2018 Научный журнал Издается с 2015 года Выходит раза в год Главный редактор В. П. Шалаев Журнал зарегистрирован



страница8/13
Дата09.08.2019
Размер0.5 Mb.
#126700
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Коррупция и местная власть. Среди наиболее острых проблем местной власти выделяется коррупция [3]. По данным опроса, проведенного Всероссий-ским центром изучения общественного мнения в ноябре 2012 г., 75 % опрошен-ных считали уровень коррупции в обществе высоким или даже очень высоким. При этом наиболее коррумпированной сферой россияне признали местные орга-ны власти (36 % против 26 % в 2007 г.) [5]. Точно оценить степень «зараженно-сти» коррупцией органов местного самоуправления невозможно, но можно отме-тить определенные тенденции. Чем крупнее муниципалитет и сложнее структура исполнительных органов, тем чаще встречаются случаи коррупции.

68


Социология



    • региональных и муниципальных органах власти коррупция связана пре-имущественно:

1) с приватизацией муниципальной собственности;

2) конкурсами на закупку товаров и услуг,

3) сдачей в аренду земли и недвижимости,

4) распределением привилегий и льгот.
Муниципальная собственность выступает одним из наиболее привлекатель-ных для коррупции объектов. По данным Министерства внутренних дел, каждое десятое должностное преступление из числа выявленных совершалось в сфере приватизации муниципальной собственности. Уже на начальных стадиях около 30 % всех постановлений по приватизации содержат нарушения норм действую-щего законодательства [11, с. 47]. Наиболее распространенные нарушения – при-своение денежных средств и взятки. Почти в половине регионов России к уго-ловной ответственности были привлечены чиновники из руководства админи-страций, территориальных комитетов по управлению имуществом, фондов иму-щества, занятые приватизацией. К этому можно добавить многочисленные слу-чаи, не попадающие под прямую уголовную ответственность: оценивание прива-тизируемых объектов по заниженным суммам, манипуляции условиями конкур-сов, скупка предприятий чиновниками через подставных лиц.
О глубине коррупции в местных органах власти свидетельствует разнообра-зие способов получения незаконных «доходов». Специалисты выделяют три типа коррупционных схем: «черные», «серые» и «белые». «Черные» схемы – это пря-мое воровство бюджетных средств, которое достаточно легко выявляется надзорными органами. Например, оплата за работы, которые не были произведе-ны, закупка стандартной продукции по ценам выше рыночных и т. п. «Серые» схемы более сложные, и их труднее выявить. К ним относится, например, прода-жа на аукционах муниципального имущества по заниженной цене. Поскольку каждый объект индивидуален, выявить и доказать занижение цены бывает за-труднительно. Сюда же относится составление конкурсной документации под заказчика, исключающей возможность реальной конкуренции. К «белым» отно-сятся наиболее изощренные схемы, в которых коррупция «обосновывается» на уровне нормативной документации. Примером подобной аферы является реали-зованная в Москве коррупционная схема закупки противогололедных материа-
лов [8].
Еще одна коррупционная сфера – госзакупки. Объем взяток, откатов и неце-левых расходов в сфере госзакупок в России оценивается в 1 трлн рублей в год и составляет почти 20 % от ежегодного объема закупок для государственных нужд.


  • 2011 г. прокуроры выявили и пресекли более 33 тыс. нарушений законодатель-ства в процедурах госзакупок. В результате к административной и дисциплинар-ной ответственности были привлечены 9,3 тыс. человек [17].

По мнению многих исследователей, проблема коррупции представляет со-бой закономерный результат реализации бюрократией властных функций и не-подконтрольности ее гражданским обществом [24]. В этой связи бюрократиче-ский характер местной власти является предпосылкой для развития многих нега-



69


SOCIO TIME / Социальное время


тивных аспектов ее деятельности: коррупционности, формализма, волокиты и неэффективности. В сфере муниципальной службы России сложилась ситуация, которую описал К. Ясперс: «Аппарат, который должен был служить интересам населения, служит самому себе; он требует стабилизации и надежности для себя. Это оказалось возможным потому, что бюрократический аппарат именно ввиду своей сложности уклоняется от общественного контроля. Он становится непро-ницаемым, все более недосягаемым для критики. В конечном счете в сущность его уже никто не может проникнуть, разве только те, кто находятся в нем, да и они лишь в рамках своей непосредственной сферы деятельности. Бюрократиче-ский аппарат становится недоступным как для населения, так и для высших пра-вительственных органов» [38, с. 194-195]. Таким образом, кадровый ресурс орга-нов местного самоуправления стал результатом и одновременно важнейшим ин-струментом переформатирования муниципальной власти. Выходом из сложив-шейся ситуации является возврат к демократическим основам местной власти и создание системы контроля ее со стороны общества.


Список литературы


  1. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. 268 с.




  1. Берзин Б. Ю. Социологический анализ кадрового состава аппарата органов государствен-ной власти: современные тенденции // Вопросы управления. Вып. №1 (18). Март 2012. URL: http://vestnik.uapa.ru/ru/issue/2012/01/12/ (дата обращения 15.05.2017).




  1. Васильев В. И. Борьба с коррупцией и местное самоуправление // Журнал российского права. 2012. № 4. С. 5–17.




  1. Васильева Е. И. Мотивация профессиональной деятельности государственных граждан-ских служащих: автореф. дис. … канд. социол. наук. Екатеринбург, 2010.




  1. ВЦИОМ: Россияне считают местные органы власти наиболее коррумпированными // Взгляд. 29 ноября 2012. URL: http://www.vz.ru/news/2012/11/29/609425.html (дата обращения 15.02.2018).




  1. Горянина В. А., Масалков И. К. Преображение жизненных ситуаций. Эффективные пси-хосоциальные технологии. М.: Совершенство, 1999. 230 с.




  1. Головаха Е. И. Жизненная перспектива и ценностные ориентации личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб.: Питер, 2000. С. 212–267.




  1. Исследование «Коррупция органов государственной власти в российских СМИ: сферы, схемы, суммы». Рейтинг наиболее резонансных коррупционных дел. URL: http://kprf-kchr.ru/?q=book/export/html/4423 (дата обращения 15.02.2018).




  1. Коженко Я., Мамычев А. Сервисное государство: проблемы теории и практики реализа-ции // Власть. 2010. № 3. С. 44-46.




  1. Кравченко А. Г. Сервисное государство: проблемы формирования интерактивной бюро-кратии // Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного универ-ситета экономики и сервиса. 2013. Вып. № 5 (23). С. 122–127. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/servisnoe-gosudarstvo-problema-formirovaniya-interaktivnoy-byurokratii#ixzz46k5ceqpM (дата обращения 10.05.2017).




  1. Моисеев В. В. Борьба с коррупцией. М.: Директ-медиа, 2014.




  1. Наумова Н. Ф. Жизненная стратегия человека в переходном обществе // Социологический журнал. 1995. № 5. С. 5–22.




  1. Осейчук В. И. Новые принципы отбора и продвижения государственных служащих: эф-фективность кадровой политики // ЧиновникЪ. 2006. № 6. С. 36–41. URL: http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1264229 (дата обращения 12.04.2017).




  1. О численности и оплате труда государственных гражданских и муниципальных служащих на региональном уровне за 2011 год / Федеральная служба государственной статистики. М.: Инсти-



70


Социология

тут муниципального управления, 2012. (№ 2) . С. 25–32. URL: https://rucont.ru/efd/220481 (дата об-ращения 25.04.2016).



    1. О численности и оплате труда государственных гражданских муниципальных служащих

на региональном уровне за 2016 год. URL: http://www.gks.ru/bgd/free/ b04_03/IssWWW.exe/Stg/d02/54-2016.htm. (дата обращения 12.02.2018).




    1. Патрушев В. И., Узилевский Г. Я., Зима В. В. Анализ основных показателей кадрового со-става муниципальной службы // Среднерусский вестник общественных наук. 2015. Т. 10, № 6.




  • 27–33.




    1. Привалова М. Госзакупки по-русски: 400 способов отъема денег у населения // Экономи-ка. 21 марта 2012 года. URL: http://www.rbc.ru/economics/ 21/03/2012/642667.shtml (дата обращения 12.05.2017).




    1. Примак Т. В. Жизненные стратегии чиновников Уральского федерального округа в усло-виях реализации административной реформы: социологический аспект // Вестник управления. 2008. № 3 (4). URL: http://vestnik.uapa.ru/ru/issue/2008/03/06/ (дата обращения 02.03.2018)




    1. Резник Ю. М., Смирнов Е. А. Жизненные стратегии личности (опыт комплексного анали-за). М.: Институт человека РАН, Независимый институт гражданского общества, 2002. 384 с.




    1. Резник Ю. М. Социальное измерение жизненного мира (введение в социологию жизни).

М.: Союз, 1995.



    1. Резник Т. Е., Резник Ю. М. Жизненные стратегии личности // Социс. 1995. № 2. С. 98–104.




    1. Росстат доложил о зарплатах и численности госслужащих в регионах в первом полугодии 2012 года. URL: http://m.garant.ru/news/418494/ (дата обращения 15.05.2017).




    1. Самая вакантная должность – чиновник // Российская газета. 13 апреля 2006. URL: http://rg.ru/2006/04/13/chinovnika.html (дата обращения 15.05.2017).




    1. Соколов А. Н. Коррупция, гражданское общество и правовое государство (сравнительно-правовой анализ) // Журнал российского права. 2008. № 8. С. 32–41. URL: http://w.pc-forums.ru/m2627.html (дата обращения 14.05.2017).




    1. Указ Президента РФ от 13 мая 2000 г. № 849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе». URL: https://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_23329/ (дата обращения 14.05.2017).




    1. Федеральный закон от 28.08.1995 № 154-ФЗ (ред. от 21.07.2005) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_7642/ (дата обращения 14.05.2017).




    1. Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации за-конодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями). URL: http://base.garant.ru/12117177/ #ixzz46eHl385y/ (дата обращения 14.05.2017).




    1. Федеральный закон от 03.12.2012 № 229-ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_138549/ (дата обращения 14.05.2017).




    1. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ (ред. от 15.02.2016) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». URL: https://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_44571/ (дата обращения 14.05.2017).




    1. Федеральный закон от 27.05.2003 № 58-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О системе государствен-ной службы Российской Федерации». URL: https://www.consultant.ru/ document/cons_doc_ LAW_42413/ (дата обращения 14.05.2017).




    1. Федеральный закон от 11 декабря 2004 г. № 159-ФЗ «О внесении изменений в Федераль-ный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполни-тельных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и в Федеральный за-кон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Рос-сийской Федерации». URL: http://base.garant.ru/12137945/#ixzz46ePPT6Rq (дата обращения 14.05.2017).




    1. Федеральный закон от 02.03.2007 № 25-ФЗ (ред. от 15.02.2016) «О муниципальной службе в Российской Федерации». URL: https://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_66530/ (дата обращения 14.05.2017).



71


SOCIO TIME / Социальное время



  1. Федеральный закон от 27.12.2009 № 365-ФЗ (ред. от 29.12.2014) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельно-сти органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного само-управления» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.03.2015). URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_95495/ (дата обращения 14.05.2017).




  1. Федеральный закон от 15.02.2016 № 17-ФЗ «О внесении изменения в статью 74 Феде-рального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Феде-рации"». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_ 193968/#dst100008 (дата обраще-ния 14.05.2017).




  1. Фромм Э. Человек для самого себя. Исследование психологических проблем этики = Man for Himself: an Inquiry into the Psychology of Ethics (1947) / пер. Э. М. Спировой. М.: Аст, 2010. 352 с.




  1. Численность работников государственных органов и органов местного самоуправления по ветвям власти и уровням управления. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b12_11/IssWWW.exe/Stg/ d1/02-04.htm (дата обращения 14.05.2017).




  1. Численность работников, замещавших должности государственной гражданской и муни-ципальной службы Российской Федерации, по полу, ветвям власти и уровням управления. URL:

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/state/# (дата обращения 14.05.2016).



  1. Ясперс К. Смысл и назначение истории: пер. с нем. 2-е изд. М.: Республика, 1994. 527 с.

Дата поступления в редакцию: 08.10.2018


Авторская справка
Мазур Людмила Николаевна, доктор исторических наук, доцент, зав. кафедрой до-кументоведения, архивоведения и истории государственного управления, департа-мент «Исторический факультет», Уральский гуманитарный институт, Уральский фе-деральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина, Екате-ринбург (Россия). E-mail: Lmaz@mail.ru


UDС 323.21

DOI: 10.15350/2410-0773.2018.3.58


ANTHROPOLOGY OF LOCAL AUTHORITIES

IN MODERN RUSSIA: DEVOLUTION OR IINVOLUTION?
L. N. Mazur
Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin, Ekaterinburg (Russia)



Abstract. The article deals with the formation and development of local authorities in modern Russia. Local power is considered in a broad sense, as "power institutions acting on the periphery, in the Russian Federation - at the level of the subjects of the Russian Federation, local self-government" (National Law Encyclopedia). The main stages of the formation of local authority and its evolution in the context of strengthening the power vertical have been singled out, which has contributed to a change in its status, powers and character. The most important element of any system of power, including municipal, is its human resource, that is, those people who exercise power. These are elected representatives (deputies, heads of representative and executive bodies), as well as state civil and municipal employees. Personnel is the most important element needed for effective work of government bodies. On the other hand, the official personifies power and reflects the existing system of government. The peculiarity of Russia is that despite repeated attempts to democratize the system of public administration, in the final analysis, the

72


Социология

tendency to strengthen the managerial vertical and approve a centralized (authoritarian) model of governance wins. The article deals with the processes of formation and development of state and municipal service. The legal basis of the state civil and municipal service, social and demographic portrait of state and municipal employees are disclosed. The analysis of the personnel structure is based on official statistical information and allows us to trace the trends in the number of employees by categories, as well as their ag and educational characteristics. The study of the staff of the regional state and municipal service also includes an analysis of the motivation of the work of officials and their life strategies. This is an important anthropological aspect of power, which reveals its practices at the personal level, a system of values and goals. Considerable attention is paid to characterizing the problems of local authorities, including corruption.


Keywords: local government in Russia; municipal authorities; municipal officials; life strategies; corruption.



References


  1. Abul'hanova-Slavskaya K. A. Strategiya zhizni, Moscow: Mysl, 1991, 268 р.




  1. Berzin B. Yu. Sociologicheskij analiz kadrovogo sostava apparata organov gosudarstvennoj

vlasti: sovremennye tendencii, Voprosy upravleniya, Vyp. No. 1(18), Mart 2012. Available at: http://vestnik.uapa.ru/ru/issue/2012/01/12/ (data obrashcheniya 15.05.2016)




  1. Vasil'ev V. I. Bor'ba s korrupciej i mestnoe samoupravlenie, Zhurnal rossijskogo prava, 2012, No. 4, рр. 5–17.




  1. Vasil'eva E. I. Motivaciya professional'noj deyatel'nosti gosudarstvennyh grazhdanskih sluzhashchih: avtoref. dis. … kand. sociol. nauk, Ekaterinburg, 2010.




  1. VCIOM: Rossiyane schitayut mestnye organy vlasti naibolee korrumpirovannymi. Available at: http://www.vz.ru/news/2012/11/29/609425.html (data obrashcheniya 15.05.2016).




  1. Goryanina V. A., Masalkov I. K. Preobrazhenie zhiznennyh situacij. Ehffektivnye psihosocial'nye tekhnologii, Moscow: Sovershenstvo, 1999, 230 р.




  1. Golovaha E. I. Zhiznennaya perspektiva i cennostnye orientacii lichnosti, Psihologiya lichnosti v trudah otechestvennyh psihologov, Saint-Petersburg: Piter, 2000, рр. 212–267.




  1. Issledovanie "Korrupciya organov gosudarstvennoj vlasti v rossijskih SMI: sfery, skhemy, summy". Rejting naibolee rezonansnyh korrupcionnyh del. Available at: http://kprf-kchr.ru/?q=book/export/html/4423 (data obrashcheniya 15.04.2016).




  1. Kozhenko Ya., Mamychev A. Servisnoe gosudarstvo: problemy teorii i praktiki realizacii, Vlast', 2010, No. 3, рр. 44-46.




  1. Kravchenko A. G. Servisnoe gosudarstvo: problemy formirovaniya interaktivnoj byurokratii, Territoriya novyh vozmozhnostej. Vestnik Vladivostokskogo gosudarstvennogo universiteta ehkonomiki i servisa, 2013, Vyp. No. 5 (23). Available at: http://cyberleninka.ru/article/n/servisnoe-gosudarstvo-problema-formirovaniya-interaktivnoy-byurokratii#ixzz46k5ceqpM (data obrashcheniya 10.05.2016).




  1. Moiseev V. V. Bor'ba s korrupciej, Moscow: Direkt-media, 2014.




  1. Naumova N. F. Zhiznennaya strategiya cheloveka v perekhodnom obshchestve, Sociologicheskij zhurnal, 1995, No. 5, рр. 5–22.




  1. Osejchuk V. I. Novye principy otbora i prodvizheniya gosudarstvennyh sluzhashchih: ehffektivnost' kadrovoj politiki, Chinovnik, 2006, No. 6, рр. 36-41. Available at: http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1264229 (data obrashcheniya 12.04.2016).




  1. O chislennosti i oplate truda gosudarstvennyh grazhdanskih i municipal'nyh sluzhashchih na regional'nom urovne v I polugodii 2011 g. Available at: http://www.gosbook.ru/node/33403 (data obrashcheniya 25.04.2016).




  1. O chislennosti i oplate truda gosudarstvennyh grazhdanskih municipal'nyh sluzhashchih na regional'nom urovne za 2015 god. Available at: http://www.gks.ru/bgd/free/b04_03/IssWWW.exe/ Stg/d06/54.htm (data obrashcheniya 12.04.2016).




  1. Patrushev V. I., Uzilevskij G. Ya., Zima V. V. Analiz osnovnyh pokazatelej kadrovogo sostava municipal'noj sluzhby, Srednerusskij vestnik obshchestvennyh nauk, 2015, T. 10, No. 6, рр. 27–33.




73


SOCIO TIME / Социальное время






  1. Privalova M. Goszakupki po-russki: 400 sposobov ot"ema deneg u naseleniya. Available at: http://www.rbc.ru/economics/21/03/2012/642667.shtml (data obrashcheniya 12.05.2016).




  1. Primak T. V. Zhiznennye strategii chinovnikov Ural'skogo federal'nogo okruga v usloviyah realizacii administrativnoj reformy: sociologicheskij aspect, Vestnik upravleniya, 2008, No. 3. Available at: http://vestnik.uapa.ru/ru/issue/2008/03/06/.




  1. Reznik Yu. M., Smirnov E. A. Zhiznennye strategii lichnosti (opyt kompleksnogo analiza),

Moscow: Institut cheloveka RAN, Nezavisimyj institut grazhdanskogo obshchestva, 2002, 384 р.

  1. Reznik Yu. M. Social'noe izmerenie zhiznennogo mira (vvedenie v sociologiyu zhizni),

Moscow: Soyuz, 1995.



  1. Reznik T. E., Reznik Yu. M. Zhiznennye strategii lichnosti, Socis, 1995, No. 2, рр. 98–104.




  1. Rosstat dolozhil o zarplatah i chislennosti gossluzhashchih v regionah v pervom polugodii 2012 goda. Available at: http://m.garant.ru/news/418494/ (data obrashcheniya 15.05.2016).




  1. Samaya vakantnaya dolzhnost' – chinovnik. Available at: http://rg.ru/2006/04/13/ chinovnika.html (data obrashcheniya 15.05.2016).




  1. Sokolov A. N. Korrupciya, grazhdanskoe obshchestvo i pravovoe gosudarstvo (sravnitel'no-pravovoj analiz), Zhurnal rossijskogo prava, 2008, No. 8, рр. 34–41. Available at: http://w.pc-forums.ru/m2627.html (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Ukaz Prezidenta RF ot 13 maya 2000 g. No. 849 "O polnomochnom predstavitele Prezidenta Rossijskoj Federacii v federal'nom okruge". Available at: https://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_23329/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 28.08.1995 No. 154-FZ (red. ot 21.07.2005) "Ob obshchih principah organizacii mestnogo samoupravleniya v Rossijskoj Federacii". Available at: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_7642/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 6 oktyabrya 1999 g. No. 184-FZ "Ob obshchih principah organizacii zakonodatel'nyh (predstavitel'nyh) i ispolnitel'nyh organov gosudarstvennoj vlasti sub"ektov Rossijskoj Federacii" (s izmeneniyami i dopolneniyami). Available at: http://base.garant.ru/12117177/#ixzz46eHl385y/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 03.12.2012 No. 229-ФЗ "O poryadke formirovaniya Soveta Federacii Federal'nogo Sobraniya Rossijskoj Federacii". Available at: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_138549/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 06.10.2003 No. 131-FZ (red. ot 15.02.2016) "Ob obshchih principah

organizacii mestnogo samoupravleniya v Rossijskoj Federacii". Available at: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_44571/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 27.05.2003 No. 58-FZ (red. ot 13.07.2015) "O sisteme gosudarstvennoj sluzhby Rossijskoj Federacii". Available at: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_42413/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 11 dekabrya 2004 g. No. 159-FZ "O vnesenii izmenenij v Federal'nyj zakon "Ob obshchih principah organizacii zakonodatel'nyh (predstavitel'nyh) i ispolnitel'nyh organov gosudarstvennoj vlasti sub"ektov Rossijskoj Federacii" i v Federal'nyj zakon "Ob osnovnyh garantiyah izbiratel'nyh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossijskoj Federacii". Sistema GARANT: Available at: http://base.garant.ru/12137945/#ixzz46ePPT6Rq (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 02.03.2007 No. 25-FZ (red. ot 15.02.2016) "O municipal'noj sluzhbe v Rossijskoj Federacii". Available at: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_66530/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 27.12.2009 No. 365-FZ (red. ot 29.12.2014) "O vnesenii izmenenij v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossijskoj Federacii v svyazi s sovershenstvovaniem deyatel'nosti organov gosudarstvennoj vlasti sub"ektov Rossijskoj Federacii i organov mestnogo samoupravleniya" (s izm. i dop., vstup. v silu s 01.03.2015). Available at: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_95495/ (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Federal'nyj zakon ot 15.02.2016 No. 17-FZ "O vnesenii izmeneniya v stat'yu 74 Federal'nogo zakona "Ob obshchih principah organizacii mestnogo samoupravleniya v Rossijskoj Federacii"".

Available at: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_193968/#dst100008 (data obrashcheniya 14.05.2016).




74


Социология



  1. Fromm Eh. Chelovek dlya samogo sebya. Issledovanie psihologicheskih problem ehtiki = Man for Himself: an Inquiry into the Psychology of Ethics (1947), perevod Eh. M. Spirovoj, Moscow: Ast, 2010, 352 р.




  1. Chislennost' rabotnikov gosudarstvennyh organov i organov mestnogo samoupravleniya po vetvyam vlasti i urovnyam upravleniya. Available at: http://www.gks.ru/bgd/regl/b12_11/IssWWW.exe/ Stg/d1/02-04.htm (data obrashcheniya 14.05.2016).




  1. Chislennost' rabotnikov, zameshchavshih dolzhnosti gosudarstvennoj grazhdanskoj i municipal'noj sluzhby Rossijskoj Federacii, po polu, vetvyam vlasti i urovnyam upravleniya. Available at:

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/state/# (data obrashcheniya 14.05.2016).



  1. Yaspers K. Smysl i naznachenie istorii, per. s nem. 2-e izd., Moscow: Respublika, 1994, 527 р.


Author`s Bio
Mazur Ludmila Nikolaevna, Doctor of History, Associate Professor, Head of the Department of Document Management, Archives and History of Public Administration, Department of History, Ural Humanitarian Institute, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin, Ekaterinburg. E-mail: Lmaz@mail.ru
Библиографическая ссылка
Мазур Л. Н. Антропология местной власти в современной России: деволюция или инво-люция? // SocioTime / Социальное время. – 2018. – № 3(15). – С. 58-75. – DOI: 10.15350/2410-0773.2018.3.58

75


SOCIO TIME / Социальное время

УДК 316.344.8

DOI: 10.15350/2410-0773.2018.3.76
ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОГО УЧИТЕЛЯ (РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ)
С. В. Полутин, Н. В. Шумкова
Национальный исследовательский Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева, Саранск (Россия)

Согласно многочисленным исследованиям, высокий уровень идентификации с профессией и своей профессиональной группой является одним из условий эффективности профессиональной дея-тельности. Поэтому изучение особенностей профессиональной идентичности современного учи-тельства позволит лучше понять проблемы, противоречия и профессиональные тупики, сложивши-еся в системе российского образования, в том числе на региональном уровне. Цель работы – на основе эмпирического материала выявить факторы, влияющие на уровень профессиональной идентичности учителей в Республике Мордовия. На основе эмпирического материала (данные анкетного опроса) исследуются особенности профессиональной идентификации учителей в Рес-публике Мордовия. Уровень сформированности профессиональной идентичности учителя опреде-ляется через категории «желание покинуть профессию» и «приверженность профессии». Анализи-руется воздействие таких факторов, как возраст, стаж, пол, место проживания, социальное само-чувствие респондентов. Опрос был проведен в 2017 г. среди учителей Республики Мордовия (n = 400). Как дополнительный источник при интерпретации количественных данных используются результаты пилотажной фокус-группы, проведенной в июне 2018 г. среди сельских учителей Ко-вылкинского муниципального района Республики Мордовия. С помощью двухэтапного кластерно-го анализа проанализированы ответы на вопрос о возможных причинах смены профессии, после чего выделены четыре группы респондентов, максимально значимыми предикторами которых оказались «профессиональное выгорание» (30 %), «низкая зарплата» (25 %), «ошибка в выборе профессии» (18 %) и «приверженность профессии» (27 %). Полученные данные показали, что груп-па респондентов, продемонстрировавшая свою приверженность к профессии, состоит преимуще-ственно из сельских учителей в возрасте от 40 лет и старше со стажем работы более 20 лет. Исходя из социально-демографических особенностей учителей, показавших свою приверженность про-фессии, можно предположить, что их установка во многом обусловлена «оценками издержек» из-за возможных потерь и неудобств в случае смены профессии. Однако данное предположение мо-жет быть оспорено и требует последующей проверки в рамках более масштабного социологиче-ского исследования.


Ключевые слова: приверженность профессии; профессиональная идентичность; профессиональное выгорание; профессия «учитель»; социальная идентичность.

Концепция социальной идентичности, появившаяся еще в начале ХХ в., не теряет своей популярности. Современные трактовки понятия «социальная иден-тичность» несколько отличаются от тех, что были даны такими классиками, как Э. Эриксон и Дж. Мид. В настоящее время структура социальной идентичности индивида определяется как многоуровневая и неоднородная по своему составу. Так, согласно концепции В. А. Ядова, социальная идентичность представляет





  • Статья подготовлена в рамках проекта РФФИ «Социальный портрет сельского учительства: про-блемы, противоречия, профессиональные тупики» (грант № 18-011-00786 А).



76


Социология

собой иерархизированный порядок «кросситуативных» и «периферийных» иден-тичностей, где ядро составляют формы отождествления индивида с «первичны-ми» группами повседневных практик (семья, близкие, товарищи по работе), средний уровень обусловлен факторами социальной дифференциации (профес-сия, место жительства, уровень материального достатка), а на периферии нахо-дится идентификация с конструируемыми номинальными конгломератами, та-кими как человечество, гражданское общество и т. п. [9]. Профессиональная идентичность, таким образом, входит в идентификационную матрицу (набор идентичностей) индивида наряду с другими социальными идентичностями и определяется как «объективное и субъективное единство с профессиональной группой, делом, отдельным человеком, которое обусловливает преемственность профессиональных характеристик (норм, ролей и статусов) личности» [7].




  • структуре профессиональной идентичности выделяют когнитивный (принятие себя как профессионала), мотивационный (принятие профессии) и ценностный (принятие ценностей профессионального сообщества) компоненты [7].

Согласно многочисленным исследованиям, высокий уровень идентификации с профессией и своей профессиональной группой является одним из условий эф-фективности развития позитивной профессиональной мотивации, вовлеченности в профессиональную деятельность и удовлетворенности от процесса и результа-тов труда. Поэтому изучение особенностей профессиональной идентичности со-временного учительства позволит лучше понять проблемы, противоречия и про-фессиональные тупики, сложившиеся в системе российского образования, в том числе на региональном уровне. Цель нашей работы – на основе эмпирического материала выявить факторы, влияющие на уровень профессиональной идентич-ности учителей в Республике Мордовия.


Являясь одной из форм социальной идентичности, профессиональная иден-тичность по сей день является предметом активного изучения на стыке таких наук, как социология, психология и экономика. Следует обратить особое внима-ние на активное изучение идентичности отдельных профессиональных групп,
таких как медицинские работники (Е. Н. Сухова, 2012; M. G. Pratt, K. W. Rockmann, J. B. Kaufmann, 2016), юристы (Е. В. Резников, 2012; L. Mather, C. A. McEwen, R. J. Maiman, 2001), учителя (М. В. Николаева, 2005; М. Г. Синя-кова, Л. Б. Шнейдер, 2011; D. Beijaard, P. C. Meijer, N. Verloop, 2004). В русле проблематики профессиональной идентификации учительского сообщества вни-мание исследователей концентрируется в первую очередь на социальных и лич-ностных факторах, обуславливающих высокую профессиональную идентичность либо, напротив, препятствующих ей (А. Шпона, М. Виднере, Е. Ермолаева, 2015; D. Beijaard, N. Verloop, J. D. Vermunt, 2000; M. Cardelle-Elawar, L. Irwin,


  1. L. Lizarraga, 2007).




    • частности, М. Карделле-Элавар, Л. Ирвин и М. Л. Лисаррага на основе сравнительного анализа биографических интервью 487 педагогов из Африки, Европы и Америки выявили факторы, способствующие позитивной идентифика-ции с профессией учителя. Несмотря на различие мотивов, приведших учителей из Ганы, Испании и США в их профессию (повышение социально-



77


SOCIO TIME / Социальное время


экономического статуса, получение социальных льгот или попытка реализовать-ся в новом виде деятельности), у них всех был выявлен общий мотив, позволяю-щий, несмотря на трудности, оставаться в профессии, – это любовь к детям и же-лание им помочь [12].


Второе направление исследований связано с изучением влияния профессио-нальной идентичности на эффективность профессиональной деятельности учи-телей. Так, в рамках британского общенационального проекта «Статус учителя» группой исследователей под руководством профессора К. Дея было проведено более 300 полуструктурированных интервью с учителями. Полученные данные были дополнены результатами анализа школьной документации и интервью с руководителями школ и учащимися. Результаты исследования показали, что од-ним из условий эффективности педагога является сбалансированность трех со-ставляющих его идентичности: личной жизни, связанной с семейными и соци-альными ролями вне школы, представлений о профессии учителя и ситуации, сложившейся на рабочем месте [16].
Таким образом, удовлетворенность работой, мотивированность на результат, уверенность в собственной эффективности, верность призванию и в зарубежной,


  • в отечественной литературе часто рассматриваются как показатели уровня профессиональной идентификации педагога.

Эмпирическая база исследования включает в себя количественные данные социологического опроса «Учитель и общество», проведенного в 2017 г. на тер-ритории Республики Мордовия по квотно-территориальной выборке (n = 400) и воспроизводящего опрос учителей, осуществленный коллективом НИИ регионо-логии МГУ им. Н. П. Огарёва в 1993 г. [6]. Следует подчеркнуть, что в 2017 г. опрос носил разведывательно-поисковый характер, он выступает первым этапом для более масштабного исследования, планируемого в 2018–2019 гг. в рамках выполнения проекта РФФИ.


Полученные результаты обрабатывались с помощью пакета прикладных программ SPSS версии 19.0. Для обработки данных применялись методы мате-матической формализации, включая методы проверки статистических гипотез, а также многомерный анализ данных (кластерный анализ). Как дополнительный источник при интерпретации количественных данных используются результаты пилотажной фокус-группы, проведенной в июне 2018 г. среди сельских учителей Ковылкинского муниципального района Республики Мордовия. Количество участников – 8 человек. Критерием отбора являлся опыт работы в сельской шко-ле (не менее одного года).
Описывая особенности профессиональной идентичности учителя, мы будем опираться на такие взаимообусловленные параметры, как «желание сменить профессию» и «приверженность профессии». Ответы респондентов на вопрос «Хотели бы Вы сменить профессию педагога?» распределились следующим об-разом: отрицательно ответили 75 % педагогов, 7 % дали положительный ответ, еще 18 % затруднились с ответом. На аналогичный вопрос в 1993 г. отрицатель-но ответили 76 % учителей, 8 % хотели бы сменить профессию и 16 % затрудни-лись ответить. Таким образом, за 25 лет ситуация практически не изменилась.

78


Социология

Данный вопрос является достаточно сенситивным для учительского сообще-ства, поэтому в целях снижения эффекта «социальной желательности» он был дополнен вопросом «Какие причины могут оказать решающее влияние на воз-можную смену Вами профессии?». В 1993 г. основными причинами возможной смены профессии учителя назвали «усталость от работы в школе в результате высокой нервно-психической нагрузки» (30 %, в 2017 г. – 27 %) и «низкий зара-боток» (23 %, в 2017 г. – 26 %). Как и в 1993 г., в 2017 г. треть педагогов ответи-ла, что свою профессию не собираются менять «ни при каких обстоятельствах» (см. таблицу).


Распределение ответов на вопрос «Какие причины могут оказать решающее влияние на возможную смену Вами профессии?», %


Варианты ответов

1993 г.

2017 г.

Работа неинтересная, рутинная

2,3

2,3

Сделана ошибка в выборе профессии

2,0

3,5

Усталость от работы в школе в результате высокой нервно-психической нагрузки

30,2

26,9

Низкий заработок

22,9

25,7

Конфликты с руководством

7,0

4,8

Конфликты с коллегами

1,6

0,9

Трудности взаимопонимания с учащимися

4,4

1,4

Другие причины

1,2

5,1

Ни при каких обстоятельствах профессию педагога менять не собираюсь

28,4

29,5

Итого

100

100

Результаты опроса позволили нам определить категорию учителей с высо-ким уровнем приверженности профессии, где конструкт «приверженность про-фессии» характеризует «степень привязанности сотрудника к своей профессио-нальной роли и готовность работать в этом качестве» [1].





Приверженность













Профессиональное




профессии










выгорание




27 %










30 %














































Низкая




Ошибка в выборе







заработная плата




профессии










25 %




18 %








































Результаты кластерного анализа







    • помощью двухэтапного кластерного анализа мы изучили ответы на вопрос




  • возможных причинах смены профессии и на основании результатов выделили четыре группы респондентов (см. рисунок). Полученные кластеры были постро-ены на основе 7 входных переменных, выявленных с помощью вопроса о воз-



79


SOCIO TIME / Социальное время


можных причинах смены профессии (профессиональное выгорание, привержен-ность профессии, низкая заработная плата, конфликты с руководством, конфлик-ты с учениками, ошибка в выборе профессии, неинтересная работа).


Попытаемся выделить некоторые существенные различия между кластерами. Кластер 1 описывает 30 % опрошенных учителей. Максимально значимым
предиктором здесь является категория «профессиональное выгорание» (вариант ответа «усталость от работы в школе в результате высокой нервно-психической нагрузки»). Это учителя в возрасте от 46 до 55 лет, проживающие и работающие


  • городе, профессиональный стаж которых составляет более 20 лет. Стоит отме-тить, что именно среди респондентов этой группы в два раза чаще, чем в среднем по выборке (19 % против 11 %), встречаются разведенные. Для данной категории характерно недовольство своим досугом (40 % против 31 % в среднем по выбор-ке), жилищными условиями (32 % против 24 %), отношениями с руководством (14 % против 10 %) и профессиональным статусом (9 % против 5 %).

Кластер 2 объединяет 25 % респондентов. В этой группе наиболее весомым оказался предиктор «низкая зарплата». Данный кластер включает в себя педа-гогов, стаж которых не превышает 20 лет. Среди респондентов этой группы го-раздо чаще встречаются мужчины (22 % против 15 %), респонденты, не состоя-щие в браке (23 % против 17 %), а также имеющие среднее профессиональное образование (9 % против 6 %). Они гораздо чаще высказывают неудовлетворен-ность уровнем своей заработной платы (78 % против 66 % в среднем по выбор-ке), жизненным уровнем семьи (53 % против 42 %), а также личной безопасно-стью (23 % против 16 %).

Кластер 3 описывает 18 % выборки. Значимыми предикторами здесь явля-
ются категории «неинтересная работа», «ошибка в выборе профессии», «кон-
фликты с начальством». Чаще всего это молодежь в возрасте до 30 лет со ста-жем менее 3-х лет. Они не удовлетворены отношениями с коллегами (11 % про-тив 5 %), а также условиями работы (28 % против 21 %). Таким образом, в этот кластер вошли молодые учителя, которые не смогли адаптироваться на своем первом рабочем месте.
Кластер 4 объясняет 27 % выборки и характеризуется наибольшей значи-мостью предиктора «приверженность профессии». Если описывать социаль-но-демографические характеристики данной категории, то в первую очередь речь идет о сельских учителях в возрасте от 40 лет и старше со стажем работы более 20 лет. Среди респондентов данной категории (по сравнению с тремя предыдущими) отмечается обратная тенденция: они не выражают желания сме-нить профессию педагога (0 % против 7 % в среднем по выборке), гораздо реже выражают неудовольствие относительно своих отношений с руководством (5 % против 10 %) и коллегами (1 % против 5 %), а также условиями работы (13 % против 21 %). Исходя из социально-демографических особенностей указанной категории (сельские учителя в возрасте от 40 лет и старше со стажем работы более 20 лет), можно предположить, что их установка во многом обусловлена «оценками издержек» (согласно терминологии Дж. Мейера и Н. Аллен [14]) – возможных потерь и неудобств в случае смены профессии. Заметим, что данное

80


Социология

предположение требует последующей проверки, в том числе в рамках каче-ственной методологии.


Одним из основных качественных методов получения информации в эмпи-рических исследованиях является метод фокус-групп. В июне 2018 г. мы провели одну из двух запланированных пилотажных фокус-групп среди учителей Рес-публики Мордовия. В выборку вошли представители сельского учительства. Все участники опроса – женщины, стаж работы которых варьирует от 7 до 35 лет. Семеро из восьми учителей оказались учителями-«предметниками» (математика, физика, история, английский язык, мордовский язык, русский язык). На материа-лах одной фокус-группы делать выводы преждевременно. Тем не менее в ходе исследования, по нашему мнению, были зафиксированы представители одного из выявленных нами кластеров, а именно кластера «приверженные профессии». Большинство участников фокус-группы (6 из 8) имело стаж работы более 20 лет


  • отзывалось о своей профессии как о «служении» и «призвании». Пятеро при-шли в профессию осознанно, оставшиеся – под влиянием обстоятельств. Но и первые, и вторые признали, что «ни разу не пожалели о своем выборе» (ФГ, Ко-вылкино, 36; 62; 78). В ходе дискуссии все участники согласились, что у совре-менной школы (особенно сельской) по-прежнему много проблем, однако боль-шинство из них признали, что чувство своей нужности и любовь детей позволя-ют преодолевать все негативные стороны профессии: «Когда идешь, и дети бе-


гут, даже младшие классы... Говорят, надо держать какую-то дистанцию, но вот просто невозможно. Они бегут и обнимают... Любовь ощущается. Чув-ствуется, что не только нужны в плане преподавания, а вообще» (ФГ, Ковыл-
кино, 186–190).


    • то же время можно сказать, что наша гипотеза о «нормативной привер-женности» сельских педагогов частично подтвердилась, в частности в ответах на вопрос модератора «Был ли у вас момент, когда вы хотели уйти из профессии?». Четверо из восьми участниц продемонстрировали признаки «нормативной при-

вязанности»: «Я уходила. Это были проблемы личные, я уезжала в Москву, вы-держала там два месяца и обратно вернулась в школу» (ФГ, Ковылкино, 106– 107); «Я не думала о том, чтобы уходить; я думала, что я больше ничего не мо-


гу делать» (ФГ, Ковылкино, 113–115) и т. п.
Сравнительный анализ результатов исследований, проведенных в 1993 и 2017 гг., показал устойчивость, стабильность уровня позитивной профессиональ-ной идентификации учителей как особой социально-профессиональной группы. Полученные данные позволили также выявить региональную специфику профес-сиональной идентичности учителей Республики Мордовия, на которую оказыва-ют влияние такие факторы, как возраст, пол и место проживания (город/село). По результатам исследования, лишь треть учителей можно отнести к категории «приверженные профессии». Причем большинство из них – женщины, сельские учителя со стажем работы более 20 лет. Можно предположить, что значительная часть из них демонстрирует «нормативную приверженность» из-за сложности трудоустройства в случае смены профессии. Однако данное предположение мо-

81


SOCIO TIME / Социальное время


жет быть оспорено и требует последующей проверки в рамках более масштабно-го социологического исследования.


Список литературы


    1. Маслинский К. А., Иванюшина В. А. Остаться учителем? Факторы, влияющие на отноше-ние к уходу из учительской профессии // Вопросы образования. 2016. № 4. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/ostatsya-uchitelem-faktory-vliyayuschie-na-otnoshenie-k-uhodu-iz-uchitelskoy-professii-per-s-angl-e-shadrinoy (дата обращения 31.10.2017).




    1. Николаева М. В. Развитие профессиональной идентичности учителя начальных классов в условиях обновления начального образования // Интеграция образования. 2005. № 3. С. 103–111.




    1. Резников Е. В. К вопросу о профессиональной идентичности судьи // Вестник Пермского университета. Серия: Юридические науки. 2012. № 3. С. 238–241.




    1. Синякова М. Г., Шнейдер Л. Б. Эмпирическое изучение характеристик и типов профессио-нальной идентичности городских педагогов // Актуальные проблемы психологического знания. 2011. № 1. С. 48–61.




    1. Сухова Е. Н. Уровни социальной идентичности врача: методологический аспект // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. 2012. Т. 27, № 3.




  • 85–89.

    1. Учитель и общество: Итоги анкетного опроса / НИИ регионологии. Саранск, 1993. 160 с.




    1. Шнейдер Л. Б. Профессиональная идентичность: монография. М.: МОСУ, 2001. URL: http://psychlib.ru/mgppu/sh1/SH1-003-.HTM#hid15 (дата обращения 18.05.2018).




    1. Шпона А., Виднере М., Ермолаева Е. Сущность и структура профессиональной идентично-сти педагога // Известия Смоленского государственного университета. 2015. № 1. С. 375–381.




    1. Ядов В. А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социологический журнал. 1994. № 1. С. 35–52.

    2. Beijaard D., Meijer P. C., Verloop N. Reconsidering research on teachers’ professional identity //

Teaching and teacher education. 2004. Vol. 20, No. 2. Р. 107–128.


    1. Beijaard D., Verloop N., Vermunt J. D. Teachers’ perceptions of professional identity: An ex-ploratory study from a personal knowledge perspective // Teaching and teacher education. 2000. Vol. 16, No. 7. Р. 749–764.




    1. Cardelle-Elawar M., Irwin L., Lizarraga M. L. A cross cultural analysis of motivational factors that influence teacher identity. URL: http://repositorio.ual.es/bitstream/handle/10835/607/Art_13_ 197.pdf?sequence=1 (дата обращения 18.05.2018).




    1. Mather L., McEwen C. A., Maiman R. J. Divorce lawyers at work: Varieties of professionalism in practice. Oxford University Press, 2001.




    1. Meyer J. P., Allen N. J. A three-component conceptualization of organizational commitment // Human resource management review. 1991. Vol. 1, No. 1. Р. 61–89.




    1. Pratt M. G., Rockmann K. W., Kaufmann J. B. Constructing professional identity: The role of work and identity learning cycles in the customization of identity among medical residents // Academy of management journal. 2006. Vol. 49, No. 2. Р. 235–262.




    1. Variations in teachers’ work, lives and effectiveness / Day C. et al. // Final report for the VI-TAE Project; DfES. 2006. URL: https://core.ac.uk/download/pdf/4156026.pdf (дата обращения 18.05.2018).

Дата поступления в редакцию: 15.09.2018


Авторская справка
Полутин Сергей Викторович, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой социологии Национального исследовательского Мордовского государствен-ного университета им. Н.П. Огарёва, Саранск. E-mail: polutin.sergei@yandex.ru Шумкова Наталья Викторовна, кандидат социологических наук, старший препода-ватель кафедры социологии Национального исследовательского Мордовского госу-дарственного университета им. Н.П. Огарёва, Саранск. E-mail: niiregion@mail.ru


82


Социология

UDC 316.344.8


DOI: 10.15350/2410-0773.2018.3.76
FEATURES OF PROFESSIONAL IDENTITY

OF MODERN TEACHER (REGIONAL ASPECT)
S. V. Polutin, N. V. Shumkova
Ogarev Mordovian State University, Saransk (Russia)



Abstract. According to many studies, a key condition for the effectiveness of professional activity is a high level of identification with the profession and its professional group. Therefore, the study of the features of the modern teacher identity promotes to better understanding the problems, contradictions and professional deadlocks existed in the Russian education system, including the regional level. The aim of the study is to reveal factors influencing the teacher’s professional identity in the Republic of Mordovia based on empirical material. The features of the professional identification of teachers in the Republic of Mordovia were explored based on questionnaire survey data. The formation level of the teacher’s professional identity is determined by the categories "wanting to leave the profession" and "commitment to the profession." The impact of age, working experience, gender, place of residence, social well-being of respondents was analyzed. The survey was conducted in 2017 among teachers of the Republic of Mordovia (n = 400). In interpreting quantitative data, the results of a pilot focus group conducted in June 2018 among rural teachers in the Republic of Mordovia are used as an additional source of information. A two-stage cluster analysis was used to analyze the answers to the question about possible reasons for leaving the teacher profession. The four groups of respondents were identified with the predictors as "professional burnout" (30 %), "low salary" (25 %), "error in choice of profession" (18 %) and "commitment to the profession"(27 %). The group of respondents demonstrating their commitment to the profession consists mainly of rural teachers aged 40 years and over, with more than 20 years of working experience. Based on the socio-demographic characteristics of teachers with commitment to teaching, we can assume that their position is largely determined by "cost estimates" because of possible losses and inconveniences in the case of leaving the teacher’s profession. However, this supposition can be clarified or corrected in the framework of a larger-scale sociological study.
Keywords: commitment to the profession; professional identity; professional burnout; teaching profession; social identity.



References


  1. Maslinskiy K. A., Ivanyushina V. A. Ostatsya uchitelem? Faktory, vliyayushchie na otnoshenie k ukhodu iz uchitelskoy professii [To remain a teacher? Factors influencing attitudes to leaving the teaching profession], Voprosy obrazovaniya [Education Studies], Moscow, 2016, 4:8-30. Available at: http://cyberleninka.ru/article/n/ostatsya-uchitelem-faktory-vliyayuschie-na-otnoshenie-k-uhodu-iz-uchitelskoy-professii-per-s-angl-e-shadrinoy (accessed: 31.10.2017) [In Russian]




  1. Nikolaeva M. V. Razvitie professionalnoy identichnosti uchitelya nachalnykh klassov v usloviyakh obnovleniya nachalnogo obrazovaniya [Development of the professional identity of the primary school teacher in the conditions of renewal of primary education], Integratsiya obrazovaniya [Integration of Education], 2005, 3:103-111 [In Russian].




  1. Reznikov Ye. V. K voprosu o professionalnoy identichnosti sudi [On the question of professional identity of a judge], Vestnik Permskogo universiteta. Seriya: Yuridicheskie nauki [Perm University Bulletin. Series: Juridical sciences], 2012, 3:238–241 [In Russian].




  1. Sinyakova M. G., Shneyder L. B. Empiricheskoe izuchenie kharakteristik i tipov professionalnoy identichnosti gorodskikh pedagogov [Empirical study of characteristics and types of professional identity




83


SOCIO TIME / Социальное время


of urban educators], Aktualnye problemy psikhologicheskogo znaniya [Actual Problems of Psychological Knowledge], 2011, 1:48–61 [In Russian].


5. Sukhova Ye. N. Urovni sotsialnoy identichnosti vracha: metodologicheskiy aspekt [Levels of

social identity of a physician: methodological aspect], Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im.


N. I. Lobachevskogo. Seriya: Sotsialnye nauki [of the Lobachevsky Nizhny Novgorod University Bulletin.

Series: Social Sciences], 2012, 27(3):85–89 [In Russian].




  1. Uchitel i obshchestvo: Itogi anketnogo oprosa / NII regionologii [Teacher and society: Results of the questionnaire survey / Research Institute of Regional Studies], Saransk, 1993 [In Russian].




  1. Shneyder L. B. Professionalnaya identichnost: monografiya [Professional identity: A monograph], Moscow: MOSU, 2001. Available at: http://psychlib.ru/mgppu/sh1/SH1-003-.HTM#hid15 (accessed 18.05.2018) [In Russian].




  1. Shpona A., Vidnere M., Yermolaeva Ye. Sushchnost i struktura professionalnoy identichnosti pedagoga [The essence and structure of the teacher's professional identity], Izvestiya Smolenskogo gosudarstvennogo universiteta [Smolensk State University News], 2015, 1:375–381 [In Russian].




  1. Yadov V. A. Sotsialnaya identifikatsiya v krizisnom obshchestve [Social Identification in a Crisis Society], Sotsiologicheskiy zhurnal [Sociological Journal], 1994, 1:35–52 [In Russian].




  1. Beijaard D., Meijer P. C., Verloop N. Reconsidering research on teachers’ professional identity.

Teaching and Teacher Education, 2004, Vol. 20, No. 2, рр. 107–128.


  1. Beijaard D., Verloop N., Vermunt J. D. Teachers’ perceptions of professional identity: An exploratory study from a personal knowledge perspective, Teaching and teacher education, 2000, Vol. 16, No. 7, рр. 749–764.




  1. Cardelle-Elawar M., Irwin L., Lizarraga M. L. A cross cultural analysis of motivational factors that influence teacher identity. Available at: http://repositorio.ual.es/bitstream/handle/10835/607/ Art_13_197.pdf?sequence=1 (accessed 18.05.2018).




  1. Mather L., McEwen C. A., Maiman R. J. Divorce lawyers at work: Varieties of professionalism in practice. Oxford University Press, 2001.




  1. Meyer J. P., Allen N. J. A three-component conceptualization of organizational commitment. Human Resource Management Review, 1991, Vol. 1, No. 1, рр. 61–89.




  1. Pratt M. G., Rockmann K. W., Kaufmann J. B. Constructing professional identity: The role of work and identity learning cycles in the customization of identity among medical residents, Academy of Management Journal, 2006, Vol. 49, No. 2, рр. 235–262.




  1. Day C., Stobart G., Sammons P., Kington A., Qing G., Smees R. et al. Variations in teachers’ work, lives and effectiveness. Final report for the VI-TAE Project; DfES. 2006. Available at: http://core.ac.uk/download/pdf/4156026.pdf (accessed 18.05.2018).


Author’s Bio
Polutin Sergey Viktorovich, Dr.Sci. (Sociology), Professor, Head of the Department of Sociology, Ogarev Mordovian State University, Saransk (Russia). E-mail: polutin.sergei@yandex.ru
Shumkova Natalia Viktorovna, Ph.D. (Sociology), Senior Lecturer of the Department of Sociology, Ogarev Mordovian State University, Saransk (Russia). E-mail: niiregion@mail.ru
Библиографическая ссылка
Полутин С. В., Шумкова Н. В. Особенности профессиональной идентичности современ-ного учителя (региональный аспект) // SocioTime / Социальное время. – 2018. – № 3(15).
– С. 76-84. – DOI: 10.15350/2410-0773.2018.3.76

84





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница