителя). Никакие иные лица, в том числе сторона в сделке, не могут подавать иск о признании такой сделки недействительной;

  • нарушает ли заключенная сделка права и законные интересы несовершеннолетнего лица. Если такого на­рушения судом не установлено, то лицу, оспаривающе­му сделку, может быть отказано в признании ее недей­ствительной.

Последнее правило законом прямо не предусмотре­но, однако справедливость его применения не вызывает никаких сомнений. Любая оспоримая сделка не долж­на, а может быть признана судом недействительной. Следовательно, признание оспоримой сделки недейст­вительной - право, а не обязанность суда.

При решении вопроса о том, признавать ли оспори­мую сделку недействительной, суд должен установить, нарушает ли эта сделка права или законные интересы сторон сделки или третьих лиц. При отсутствии нару­шений сделка должна оставаться действительной1. Применительно к сделкам несовершеннолетних в воз­расте от 14 до 18 лет необходимо руководствоваться тем же принципом.

Кроме того, основания для такого подхода содержат­ся в аналогичных по сути нормах о ничтожных сделках, совершенных малолетними. В соответствии с пунктом 2 статьи 172 ГК РФ в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

Несколько слов следует сказать также об особенно­стях применения к данного рода сделкам норм об иско­вой давности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 181 ГК РФ иск о признании оспоримой сделки недействительной мо­жет быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, явля­ющихся основанием для признания сделки недействи­тельной. Применительно к рассматриваемым сделкам моментом начала течения срока исковой давности следу­ет считать день, когда третье лицо узнало или должно было узнать о совершении самой сделки без его согласия.

Следует ли считать невозбуждение спора о действи­тельности сделки в пределах срока исковой давности об­стоятельством, свидетельствующим об одобрении такой




1 Это требование не распространяется на сделки, предусмотрен­ные в пункте 2 статьи 26 ГК РФ: их несовершеннолетние вправе со­вершать самостоятельно.

464


1 Подробнее см. подраздел 2.6.2 настоящей работы.

465


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


сделки третьим лицом и исключающим возможность оспаривания сделки в дальнейшем? На наш взгляд, та­кой вывод по действующему законодательству был бы ошибочен.

В соответствии со статьей 195 ГК РФ исковая дав­ность - это всего лишь срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В пункте 2 статьи 199 ГК РФ установлено, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанно­му до вынесения судом решения. Из этого следует, что истечение срока исковой давности само по себе не мо­жет влиять на материально-правовые отношения, ле­жащие в основании иска.

Поэтому приравнивать истечение срока исковой дав­ности к одобрению совершенной сделки было бы оши­бочным. За пределами срока исковой давности основа­ние недействительности сделки (отсутствие письменно­го согласия на ее совершение) никуда не исчезает. Оно только лишается исковой силы, если об истечении срока исковой давности будет заявлено при рассмотрении спо­ра. Если же такого заявления не последует, то и по исте­чении срока исковой давности сделка без согласия тре­тьего лица может быть признана недействительной при наличии к тому оснований1.

Устанавливая, что сделки несовершеннолетних без письменного согласия третьих лиц являются оспори­мыми, закон так или иначе исходит из презумпции на­личия такого согласия. В противном случае невозмож­но было бы объяснить возникновение правовых по­следствий у таких сделок при отсутствии на это прямо выраженного письменного согласия третьего лица. Оп­ровержение этой презумпции по действующему зако-



1 Выше уже говорилось, что в законодательстве следовало бы прямо установить пресекательный характер сроков, предоставлен­ных на оспаривание сделок. По истечении соответствующего срока право на оспаривание должно прекращаться (см. раздел 2.7 настоя­щей работы).

466


нодательству возможно лишь путем предъявления со­ответствующего иска в суд.

Последствием недействительности сделок несо­вершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет является двусторонняя реституция. Кроме того, полностью дее­способная сторона обязана возместить несовершенно­летнему понесенный им реальный ущерб, если дееспо­собная сторона знала или должна была знать о непол­ной дееспособности другой стороны (п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 175ГКРФ).

Следует также отметить, что правила статьи 175 ГК РФ не распространяются на сделки несовершенно­летних, ставших полностью дееспособными. Речь идет о случаях эмансипации несовершеннолетних (ст. 27 ГК РФ), а также случаях вступления в брак в возрасте до 18 лет (ст. 21 ГК РФ).

На наш взгляд, рассмотренные выше нормы о недей­ствительности сделок, предусмотренные статьей 175 ГК РФ, наиболее правильно отражают сущность сде­лок, заключенных без требуемого по закону согласия третьего лица. Необходимость признания таких сделок оспоримыми обусловлена следующими соображениями.

Во-первых, единственной причиной, по которой та­кие сделки могут быть признаны недействительными, является нарушение прав и охраняемых законом инте­ресов частного лица, в пользу которого требуется выра­жение согласия третьих лиц. Правовой режим оспори­мой сделки, предполагающий не обязанность, а право суда признавать такую сделку недействительной, в на­ибольшей степени соответствует задачам защиты этих интересов.

При отсутствии нарушения интересов частного ли­ца сделка, совершенная без согласия третьих лиц, долж­на оставаться действительной. В этом случае решение суда об отказе в иске исключает дальнейшую возмож­ность признания такой сделки недействительной.

Во-вторых, единственным формальным основанием недействительности таких сделок является отсутствие

467


О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


согласия третьих лиц, указанных в законе и не явля­ющихся сторонами сделки. Во всем остальном сделка не имеет никаких пороков: она соответствует закону по содержанию и форме, воля сторон сделки также не имеет пороков.

Поэтому логичным является предоставление права оспаривать такую сделку только лицам, чье согласие не было получено на совершение сделки и чья воля бы­ла нарушена. Предоставление права оспаривать сделку каким-либо иным лицам, особенно стороне сделки, уже выразившей на нее свое согласие, являлось бы поощре­нием недобросовестного поведения стороны, заключив­шей такую сделку и пытающейся уклониться от испол­нения принятых на себя обязательств.

В-третьих, согласие на совершение сделки может быть дано как до, так и после ее совершения. В этих условиях во избежание правовой неопределенности необходимо исходить из презумпции действительнос­ти сделки. Поэтому отсутствие прямых возражений на совершение сделки со стороны третьих лиц должно рассматриваться как достаточное основание для пред­положения (презумпциии) об их согласии. Прямым следствием такой презумпции является оспоримость сделки.

В-четвертых, вторая добросовестная сторона сдел­ки, вступающая в отношения с несовершеннолетним, может не знать о возрасте контрагента и о необходимо­сти получения согласия третьего лица на совершение сделки. При таких обстоятельствах ничтожность сдел­ки, совершенной без согласия третьего лица, несправед­ливо нарушала бы интересы добросовестного контраген­та, а большие сроки исковой давности по ничтожным сделкам создавали бы дополнительные трудности граж­данскому обороту в целом.

Исходя из изложенного, как справедливо отмечала Н.В. Рабинович, «в этих условиях нет необходимости возводить требование о согласии законного представи­теля в неустранимое правило, несоблюдение которого

468


влечет за собой ничтожность сделки... рассматриваемые сделки должны быть признаны оспоримыми, а не ни­чтожными, так как их недостаток в любое время может быть устранен согласием на них попечителя»1.

Все вышесказанное в полной мере относится и к сдел­кам, совершенным гражданами, ограниченными судом в дееспособности. Поэтому отметим лишь некоторые особенности признания недействительными сделок, со­вершенных такими гражданами.

В соответствии со статьей 30 ГК РФ гражданин, ог­раниченный судом в дееспособности вследствие злоупо­требления спиртными напитками или наркотическими средствами, вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки. Остальные сделки он может совершать лишь с согласия попечителя.

Согласно пункту 1 статьи 176 ГК РФ, сделка по рас­поряжению имуществом, совершенная без согласия по­печителя, может быть признана судом недействитель­ной по его иску. При признании недействительными та­ких сделок можно отметить следующие особенности.

1. Недействительными из-за отсутствия согласия третьего лица могут быть признаны не любые сделки, а лишь те, которые касаются распоряжения имущест­вом. Поэтому, например, договор подряда, заключен­ный таким гражданином в качестве подрядчика, не мо­жет быть признан недействительным из-за отсутствия согласия попечителя.

На наш взгляд, такое положение не отвечает инте­ресам гражданина, ограниченного судом в дееспособно­сти. Заключение договора, не связанного с распоряже­нием имуществом такого гражданина, также может быть крайне нежелательным, чего гражданин может и не осознавать. Тот же договор подряда может предус­матривать невыгодные для гражданина условия (причем не только имущественные, но и касающиеся условий



1 Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последст­вия... С. 100.

469


О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕ БЕЗ СОГЛАСИЯ ТРЕТЬИХ ЛИЦ


труда), и его заключение может повлечь за собой небла­гоприятные последствия как для самого гражданина, так и для его семьи (получение небольшого заработка при чрезмерной занятости, необходимость нахождения вне семьи в ночное и вечернее время и т. д.).

Кроме того, норма пункта 1 статьи 176 ГК РФ явно не согласуется с правилами пункта 1 статьи 30 ГК РФ, где говорится о том, что все другие сделки, кроме мелких бытовых, гражданин может совершать лишь с согласия попечителя. Таким образом, без согласия попечителя ему нельзя совершать не только сделки по распоряже­нию имуществом, но и все иные сделки, не являющиеся мелкими бытовыми.

Возникает вопрос о юридических последствиях ос­тальных сделок без согласия, попечителя, которые не свя­заны с распоряжением имуществом: должны ли они счи­таться действительными (поскольку пункт 1 статьи 176 допускает признание недействительными только сде­лок по распоряжению имуществом), ничтожными (по­скольку они нарушают требование пункта 1 статьи 30 ГК о необходимости получения согласия попечителя и при этом не установлена их оспоримость) либо оспори­мыми (по аналогии с законом на основании пункта 1 ста­тьи 176 ГК РФ).

На наш взгляд, такие сделки также должны счи­таться оспоримыми. Что же касается несогласованности пункта 1 статьи 176 ГК РФ и пункта 1 статьи 30 ГК РФ, то она должна быть устранена путем внесения измене­ний в пункт 1 статьи 176. Следует прямо установить, что все сделки, за исключением мелких бытовых, со­вершенные гражданином без согласия попечителя, мо­гут быть признаны недействительными. Это можно сде­лать путем исключения из пункта 1 статьи 176 ГК РФ слов «по распоряжению имуществом».

2. В отличие от сделок несовершеннолетних, закон в данном случае не требует, чтобы согласие попечителя было выражено в письменной форме. Поэтому достаточ­ным является выражение согласия в любой форме, в том числе в форме совершения конклюдентных действий.

470

3. В законе нет прямо выраженного правила, по ко­торому сделка считается действительной при последую­щем ее одобрении попечителем. На наш взгляд, это пра­вило должно применяться по аналогии с правилом, уста­новленным для сделок несовершеннолетних в пункте 1 статьи 26 ГК РФ.

В остальном рассматриваемый вид сделок не отлича­ется от сделок несовершеннолетних, совершенных в воз­расте от 14 до 18 лет. Последствием их недействительно­сти тоже является двусторонняя реституция, а также обязанность полностью дееспособной стороны возмес­тить неполностью дееспособному реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать об ограничении судом дееспособности другой стороны.

5.2.2. Иные оспоримые сделки, совершенные без согласия третьих лиц

В действующем законодательстве практически от­сутствуют нормы, устанавливающие оспоримость иных сделок, совершенных без согласия третьих лиц.

Одним из немногих примеров являются сделки по распоряжению имуществом, совершаемые участни­ками общей совместной собственности без согласия других собственников. В пункте 2 статьи 253 ГК РФ ус­тановлено, что распоряжение имуществом, находящим­ся в совместной собственности, осуществляется по со­гласию всех участников, которое предполагается неза­висимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

Таким образом, в законодательстве установлена презумпция согласия всех участников общей совмест­ной собственности на совершение сделки по распоря­жению одним из участников. Опровергнуть эту пре­зумпцию можно только в судебном порядке путем предъявления в суд иска о признании сделки недейст­вительной.

Правовым основанием иска при этом будет яв­ляться пункт 3 статьи 253 ГК РФ. Совершенная одним




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница