9, 10, 12, 13, 14. Харольд Тюннеманн: Главы 1, 3, 4, 5, 6, 11



страница2/20
Дата09.05.2018
Размер3.12 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

2.2.2.2. Внутримышечная координация и частота импульсов

Постоянное изменение количества участвующих в движении двигательных единиц (пространственная суммация) и измене­ние частоты нервных импульсов (временная суммация) регули­руется очень тонкой градацией сократительной силы мышцы. Пространственная суммация. Для выполнения движения мо­жет быть задействовано различное количество двигательных единиц благодаря механизму ступенчатого развития силы. Однако этот механизм, обусловленный дифференцированным строением мышц, очень неоднороден. Количество ступеней определяется количеством двигательных единиц, из которых состоит мышца; размер ступеней зависит, в частности, от ко­личества, поперечника и строения мышечных волокон, ко­торыми располагает соответствующая двигательная единица. Например, в состав мышц пальцев кисти входит чрезвычайно много двигательных единиц с небольшим количеством воло­кон (многочисленные маленькие ступени), поэтому сила, с ко­торой они выполняют движения, может быть „градуирована" при помощи пространственной суммации гораздо тоньше, чем сила бицепса, обладающего относительно малым количеством Двигательных единиц и большим числом волокон (немного­численные большие ступени).




Временная суммация. Если двигательная единица активизиру­ется лишь путем искусственного раздражения, например, элек­трической стимуляцией, то все ее мышечные волокна укора­чиваются, а затем снова расслабляются (рис. 7 а).




Однако в здоровом организме в естественных условиях произ­вольные одиночные импульсы или сокращения не возникают. Сокращение мышцы всегда обуславливается действием серии импульсов в секунду. Если второй сократительный импульс подаётся еще до окончания фазы расслабления волокон, то в этом случае второе сокращение наслоится на первое. Сле­дствие этого - более высокое развитие силы. Если нужно раз­вить большую силу, то второй импульс уже должен достичь во­локон двигательной единицы незадолго до окончания фазы со­кращения. Тогда волокна снова сократятся еще до начала фазы расслабления; спад напряжения или силы в этом случае невозможен (рис. 7 Ь). Последующие сокращения вытекают из предыдущих. Когда, наконец, многочисленные нервные им-

Рис. 7Ь Схема феномена временной суммации
пульсы начинают следовать друг за другом достаточно быстро, отдельные сокращения полностью перекрываются. Таким спо­собом, в отличие от одиночного сокращения, достигаются го­раздо более сильные сокращения мышечных волокон, что при­водит к 3-4-х кратному увеличению силы. Это явление на­зывается титаническим сокращением (рис. 7 с). Необходимая для полного тетанического сокращения частота импульсов определяется соответствующим типом волокна дви­гательной единицы. В связи с тем, что быстрые FT-волокна, по









Рис. 7с Схема наслаивания отдельных сокращений до момента воз­никновения тетанического сокращения путем увеличения частоты им­пульсов

сравнению с медленными ST-волокнами, гораздо быстрее со­кращаются и расслабляются, импульсы также должны в более короткие промежутки попадать в волокна для того, чтобы можно было помешать их расслаблению и тем самым развить большую силу.



Поэтому у быстрых двигательных единиц импульсы низкой частоты (7-10 за с) вызывают лишь незначительное напряже­ние и такую же силу, импульсы средней частоты (25-30 за с) соответственно умеренное напряжение и силу, импульсы высокой частоты (от 45 за с и выше) - максимальное напряже­ние и максимальную силу (рис. 8). Для медленных двига-

с '


0 20 40 60 80 100%

мышечное напряжение

Рис. 8 Взаимосвязь между числом нервных импульсов в секунду и силой сокращения мышц в процентах к максимальной силе; среднее значение многочисленных двигательных единиц; отведение от абдук­тора мизинца (по Бигланду и Лшшольду)

тельных единиц, состоящих из ST-волокон, уже 20 импульсов в секунду может быть достаточно для исчерпания их силового потенциала. Лишь при одном, самом благоприятном для соот­ветствующей двигательной единицы, временном промежутке между импульсами можно добиться оптимального эффекта временной суммации. Более высокая частота импульсов для данной двигательной единицы не может вызвать более силь­ного сокращения и, следовательно, увеличения силы. Продол­жительность титанического сокращения может превышать продолжительность одиночного сокращения в десятки и тысячи раз. Мышца, состоящая большей частью из ST-воло­кон, более устойчивых к воздействию утомляемости, может поддерживать титаническое сокращение обычно значительно дольше, чем мышца, в составе которой содержатся преиму­щественно быстро утомляющиеся FT-волокна. В упрощенном изложении „кооперирование" простран­ственной и временной суммации происходит следующим обра­зом: небольшие силовые потребности удовлетворяются мед­ленными, состоящими из ST-волокон двигательными едини­цами, обладающими низким порогом возбуждения. При уве­личении силовых потребностей включаются двигательные единицы, имеющие более высокий порог возбуждения (про­странственная суммация). Одновременно за счет повышения частоты импульсов увеличивается силовая отдача уже рабо­тающих низкопороговых единиц (временная суммация). При дальнейшем увеличении силовых потребностей в работу посте­пенно будет включаться все больше и больше быстрых двига­тельных единиц, которые могут „стартовать" с более высоких частот и вовлекать в активное состояние больший диапазон ча­стот. Для преодоления максимальных сопротивлений подго­товленные в силовом отношении спортсмены включают около 85% своих двигательных единиц с оптимальными импульс­ными частотами. В связи с тем, что „медленные" единицы имеют меньше мышечных волокон и по этой причине разви­вают меньше силы, чем „быстрые" единицы, часто уже при усилии в 25% мобилизуется около 50% имеющихся в распоря­жении единиц. Участие относительно большого количества малых двигательных единиц в незначительной силовой работе позволяет проводить более тонкую регуляцию мышечной де­ятельности, чем при высоких силовых нагрузках. Процессы временной суммации (частота импульсов) согласно результатам последних исследований условно поддаются тре­нировке, пусть даже эта тренировка проводится в очень сложных общих взаимосвязях. Тренированная двигательная единица может быстрее укорачиваться (см. 2.2.1.З.), „обраба­тывать" более высокие импульсные частоты и развивать боль­шую силу.

Когда скоростная сила, которая реализуется главным образом быстрыми FT-волокнами, противодействует умеренным и высоким сопротивлениям, происходит активизация большого количества двигательных единиц с короткой серией импуль­сов. Эта, так называемая, стартовая иннервация вызывает нарастающий и сильный процесс сокращения. За взрывным началом сокращения следует сигнальная блокировка (биоэле­ктрическое молчание), во время которой двигательные еди­ницы сокращаются с высокой скоростью. Такие скоростно-силовые движения называются также баллистическими движе­ниями. Они заранее программируются в головном мозге и осуществляются с такой высокой скоростью, что во время их выполнения обратная связь не срабатывает, в результате чего движение невозможно исправить в ходе его выполнения. Про­должительность биоэлектрического молчания, следующего за стартовой иннервацией, зависит главным образом от вели­чины преодолеваемого сопротивления. Если сопротивление настолько велико, что ускорения при свободном сокращении больше не происходит, то следует новая серия импульсов, со­провождаемая биоэлектрическим молчанием, благодаря ко­торой обеспечивается дальнейшее ускорение. Если же сопро­тивление настолько велико, что серия импульсов и после­дующая сигнальная блокировка не появляются, то сопротивле­ние будет преодолеваться импульсами очень высокой частоты. Движения, которые характеризуются короткой серией (се­риями) импульсов с последующей сигнальной блокировкой и баллистическим сокращением, имеют резко выраженный скоростно-силовой характер. Движения, характеризуемые рядом импульсов очень высокой частоты, имеют характер макси­мальной силы.

Когда скелетная мышца работает на силовую выносливость и преодолевает легкие или умеренные сопротивления, при ко­торых частота импульсов не достигает максимума, деятель­ность двигательных единиц осуществляется попеременно (асинхронная деятельность).

Это означает, что в соответствии с требуемым усилием активи­зируется лишь определенная часть двигательных единиц и та­ким образом происходит движение. Другая часть двига­тельных единиц находится в неактивном состоянии и укорачи­вается пассивно. При возрастании утомляемости двигательные единицы, бывшие до сего времени активными, выключаются, а вместо них начинают активно работать другие, неактивные До сих пор, двигательные единицы.



В обычных условиях человек, выполняя статическую или ди­намическую работу преодолевающего характера (см. 2.3.), не может одновременно включать в движение все двигательные единицы мышцы. Высокотренированные атлеты тех видов спорта, в которых сила является основным компонентом ре­зультативности (тяжелая атлетика, борьба, легкоатлетические метания), для выполнения движения способны активно и одновременно подключать до 85% своих мышечных волокон и тем самым развивать большую силу. Нетренированные лица могут обычно активизировать лишь до 60 %. Умение управлять двигательными единицами синхронно на­зывается внутримышечной (интрамышечной) координацией. Ее уровень можно считать высоким, если спортсмен, с одной стороны, обладает ярко выраженной способностью дифферен­цировать силу и, с другой стороны, может одновременно ак­тивизировать высокий процент двигательных единиц. Под воз­действием гипноза или при электрической стимуляции (100 гц и выше) нетренированный человек может одновременно задей­ствовать значительно больше двигательных единиц и тем самым увеличить свою силу почти на 35%. Тренированный че­ловек при независящих от усилия воли условиях может увели­чить свой силовой потенциал лишь на 10%. Разница между произвольно мобилизованной максимальной силой и непроиз­вольно активизированной силой называется дефицитом силы. В тренировочной практике дефицит силы определяется чаще всего разницей в силе, развиваемой в статическом и динамиче-ски-уступающем режимах (см. 2.3.). Такое определение воз­можно потому, что сила, развиваемая при принудительном растягивании мышц (динамическая работа уступающего ха­рактера) обычно на 10-35% превышает силу, которая может быть мобилизована при статическом режиме работы. Таким образом, в показателях силы, достигаемых, с одной сто­роны, электрической стимуляцией мышц в статическом ре­жиме и, с другой стороны, принудительным растягиванием мышц в динамическом режиме, имеется полное соответствие. При уступающем режиме работы независимо от воли под­ключаются дополнительные двигательные единицы, т.е. в этих условиях величина силы практически не зависит от уровня внутримышечной координации. При этом необходимо иметь в виду, что вызванную силу и произвольную можно сопо­ставлять друг с другом лишь тогда, когда они прикладываются в сопоставимых условиях (например, при одном и том же угле в суставах).

Экспериментально удалось доказать, что величина развития силы при принудительном растягивании мышц увеличивается



вместе с увеличением скорости, в то время как при преодоле­вающем режиме работы она при увеличении скорости снижа­ется (см. 2.2.1.2. и рис. 9).

Итак, при увеличении скорости сокращения разница между возможной мобилизацией силы при преодолевающем и усту­пающем режимах работы продолжает расти. Однако, нужно сказать, что это утверждение только затрагивает детей в возра­сте до 14 лет. Разница в силе, которую развивают дети этого возраста при преодолевающем и уступающем режимах ра­боты, очень незначительна.

Таким образом, чем больше у взрослых различий в показа­телях силы при работе в статическом и динамически-уступаю-шем режимах, тем меньше их максимальная сила по сравне­нию с абсолютной, тем больше их дефицит силы и тем ниже уровень их внутримышечной координации. В этом случае мышечную силу можно развить при помощи тренировки, направленной на одновременное включение в дви­жение возможно большего количества двигательных единиц (метод кратковременных максимальных напряжений, см. 9.2.1.З.). Сила отдельного мышечного волокна или отдельной


двигательной единицы вряд ли будет увеличена таким путем, т.е. мышечный поперечник (и вес тела спортсмена) или совсем не увеличится, или увеличится незначительно. Если разница в силе при статическом и динамически-уступающем режимах работы относительно невелика, то резервов для развития силы путем улучшения внутримышечной координации практически нет. Силу нужно развивать другим путем, например, увели­чивая поперечное сечение мышцы. Дефицит силы представ­ляет собой своеобразный показатель имеющегося потенциала развития максимальной силы без увеличения поперечника мышцы и тем самым - веса тела.

Различная способность у нетренированных людей и высоко­квалифицированных спортсменов к мобилизации максимально большого количества двигательных единиц показывает, что подготовленный в силовом отношении человек обычно имеет не только большую мышечную массу, но и более обширную возможность ее использования - до 85%. Это также означает, что возможность развития силы совершенствованием внутри­мышечной координации у подготовеленных высококвалифи­цированных спортсменов в сравнении с неподготовленными ограничена. По этой причине увеличение поперечника мышцы является самым основным методом для повышения базового потенциала силы.


2.2.2.3. Межмышечная координация

В спорте практически нельзя выполнять движения с использо­ванием какой-либо одной мышцы. Для решения любой двига­тельной задачи привлекается относительно большое число мышц или мышечных групп. Базовый потенциал силы, зави­сящий главным образом от поперечного сечения мышечного волокна, объема мышцы, строения волокон и внутримы­шечной координации, может быть превращен в оптимальный результат только в том случае, когда отдельные мышцы или мышечные группы будут задействованы в пространственно-временном и динамико-временном отношениях последова­тельно в соотвйствии с двигательной задачей. Это также озна­чает, что нервная система настраивается на использование только тех мышц, работа которых необходима для решения определенной двигательной задачи. Это взаимодействие уча­ствующих в движении мышц или мышечных групп называ­ется межмышечной координацией.

Она всегда связана с определенным видом движения и не мо­жет переноситься с одного движения на другое. Например, при выполнении жима лежа на скамейке участвуют одни


мышечные группы, а при подтягивании на перекладине - дру­гие. Взаимодействие мышц также организовано по-разному. Особое значение для межмышечной координации имеет со­гласованность в работе мышц, реализующих определенное движение (агонисты) и мышц, действующих в противополож­ную сторону при этом движении (антагонисты). При скоростно-силовом жиме лежа на скамейке (упр. 26) трицепс раз­гибает руку в локтевом суставе, а бицепс, плечевая мышца и плечелучевая мышца (антагонисты), основная функция ко­торых состоит в сгибании руки в локтевом суставе, пре­пятствуют разгибанию, особенно в конечной фазе движения (см. табл. 13 и рис. 60 а). Взаимодействие агонистов и антаго­нистов происходит следующим образом (упрощенно). При скоростно-силовом выпрямлении руки из положения лежа на спине, преодолевая относительно высокое сопротивление, одновременно серией коротких импульсов активизируется ма­ксимально возможное количество двигательных единиц трит цепса и мышц, работающих вместе с ним (например, большая грудная мышца и др.). За серией импульсов и начинающимся сокращением следует сигнальная блокировка (биоэлектриче­ское молчание), во время которой мышечные волокна укора­чиваются с высокой скоростью без какого-либо управления. Сигнальная блокировка в двигательных единицах, реализую­щих движение (трицепс и др.), связана с сигнальной блоки­ровкой двигательных единиц антагонистов, поэтому движение может выполняться беспрепятственно и без потери силы. В ко­нце движения для его торможения начинают активизиро­ваться антагонисты. Ариель (1976-1977) излагает этот метод работы нервно-мышечной системы следующим образом. При обычном подъеме штанги происходит начальный взрыв мыш­ечной активности в связи с тем, что мышца-агонист сокра­щается, а мышца-антагонист расслабляется. Это приводит к ускорению движения конечности. Затем следует спокойный промежуточный период в это время в связи с сокращением ан­тагониста происходит замедление движения конечности. В ко­нце движения напряжение мышцы-антагониста должно его остановить (7).

Эта согласованность в работе агонистов и антагонистов во мно­гом зависит от растянутости мышц. Преимущество рас­тянутых мышц в том, что они в состоянии покоя слегка на­пряжены (около 15% своей длины равновесия) и из этого на­чального состояния способны развить особенно большую силу. С другой стороны, они позволяют производить движения с большой амплитудой, благодаря чему используется более длинный путь ускорения и имеющийся потенциал силы. Большая амплитуда позволяет выполнять движения мягче, эла­стичнее и плавнее, так как антагонисты начинают их притор­маживать позднее (см. 2.7.).

Чем больше мышц или мышечных групп принимают участие в движении, т.е. чем сложнее движение, тем большую роль играет межмышечная координация для выполнения силового упражнения.

В тренировочной практике различных видов спорта сложные технические действия часто расчленяются на отдельные части (элементы). Цель такого расчленения состоит в том, чтобы си­ловой тренировкой развить мышечные группы, которые при­нимают непосредственное участие в выполнении соревнова­тельного движения. Усиление этих мышечных групп осу­ществляется специальными упражнениями, структура ко­торых совпадает лишь с частью структуры соревновательного упражнения. С помощью несложных специальных упраж­нений можно особенно сильно нагружать мышцы, участвую­щие в соревновательном движении, и таким образом эффек­тивнее их развивать. Такими специальными упражнениями, например, для толкателя ядра являются жим лежа на ска­мейке (рис. 93), наклоны туловища в стороны, поднимание и опускание туловища (рис. 132, 133), приседания (рис. 162) и вставание на носки (рис. 182). Новое, хорошо скоординирован­ное при помощи специальных упражнений взаимодействие мышечных групп, укреплявшихся изолированно, требует спе­циального обучения технике, присущей данному виду спорта. Трудности проявляются тогда, когда не все мышцы развиты достаточно хорошо, нарушена гармония в развитии. Если, на­пример, толкатель ядра при помощи специальных упражнений улучшает лишь силу мышц-разгибателей рук и ног и выпустит из внимания мышцы туловища, то это может привести к сер­ьезным нарушениям межмышечной координации. Финальное усилие при этом останется небольшим.

Если межмышечная координация не удовлетворяет пред­ъявляемым требованиям, например, когда при взрывном включении мышц начальная иннервация агониста не связана с оптимальным биоэлектрическим молчанием (компенсация по­терь) антагониста, или когда его силы торможения включаются преждевременно, то теряется большая часть про­являемой силы. В отличие от этого высокий уровень меж­мышечной координации проявляется в оптимальной плавно­сти движения, целесообразном ритме, точном выполнении и, в конечном итоге, в большой силовой отдаче. За счет целенаправленной тренировки, которую часто на­зывают также тренировкой на развитие техники с помощью


силовых элементов, можно значительно поднять уровень меж­мышечной координации. Однако следует сказать еще раз, что взаимодействие мышц, как правило, улучшается лишь в натренированном движении. На движение с похожими про­странственно-временными и динамико-временными структу­рами это улучшение переносится лишь частично, а на дви­жения с неодинаковыми структурами не переносится совсем. Высокий базовый потенциал силы является основной пред­посылкой, но никак не гарантией того, что движения будут выполняться с полной силой. Лишь тот спортсмен способен целесообразно использовать свой потенциал силы, который понял, что отработка межмышечной координации должна проводиться на соответствующих движениях. Тренированный спортсмен, в отличие от нетренированного, обладает не только большей мышечной массой и может ее го­раздо полнее использовать (внутримышечная координация), он также в состоянии гораздо эффективнее реализовать этот потенциал силы в своем спортивном результате (межмы­шечная координация).

2.2.3. Энергетическое обеспечение мышечной деятельности 2.2.3.1. Энергоносители

Для выполнения работы мышца должна быть обеспечена энер­гией. Мышечными энергоносителями являются, главным об­разом, фосфатные соединения, обладающие большими энерге­тическими запасами (аденозинтрифосфат, креатинфосфат), углеводы (глюкоза, гликоген) и жиры.

Белки как энергоносители играют второстепенную роль, однако для увеличения объема, роста мышцы они имеют пер­востепенное значение. Лишь в редких случаях (голодание, пре­дельные и продолжительные нагрузки) белки в виде аминокис­лот могут принимать участие в энергетическом обмене ве­ществ.

В мышце накапливаются богатые энергией фосфатны соеди­нения, гликоген и жиры. Гликоген и жиры откладываются также в печени и в подкожной жировой клетчатке. В человеке на 1 кг мышечной массы приходится от 3,5 до 7,5 ммол аденозинтрифосфата (АТФ) и 16-28 ммол креатин-фосфата (КФ). Это соответствует собственным энергетиче­ским резервам организма в АТФ - около 5 кдж (1,2 ккал) и в КФ - приблизительно 15 кдж (3,6 ккал). Энергетические ре­зервы, хранящиеся в организме в форме гликогена, со­ставляют у нетренированного человека около 7 500 кдж


(1 800 ккал, 450 г), у тренированного - до 13 ООО кдж (31 ккал, 750 г). Из 'этого количества на гликоген печени приходится около 2 600 кдж (620 ккал, 150 г). Мышечный гликоген пред­ставляет собой энергетический резерв, быстро включающийся в знергообразование. И в энергетическом отношении он эффективней, так как его не надо транспортировать к рабо­тающей мышце сначала по кровеносному руслу, а затем, как через шлюз, пропускать через оболочку клетки. Далее следует учитывать тот факт, что мышечное волокно относительно легко принимает подаваемую ей по кровеносному руслу глюкозу и накапливает ее в форме гликогена, но очень не­охотно, лишь в небольших количествах, возвращает в крово­ток гликоген для потребления его другими, интенсивно рабо­тающими мышцами. Кроме того, гликоген печени лишь ча­стично может быть использован для мышечной деятельности, так как жизненно важные функции головного мозга также должны постоянно обеспечиваться питанием глюкозой, до­ставляемой по кровеносным сосудам. По этой причине разно­образные защитные механизмы препятствуют чрезмерному потреблению гликогена печени и тем самым снижению уровня сахара в крови, довольно постоянному в нормальных условиях (80-90 мг глюкозы на 100 мл крови). Жировой запас, насчитывающий от 125 000 до более чем 400 000 кдж (от 30 000 до более чем 100 000 ккал), является практически неиссякаемым источником энергии при выполне­нии продолжительной спортивной работы небольшой интен­сивности. Наибольшая доля этих запасов содержится в под­кожной жировой клетчатке; мышечные жировые тела (капли триглицерида), быстрее включающиеся в работу, накапливают лишь около 8 000 кдж (1 900 ккал).
2.2.3.2. Анаэробное энергообразование

Непосредственным источником энергии для мышечных воло­кон всегда является аденозинтрифосфат (АТФ). Он расщепля­ется на аденозиндифосфат (АДФ) и фосфат (Ф). При расще­плении выделяется энергия (38-42 кдж = 9-10 ккал/на мол. расщепленного фосфата).

АТФ-^АДФ + Ф + Энергия

Лишь около трети этой высвобождающейся энергии превра­щается в механическую работу; большая часть выделяется в виде тепла. В связи с тем, что содержание аденозинтрифос-фата в мышце довольно ограничено (3,5-7,5 ммол/кг), уже че­рез очень короткое время предельно интенсивной работы



(1-3 с) его мышечные запасы иссякают. И если бы целая си­стема различных, частично одновременно протекающих про­цессов, не контролировала бы и не восстанавливала аденозин-трифосфат, т. е. не снабжала бы мышщы энергией, то работу при­шлось бы прекратить. Восстановление (ресинтез) АТФ осу­ществляется при помощи относительно простого биохимиче­ского процесса. Возникающие в результате расщепления АТФ продукты АДФ и Ф соединяются снова.

АДФ + Ф + Энергия-^ АТФ

Для этой биохимической реакции, которую иначе называют фосфорилированием, требуется энергия. Она получается за счет расщепления других энергоносителей. В какой форме и с помощью каких энергоносителей будет осуществлено восста­новление аденозинтрифосфата, зависит от энергии, требуемой на единицу времени. При внезапной, осуществляемой из со­стояния покоя, очень интенсивной мышечной работе АТФ вос­станавливается с помощью креатинфосфата

КФ + АДФ-»Креатин (К) + АТФ

Так как один моль креатинфосфата производит приблизи­тельно один моль АТФ, то выход энергии в результате этого процесса соответствует, примерно, энергии, получаемой от расщепления АТФ.

Креатинфосфат содержится в мышце также в незначительных количествах (16-28 ммол/кг). Несмотря на то, что имею­щимся количеством креатинфосфата можно образовать в три раза больше энергии, чем при помощи АТФ, эти запасы будут сильно истощены через 7-12 с предельно интенсивной работы и через 15-30 с интенсивной работы. Работу необходимо или прервать, или же продолжать с меньшей интенсивностью. Для продолжения работы с меньшей интенсивностью требуются другие энергоносители. Гликоген, содержащийся в мышце в таких условиях расщепляется без участия кислорода на молоч­ную кислоту (лактат), обладающую меньшей энергоемкостью, чем АТФ.

Гликоген—>Лактат + АТФ -

При этом один моль мышечного гликогена доставляет 3 моля АТФ. Наибольшей активности этот биохимический процесс достигает через несколько секунд интенсивной работы. Перед этим должна быть снижена до соответствующей величины кон­центрация более эффективных в энергетическом отношении фосфатов. Восстановление АТФ путем расщепления гликогена (при отсутствии кислорода) высвобождает за одну и ту же еди­ницу времени лишь около трети энергии, которую можно было бы получить расщеплением фосфата. Поэтому интенсив­ность работы необходимо уменьшить. Эти процессы - при­чина того, что, например, бегун на 100-метровую дистанцию, пробежав около 80 м, часто теряет скорость: его запасы фосфа­тов, богатых энергий, сильно исчерпаны, и организм вынуж­ден переключиться на получение энергии из менее эффектив­ного гликогена.

При выполнении отдельных упражнений и коротких серий упражнений (3-30 с) в тренировке максимальной и ско­ростной силы энергия для мышечного сокращения также выделяется со „складов" АТФ и КФ. Для серий интенсивных упражнений продолжительностью 10-30 с энергия получается в большей степени за счёт использования гликогена. На рис. 10 изображены процессы выделения энергии при интен­сивной спортивной работе в зависимости от длительности на­грузки.

Мышечная работа длительностью около 2 мин, при выполне­нии которой энергию получают изложенным выше способом, осуществляется преимущественно быстрыми FT-волокнами, накапливающими энергоемкие фосфатные соединения и гли­коген в относительно больших количествах. Как уже отмечалось, при расщеплении гликогена образуется лактат. Кислые продукты обмена веществ (лактат, С02и т.д.),






Каталог: images
images -> В списке студентов (или магистрантов)
images -> Н. И. Сулейманов Комплект контрольно-оценочных средств для оценки результатов освоения профессионального модуля разработан на основе Федерального государственного образовательного стандарта среднего профессионального
images -> По направлению подготовки
images -> Добавить гаджеты. Добавление гаджетов
images -> Техническое задание № apnip/C. 2/CS/Ind/01 Международный консультант по улучшенной производительности орошаемого земледелия
images -> Комплект контрольно-оценочных средств по профессиональному модулю пм. 01 Техническое обслуживание и ремонт автотранспорта


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница