1. Основанием для вынесения частного постановления явилось неоправданное затягивание сроков расследования уголовного дела после его возвращения прокурору для устранения препятствий рассмотрения данного дела судом


Соучастие в форме пособничества в убийстве



страница2/5
Дата17.11.2018
Размер1.22 Mb.
1   2   3   4   5

2. Соучастие в форме пособничества в убийстве

не образует квалифицирующего признака

совершения преступления "группой лиц

по предварительному сговору"
Определение Судебной коллегии

по уголовным делам Верховного Суда РФ

от 13 ноября 2012 г. N 9-Д12-16
(Извлечение)

По приговору Нижегородского областного суда от 14 декабря

2001 г. П. и А. осуждены по пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3

ст. 162, пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

П. и А. признаны виновными в разбойном нападении и убийстве

потерпевшей, совершенном группой лиц по предварительному сговору,

сопряженном с разбоем, а также в краже имущества потерпевшей.

В надзорной жалобе осужденная А. просила приговор изменить,

ссылалась на то, что она сама непосредственного участия в убийстве

потерпевшей Р. не принимала.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

13 ноября 2012 г. приговор изменила, указав следующее.

Суд первой инстанции, обосновывая свой вывод о квалификации

действий А. по факту соучастия в убийстве, по признаку совершения

убийства группой лиц по предварительному сговору, указал в

приговоре, что А. и П. действовали как соисполнители. При этом

судом было установлено, что удар по голове потерпевшей, ее

последующее удушение, приведшее к смерти, были совершены

непосредственно и самостоятельно П.

Судом установлено, что, являясь очевидцем этих событий,

осужденная А., действуя совместно с сыном, передала ему шпагат для

удушения потерпевшей, определяя тем самым способ достижения их

общей цели - смерти потерпевшей Р. После того, как П. удушил

потерпевшую, осужденная А., не будучи уверенной в гибели

потерпевшей от действий сына, связала последней руки и ноги,

полагая, что препятствует ей принять меры к самосохранению в

случае, если бы она оставалась живой. Таким образом, по выводам

суда, А. намеревалась довести общий преступный умысел на убийство

потерпевшей до конца.

Именно при этих обстоятельствах, как указано в приговоре, А.

"непосредственно участвовала в совершении объективной стороны

убийства", рассматривая свои действия в отношении потерпевшей как

необходимые для достижения общей с П. цели - смерти потерпевшей.

Вместе с тем приведенные выводы суда нельзя признать

основанными на законе, так как они противоречат положениям

ст.ст. 33 и 35 УК РФ.

В силу требований ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается

совершенным группой лиц, если в его совершении совместно

участвовали два и более исполнителя.

Согласно ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем преступления

признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо

непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими

лицами (соисполнителями).

Исполнителем убийства потерпевшей при тех обстоятельствах,

которые изложены в приговоре, являлся осужденный по этому же делу

П. При этом А. непосредственного участия в процессе лишения

потерпевшей жизни не принимала, а лишь оказывала содействие П.,

т. е. способствовала исполнителю убийства в достижении умысла на

причинение потерпевшей смерти.

Таким образом, действия А. следует квалифицировать как

пособничество в совершении другим лицом - П. убийства потерпевшей,

сопряженного с разбоем.

По смыслу закона убийство признается совершенным группой лиц

по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее

договорившиеся о его совершении. Необходимым признаком такого

преступления является выполнение каждым из соучастников действий,

составляющих объективную сторону убийства.

Учитывая то обстоятельство, что исполнителем убийства

потерпевшей являлся один П., а осужденная А. лишь соучаствовала в

этом убийстве в форме пособничества, действия осужденных П. и А. не

могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по

предварительному сговору.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

переквалифицировала действия А. с пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ

на ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, действия П.

переквалифицировала с пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. "з"

ч. 2 ст. 105 УК РФ.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 9
ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
от 16 апреля 2013 г.
О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда

Российской Федерации от 31 октября 1995 года N 8

"О некоторых вопросах применения судами Конституции

Российской Федерации при осуществлении правосудия"

В связи с изменением действующего законодательства Пленум

Верховного Суда Российской Федерации постановляет внести в

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от

31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами

Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (с

изменениями, внесенными постановлением Пленума от 6 февраля

2007 года N 5) следующие изменения:

1. Абзац первый преамбулы изложить в следующей редакции:

"Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о

ее высшей юридической силе означает, что все конституционные нормы

имеют верховенство над законами и иными нормативными правовыми

актами.".

2. В пункте 2:

а) абзац четвертый изложить в следующей редакции:

"б) когда Конституционным Судом Российской Федерации выявлен

пробел в правовом регулировании либо когда пробел образовался в

связи с признанием не соответствующими Конституции нормативного

правового акта или его отдельных положений с учетом порядка, сроков

и особенностей исполнения решения Конституционного Суда Российской

Федерации, если они в нем указаны.";

б) абзацы пятый и шестой исключить;

в) абзац седьмой считать абзацем пятым;

г) абзац восьмой исключить.

3. В пункте 3:

а) абзац первый изложить в следующей редакции:

"В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли

Конституции подлежащий применению по конкретному делу закон, суд

обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о

конституционности этого закона. Такой запрос в соответствии со

ст. 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном

Суде Российской Федерации" может быть сделан судом любой инстанции

и в любой стадии рассмотрения дела.";

б) в первом предложении абзаца третьего слова "примененного

или" исключить;

в) в абзаце четвертом слова "примененного или" исключить.

4. Второе предложение пункта 9 изложить в следующей редакции:

"В силу указанной конституционной нормы, а также в

соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ,

ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить

участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения

и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в

суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также

пользоваться услугами переводчика.".

5. В пункте 17:

а) второе предложение абзаца первого изложить в следующей

редакции:

"С учетом этого конституционного положения суд обязан

обеспечить участие защитника в уголовном деле во всех случаях,

когда оно является обязательным в силу ч. 1 ст. 51 УПК РФ.";

б) абзацы второй и третий изложить в следующей редакции:

"На основании ч. 1 ст. 52 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый

вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от

помощи защитника. В силу части 2 указанной статьи такой отказ не

обязателен для суда.

В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции и на основании п. 6

ч. 3 ст. 49 УПК РФ каждое лицо, в отношении которого проводится

проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном

ст. 144 УПК РФ, имеет право пользоваться помощью адвоката

(защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий,

затрагивающих права и свободы этого лица. Согласно п. 3 ч. 4

ст. 46, пп. 2-5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ каждый подозреваемый имеет право

пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента возбуждения в

отношении его уголовного дела, с момента фактического задержания в

случаях, предусмотренных ст.ст. 91 и 92 УПК РФ либо в случае

применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК РФ меры пресечения

в виде заключения под стражу, с момента вручения уведомления о

подозрении в совершении преступления в порядке, установленном

ст. 223-1 УПК РФ, с момента объявления ему постановления о

назначении судебно-психиатрической экспертизы, а также с момента

начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных

процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица,

подозреваемого в совершении преступления. Каждый обвиняемый в силу

указанной конституционной нормы и на основании п. 8 ч. 4 ст. 47 и

п. 1 ч. 3 ст. 49 УПК РФ имеет право пользоваться помощью адвоката

(защитника) с момента вынесения постановления о привлечении лица в

качестве обвиняемого. При нарушении этого конституционного права

все объяснения лица, в отношении которого проводилась проверка

сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ,

а также показания подозреваемого, обвиняемого и результаты

следственных и иных процессуальных действий, произведенных с их

участием, должны рассматриваться судами как доказательства,

полученные с нарушением закона.".

6. Пункт 18 изложить в следующей редакции:

"При рассмотрении гражданских и уголовных дел, а также дел об

административных правонарушениях судам необходимо исходить из того,

что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации никто

не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и

близких родственников, круг которых определяется федеральным

законом.


В ходе производства предварительного расследования и

рассмотрения уголовных дел в суде должностные лица, осуществляющие

уголовное судопроизводство, и суды обязаны разъяснять лицу, в

отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в

порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, подозреваемому,

обвиняемому, подсудимому (оправданному, осужденному, лицу, в

отношении которого уголовное дело прекращено, - при производстве в

суде апелляционной инстанции), гражданскому истцу, гражданскому

ответчику, свидетелю и потерпевшему право не свидетельствовать

против самого себя, своего супруга и близких родственников,

гарантированное соответствующими нормами УПК РФ. Невыполнение этого

требования уголовно-процессуального закона влечет признание

объяснений лица, в отношении которого проводилась проверка

сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ,

а также показаний указанных лиц полученными с нарушением закона.".

Председатель

Верховного Суда Российской Федерации В.М.ЛЕБЕДЕВ
Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда Российской Федерации В.В.ДОРОШКОВ



 

1. Решение суда о признании действий осужденного,

квалифицированных по п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ,

как единое продолжаемое преступление является необоснованным
Определение Судебной коллегии

по уголовным делам Верховного Суда РФ

от 11 сентября 2012 г. N 4-О12-70
(Извлечение)

Постановлением Московского областного суда от 24 июля 2012 г.

К. освобожден от уголовной ответственности в соответствии с ч. 1

ст. 21 УК РФ за совершенные им в состоянии невменяемости

общественно опасные деяния, предусмотренные п. "б" ч. 4 ст. 132,

ч. 3 ст. 135 УК РФ.

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 97, п. "в" ч. 1 ст. 99, ч. 4

ст. 101 УК РФ к К. применена принудительная мера медицинского

характера в виде принудительного лечения в психиатрическом

стационаре специализированного типа.

Согласно постановлению суда К. совершил в состоянии

невменяемости насильственные действия сексуального характера и

развратные действия в отношении потерпевших, не достигших

двенадцатилетнего возраста, в период с конца декабря 2008 г. по

30 мая 2010 г.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил

постановление отменить, указывая, что суд необоснованно

квалифицировал действия К. в отношении пяти потерпевших одной

статьей уголовного закона (п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ); полагал, что

действия К. следовало квалифицировать по п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ

самостоятельно в отношении каждой из потерпевших.

Судебная коллегия по уголовным делам 11 сентября 2012 г.

кассационное представление удовлетворила, указав следующее.

Из материалов уголовного дела усматривается, что органы

предварительного следствия при квалификации действий К. дали

самостоятельную уголовно-правовую оценку каждому акту сексуального

насилия в отношении малолетних потерпевших.

Однако суд, не согласившись с такой оценкой и квалифицируя

действия К. по всем эпизодам насильственных действий сексуального

характера в отношении всех потерпевших как единое продолжаемое

общественно опасное деяние, предусмотренное п. "б" ч. 4 ст. 132

УК РФ, не принял во внимание то, что данные действия К. совершал в

течение длительного периода времени (с конца декабря 2008 г. по

30 мая 2010 г.), причем со значительными разрывами во времени

(иногда более двух месяцев) между эпизодами этих действий, с

чередованием потерпевших.

Между тем как единые продолжаемые общественно опасные деяния,

предусмотренные ст.ст. 131 или 132 УК РФ, следует расценивать

деяния в случаях, когда несколько половых актов либо насильственных

действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на

непродолжительное время и обстоятельства их совершения

свидетельствовали о едином "умысле" лица на совершение указанных

тождественных действий.

Таким образом, необоснованным является вывод суда о совершении

К. единого продолжаемого общественно опасного деяния,

предусмотренного п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

отменила постановление Московского областного суда от 24 июля

2012 г. в отношении К. и дело передала на новое рассмотрение со

стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда.



1.2. Получение лицом взятки в крупном размере (преступление

совершено до 17 мая 2011 г.) подлежит квалификации по п. "в " ч. 5

ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г.

N 97-ФЗ.

По приговору Пермского краевого суда от 6 марта 2012 г. М.

осужден по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.)

к лишению свободы на семь лет со штрафом в размере пятисот тысяч

рублей. Он признан виновным в получении должностным лицом через

посредника взятки в виде денег в крупном размере за совершение в

пользу взяткодателей и представляемых ими лиц действий, которые

входили в его служебные полномочия как главы органа местного

самоуправления.

Преступление совершено в период с 27 июля 2010 г. по 21 января

2011 г.

Суд, квалифицируя действия М. по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ (в



ред. от 8 декабря 2003 г.), сославшись на ст. 10 УК РФ, указал в

приговоре на то, что за это преступление уголовным законом (в ред.

от 4 мая 2011 г.) предусмотрено наказание в виде лишения свободы со

штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки, а также

дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные

должности или заниматься определенной деятельностью, которые

подлежат назначению безальтернативно, т. е. основное наказание, по

мнению суда, уголовным законом в новой редакции усилено.

Вместе с тем санкция ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. от 4 мая

2011 г.) является более мягкой, чем санкция ч. 4 ст. 290 УК РФ

(в ред. от 8 декабря 2003 г.), поскольку при равных размерах

наказания в виде лишения свободы (от семи до двенадцати лет)

содержит новый, менее строгий, основной вид наказания - штраф.

Судебная коллегия квалифицировала получение М. взятки в

крупном размере до 17 мая 2011 г. в силу ст. 10 УК РФ по п. "в"

ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. от 4 мая 2011 г.).

Определение N 44-О12-56
2. Квалификация преступлений
2.1. Кража, совершенная из одежды потерпевшего после его

убийства, ошибочно квалифицирована по п. "г " ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Уголовное преследование за совершение кражи, предусмотренной ч. 1

ст. 158 УК РФ, прекращено, поскольку стоимость похищенного

имущества не превышает одну тысячу рублей.

И. осужден по приговору Верховного Суда Республики Дагестан от

19 сентября 2012 г. Он признан виновным в том, что после убийства

С. тайно похитил из его одежды сотовый телефон. Эти действия суд

квалифицировал по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

По смыслу уголовного закона, действия виновного следует

квалифицировать по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ в тех случаях, когда

имущество похищается из одежды, сумки или другой ручной клади,

находившихся у живых лиц.

По данному уголовному делу установлено, что сотовый телефон из

одежды С. был похищен после того, как наступила его смерть в

результате убийства.

При таких обстоятельствах оснований для квалификации кражи по

п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ не имелось.

В соответствии с примечанием к ст. 7.27 КоАП РФ хищение

имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества

не превышает одну тысячу рублей.

В судебном заседании установлено, что стоимость похищенного у

С. телефона составляет 900 руб.

Таким образом, И. совершил мелкое хищение имущества, поэтому в

его деянии отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1

ст. 158 УК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор в указанной части и

прекратила уголовное преследование на основании п. 2 ч. 1 ст. 24

УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В связи с отменой приговора и прекращением уголовного

преследования по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ за И. признано право на

реабилитацию.

Определение N 20-О12-31
2.2. Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо

незаконного бездействия является квалифицированным составом

преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 291 УК РФ.

По приговору Самарского областного суда от 6 июня 2012 г. Е.

осужден за покушение на дачу взятки в размере 400 руб. должностному

лицу за невыполнение действий, входящих в его служебные

обязанности.

Судебная коллегия, рассмотрев уголовное дело по кассационному

представлению государственного обвинителя, отменила приговор и

направила уголовное дело на новое судебное разбирательство по

следующим основаниям.

Органами предварительного расследования Е. было предъявлено

обвинение по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ в покушении на дачу

взятки должностному лицу лично за совершение им заведомо

незаконного бездействия, а именно за несоставление инспектором ДПС

ГИБДД Ф. протокола об административном правонарушении.

Суд в приговоре указал, что Е. предложил Ф. взятку за

несоставление протокола и получил от того отказ. Однако, желая

довести свой преступный умысел, направленный на дачу взятки

должностному лицу лично за совершение им незаконного бездействия,

до конца, Е. положил на письменный стол Ф. деньги в сумме 400 руб.

Вместе с тем, придя к такому выводу, суд квалифицировал

действия Е. не по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ,

предусматривающим ответственность за покушение на дачу взятки

должностному лицу за незаконное действие (бездействие), а по ч. 3

ст. 30, ч. 1 ст. 291 УК РФ.

В связи с изложенным Судебная коллегия отменила приговор от

6 июня 2012 г. в отношении Е. и направила дело на новое судебное

разбирательство в тот же суд иным составом суда.

(По приговору Самарского областного суда от 5 декабря 2012 г.

Е. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ. Приговор вступил в

законную силу.)

Определение N 46-О12-37
1.2. Доказательства и доказывание
1.2.1. Согласно уголовно-процессуальному закону

психофизиологические исследования не являются доказательствами.

Судебная коллегия изменила приговор Мурманского областного

суда от 23 июля 2012 г. в отношении Б. и Ш., исключила ссылку на

использование заключений по результатам проведенных в ходе

предварительного следствия психофизиологических экспертиз, при
которых исследовались показания Б. и Ш., в качестве доказательств.

Судебная коллегия указала, что такие заключения не

соответствуют требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным

законом к заключениям экспертов, и такого рода исследования,

имеющие своей целью выработку и проверку следственных версий, не

относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК РФ.

Определение N 34-О12-12
1.2.2. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных

с ограничением конституционных прав граждан, могут быть

использованы в качестве доказательств по уголовному делу, только

когда такие мероприятия проведены в установленном законом порядке -

по решению суда.

Судебная коллегия изменила приговор Челябинского областного

суда от 24 июля 2012 г. в отношении Ж. и Б., осужденных по пп. "а",

"г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в ред. от 27 июля 2009 г.) и другим

статьям, исключив результаты прослушивания телефонных переговоров,

как недопустимые доказательства, указав следующее.

В основу выводов о виновности Б. и Ж. положены полученные в

ходе оперативно-розыскных мероприятий данные их телефонных

переговоров с участниками организованной группы, состоявшихся в

вечернее время 20 марта и в утреннее время 21 марта 2010 г., а

также в вечернее время 27 августа и в утреннее время 28 августа

2010 г.


Данные результаты оперативно-розыскных мероприятий -

прослушивания телефонных переговоров - получены оперативными

службами как не терпящие отлагательства при наличии информации о

совершении особо тяжкого преступления. При этом областной суд был

уведомлен о начале проведения оперативно-розыскных мероприятий

в соответствии с положениями ч. 3 ст. 8 Федерального закона

от 12 мая 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности".

Постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий

были вынесены судьей соответственно 21 марта и 28 августа 2010 г.

При этом в постановлениях судьи было разрешено проводить

прослушивание телефонных переговоров указанных лиц лишь с момента

вынесения постановлений, но не содержится решение о законности и

обоснованности проведения мероприятий как не терпящих

отлагательства при наличии информации о совершении особо тяжкого

преступления (в вечернее время 20 марта и в утреннее время 21 марта

2010 г., а также в вечернее время 27 августа и в утреннее время

28 августа 2010 г.).

При рассмотрении уголовного дела в отношении Ж. и Б. областной

суд, признав постановления судьи от 21 марта 2010 г. и от

28 августа 2010 г. в качестве доказательств по делу, не дал оценки

указанному обстоятельству.

Судебная коллегия исключила из приговора результаты

прослушивания телефонных переговоров в указанные даты как

недопустимые доказательства.

Определение N 48-О12-110




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница