[]


Необеспеченность населения жильем продолжает оставаться острейшей социальной проблемой в России



страница6/8
Дата17.11.2018
Размер1.84 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8
Необеспеченность населения жильем продолжает оставаться острейшей социальной проблемой в России. Сложная экономическая обстановка, трудности, возникающие с бюджетным финансированием жилищного строительства, приводят к несвоевременному предоставлению жилья за счет государства лицам, имеющим право на внеочередное или первоочередное его получение. Имеют место прямые нарушения закона. Информация о конфликтных ситуациях содержится во многих письмах. Приведем только несколько примеров.

    В обращении рабочих Казанского предприятия "Электроконтакт" Всероссийского общества слепых инвалидов I группы по зрению Х. и З. (вх. № КЛ-97) сообщалось, что 15 декабря 1999 года в помещении Дома культуры слепых была объявлена бессрочная публичная голодовка в знак протеста против изъятия у работников предприятия "Электроконтакт" строящегося жилого дома. Дом возводился по специальному постановлению Кабинета Министров Республики Татарстан. Стройка финансировалась из республиканского бюджета и бюджета Центрального правления Всероссийского общества слепых. Однако дирекция предприятия втайне от коллектива заключила договоры на передачу квартир подрядчику безвозмездно. В итоге, инвалидам по зрению оставили 58 квартир, причем, как стало известно, 36 из них предполагалось продать.

    О нарушениях прав инвалидов Уполномоченный информировал Президента Республики Татарстан. Принято решение о возвращении 36 квартир для их целевого распределения инвалидам по зрению. Исполнение решения взято на контроль как администрацией Президента Республики Татарстан, так и аппаратом Уполномоченного.

    Жительница г. Прокопьевска Кемеровской области гражданка Н. (вх. № Н-103) долгое время проживала с семьей, состоящей из шести человек (из них – двое детей), в квартире общей площадью 31 кв. м, в доме, имеющем 100-процентный износ. Помещение не отапливалось, с октября по май отсутствовала холодная вода. Согласно распоряжению администрации города, дом подлежит сносу, а проживающие в нем граждане – переселению в другие жилые помещения. В сентябре 1998 года Центральный районный суд г. Прокопьевска вынес решение о предоставлении семье гражданки Н. благоустроенного жилья, однако решение суда не было исполнено. О неправомерности действий местных органов власти Уполномоченный информировал главу администрации г. Прокопьевска. Вопрос был решен. Семье гражданки Н. выделены две трехкомнатные квартиры в строящемся доме.

    Многодетная мать, коренная москвичка С. (вх. № С-626), имеющая 10 детей, из которых 8 - несовершеннолетние, до недавнего времени проживала с семьей в 4-комнатной малогабаритной квартире общей площадью 54 кв. м. В обращении к префекту Южного административного округа г. Москвы Уполномоченный отметил, что заявительница не имеет возможности приобрести жилую площадь в силу тяжелого материального положения даже с учетом выделяемых субсидий. После этого московские власти предоставили гражданке С. необходимую жилую площадь; решается вопрос о предоставлении двухкомнатной отдельной квартиры одной из ее дочерей.

    Однако положительное решение жилищных проблем по обращениям граждан скорее исключение, чем правило. Возможность получения современного и благоустроенного жилья малообеспеченными гражданами является весьма проблематичной.

    Выход из создавшегося положения следует искать в решении жилищной проблемы за счет внебюджетных средств. Уполномоченный поддержал инициативы администраций городов Москвы и Санкт-Петербурга по внедрению ипотечной формы кредитования населения, считая такую форму своевременной и удачной для разрешения жилищной проблемы. Как представляется, это обеспечивает доступность приобретения жилья для семей с различным уровнем доходов. Уполномоченный направил в Государственную ДумуФедерального Собрания Российской Федерации предложения по созданию законодательной базы для внедрения ипотечного кредитования в субъектах Российской Федерации.

    В 1999 году резко возросло количество жалоб и по некоторым другим аспектам жилищной проблемы. Граждане жалуются на снижение качества жилья, дороговизну его эксплуатации и ремонта, на отказ жилищно-эксплутационных структур местного самоуправления от выполнения своих функций, касающихся надлежащего содержания муниципального жилищного фонда. Об этом пишут из районов Крайнего Севера, Краснодарского, Хабаровского и Приморского краев.

    Так, с коллективной жалобой к Уполномоченному обратились жильцы одного из общежитий г. Краснодара (вх. № КЛ-957). В мае 1997 года Крайпотребсоюзом – собственником общежития – оно было переведено в нежилой фонд, а часть жилых помещений переоборудована под офисы и иные нежилые помещения. При этом жильцы – более 20 семей – из общежития в другие жилые помещения, как это предусмотрено пунктом 3 статьи 91 Жилищного кодекса РСФСР, не отселялись. После перевода здания в нежилой фонд оно еще не раз перепродавалось. При смене собственников неоднократно предпринимались попытки выселить жильцов. Для них создавались невыносимые условия - отключались вода, отопление, не работала канализация. После вмешательства Уполномоченного администрация Краснодарского края совместно с комитетом жилищно-коммунального хозяйства, краевой госжилинспекцией и мэрией г. Краснодара приняли решение о проведении капитального ремонта общежития за счет средств собственника, а также о переселении жильцов в другие помещения. Материалы о нарушении законодательства были направлены в городскую прокуратуру для рассмотрения вопроса о привлечении виновных к ответственности.

    Администрация г. Ижевска, несмотря на неоднократные обращения граждан, в течение длительного времени не переводила ряд зданий, расположенных по улице К. Маркса, в разряд жилых домов (вх. № 711). Для защиты законных интересов жильцов к Уполномоченному обратился председатель Государственного контрольного комитета Удмуртской Республики, который указал, что здания первоначально являлись общежитиями квартирного типа, были построены предприятиями и входили в состав их имущества. При приватизации предприятий они были переданы в муниципальную собственность, местная администрация в нарушение закона частично переоборудовала их и использовала не по назначению.

    В заключении, направленном в адрес мэра г. Ижевска, Уполномоченный отметил, что отказ перевести здания в разряд домов, предназначенных для постоянного проживания, и выдать жильцам ордера, ущемляет их права и законные интересы. После вмешательства Уполномоченного решением администрации города дома были переведены в разряд жилых.

    Имеют место случаи, когда местные органы власти предлагают гражданам переоформить жилье в частную собственность, чтобы не нести расходы по его эксплуатации. Так, администрация Нововятского района г. Кирова пыталась заставить жильцов в принудительном порядке приватизировать ведомственное жилье. Заявители (вх. № К-1231) сообщили, что администрация умышленно затягивает передачу 16 домов на баланс города, стремясь убедить граждан перевести эти дома в частную собственность. При этом не учитывалось, что в этих домах проживают пенсионеры, инвалиды, ветераны труда, проработавшие на предприятии свыше 30 лет и не имеющие реальных возможностей для проведения капитального ремонта и поддержания жилого фонда. В результате обращения Уполномоченного к губернатору Кировской области были приняты меры по восстановлению нарушенных прав граждан, принудительная приватизация прекращена.

    Указанные негативные явления развиваются на фоне довольно опасных для большинства городского населения планов властей переложить бремя содержания жилищного фонда на малоимущих граждан. Такую ситуацию зачастую используют криминальные структуры. Участились случаи незаконного выселения малообеспеченных граждан из принадлежащих им квартир. Смена собственника жилья, интенсивный процесс его приватизации, передача на баланс акционерных обществ ведомственного жилого фонда и общежитий затрагивают интересы многочисленной категории граждан.

    По установленным фактам нарушений жилищного законодательства Уполномоченный в 1999 году обращался в Правительство Российской Федерации и к главам администраций ряда субъектов Федерации для принятия мер по предупреждению незаконного выселения граждан.

    В результате действий Уполномоченного пресечена попытка массового выселения граждан из домов в поселке Кратово Московской области, о чем они сообщили в своем письме (вх. № ПР-С-3). Жилой фонд поселка возвращен из незаконного владения в государственную собственность.

    Отзываясь на коллективные просьбы граждан, Уполномоченный в течение года принимал меры по упорядочению переселения жителей 1-го временного поселка бывших строителей Загорской ГАЭС в поселок Богородское Московской области. В 1974 году было принято решение, что после окончания строительства ГАЭС два временных поселка будут демонтированы, а земельные участки возвращены землепользователям. Однако поселки ликвидированы не были, остались в федеральной собственности и находятся в настоящее время в аварийном состоянии. На конец 1999 года в них проживало 535 семей. В этой связи администрация Московской области неоднократно обращалась вПравительство Российской Федерации о финансировании строительства жилья и ликвидации временных жилых поселков, но безрезультатно. После обращения Уполномоченного к руководству АО "Мосэнерго" и к председателю правления РАО "ЕЭС России" приняты меры для дополнительного выделения жителям поселков квартир в домах-новостройках поселка Богородское, строящихся за счет прибыли АО "Мосэнерго".

    В 1999 году, как и в предыдущий период, продолжали поступать заявления от граждан, проживающих в поселках золотодобытчиков Республики Саха (Якутия), которые по решению местных властей подлежат ликвидации. Жители одного из них – поселка Нежданинское Томпонского улуса – писали, что в ликвидируемом поселке все еще проживают 62 семьи, не имеющие возможности выехать (вх. № КЛ-903). В основном это пенсионеры, инвалиды, безработные, которые в связи с ликвидацией поселка перестали получать пособие по безработице, компенсацию на содержание детей, пенсии. Сложилась чрезвычайная ситуация, угрожающая здоровью и жизни людей.

    После обращений Уполномоченного к Президенту Республики Саха (Якутия), к министру промышленности республики, к главе администрации Томпонского улуса приняты меры по оказанию помощи оставшимся жителям поселка, восстановлены социальные выплаты.

    Одной из причин, усугубляющих ситуацию, связанную с выездом граждан из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей на постоянное место жительства в центральные районы страны, является несвоевременное поступление безвозмездных жилищных субсидий.

    С жалобами по этому вопросу обращаются, как правило, слабо защищенные слои населения: пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи. Граждане годами не могут получить причитающиеся им компенсации за освобождаемое жилье и проезд на новое постоянное место жительства. Об этом пишут из Якутии, Сахалинской области, из Чукотского автономного округа.

    Одной из причин правонарушений в жилищной сфере является несовершенство законодательства по защите прав граждан на достойные условия проживания.

    Действующее жилищное законодательство отстает от интенсивного процесса смены собственников и балансодержателей недвижимого имущества, не в полной мере обеспечивает правовую защиту интересов граждан. В правовом отношении остаются неурегулированными вопросы о порядке перевода жилых помещений в нежилые, содержания и сдачи жилья в аренду.

    Многие подзаконные акты не содержат стандартов качественных показателей, характеризующих условия проживания, по которым органы местного самоуправления и должностные лица обязаны предоставлять гражданам определенные гарантии.

    Отсутствие норм, регламентирующих порядок распределения служебного жилья (постановка на очередь на получение жилья, порядок оформления и подачи документов, отказ в замене ордеров в случаях когда граждане, заселенные по служебному ордеру, не подлежат выселению без предоставления других жилых помещений и др.), приводит к разного рода должностным злоупотреблениям, порождает взяточничество. Это, в частности, отмечает Уполномоченный по правам человека Республики Башкортостан в докладе за 1999 год.

    В настоящее время в целях совершенствования жилищного законодательства назрела необходимость подготовки предложений по внесению изменений и дополнений в Жилищный кодекс Российской Федерации и принятию федерального закона "Об упорядочении использования муниципального жилищного фонда".

    Необходимо выработать принципы жилищной политики государства, обеспечивающие эффективное решение жилищной проблемы, включающие как возможность приобретения, так и надлежащего содержания жилой площади.

    В 1999 году Уполномоченному поступило более двух тысяч жалоб на постановления судебных органов, вынесенные при разрешении споров по жилищным вопросам. Значительная часть из них правомерна и обоснована, но есть и иные. Защищая законные права граждан, Уполномоченный внес более 200 ходатайств, как в суды различных инстанций, так и в органы прокуратуры о проведении соответствующих проверок. В результате, по ряду обращений приняты решения в пользу заявителей, либо назначены пересмотры судебных дел вышестоящими инстанциями.

    Так, гражданин П. (вх. № П-108) обратился с жалобой на решение Советского районного суда (ныне Чертановский межмуниципальный суд) г. Москвы от 30 мая 1991 г. Выяснилось, что при рассмотрении гражданского дела о принудительном обмене жилых помещений, в нарушение требований статей 54, 56 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, судебная инстанция не исследовала документы о принадлежности жилья участникам обмена. В результате было принято ошибочное решение о переселении гражданина П. с малолетним сыном в жилое помещение, в котором на момент вынесения решения жили на законных основаниях люди, не имеющие никакого отношения к проводимому судом обмену. Права П. и его несовершеннолетнего сына были нарушены. В течение 8 лет на это решение неоднократно приносились протесты, однако судебная ошибка так и не была устранена. По ходатайству Уполномоченного указанное гражданское дело истребовано для проверки в порядке надзора Генеральной прокуратурой Российской Федерации, появилась надежда на исправление судебной ошибки.

    Заявительница И. (вх. № И-3653) обратилась с жалобой на решение Савеловского межмуниципального (районного) суда г. Москвы, отказавшего ей в расторжении с гражданкой Х. договора пожизненного содержания с иждивением. По мнению заявительницы, суд неправильно оценил собранные по делу доказательства по заключению договора и не принял во внимание факты существенного нарушения гражданкой Х. условий договора. После обращения Уполномоченного прокурор г. Москвы внес протест, определение кассационной инстанции было отменено. При новом рассмотрении дела исковые требования заявительницы были удовлетворены.

    В связи с жалобой граждан Е. и И. (вх. № 932), проживающих в Юго-Западном административном округе г. Москвы, на их необоснованное переселение в квартиру меньшей площади Уполномоченный обратился к префекту Юго-Западного округа, после чего вопрос о переселении семей Е. и И. был рассмотрен на заседании окружной общественной комиссии и заявителям предоставлена новая, устраивающая их жилая площадь.

    Уполномоченный продолжает получать жалобы от граждан, которые, в соответствии со статьей 60 Жилищного Кодекса РСФСР (ч. 1. п.п. 8 части 2), утратили право пользования жилым помещением в связи с временным отсутствием свыше 6 месяцев, в том числе в связи с осуждением к лишению свободы до принятия Конституционным Судомсоответствующего постановления.

    Хотя Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 1995 года № 8-П эти положения Кодекса признаны неконституционными и утратившими силу, но действующее законодательство не содержит норм, предусматривающих порядок разрешения жилищной проблемы для этой категории лиц, что влечет нарушение их прав, предусмотренных статьей 40 Конституции Российской Федерации. Для решения данного вопроса требуются законодательные меры.

    Проблемы земельной собственности и землепользования затронуты в обращениях граждан, проживающих в сельской местности.

    Значительная часть жалоб касается реорганизации колхозов и совхозов, а также определения индивидуальных имущественных паев и земельных долей в них. Эти вопросы регулируются постановлением Правительством Российской Федерации от 4 сентября 1992 г. № 708 "О порядке приватизации и реорганизации агропромышленного комплекса", Указом Президента Российской Федерации от 27 октября 1993 г. № 1767 "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в Российской Федерации" и рядом других нормативных актов.

    Многих заявителей интересует вопрос, в какой форме должны выдаваться эти паи и доли. По сложившейся практике, земельная доля и имущественный пай выделяются в денежном выражении. Земельным кодексом РСФСР данный порядок не урегулирован, но в подзаконных нормативных актах определено, что выделение в натуре земельной доли и имущественного пая лицам, выходящим из колхозов и других сельскохозяйственных предприятий для создания крестьянского (фермерского) хозяйства, является обязательным, за исключением случаев, прямо предусмотренных нормативными актами. Данные вопросы должны быть решены в новом Земельном кодексе Российской Федерации, проект которого длительное время обсуждается в российском парламенте.

    Проблема определения правового режима земельных участков, которые находились в пожизненном наследуемом владении и пользовании до 1 января 1991 года, остается актуальной до настоящего времени. В Указе Президента Российской Федерации от 7 марта 1996 г. № 337 "О реализации конституционных прав граждан на землю" закреплено, что указанные земельные участки, в том числе сверх установленных предельных размеров, используемые гражданами для ведения личного подсобного хозяйства, коллективного садоводства, жилищного либо дачного строительства, сохраняются за гражданами в полном размере. Запрещается обязывать граждан, имеющих указанные земельные участки, выкупать их или брать в аренду. Однако норма о бесплатном закреплении в собственности должна быть предусмотрена соответствующим федеральным законом, не принятым до настоящего времени.

    Все это создает условия для нарушения прав граждан. Так, инвалид Великой Отечественной войны II группы М. (вх. № 01826) обратился с жалобой на необоснованное изъятие у него садового земельного участка. После письма Уполномоченного прокурору Юго-Западного административного округа г. Москвы права инвалида восстановлены. Ветеран М. получил новый участок в том же садовом кооперативе.

    Множество нормативных правовых актов о земле вызывает их разночтение, что отрицательно сказывается на реализации прав граждан. До принятия Земельного Кодекса Российской Федерации не действуют нормы главы 17 Гражданского кодекса Российской Федерации, посвященные вопросам права собственности и других вещных прав на землю. Остальные же нормативные правовые акты не раскрывают содержания таких земельных прав, как право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, пожизненного наследуемого владения им и, наконец, право ограниченного пользования земельным участком (сервитут), что создает трудности в их практической реализации.

    В корреспонденции, адресованной Уполномоченному, присутствуют и жалобы граждан на нарушение их политических прав. В основном они связаны с проходившими в течение 1999 году выборными кампаниями в субъектах РФ и выборами в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

    Для гражданина основным способом участия в управлении делами государства являются выборы в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Для того, чтобы избираемые народом государственные органы и органы местного самоуправления выражали его волю и служили его интересам, выборы должны быть свободными и справедливыми, что предполагает честные состязания между политическими партиями и независимыми кандидатами, неприемлемость использования кандидатами различного рода преимуществ, имеющихся у них в связи с занимаемой должностью или имущественным положением, отказ от применения недозволенных избирательных технологий.

    Критерии свободных и справедливых выборов сформулированы во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Декларации Межпарламентского союза "О критериях свободных и справедливых выборов". Российская Федерация, присоединившись к данным международным договорам, обязалась принимать законодательные и другие меры для обеспечения проведения регулярных, свободных и справедливых выборов.

    Практика отечественных избирательных кампаний 1999 года свидетельствует о том, что ряд участников избирательного процесса нарушали демократические принципы проведения выборов, чем ущемляли конституционные права и свободы граждан.

    Избирательная кампания по выборам депутатов Государственной Думы была предметом пристального внимания со стороны Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. После издания Указа Президента Российской Федерации от 9 августа 1999 года № 1014 "О назначении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации нового созыва", Уполномоченный обратился к представителям власти, к общественности и средствам массовой информации с призывом обеспечить проведение свободных и честных выборов, избрание кандидатов, способных и желающих служить укреплению государства, интересам его граждан.

    В обращении подчеркивалась важность осознания каждым участником избирательного процесса, что свободные выборы, активное участие в них – единственное надежное средство сформировать власть, которая не замкнется в кругу своих интересов. Уполномоченный призвал лидеров политических объединений, участвующих в избирательной кампании, направить усилия на защиту прав граждан, развитие реальной экономики и формирование свободного гражданского общества, а избирательные комиссии – объективно и внимательно контролировать подготовку и проведение выборов, не допустить фальсификации итогов голосования, поставить заслон проникновению в законодательный орган лиц из преступной среды, предупреждать нарушения избирательных прав граждан.

    Для осуществления контроля за соблюдением избирательных прав граждан в ходе выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в качестве международных (иностранных) наблюдателей Уполномоченным были приглашены представители ряда зарубежных правозащитных организаций.

    31 августа 1999 года между Уполномоченным и Центральной избирательной комиссией Российской Федерации достигнуто соглашение об обмене информацией, взаимодействии и совместном контроле за ходом избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы и Президента Российской Федерации.

    В рабочем аппарате была создана специальная группа по рассмотрению жалоб граждан на нарушения избирательного законодательства, сбору и изучению информации по данному вопросу. В день голосования, 19 декабря 1999 года, в аппарате Уполномоченного была организована прямая телефонная линия связи с избирателями.

    Приходится констатировать, что практически на всех этапах избирательных кампаний по выборам депутатов Государственной Думы, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления имели место нарушения избирательного законодательства.

    Согласно действующим законам, выборы Президента Российской Федерации, депутатов Государственной Думы, законодательных органов или глав субъектов Российской Федерации назначаются на воскресный день, следующий за датой окончания их полномочий. Однако в 14 субъектах Российской Федерации (например, в городах Москве и Санкт-Петербурге, в Белгородской, Новгородской, Омской, Томской областях) дата выборов была назначена на более ранний срок. При этом перенос даты голосования не был обусловлен наступлением закрепленных в законе оснований – роспуском законодательных органов или досрочным прекращением полномочий глав субъектов Федерации.

    Верховный Суд Российской Федерации, проверяя законность переноса выборов на более ранние сроки, в одних случаях – выборы губернатора г. Санкт-Петербурга – признал это нарушением закона, в других – выборы мэра Москвы, главы администрации Белгородской области, губернатора Омской области, главы администрации Томской области – не признал. Главным основанием для признания незаконным решения Законодательного Собрания Санкт-Петербурга о переносе выборов послужило нарушение порядка голосования при принятии соответствующего постановления, то есть процедурные моменты, а не противоречие статьям 8 и 10 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме" и законам г. Санкт-Петербурга.

    Уполномоченный по правам человека признает неприемлемой и противоречащей действующему законодательству практику произвольного переноса даты выборов в органы государственной власти. Указанный Федеральный закон относит порядок назначения выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации (статья 10), в том числе установление даты выборов, к ведению самих субъектов Федерации, при этом прямо запрещает уменьшение или увеличение срока полномочий действующих государственных органов или депутатов (части 2 и 3 статьи 8). Перенос выборов на более ранние или более поздние сроки, по сравнению со сроками истечения полномочий выборных органов, нарушает и международно-правовой принцип регулярности выборов, установленный пунктом 3 статьи 21 Всеобщей декларации прав человека, пунктом "б" статьи 25Международном пакте о гражданских и политических правах. Подобная практика может вызвать дестабилизацию политической обстановки в определенном регионе или в целом по стране, поскольку автоматически возникает вопрос легитимности вновь избранного органа.

    Были выявлены нарушения и при образовании избирательных округов. Требования, которым должны отвечать избирательные округа, установлены статьей 19 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме" и статьей 12 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Главным среди них является соблюдение примерного равенства округов по числу зарегистрированных на их территориях избирателей. Предельно допустимое отклонение от средней нормы представительства не должно превышать 10 процентов. В противном случае нарушается равенство прав избирателей, а также ставится под сомнение легитимность депутатов, избранных по избирательному округу, меньшему по численности.

    Если при образовании избирательных округов по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации данное требование соблюдается, то при выборах депутатов законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации данная норма нарушается довольно часто. Например, число избирателей в Казанском городском избирательном округе № 1 по выборам в Государственный Совет Республики Татарстан превысило среднюю норму представительства в 50 раз, а число избирателей в Елабужском районном округе оказалось ниже нормы на 47 процентов, что несовместимо с одним из основных принципов свободных и справедливых выборов – принципом "равного представительства".

    Формирование и деятельность избирательных комиссий различных уровней, а также статус ее членов регулируются Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме", Федеральным законом "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", а также законами субъектов Российской Федерации.

    На членов избирательных комиссий возлагаются обязанности по организации и проведению выборов, контроля за соблюдением участниками избирательного процесса требований законодательства, регистрации кандидатов и определения результатов выборов. От независимости и беспристрастности членов избирательных комиссий в значительной степени зависит, будут ли выборы честными и справедливыми. Вместе с тем, члены Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, а также ряд международных наблюдателей отмечали, что влияние руководителей органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также глав местного самоуправления на председателей участковых, территориальных и окружных избирательных комиссий достаточно велико. Уполномоченный считает целесообразным, в целях ослабления воздействия региональных и местных властей на избирательные комиссии, внести в Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме" нормы, закрепляющие дополнительные гарантии независимости членов участковых, территориальных и окружных избирательных комиссий.

    Одной из гарантий независимости избирательных комиссий является запрет для их членов находиться в непосредственном подчинении кандидата на выборную должность (пункты 1 и 5 статьи 24 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме"). Федеральный закон, как и законы субъектов Российской Федерации, не устанавливают срок подачи членами избирательных комиссий заявлений о досрочном прекращении своих полномочий и не содержат каких-либо указаний на сроки принятия избирательной комиссией соответствующего решения. Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме" (пункт 7 статьи 24) определил лишь срок для назначения нового члена избирательной комиссии взамен выбывшего. Таким образом, член избирательной комиссии, фактически утративший этот статус, продолжает участвовать в заседаниях избирательной комиссии до вынесения соответствующего решения (статья 27 закона).

    В результате возникают правовые коллизии, ставящие под сомнение итоги выборов. В Оренбургской области при выборах главы администрации области, после выдвижения кандидатом действовавшего главы, возникло положение, когда из десяти членов областной избирательной комиссии двое находились в его непосредственном подчинении и должны были бы прекратить свои полномочия в момент выдвижения кандидатуры действовавшего главы исполнительной власти на этот пост. Однако их полномочия были прекращены только после вмешательства общественности, уже после регистрации действовавшего главы администрации области в качестве кандидата. Данные обстоятельства послужили поводом для сомнений избирателей и претендентов на данный пост в беспристрастности областной избирательной комиссии и вызвали обращения к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации (вх. № ПР-К-84).

    Уполномоченный не счел обжалованное нарушение достаточным основанием для обращения в суд с заявлением об отмене результатов выборов. Но этот пример свидетельствует о том, что существует необходимость законодательного закрепления порядка и сроков прекращения полномочий членов избирательных комиссий в аналогичных случаях.

    В федеральный закон целесообразно внести положение, согласно которому член избирательной комиссии обязан подать заявление о досрочном освобождении от своих полномочий в тот же день, когда должностное лицо, в непосредственном подчинении которого он находится, выдвинуло свою кандидатуру на соответствующую выборную должность. Орган, назначивший члена избирательной комиссии, обязан вынести решение о досрочном его освобождении в пятидневный срок с момента подачи им заявления.

    Эта процедура может быть применима в ряде других случаев досрочного прекращения полномочий члена избирательной комиссии (например, в случае избрания члена избирательной комиссии депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти или органа местного самоуправления, назначения его на должность судьи, вступления в инициативную группу по выборам депутата).

    Выборы 19 декабря 1999 года вызвали широкий интерес международной общественности. В день голосования в России работали 430 наблюдателей из стран ОБСЕ и парламентских ассамблей. Они посетили приблизительно 2300 избирательных участков в 30 субъектах Российской Федерации, а также 100 из 234 избирательных округов. Со стороны международных наблюдателей было признано, что, в целом, декабрьские выборы стали существенным шагом вперед в деле укрепления представительной демократии в Российской Федерации. Они отразили политическую ситуацию, при которой избирателю был предоставлен широкий спектр политических сил. Высокий уровень явки в места голосования продемонстрировал достойную степень доверия общественности к избирательному процессу.

    Вместе с тем, наблюдатели отметили определенные нарушения и упущения в выборном процессе. По их оценке наиболее распространенными были следующие:



  • На 21,2% участков, на которых побывали наблюдатели, урны для голосования были вскрыты и подсчет начался прежде, чем сотрудники комиссий закончили подсчет голосов и заверили списки избирателей.

  • На 54,5% участков, на которых побывали наблюдатели, сотрудники комиссий вопреки правилам вносили начальные записи в протокол только после вскрытия урн.

  • На 58,7% участков сотрудники комиссий при подсчете не объявляли и не показывали каждый бюллетень. Примерно в одной трети всех случаев такого нарушения сотрудники комиссий, по мнению наблюдателей, стремились сэкономить время. Однако приблизительно в таком же числе случаев наблюдатели истолковали действия участковых комиссий как сознательный отказ от нового порядка.

  • По закону при подсчете бюллетеней наблюдатели имеют право стоять достаточно близко, чтобы видеть отметки в бюллетенях. Это положение соблюдалось на 91,5% избирательных участков, где присутствовали наблюдатели. Кроме того, 94% комиссий подготовили несколько экземпляров итоговых протоколов прежде, чем покинули участки, как того требует закон. Один экземпляр представлялся в территориальную избирательную комиссию, где результаты сводились в таблицу, еще один – оставался у председателя участковой избирательной комиссии. Подготовка нескольких экземпляров, помимо прочего, была рассчитана на то, чтобы наблюдатели могли обратиться с просьбой о предоставлении им экземпляра для служебных нужд. Однако наблюдатели отметили, что на 19% участков им не предоставили копии протокола, несмотря на сделанный запрос. Кроме того, на 14% участков, проверенных наблюдателями, сотрудники комиссий не вывесили копию результатов, хотя для этой цели им был своевременно предоставлен бланк протокола плакатного размера.

    В соответствии с Федеральными законами "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме" и "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", основанием для включения гражданина в список избирателей является факт его постоянного или преимущественного проживания на территории избирательного участка. Отсутствие регистрации по месту жительства или по месту пребывания не может служить основанием для лишения гражданина возможности осуществить принадлежащие ему избирательные права.

    В ходе рассмотрения Уполномоченным жалоб граждан, а также в результате работы "горячей линии" было установлено, что территориальные и участковые избирательные комиссии, которые по закону должны составлять и проверять списки избирателей, подошли к выполнению данных обязанностей без должного внимания. Данную проблему затрагивали заявители в более чем 60% от жалоб на нарушение избирательных прав, поступивших в аппарат Уполномоченного, и около 8 % обращений по "горячей линии".

    Значительное число граждан жаловалось на отсутствие их в списках избирателей, несмотря на длительные сроки проживания на территории избирательного участка. При этом заявители сообщали, что аналогичные проблемы возникали у них и на предыдущих выборах (например, в 1997 году при выборах депутатов Московской городской Думы и районных советников), но с того времени никаких изменений в избирательные списки внесено не было.

    Международные наблюдатели Р. Верхоэль и Дж. Ловенхард отметили, что в ряде избирательных участков Татарстана изменения в списки избирателей вносились по окончании голосования до начала оформления протоколов об итогах голосования, что является следствием недостатков в работе территориальных избирательных комиссий при составлении списков избирателей и противоречит требованиям Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Внесение изменений в список избирателей после окончания голосования ставит под сомнение достоверность результатов голосования.

    Во время работы "горячей линии" к Уполномоченному обратился гражданин Я. из г. Москвы с жалобой на отказ участковой, а затем и территориальной избирательной комиссии включить его в список избирателей. Основанием отказа явилось отсутствие регистрации его по месту жительства, несмотря на проживание на территории избирательного участка в течение четырех лет. После консультаций с председателем территориальной избирательной комиссии заявителю было дано разъяснение о возможности судебного обжалования отказа комиссии. Между тем включение в списки избирателей в судебном порядке в день голосования существенно затрудняет реализацию активного избирательного права. Представляется возможным разрешать подобные спорные вопросы в территориальных избирательных комиссиях.

    Жалобы избирателей на отказ включить их в списки избирателей продолжали поступать к Уполномоченному и после дня голосования. Восстановить в данном случае активное избирательное право гражданина было уже невозможно. Нередко причиной нарушения права граждан избирать бывает их неосведомленность относительно порядка включения в списки избирателей.

    Не утратили своей актуальности и проблемы, возникающие в процессе подготовки к голосованию в местах принудительного содержания. Уполномоченный по правам человека в Республике Башкортостан провел 16-17 декабря 1999 года выборочную проверку соблюдения избирательных прав граждан, находившихся в местах лишения свободы. Было установлено, что ряд граждан, отбывающих наказание в местах лишения свободы и не имеющих активного избирательного права, были включены в списки избирателей по избирательным участкам, на территории которых они проживали до вынесения приговора. Башкирский омбудсман полагает, что указанная ситуация создает возможности злоупотребления голосами данной категории лиц.

    Причина этого кроется в несовершенстве российского законодательства в сфере регистрационного учета граждан. Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и жительства в пределах Российской Федерации (пункт 31), утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации№ 713 от 17 июля 1995 г., не устанавливают обязанности компетентного государственного органа в случае вступления в законную силу приговора, в соответствии с которым гражданин осужден к лишению свободы, известить регистрационный орган о снятии гражданина с учета.

    На этапе выдвижения и регистрации кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации проблемы возникли задолго до дня выборов.

    Федеральный закон "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (статьи 47 и 52) содержит перечень сведений, представляемых в избирательные комиссии кандидатами в депутаты, а также основания для исключения кандидата в депутаты из списка для голосования (нарушение порядка сбора подписей, отсутствие или ненадлежащее оформление документов, недостаточное количество достоверных подписей, представленных в поддержку кандидата или федерального списка, существенное нарушение порядка создания избирательного фонда, нарушение запрета заниматься благотворительной деятельностью в период избирательной кампании).

    Если в предыдущих избирательных кампаниях главным основанием исключения кандидата из списка для голосования были нарушения при сборе подписей избирателей в свою поддержку, то в кампании 1999 года на первое место вышло непредставление в избирательную комиссию необходимых избирательных документов или сообщение недостоверных сведений.

    Из 4948 кандидатов, проверенных МВД России, выявлено 25 человек, имеющих непогашенную судимость, и 4 - находящихся в розыске ("Парламентская газета", 25 сентября 1999 г.). По информации об имуществе кандидатов, переданной Государственной инспекцией безопасности дорожного движения МВД России в Центральную избирательную комиссиюРоссийской Федерации, недостоверные сведения о транспортных средствах представили ряд кандидатов от движений "Наш дом-Россия", "Блок Жириновского", "Коммунистическая партия Российской Федерации", "Яблоко" и "Союз правых сил".

    По сведениям Министерства иностранных дел Российской Федерации, 11 кандидатов в депутаты имели иностранное гражданство, но скрыли это.

    Столь широкий круг нарушений Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" обусловлен тем, что с момента издания закона до момента его применения прошел небольшой промежуток времени. То обстоятельство, что в Российской Федерации каждая новая избирательная кампания происходит по новым правилам, находится в противоречии с принципами правового государства.

    Обращает на себя внимание тот факт, что Центральная избирательная комиссия Российской Федерации при регистрации кандидатов в депутаты Государственной ДумыФедерального Собрания Российской Федерации допустила неравный подход к кандидатам от различных общественных объединений. Так, например, она признала существенным нарушением федерального законодательства то обстоятельство, что гражданин З., не проживавший в 1998 году в России, не указал доход в размере 35 тыс. рублей, полученный им в России, и исключила его из федерального списка кандидатов. В то же время Центральная избирательная комиссия Российской Федерации сочла несущественным нарушением тот факт, что другой кандидат в депутаты не указал доход в размере 82,5 тыс. рублей.

    В Центральную избирательную комиссию Российской Федерации поступили жалобы граждан на нарушения окружными избирательными комиссиями требований Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" при регистрации кандидатов в депутаты. Жалобы касались, в основном, вопросов соблюдения процедуры сбора подписей, достоверности сведений о кандидатах, законности образования избирательных фондов и расходования денежных средств. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации удовлетворила половину жалоб на отказы окружных избирательных комиссий в регистрации кандидатов в депутаты. Основаниями для пересмотра указанных решений послужили неполное исследование фактических обстоятельств дела в каждом конкретном случае, а также небрежность, проявленная должностными лицами окружных избирательных комиссий при их подготовке.

    Указанные нарушения являются следствием несовершенства избирательного закона, предоставившего несудебному органу право выносить окончательное решение по вопросу оценки сообщаемых кандидатами в депутаты сведений и признавать их существенными или нет.

    Анализ выборных кампаний показывает, что нередки нарушения в период предвыборной агитации. Так, в частности, не гарантируются равные условия доступа к средствам массовой информации зарегистрированным кандидатам и избирательным объединениям, что подчас обусловлено произвольным толкованием принципа равенства.

    Широко известны факты активного участия в предвыборной агитации руководителей государственных органов и органов местного самоуправления. На это указывалось в заявлениях граждан, поступивших в аппарат Уполномоченного по "горячей линии", и в сообщениях международных наблюдателей (Республика Татарстан, Волгоградская и Кемеровская области). Высказывания известных лиц, занимающих государственные должности, относительно личных или деловых качеств отдельных кандидатов или лидеров избирательных блоков недопустимы, поскольку могут быть расценены как запрещенная законом предвыборная агитация.

    Особенностью избирательной кампании 1999 года было то, что агитация в поддержку политических партий, характерная для предшествующих избирательных кампаний, сменилась агитацией против их соперников. Так, в период предвыборной агитации на каналах ОРТРТР и ТВЦ была развернута настоящая "информационная война", которая была приостановлена лишь за 5 дней до голосования, когда Министерство Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций вынесло предупреждения в адрес ОРТ и ТВЦ.

    Избирательные объединения "Союз правых сил" и "Либерально-демократическая партия России" агитационную информацию распространяли еще до официального начала избирательной кампании 1999 года. Агитационные материалы, опубликованные в этот период, преподносились как обычная политическая реклама, не имеющая отношения к избирательной кампании. Однако, по сути, данная информация была агитационной. Недостаточно корректный прием использовал "Союз правых сил", который одновременно с предвыборной агитацией проводил сбор подписей в поддержку референдума по вопросам, входящим в его предвыборную платформу. При этом не представляется возможным четко разграничить агитационные действия в поддержку проведения референдума и агитационные действия в поддержку кандидатов от данного избирательного объединения.

    Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации полагает, что данные факты являются нарушением принципа свободных и справедливых выборов, и призывает участников избирательных кампаний не применять некорректные информационные технологии.

    В результате работы "горячей линии" было установлено, что предвыборная агитация проводилась накануне дня и в день голосования, в нарушение части 1 статьи 53 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" и части 1 статьи 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме" (города Владивосток, Краснодар, Москва, Московская область). В Воронежской области (село Островки Аннинского района) в день выборов на избирательном участке производилась выдача заработной платы. При этом заявитель З. утверждала, что условием выдачи заработной платы было голосование за кандидата, указанного администрацией предприятия.

    Значительная часть заявителей была не удовлетворена организацией голосования. Работа ряда избирательных участков началась позже установленного законом срока или прекратилась ранее 20 часов. Международный наблюдатель Ф. Степаненко указал, что в нарушение части 1 статьи 73 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", один из посещенных им избирательных участков в городе Москве был закрыт ранее окончания времени голосования. Председатель участковой избирательной комиссии объяснил это тем, что все избиратели проголосовали.

    Было также отмечено неисполнение участковыми избирательными комиссиями в городах Москве и Саратове установленной пунктом "а" части 1 статьи 28 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" обязанности проинформировать избирателей об адресе, номере телефона избирательной комиссии, а также о дне и месте голосования, что затруднило волеизъявление части избирателей.

    Избиратели отмечали плохое оборудование избирательных участков, что является нарушением статьи 70 названного закона. На некоторых избирательных участках г. Москвы, Иркутской области, Эвенкийского автономного округа отсутствовала информация о кандидатах в депутаты по одномандатным избирательным округам и об избирательных объединениях, в кабинах для голосования не было освещения, а также ручек. Международные наблюдатели Р. Верхоэль и Дж. Ловенхард указали на тесноту помещений, в которых располагались избирательные участки в Республике Татарстан, что вызвало беспорядки при голосовании. На избирательном участке № 805 (Республика Башкортостан), расположенном в следственном изоляторе, из-за недостаточного количества ящиков для голосования из содержащихся там 2 тысяч человек не смогли проголосовать 179.

    Заявители по "горячей линии" и международные наблюдатели сообщали об отсутствии кабин для тайного голосования в ряде избирательных участков в городах Москве и Санкт-Петербурге, что является существенным нарушением принципа тайного голосования.

    Тайна голосования, по сообщениям Р. Верхоэля и Дж. Ловенхарда, не соблюдалась на некоторых избирательных участках в Республике Татарстан. Лица, оказывавшие помощь избирателям, не имевшим возможности лично заполнить избирательные бюллетени, входили вместе с ними в кабины для тайного голосования в нарушение частей 8 и 9 статьи 73 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".

    В результате работы "горячей линии" были выявлены нарушения при оформлении избирательных бюллетеней, несоответствие их требованиям статьи 71 Закона. Иногда бюллетени имели непредусмотренные Законом пометки, в некоторых отсутствовали печати или подписи членов участковых избирательных комиссий. На двух избирательных участках в г. Москве (№ 478 и № 1173) голосование было приостановлено из-за отсутствия избирательных бюллетеней. На избирательном участке № 164 (Прикубанский район Карачаево-Черкесской Республики) у нескольких членов участковой избирательной комиссии были обнаружены ксерокопии бюллетеней для голосования по одномандатному избирательному округу. Это обстоятельство послужило основанием для признания недействительными выборов по указанному избирательному участку.

    Граждане жаловались на отказ выдать им избирательные бюллетени при предъявлении документов, названных в части 6 статьи 73 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Так, у гражданки России, имеющей паспорт старого образца, потребовали предъявить вкладыш, свидетельствующий о российском гражданстве; у офицера, проживающего за пределами воинской части, потребовали представить справку о регистрации его по месту жительства на территории избирательного участка. Однако данные сведения должны проверяться еще при составлении списков избирателей, и потому неправомерно требовать от гражданина, включенного в список избирателей, предъявления того или иного документа, помимо указанных в законе, при получении избирательного бюллетеня.

    В этой связи представляется целесообразным рекомендовать Центральной избирательной комиссии Российской Федерации совместно с МВД России подготовить соответствующий Закону перечень документов, на основании которых гражданину выдается избирательный бюллетень, и довести его до сведения участковых, территориальных и окружных избирательных комиссий. Список может сопровождаться образцами указанных документов.

    Значительная часть престарелых и больных избирателей, заявивших о невозможности проголосовать в помещении для голосования, была лишена права выразить свою политическую волю. Участковые избирательные комиссии не исполнили обязанность, предусмотренную частью 1 статьи 75 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", и нарушили активное избирательное право граждан, не обеспечив им возможность проголосовать дома, вне избирательного участка. Следует изменить в законодательстве положение, указывающее необходимое количество переносных ящиков, которыми может располагать участковая избирательная комиссия.

    Данный вопрос актуален и в связи с тем, что в соответствии с федеральным законодательством ограничена возможность досрочного голосования. Граждане, работающие посменно или на предприятиях с непрерывным циклом производства, не имеют возможности проголосовать досрочно. Единственным способом реализации ими активного избирательного права является голосование вне помещения для голосования, с помощью переносных избирательных урн.

    В избирательной кампании 1999 года по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации так же, как и в период предыдущих избирательных кампаний, имели место нарушения при определении результатов голосования и установлении итогов выборов. Например, при определении результатов голосования на избирательных участках №№ 864, 865 и 875 в г. Первоуральске Свердловской области участковыми избирательными комиссиями был допущен целый ряд нарушений Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Среди них: наличие незаполненных, но подписанных членами участковых избирательных комиссий и заверенных печатями бланков протоколов об итогах голосования, несоответствие копий протоколов, выданных наблюдателям, протоколам, переданным в территориальную комиссию. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации отметила в г. Москве и Московской области отдельные факты небрежного оформления протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования.

    По сведениям, поступившим от группы международных наблюдателей, на ряде избирательных участков урны для голосования были вскрыты прежде, чем сотрудники закончили заверение списков избирателей; данные о количестве избирателей вносились в протоколы подсчета голосов только после вскрытия урн; не соблюдался также порядок подсчета избирательных бюллетеней.

    Вместе с тем, по фактам нарушения избирательного законодательства при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации органами прокуратуры возбуждено всего шесть уголовных дел.

    В 1999 году поступали жалобы на нарушения избирательных прав граждан при организации и проведении выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Например, при выборах в Парламент Республики Северная Осетия-Алания участковыми избирательными комиссиями были допущены нарушения делопроизводства и учета бланков избирательных бюллетеней (вх. № Б-623). Вследствие этого, выборы по избирательному округу № 41 признаны недействительными, поскольку допущенные нарушения не позволили достоверно установить результаты волеизъявления избирателей.

    Одна из участковых избирательных комиссий в Ростовской области не сброшюровала протоколы заседания по определению итогов голосования, что дало возможность оспорить их достоверность (вх. № Ш-294). По этому нарушению суд вынес частное определение в адрес председателя участковой избирательной комиссии.

    Имеются жалобы в аппарате Уполномоченного на неразрешение судами дел о нарушении прав кандидатов или о признании выборов недействительными. Как правило, эти иски рассматриваются длительное время. Так, в течение шести лет рассматривалась жалоба гражданина К. (вх. № К-669) на нарушение его прав как кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации на выборах 1993 года. Дело по заявлению гражданки Б. (вх. № Б-698) о признании недействительными выборов главы Балтийского городского округа (Калининградская область) рассматривалось судебными органами в течение трех лет. Окончательное решение вынесено лишь в конце декабря 1999 года – за полгода до истечения срока его полномочий. Представляется целесообразным внести в законодательство норму об ограничении срока рассмотрения судами избирательных споров, в том числе и срока обращения в суд с заявлением о признании выборов недействительными.

    Результаты анализа, проведенного в аппарате Уполномоченного о реальном участии граждан в управлении делами государства через свободные и справедливые выборы, показывают, что, пока не создан надежный механизм обеспечения прав граждан в этой области. Действующее законодательство о выборах, практика его применения, организация и проведение избирательных кампаний должны совершенствоваться, гарантируя демократизм формирования избираемых органов.

    Конституционное право граждан на объединение и свободу деятельности общественных объединений тесно связано с правом избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

    В соответствии со статьей 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации и права на участие в референдуме" и статьей 32 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", правом выдвижения кандидатов в депутаты на выборах в органы государственной власти Российской Федерации пользуются политические общественные объединения, устав которых зарегистрирован не позднее, чем за один год до дня голосования. В год выборов обращения граждан к Уполномоченному по поводу ущемления данного права касались, в основном, нарушений порядка регистрации общественно-политических объединений.

    Устав общероссийского движения "Отечество" был зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 19 декабря 1998 года. Центральная избирательная комиссияРоссийской Федерации, заверив, а затем зарегистрировав федеральный список кандидатов избирательного блока "Отечество – вся Россия", допустила указанное общественное объединение к участию в выборах депутатов законодательного органа страны. Данное решение было оспорено гражданином Л. в Верховном Суде Российской Федерации по тем основаниям, что в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации отсчет всех сроков начинается на следующий день после события, а следовательно, установленный законодательством срок (1 год), который должен пройти с даты регистрации избирательного объединения до дня голосования, истекает только 20 декабря 1999 года, то есть на следующий после выборов день. Суд жалобу гр. Л. не удовлетворил и указал, что Федеральный закон "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" устанавливает свою собственную, отличную от установленной Гражданским кодексом Российской Федерации, систему исчисления сроков.

    Вместе с тем, факт регистрации Минюстом России устава "Отечества" именно 19 декабря 1998 года породил ряд вопросов. Так, к Уполномоченному обратился председатель Общероссийской политической общественной организации "Партия народного капитала" (вх. №КЛ-1135) с жалобой, в которой, в частности, указал, что устав возглавляемой им организации был представлен на регистрацию в Минюст России 18 декабря 1998 года, однако был зарегистрирован лишь 15 января 1999 года. Таким образом, министерство, хотя и не нарушило действующее законодательство при регистрации указанных общественных объединений, но допустило неравный подход по отношению к ним, что явилось отступлением от принципов свободных и справедливых выборов. Препятствием для подобной практики при рассмотрении Минюстом России уставных документов могло бы стать установление в законе срока для приостановления приема на регистрацию документов политических общественных объединений, могущих претендовать на участие в выборах.

    В аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации поступил ряд жалоб граждан на отказ органов государственной власти и местного самоуправления в разрешении на проведение публичных массовых мероприятий.

    В жалобах (вх. № М-455, вх. F № 176) граждане указывали на несовершенство законодательства субъектов Российской Федерации, регулирующих порядок реализации конституционного права, закрепленного в ст. 30 Конституции Российской Федерации. В результате проверки обращений было установлено следующее.

    Порядок организации и проведения такого рода собраний федеральным законодательством не урегулирован. Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом Российской Федерации 21 ноября 1991 года (ст. 19), Указ Президента Российской Федерации "О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования" от 25 мая 1992 года устанавливают, что граждане могут реализовать данное право при условии предварительного уведомления властей. В указе также содержится запрет использования данного права в целях насильственного изменения существующего строя, разжигания расовой, национальной, религиозной, классовой ненависти, для пропаганды насилия и войны.

    Некоторые случаи недопустимости проведения публичных массовых мероприятий установлены и в Указе Президента Российской Федерации от 23 марта 1995 года "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации" (п. 3, ч. 1).

    Указ Президента Российской Федерации от 25 мая 1992 года также определяет необходимость принятия федерального закона, регулирующего данную сферу общественных отношений. На необходимость урегулирования федеральным законом порядка реализации права граждан собираться мирно и без оружия указывают и ст.ст. 55 (ч. 3), 71 (п. "в")Конституции Российской Федерации, которые устанавливают, что регулирование прав и свобод человека и гражданина относится к ведению Российской Федерации, а ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно лишь федеральным законом.

    В ряде субъектов Российской Федерации приняты и действуют нормативные акты, регулирующие порядок организации и проведения публичных массовых мероприятий. Большая часть данных актов содержит ссылку на то, что они являются "временными" (например, Временное положение о порядке демонстраций и пикетирования на территории Ростовской области, организации и проведения собраний, митингов, шествий, утвержденное Решением Законодательного собрания Ростовской области от 25 августа 1997 года № 130) либо на действие их до принятия соответствующего федерального закона (Постановление Правительства Москвы от 19 апреля 1994 года "О некоторых вопросах порядка организации и проведения в городе Москве митингов, демонстраций, шествий и пикетирования"). Самый ранний из этих нормативных актов принят в 1991 году (Постановление Президиума Верховного Совета Татарской АССР от 26 июня 1991 года "О порядке проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования в г. Казани"), а последний по времени – в 1999 году (Постановление Администрации города Смоленска от 20 апреля 1999 года "Об утверждении "Временного положения о порядке организации и проведения митингов, собраний, демонстраций, шествий и пикетирования в общественных местах на территории г. Смоленска").

    Большая часть данных нормативных актов тем или иным образом ущемляет конституционное право граждан собираться мирно, без оружия. Так, например, решение Губернатора Санкт-Петербурга от 2 апреля 1999 года "О рассмотрении уведомлений о проведении в Санкт-Петербурге митингов, демонстраций, уличных шествий и пикетирования" содержит указание на то, что компетентные органы государственной власти принимают решения по уведомлению и сообщают об этом заявителю не позднее чем за 5 дней до начала запланированной акции (п.п. 3 и 10 Положения о рассмотрении уведомлений о проведении в Санкт-Петербурге митингов, демонстраций, уличных шествий и пикетирования отраслевыми и территориальными органами Администрации Санкт-Петербурга). Тем самым нормативный акт органа исполнительной власти фактически отменяет уведомительный порядок организации публичных массовых мероприятий, установленный в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года, а также Указом Президента Российской Федерации от 25 мая 1992 года, и вводит разрешительный порядок, неправомерно ограничивающий права граждан.

    Ряд нормативных актов субъектов Российской Федерации (например, Постановление Президиума Верховного Совета Татарской АССР от 26 июня 1991 года "О порядке проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования в г. Казани"), актов органов местного самоуправления (например, Постановление Чебоксарской городской администрации от 15 июля 1996 года "Об осуществлении необходимых мероприятий при организации и проведении митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования в г. Чебоксары", Постановление Главы администрации города Омска от 14 сентября 1995 года "О порядке проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования в городе Омске") не устанавливая порядок организации публичного массового мероприятия, жестко закрепляют возможное место его проведения. Число подобного рода мест колеблется от 5 (Постановление Чебоксарской городской администрации) до 1 (Постановление Главы администрации города Омска). В последнем случае надлежащая реализация конституционного права особенно проблематична в случае, если несколько общественных объединений различной ориентации одновременно изъявят желание провести митинг, шествие или демонстрацию. Представляется более правильным закреплять не перечень мест, где могут быть проведены публичные массовые мероприятия, а указывать на недопустимость их проведения в местах, где они могли бы создать угрозу жизни и здоровью граждан, нормальному функционированию государственных органов, а также предприятий, учреждений и организаций.

    При организации и проведении митингов, шествий и демонстраций недопустимо также ограничивать круг лиц только представителями зарегистрированных общественных объединений, как это предусмотрено в Положении о порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций, пикетирования и других подобных акций в г. Волгограде, утвержденном Решением Малого Совета Волгоградского городского Совета народных депутатов и Администрации г. Волгограда от 17 апреля 1992 года. Данный подзаконный акт ущемляет право отдельных групп граждан на организацию публичного массового мероприятия.

    Данные положения свидетельствуют о необходимости принятия федерального закона, регулирующего порядок организации и проведения публичных массовых мероприятий на территории Российской Федерации.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница