[]


До сих пор нет полной определенности в вопросе об оказании помощи жителям Республики Дагестан, пострадавшим во время конфликта



страница3/8
Дата17.11.2018
Размер1.84 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8

До сих пор нет полной определенности в вопросе об оказании помощи жителям Республики Дагестан, пострадавшим во время конфликта.

    По состоянию на октябрь 1999 года в миграционной службе Республики Дагестан на учете состояло 8,4 тыс. вынужденных переселенцев, нуждающихся в государственной поддержке. Из зоны конфликта выехало 30 тыс. человек, и нельзя исключить, что предоставление соответствующих видов помощи пострадавшим может затянуться надолго. Оказать же экстренную помощь в пределах средств, выделяемых на реализацию Федеральной миграционной программы, возможно только за счет перераспределения финансовых и материальных ресурсов, то есть за счет других субъектов Российской Федерации. Это, несомненно, скажется на политической и социально – экономической ситуации в регионах.

    В соответствии с Законом Российской Федерации "О вынужденных переселенцах", лица, пострадавшие во время конфликта в Дагестане, не могут рассчитывать на признание их вынужденными переселенцами, так как отсутствует целый ряд оснований для приобретения такого статуса, в частности факт пересечения административной границы субъекта Российской Федерации.

    Целесообразность же внесения дополнений в этот закон вызывает сомнение, так как, не исправив существующего положения, это лишь значительно усложнит и без того непростую правоприменительную практику в области вынужденной миграции. Кроме того, в случае приобретения гражданскими жертвами конфликта в Республике Дагестан статуса вынужденного переселенца, помощь им будет оказываться в порядке очередности.

    Эффективность проводимых на Северном Кавказе мероприятий страдает не только из-за несовершенства существующих, но и из-за отсутствия крайне необходимых новых законодательных актов. Необходимо ускорить подготовку и внесение в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта Федерального конституционного закона "О чрезвычайном положении". Это позволило бы при проведении антитеррористической операции ввести такое положение в отдельных местностях Северо-Кавказского региона, что обеспечивало бы контроль за соблюдением прав граждан и действие всех структур в рамках закона.

    Необходимо приступить к разработке проекта федерального закона об оказании помощи лицам, пострадавшим в ходе разрешения локальных кризисных ситуаций в субъектах Российской Федерации. Такой закон позволит установить порядок финансирования и единую систему расходования материальных ресурсов и денежных средств, направляемых на восстановление хозяйственных объектов, упорядочит и объединит усилия федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в решении этой проблемы. Предложение Уполномоченного о принятии такого закона имело положительный отклик в заинтересованных министерствах и ведомствах и к настоящему времени вынесено на обсуждение Правительственной комиссии по миграционной политике.



Права граждан на выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации продолжают нарушаться.

    До сих пор граждане России испытывают затруднения с получением паспортов нового образца. Как правило, длительные сроки исполнения заявлений объясняются работниками органов внутренних дел отсутствием бланков. Жалобы на подобного рода факты поступали Уполномоченному от граждан С. (вх. №С-206), А. (вх. №А-3700), Б. (вх. №Б-46), К. (вх. №К-236). По требованию Уполномоченного на местах были проведены проверки. Виновные в бюрократизме привлечены к дисциплинарной ответственности, паспорта выданы.

    В докладе Уполномоченного за 1998 год отмечалось, что с паспортами возникают и иные затруднительные для граждан ситуации. В частности, это относится к гражданам, зарегистрированным по месту пребывания вдалеке от места жительства. Так, гражданка А., зарегистрированная по месту жительства в г. Северо-Курильске Сахалинской области и прибывшая в Москву в связи с необходимостью лечения ребенка, не могла получить паспорт взамен утерянного в органах внутренних дел г. Москвы. Ей рекомендовали выехать в г. Северо-Курильск, тогда как она не имела денежных средств для такой поездки. Причиной ущемления прав заявительницы послужило положение Инструкции "О порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина Российской Федерации", утвержденной приказом МВД России № 605 от 15.09.97 г. Уполномоченный настоял, чтобы заявление гражданки А. было рассмотрено и удовлетворено. Вместе с тем, спорные положения Инструкции МВД стали предметом рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации и были отменены. Отныне выдача паспортов гражданам может производиться не только по месту жительства или по месту пребывания (если гражданин не имеет места жительства), но и по месту фактического проживания (если гражданин не имеет возможности выехать для получения паспорта по месту жительства).

    Закон Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" установил уведомительный порядок регистрации граждан. Однако в ряде субъектов Российской Федерации (Краснодарский край, Воронежская и Московская области) по-прежнему действует разрешительный порядок. Он основывается на законодательстве субъектов Российской Федерации и на нормативных правовых актах органов местного самоуправления. Подчас, вопреки Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации № 4-П от 2 февраля 1998 года, на органы внутренних дел возлагается задача проверки оснований пребывания или жительства граждан России в той или иной местности и отказа в их регистрации.

    Такая ситуация сохраняется, в частности, в г. Москве. Совместное Постановление правительства Москвы и правительства Московской области от 30 марта 1999 г. № 241-28 "Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и месту жительства в Москве и Московской области" устанавливает дополнительные, по сравнению с закрепленными в федеральном законодательстве, условия регистрации граждан по месту пребывания и жительства. Распоряжение мэра Москвы от 13 сентября 1999 г. № 1007-РМ "О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве" фактически аннулирует регистрацию граждан по месту пребывания в Москве, чем нарушает конституционное право граждан Российской Федерации на свободу передвижения и выбор места пребывания.

    Уполномоченный поддержал действия московских властей по предотвращению террористических актов в городе осенью 1999 года. Однако факты нарушений прав человека, связанные с отказами в регистрации или перерегистрации по месту пребывания и по месту жительства, угрозы выдворения граждан, проживающих в г. Москве без регистрации, о чем неоднократно сообщали Уполномоченному российские граждане, вызвали серьезное беспокойство. В частности, эти вопросы обсуждались 16 сентября 1999 года на встрече Уполномоченного с представителями московской чеченской диаспоры. Уполномоченный заверил их, что он будет осуществлять наблюдение за действиями силовых структур и требовать устранения допущенных ими нарушений Конституции Российской Федерации и европейских конвенций, и, одновременно, призвал присутствующих употребить все свое влияние для стабилизации отношений между гражданами различных национальностей, проживающими в столице.

    Выдворение в административном порядке, в соответствии с действующим Кодексом РСФСР об административных правонарушениях, возможно только в отношении иностранных граждан, нарушивших порядок пересечения государственной границы Российской Федерации. Выдворение как мера пресечения, в связи с нарушением Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и месту жительства в Москве и Московской области, возможна только в условиях чрезвычайного положения и в отношении тех граждан, которые этот режим нарушают.

    Поскольку в Москве чрезвычайное положение не вводилось, Уполномоченный через средства массовой информации поставил вопрос о необходимости пересмотра распоряжения мэра Москвы и приведения его в соответствие с федеральным законодательством.

    В порядке статьи 21 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" был проверен Закон Краснодарского края "О порядке регистрации пребывания и жительства на территории Краснодарского края" от 23 июня 1995 года. Было установлено, что ряд норм этого закона (статьи 4, 5, 9, 11, 14, 15, 16, 18, 23, 29, 30, 32 и 35), а также основанные на нем подзаконные акты (Правила регистрации по месту жительства для городов и районов Краснодарского края, в которых временно вводится особый порядок регистрации по месту жительства, Правила регистрации граждан, временно пребывающих в Краснодарском крае) нарушают конституционные права граждан.

    На данные обстоятельства Уполномоченный указал в своем заключении, направленном губернатору и председателю Законодательного Собрания Краснодарского края. Согласно полученному ответу, высказанные Уполномоченным замечания приняты и будут учтены при разработке нормативных актов, регулирующих порядок въезда на территорию края.

    В ряде субъектов Российской Федерации при рассмотрении жалоб граждан на отказ им в регистрации по месту жительства или при снятии их с регистрационного учета судебные органы неправомерно применяют законодательство субъектов Российской Федерации, а в отдельных случаях нормативные акты органов местного самоуправления.

    Гражданка П. из Ставропольского края (вх. № П-477), обратившись за помощью, сообщила о незаконных действиях органов внутренних дел. Из ее жалобы следовало, что она была вселена в дом, принадлежащий гражданину Б. на праве частной собственности, самим гражданином Б. как член его семьи. После разрыва семейных отношений Б. обратился в орган внутренних дел с требованием снять П. с регистрационного учета по месту жительства. Орган внутренних дел правомерно отказал в удовлетворении этого заявления. Однако Шпаковский районный суд Ставропольского края жалобу гражданина Б. удовлетворил. Суд не учел, что основанием для снятия гражданина с регистрационного учета по месту жительства является не заявление собственника жилого помещения, а судебное решение о признании нанимателя или члена семьи нанимателя утратившим право пользования жилым помещением. На данные обстоятельства было указано в ходатайстве Уполномоченного о проверке данного судебного решения, направленном в Ставропольский краевой суд. Президиум краевого суда принял доводы, изложенные в ходатайстве, отменил оспоренное судебное решение и направил дело на новое рассмотрение.

    По мнению Уполномоченного, попытки субъектов Российской Федерации установить собственный порядок и условия регистрации граждан по месту пребывания и жительства нарушают конституционное право на свободу передвижения. Данные отношения следует регулировать федеральными законами.

    Остается нерешенной проблема граждан иностранных государств, ищущих убежище в Российской Федерации. По экспертным оценкам, на территории России только нелегально находится от 700 тыс. до 1,5 млн. иммигрантов, как правило, это выходцы из стран Африки и Юго-Восточной Азии. 600 иммигрантов приобрели статус беженцев. В очереди для подачи ходатайства о предоставлении статуса беженца насчитывается 15 тыс. иностранных граждан.

    С проблемой предоставления статуса беженца или вынужденного переселенца непосредственно связана проблема утраты и лишения этого статуса, которая стала чрезвычайно актуальной в период 1997-1998 годов. В 1998 году утратили статус 114 тыс. беженцев. Часть из них, приняв российское гражданство, перешла в категорию вынужденных переселенцев. Довольно большая часть беженцев лишилась статуса беженца, не приобретя статуса вынужденного переселенца. Данное обстоятельство ограничивает права людей на приобретение жилья, трудоустройство, получение пособий на детей и по безработице, на медицинское обслуживание и школьное образование.

    В России до настоящего времени отсутствует взвешенная и сбалансированная миграционная политика, что сводит к минимуму усилия по восстановлению и соблюдению прав беженцев и вынужденных переселенцев.

    Федеральная миграционная служба России и другие уполномоченные органы исполнительной власти осуществляют свою деятельность в условиях жестких финансовых, материальных и кадровых ограничений. За период с 1996 по первую половину 1999 года на Федеральную миграционную программу было выделено всего 45 процентов от объема денежных средств, предусмотренных на эти цели федеральным бюджетом, и 24 процента от финансирования Программы.

    Наряду с этим до сих пор не дана объективная оценка миграционным процессам в Российской Федерации, ее регионах и сопредельных государствах. Она необходима, так как ситуация изменилась. В последнее время, в отличие от 1990-1992 годов, основными побудительными мотивами к миграции в Российскую Федерацию из государств-республик бывшего СССР стали экономические факторы.

    География такого рода жалоб в адрес Уполномоченного не изменилась по сравнению с 1998 годом. Они поступают практически из всех государств – республик бывшего СССР. Основные вопросы, которые задают люди, связаны, как правило, с проблемами их обустройства в России.

    Законы Российской Федерации "О беженцах" и "О вынужденных переселенцах" охватывают далеко не все миграционные потоки и виды миграции в Российскую Федерацию. Отсутствие комплексного подхода к регулированию миграционных процессов приводит к неравномерной миграционной нагрузке на субъекты Российской Федерации, концентрации лиц, ищущих убежище, в густонаселённых и обжитых регионах России. В связи с этим актуальным представляется принятие федерального закона "О миграционной политике в Российской Федерации", регулирующего все виды и типы миграции.

    Затянувшаяся разработка Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации, возникшие коллизии между федеральным и региональным законодательством способствовали появлению в ряде субъектов Российской Федерации практики самостоятельного введения квот для переселенцев, что является нарушениемКонституции Российской Федерации. Концепция государственной миграционной политики должна содержать экономические методы регулирования миграционных процессов и законодательное установление квот на размещение лиц, ищущих убежище, в субъектах Российской Федерации.

    Проведение эффективной государственной миграционной политики возможно только при взаимодействии всех организаций, занимающихся проблемой миграции населения. Работники аппарата Уполномоченного включены в состав Совета переселенческих объединений при Председателе Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Правительственной комиссии по миграционной политике. Они активно сотрудничают с общественными и правозащитными объединениями, а также с представительствами в России Верховного комиссара ООН по делам беженцев и Международной организации по миграции.



Сложной проблемой остается незащищенность граждан от произвола со стороны работников органов внутренних дел.

    В милиции по-прежнему практикуются пытки и недозволенные методы обращения с задержанными по подозрению в совершении преступлений. С целью получения от них признания или иной информации, наряду с физическим воздействием, используется и психическое давление, которое, главным образом, выражается в угрозах продолжения пыток, причинения вреда, в том числе родным и близким подозреваемого.

    С момента вступления России в Совет Европы и подписания основополагающих международных конвенций проблема предупреждения жестокого обращения с людьми стала одной из наиболее актуальных для страны. Принят ряд законов и других нормативных правовых актов, в целях реализации положений Конвенции о запрещении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. В частности, в Уголовный кодекс Российской Федерации впервые введен термин "пытка" в диспозицию статей 117 ("Истязание") и 302 ("Принуждение к даче показаний").

    Однако достичь коренного перелома в этой сфере пока не удалось. Каждый четвертый из числа задержанных доставляется в органы внутренних дел без достаточных оснований, каждый третий освобождается из изоляторов временного содержания (ИВС) по истечении 3 cуток за неподтверждением участия в преступлении, каждое четвертое преступление из числа тяжких и особо тяжких остается нераскрытым.

    В органах внутренних дел не всегда соблюдаются требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств при расследовании уголовных дел, допускаются незаконные методы в отношении задержанных и арестованных в период предварительного следствия.

    Ради получения признания или показаний против других лиц в первые часы после задержаний людей в милиции нередко избивают, подвергают жестокому обращения и пыткам. Помимо этого практикуется использование заключенных в местах предварительного содержания, которые избивают и запугивают подозреваемых, чтобы принудить их сотрудничать со следствием. Избиения в органах внутренних дел сопровождаются угрозами еще более жестокого физического воздействия и другими видами психологического давления. В ряде случаев пытки приводили к смерти или стойкому расстройству здоровья подозреваемого. Суды, как правило, не подвергают сомнению полученные таким образом признания, которые становятся основой обвинения. Например, согласно имеющимся публикациям в средствах массовой информации, несколько заключенных под руководством старшего оперуполномоченного следственного изолятора г. Перми майора К. в специально отведенных камерах били, истязали, насиловали подследственных, которые отказывались признать свою вину ("Коммерсантъ", 30 сентября 1999 г.; "Парламентская газета", 5 октября 1999 г.).

    В докладе международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч" приводятся данные, согласно которым, пыткам и другим недозволенным видам обращения могут подвергаться до 50 процентов подозреваемых в уголовных преступлениях. Российские исправительные учреждения не избавились от такого серьезного порока, как необоснованное и противоправное применение силы, издевательства над заключенными, причем как со стороны сокамерников, так и администрации. Из учреждений, расположенных в Нижегородской, Липецкой и Пермской областях, поступают жалобы заключенных на факты использования в колониях и СИЗО подразделений спецназа для проведения репрессивных мероприятий.

    О неблагополучном положении свидетельствуют и данные Генеральной прокуратуры Российской Федерации, согласно которым за девять месяцев 1999 года в дисциплинарном порядке за допущенные правонарушения наказаны свыше 20 тыс. работников органов внутренних дел, к уголовной ответственности за совершение должностных преступлений против правосудия привлечено 1150 работников, в том числе за злоупотребление должностными полномочиями – 204, за превышение должностных полномочий – 555, за незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей – 9, за принуждение к даче показаний – 8 работников.

    Так, 5 июля 1999 года Златоустский городской суд Челябинской области вынес приговор в отношении начальника уголовного розыска отдела милиции г. Катав-Ивановска Х.. и двоих оперуполномоченных уголовного розыска Р. и Т., осудив их за превышение должностных полномочий к различным срокам лишения свободы. Вызвав из изолятора временного содержания задержанного Р., работники милиции более часа с применением насилия и специальных средств добивались от него признания в убийстве.

    В значительной степени подобные издевательства остаются безнаказанными. Большинство пострадавших от жестокого обращения не заявляют о случившемся, либо опасаясь мести со стороны работников милиции или администрации мест принудительного содержания, либо не надеясь на восстановление справедливости и защиту.

    Проверки жалоб о недозволенном обращении, проводимые прокуратурой, носят подчас поверхностный характер. Нередко эта процедура завершается констатацией: факты не подтвердились, основания для возбуждения уголовного дела отсутствуют. Если же жертвы недозволенного обращения в милиции все же оспаривают результат первоначальной проверки, они сталкиваются с длительными процедурами. Жалоба проходит весь путь прокурорских инстанций – от районного до федерального уровня. На этом пути постепенно исчезают доказательства, уменьшается вероятность возбуждения уголовного дела.

    Названные проблемы находят свое подтверждение в поступающей на имя Уполномоченного почте.

    В 20 процентах заявлений граждан, поступивших Уполномоченному в 1999 году, касающихся нарушений в уголовно-правовой сфере, отмечается ущемление органами дознания и следствия конституционных прав на достоинство, свободу и неприкосновенность личности. Опираясь на эти данные, а также на сообщения средств массовой информации, Уполномоченный, выступая 19 ноября 1999 года в г. Страсбурге на заседании Европейского комитета по предупреждению пыток и унижающего достоинства обращения и наказания, отметил, что пытки и другие жестокие методы обращения с задержанными и арестованными в ходе дознания и предварительного следствия приобрели в Российской Федерации масштабный характер.

    В учреждении ИЗ-49/9 в беседе с заключенными семь человек заявили Уполномоченному, что они были избиты Ч.-оперуполномоченным уголовного розыска Мытищинского городского отдела внутренних дел (Московская область). Об этом Уполномоченный немедленно поставил в известность начальника следственного изолятора и прокурора, осуществляющего надзор за этим учреждением. Однако заключенные отказались обращаться с жалобами, опасаясь, по их словам, жестоких действий со стороны работников мест принудительного содержания.

    Итоги рассмотрения жалоб граждан свидетельствуют, что после обращения Уполномоченного многие решения, первоначально принятые компетентными государственными органами, пересматриваются в пользу восстановления прав граждан. Органами прокуратуры возбуждено 9 уголовных дел, отменено 22 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с передачей на дополнительную проверку, 14 постановлений о прекращении уголовного дела, 20 постановлений о приостановлении производства по делу.

    Так, гражданин Ч. (вх. № Ч-77) в жалобе на имя Уполномоченного сообщил, что добиваясь от него признания в совершении кражи, сотрудник управления по борьбе с организованной преступностью при УВД Магаданской области М. незаконно задержал его, пристегнул наручниками к трубе и начал избивать. Опасаясь за свою жизнь, гражданин Ч. был вынужден признаться в преступлении, которого не совершал. Прокуратура г. Магадана отказала в возбуждении уголовного дела, и только проверка прокуратуры Магаданской области, проведенная по инициативе Уполномоченного, восстановила нарушенные права Ч. Против вставшего на путь беззакония стража порядка возбуждено уголовное дело.

    Гражданка Ж. из г. Советска Калининградской области (вх. № Ж-33) сообщила о проведении в ее квартире несанкционированного обыска. Ее обращение и жалобы в областных инстанциях не рассматривались. Более того, ее, мать малолетнего ребенка, подвергли еще и административному аресту на пять суток. Вмешательство Уполномоченного прекратило незаконные действия. Арест гражданки Ж. признан незаконным, в отношении работников милиции возбуждено уголовное дело.

    По настоянию Уполномоченного прокуратура г. Москвы провела проверку по жалобе гражданки Д. (вх. № Д-273), которая сообщила о незаконном обыске и задержании ее брата, гражданина С. В результате проверки уголовное дело в отношении гражданина С. за отсутствием состава преступления было прекращено.

    Подобные факты были обобщены и изложены в письме Уполномоченного на имя Министра внутренних дел Российской Федерации. Согласно полученному ответу, Министерством в 1999 году принят ряд нормативных документов по совершенствованию работы с личным составом, предупреждению указанных правонарушений. Проведено специальное заседание коллегии МВД России, на котором заслушивались отчеты министра внутренних дел Республики Мордовия, начальников ГУВД г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области, УВД Ивановской, Кемеровской, Самарской, Тамбовской, Новгородской, Владимирской и ряда других областей. К руководителям, имеющим серьезные упущения и недостатки в работе, приняты меры дисциплинарного воздействия.

    Проблема недозволенных методов воздействия на задержанных, подозреваемых, обвиняемых, свидетелей может быть решена только путем принятия комплекса мер, направленных на искоренение фактов нарушений законности в системе Министерства внутренних дел и Министерства юстиции Российской Федерации. Необходимо изменить целевые ориентиры показателей их работы, а также преодолеть негативную тенденцию снижения профессиональных и моральных качеств работников этих органов.

    Продолжая контролировать ситуацию, Уполномоченный представил в Государственную Думу Российской Федерации Заключение Уполномоченного на Закон РСФСР "О милиции". Предлагалось уточнить положения статей 13 и 14 закона, которые противоречат нормам статьи 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, давая достаточно широкие возможности для применения работниками милиции физических и специальных мер воздействия в отношении граждан. Необходимо дополнить Закон РСФСР "О милиции" положениями о том, что применение физической силы и специальных средств в случаях, составляющих малую общественную опасность, квалифицируется как бесчеловечное или унижающее обращение и влечет за собой ответственность, установленную законом. Аналогичная ответственность должна распространяться на руководство органов милиции, допускающих подобную практику.

    Министерство внутренних дел Российской Федерации не поддержало позицию Уполномоченного, сославшись на необходимость борьбы с административными правонарушениями и обеспечения личной безопасности работников милиции. Однако, данный вопрос находится в компетенции законодателя и Уполномоченный полагает, что Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации поддержит эти предложения.

    Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации обращается к депутатам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации с инициативой образовать специальную парламентскую комиссию для расследования проблемы жестокого обращения и пыток в органах внутренних дел и юстиции и провести парламентские слушания по этому вопросу с целью выработки конкретных мер по их прекращению и недопущению в будущем.

    В 1999 году в адрес Уполномоченного поступило около 2,6 тыс. жалоб о пересмотре вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений судов по уголовным делам. Большинство из них были направлены в надзорные инстанции, в соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 20 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации". По 39 обращениям для проверки доводов заявителей судебными инстанциями истребованы уголовные дела. После их изучения должностными лицами областных судов и Верховного Суда Российской Федерации принесено 20 протестов на состоявшиеся судебные решения. По результатам их рассмотрения в 1999 году отменены или изменены частично 15 приговоров и 5 кассационных определений.

    Более двух лет добивалась в судебных инстанциях отмены необоснованного приговора Алтайского краевого суда бывший следователь гражданка Б. (вх. № ПР-Б-17), осужденная за халатность. После обращения Уполномоченного уголовное дело было истребовано Верховным Судом Российской Федерации для проверки в порядке надзора. Приговор опротестован и Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 8 сентября 1999 г. отменен. Дело прекращено за отсутствием состава преступления.

    Требуется законодательно урегулировать сроки содержания под стражей подсудимых. В следственных изоляторах содержатся лица, расследование дел в отношении которых закончено два-три года назад, однако до настоящего времени эти дела судами не рассмотрены. Такая ситуация противоречит части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также статье 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которым каждому гарантируется судебное разбирательство дела в разумные сроки.

    Действующее законодательство не устанавливает сроки содержания подсудимых под арестом после окончания предварительного следствия и начала рассмотрения дела в суде. В феврале 1999 года в Комитет Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе Уполномоченный направил свои предложения о внесении дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. В частности, было предложено дополнить кодекс статьей 2391, устанавливающей сроки содержания под стражей подсудимых в зависимости от категории преступления. Срок содержания под стражей подсудимого, в качестве меры пресечения, со дня поступления дела в суд и до вынесения приговора не должен превышать 6 месяцев. По делам о тяжких преступлениях суд вправе своим определением (постановлением) продлить срок содержания под стражей до 9 месяцев. Уполномоченный предложил по истечении вышеназванных сроков вменить в обязанность суду изменять подсудимому меру пресечения. Вместе с тем, эти ограничения по срокам содержания под стражей подсудимых не должны распространяться на дела об особо тяжких преступлениях.

    В большинстве случаев основной причиной нарушения процессуальных сроков рассмотрения этих дел является неудовлетворительная организация судебного процесса: уголовные дела назначаются к слушанию с заведомым нарушением сроков, а назначенные – нередко откладываются по различным причинам.

    Так, в производстве Одинцовского суда Московской области почти три года находилось уголовное дело в отношении гражданина М. (вх. № М-31). Аналогичная ситуация имела место в Магаданском городском суде в отношении гражданина М. (вх. .№ М-66), который ожидал осуждения также около трех лет. Два года числился за судом Ханты-Мансийского автономного округа гражданин Т. (вх. № Т-240). Лишь после обращения Уполномоченного в эти суды было начато судебное рассмотрение данных дел.

    Неоправданно длительные сроки рассмотрения уголовных дел судами снижают превентивное значение судебного разбирательства и искажают конституционный смысл предписаний о гарантиях эффективного восстановления в правах граждан посредством правосудия.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница