9-я танковая дивизия вермахта на Курской дуге июль 1943 г



Скачать 355.15 Kb.
страница1/2
Дата17.11.2018
Размер355.15 Kb.
  1   2

9-Я танковая дивизия вермахта на Курской дуге (июль 1943 г.)

О.Е. Ащеулов, А.В. Лобанов

Военноисторический журнал, № 1, 2009 г.

В настоящее время имеется множество публикаций о Курской битве 1943 года, в том числе о её оборонительном этапе. Особый интерес вызывают боевые действия на южном фасе Курской дуги, где немецкие войска под командованием генералфельдмаршала Э. Манштейна вначале добились успехов в наступлении против войск Воронежского фронта, но впоследствии всё равно потерпели поражение. В связи с этим необходимо ещё раз обратиться к первоисточникам — архивным материалам.

Публикуемый ниже немецкий документ — отчёт о действиях 19й танковой дивизии вермахта против войск 7й гвардейской армии Воронежского фронта находится на хранении в Российском государственном архиве социальнополитической истории (ф. 83, оп. 1, д. 27, л. 13— 27). Указанный отчёт попал в руки советских разведчиков в конце июля 1943 года, был переведён и направлен в Москву члену Государственного Комитета Обороны Г.М. Маленкову с грифом «Совершенно секретно». Этот документ позволяет посмотреть на ход боевых действий глазами командования немецкой 19й танковой дивизии, которая являлась на тот момент одним из лучших соединений вермахта, в частности, к началу Курской битвы она имела в своём распоряжении роту танков «Tiger» («Тигр») — новейшую и самую мощную на тот момент бронетехнику.

Если внимательно вчитаться в содержание документа, то можно увидеть, что в нём красной нитью проходит желание любыми способами оправдать провал наступления 19й танковой дивизии и немецких войск в целом в полосе обороны советской 7й гвардейской армии. Этот отчёт по стилю, собственно, больше похож на пропагандистский материал ведомства Геббельса, если сравнивать его с весьма лаконичными и точными с военной точки зрения отчётами немецких штабов первых лет войны.

Особенно часто повторяются сетования по поводу многократного превосходства советских войск, что можно опровергнуть следующими данными. На 5 июля 1943 года советская 7я гвардейская армия, в полосе которой действовала немецкая 19я танковая дивизия, имела в своём составе 94 157 человек, 856 артиллерийских орудий всех калибров (без малокалиберной зенитной артиллерии), 1118 миномётов, 222 танка и САУ. Немецкие войска — 3й танковый корпус и армейский корпус «Раус» (3 пехотные и 3 танковые дивизии) — имели численность (с приданными частями) до 85 000 человек, свыше 1250 артиллерийских орудий и миномётов, 526 танков и штурмовых орудий. Таким образом, можно говорить лишь о некотором общем превосходстве советских войск в численности личного состава и в артиллерийскоминомётном вооружении. Перед наступлением 19я танковая дивизия получила значительное пополнение и имела не менее 13—14 тыс. человек личного состава, т.е. по численности соответствовала не менее чем двум советским стрелковым дивизиям.

В отчёте не раз упоминается о массах «азиатов» в составе советских войск, что также не соответствовало действительности. В этническом отношении основную массу личного состава войск Воронежского фронта составляли русские (до 75— 76 проц.) и украинцы (до 11 проц.), и, таким образом, ни о каких массах «азиатов» не могло быть и речи.

Анализируя отчёт, можно обратить внимание, что в нём неоднократно говорится о хорошей инженерной подготовке советских оборонительных позиций. «Каждая группа кустарника, все рощи, высоты, каждый колхоз были превращены в крепости. Они тянулись вдоль и поперёк системой хорошо замаскированных окопов и траншей, глубиной в 2 м и шириной 40—50 см, ведущих к дзотам, перекрытым толстыми стволами деревьев и железнодорожными рельсами» (л. 15, 16). О низкой эффективности немецкого артогня по этим позициям в отчете говорится не раз.

Документ позволяет глазами противника оценить моральноволевое состояние советских войск. В Курской битве перед вермахтом предстал уже другой советский солдат, чем был в на i чале войны. Он стойко держал оборону и не подавал никаких признаков паники. В отчёте неоднократно говорится о непоколебимом упорстве противника, классифицируемом немцами как «фанатизм». Руководство 19й танковой дивизии отмечало, что русские солдаты практически не сдаются в плен, а сражаются до последнего патрона и последней гранаты.

В заключение отчёта вновь говорится о главных трудностях для оправдания неудачи 19й танковой армии — о хорошо укреплённых оборонительных сооружениях противника и его «многократном» численном превосходстве. В конечном счёте документ свидетельствует о разочаровании и растерянности немецкого командования по итогам наступления на Курской дуге.

В примечаниях к публикуемому ниже документу даны дополнительные комментарии и уточнения.

Отчёт о боевых действиях 9-й танковой дивизии с 5 по 19 июля 1943 года

Курская дуга представляет собой для русских готовый исходный рубеж и ворота вторжения в Украину, для немецких же вооружённых сил, напротив, удобную на карте местность для окружения противника. Прямо противоположные возможности предоставляет линия фронта у Орла.

Как следует из показаний пленных, русские давно считали вероятным немецкое наступление под Курском, с другой стороны, пленным была также известна возможность русского наступления.

Русскими были приняты все меры для отражения немецкого удара, который они предполагали из района, единственно предоставляющегося здесь для этого предмостного плацдарма через Донец (Северский Донец. — Ред.) у Белгорода. Аэрофотосъёмкой, показаниями перебежчиков и наземным наблюдением ещё задолго до начала наступления были вскрыты большая часть русской системы укреплений и расположение сил, прежде всего — наличие крупных оперативных резервов восточнее направления запланированного нами прорыва1.

В начавшемся 5.VII.43 г. немецком наступлении задачей дивизии в границах 3 тк (танкового корпуса. — Ред.) было прикрыть на востоке главный удар 4 ТА (танковой армии. — Ред.) вдоль шоссе Белгород — Курск, а также оттянуть на себя и разбить возможно большие силы русских.

Ближайшей задачей для дивизии было занятие превращенного в крепость нас. пункта Ближняя Игуменка. Только путём наблюдения вплоть до высот у Бл. Игуменки были обнаружены 4 системы полевых укреплений, в которых, во всяком случае до наступления, не обнаруживались сильные гарнизоны: передовая линия непосредственно у реки Донец, вдоль жел. дороги и по меньшей мере ещё две следующие системы укреплений на высотах южнее Бл. Игуменки.

Бесчисленные дзоты частично с рельсобалочными перекрытиями и многочисленные сплошные полосы минных заграждений, расположенные сразу за естественным препятствием р. Донец, должны были быть преодолены в первые часы мотопехотой и сапёрами, чтобы обеспечить наводку моста и тем самым продолжить путь для главного оружия дивизии — танков в глубину вражеского расположения. Для этого следовало как можно скорее подавить основную массу вражеской артиллерии в районе Бл. Игуменки.

Для наведения мостов для танков был использован предмостный плацдарм у Белгорода. За несколько недель здесь было уже всё готово, и прежде всего — для 60тонного моста для «тигров». Вплотную к берегу были подтащены тяжёлые металлические конструкции и замаскированы в камышах. Под прикрытием темноты ночью сотни сапёров должны были, соблюдая полнейшую тишину, собрать фермы консольного моста для «тигров». На южной переправе было всё готово для наводки 24тонного моста. Местность благоприятствовала подвозу оборудования.

19 тд на направлении главного удара корпуса обеспечивалась мощной огневой поддержкой (в частности, полком 6ствольных минометов).

Многообещающим должно было быть огневое воздействие артиллерии по передовой системе укреплений и артиллерии противника, которые в своём большинстве были разведаны батареями наблюдения. В то время как накануне Хдня действия нашей артиллерии ввиду пристрелки стали оживлёнными, в расположении противника царила такая тишина, что было допущено: противник всётаки ещё ничего не замечает. Как выяснилось позже, противнику задолго до начала был известен Хдень, а также Yвремя наступления, вплоть до последнего изменения на 10 минут. С напряжённым вниманием ожидали пехотинцы, танковые экипажи, в том числе приданной роты «тигров», и артиллеристы более 20 батарей назначенное Yвремя, тогда как на обоих местах переправ с наступлением темноты сапёры принялись за работу, а за ними

притаились ударные отряды, готовые к прыжку, под командой своих батальонных командиров, вооружённые огнемётами и прочими средствами ближнего боя.

Мост для «тигров» был наполовину готов. В это время русские начинают проявлять активность и открывают хорошо ложащийся беспокоящий огонь артиллерии, миномётов и фланкирующих пулемётов по переправам. Несмотря на темноту, огонь был очень точным. Одна надувная лодка, нагруженная до отказа, была потоплена прямым попаданием. Сапёры тотчас же понесли серьёзные потери, так как под каждой распоркой стояло по 40—60 человек. Ровно в 2 часа 15 минут (старое Yвремя) русские открыли из большого количества орудий всех калибров заградительный огонь, который свидетельствовал о большом сосредоточении вражеской артиллерии. Из 40 орудий реактивной артиллерии, принадлежащих гвардейским миномётным полкам, введённым в бой перед участком дивизии, противник засеял огнём все овраги, могущие быть использованными в качестве путей сближения. О продолжении наведения моста для «тигров» не могло уже быть и речи. В течение 10 минут русские громили огнём предполагаемые ими наши исходные позиции. Точно в 2 часа 25 минут наша артиллерия открыла ответный огонь. Её действия были ошеломляющими и свидетельствовали о хорошей подготовке данных батареями наблюдения.

Русские опоясали переправу неприступной оборонительной полосой с глубокими сплошными минными полями.

Переправившиеся сапёры блокировали вражеские дзоты, защищавшиеся противником до последнего патрона или гранаты. Они разгрызались сапёрами, которым в это утро доставалось как никогда и которые, если это было необходимо, исполненные жаждой боя, бросались с огнемётами вперёд. Под руководством своего командира батальона, неся в конечном счёте незначительные потери, которые благодаря сильным огневым налётам русских миномётов постепенно возрастали, они штурмовали передовую систему укреплений, в то время как отряды миноискателей извлекали сотни фугасных и противопехотных мин.

Мало что было известно об этих укреплениях до наступления, не предполагалось здесь и четвёртой части того, что соорудили русские. Каждая группа кустарника, все рощи, высоты, каждый колхоз были превращены в крепости. Они тянулись вдоль и поперёк системой хорошо замаскированных окопов и траншей, глубиной в 2 м и шириной 40—50 см, ведущих к дзотам, перекрытым толстыми стволами деревьев и железнодорожными рельсами. Всюду были оборудованы запасные позиции для миномётов и орудий ПТО (противотанковой обороны. — Ред.). Воздействие артиллерийского огня по этим укреплениям малоэффективно, если в распоряжении нет громадного количества боеприпасов. Но труднее всего можно было представить упорство русских, с которым они порой защищали каждый окоп, каждую траншею.

В особенности ожесточённо сопротивлялась группа противника силою до одного полка, усиленная миномётным батальоном, в сплошь оборудованном лесу (юж. пункта МТМ). Здесь впервые были применены зажигательные мины.

Тяжёлый огонь артиллерии и 6ствольных миномётов был малоэффективен против этих укреплении. Главная тяжесть боя возлагалась на отдельного стрелка, который единственный имел способ уничтожить противника в его окопах и ячейках.

В то время как группа Келлера вела бой за эти лесные укрепления, сюда была подведена группа Венкера, состоявшая из танкового полка и 1го батальона 74 гр. мп (гренадерского моторизованного полка. — Ред.). Переправившейся в течение дня роте «тигров» под командой капитана Хайтмана не удалось прорвать полосу укрепления противника вокруг предмостья Михайловки. Почти все «тигры» были выведены из строя минами. Только в ночь на 7.VII.43 г. ценой напряжения всех сил и самоотверженной работы сапёров по разминированию группе удалось прорвать кольцо вокруг предмостья Михайловки и у МТМ, связаться с основными силами дивизии.

Достигнув железной дороги, дивизия атаковала следующую систему укреплений на линии колхоз «День Урожая» — дер. Крейда. Ночью противник ввёл в бой свои резервы. В первую очередь должны были быть уничтожены оба сильно укреплённых фланговых гнезда сопротивления в новой оборонительной линии противника. Восточнее железной дороги — снова минные заграждения, на которых танковый полк потерял некоторое количество танков и которые обусловили серьёзную задержку продвижения на колхоз. Эта задержка была тем более неприятной, что противник фланговым огнём с высот колхоза «День Урожая» мешал наступлению 73 гр. мп на дер. Крейда.

До 4 батальонов противника с большим количеством миномётов и ПТР (противотанковых ружей. — Ред.) укрепились в превращенных в доты железобетонных ямах у д. Крейда и сплошь изрытом окопами фруктовом саду, расположенном по обе стороны жел. дороги юж. д. Крейда. По меньшей степени 70—80 проц. этих батальонов составляли азиаты, большая часть которых были снайперы.

Понеся значительные потери, частично вводя в бой против отдельных дзотов штурмовые группы, при замечательном взаимодействии с артиллерией и 6ствольными миномётами, полку удалось к утру 7.VII.43 г. овладеть дер. Крейда. Неоднократно бой переходил в рукопашную схватку немецких солдат под руководством своих командиров против численно во много раз превосходящего противника. Так, лейтенант Ренсик, имея всего 12 человек, уничтожил последнее гнездо сопротивления из превращенной немецкой артиллерией в развалины д. Крейда... Таким образом эта группа уничтожила 50 узкоглазых азиатов, вооружённых автоматами, пулемётами и тремя тяжёлыми миномётами2. Большое количество ПТР, миномётов, личного огнестрельного оружия и склад боеприпасов попали в наши руки. Противник понёс тяжёлые, кровавые потери. Уцелевшие остатки двух дивизий противника отошли на заготовленные позиции у Ближней Игуменки и на расположенные на юг от нас позиции на высотах и в лесу.

В то время как наступающие немецкие части ещё только медленно продвигались сквозь невиданную ещё систему укреплений, противник начал переброску своих оперативных резервов. Предпринятое 4 ТА на этом участке быстро развившееся наступление являлось для противника главной опасностью. Поэтому он уже 5.VII.43 г. начал переброску 35 гв. ск (гвардейского стрелкового корпуса. — Ред.) из района г. Короча на запад, с тем чтобы этими силами нанести удар по правому флангу 4 ТА, где действовал танковый корпус СС3. Из района сев. 3 ТК он немедленно перебросил через Сев. Донец 96 тбр (танковую бригаду. — Ред.) и части резервных дивизий, для того чтобы задержать наступление 4 ТА. Медленно развивающееся наступление 3 тк он надеялся задержать при помощи местных резервов.

После преодоления многочисленных минных заграждений танковому полку дивизии удалось 8.VII.43 г. прорвать вражескую оборонительную линию вост. Бл. Игуменки, продвигаясь по долине Разумное, и подбить при этом несколько танков КВ. Бл. Игуменка была взята танковой ротой Келле, которая, однако, ночью снова должна была оставить деревню, так как была атакована с трёх сторон силами до полка пехотой противника, а собственной пехоты не имела.

Вследствие противотанковой обороны и наличия большего количества танков у противника, несмотря на поддержку наших самолётовпикировщиков и большие наши потери, наступление в районе рощи у д. Постников в направлении р. Донец не развивалось.

74й гр. мп с приданными танками (группа Весхофена) своими непрерывными атаками на Мелехове совместно с наступающей справа 6 тд к исходу 6.VII.43 г. пресёк вражеские попытки отсечения и окружения наступающих частей. При этом были уничтожены гв. стрелковый полк одной из подведённых из района г. Короча новых дивизий и 21 танк 96 тбр, причём 15 танков уничтожила танковая рота ст. лейтенанта Бюхе5.

На одном из оборонительных рубежей сев. колхоза «День Урожая» ожесточённо сопротивлялась группа противника силой в 2 батальона с громадным количеством ПТР. Наше наступление на эти позиции из района д. Крейда развивалось на открытой местности, шедшей на возвышение очень медленно, и приостановилось в конце концов сев. колхоза «День Урожая».

Узкие окопы противника были малодоступны для артиллерийского огня, поэтому было предпринято наступление группы в составе 6 огнемётных танков во взаимодействии с 12м сап. батальоном 73 гр. мп и 19м разведдивизионом.

Наше наступление на высоте сев. Бл. Игуменки и Мясоедово вынудило противника бросить навстречу наступающему 3 тк две дивизии из состава 25 гск, бьющего во фланг тк СС6. Одна дивизия должна была задержать наступление по фронту, в то время как другая должна была через Бл. Игуменку нанести удар по левому флангу 19 ТД. В границах корпуса соответственно наносился удар крупной группой пехоты и танков по правому флангу корпуса, с востока. Несмотря на большие потери, которые нёс оборонявшийся сев. колхоза «День Урожая» противник, несмотря на то, что целые участки траншей и окопов были дотла выжжены нашими огнемётными танками, нам не удалось выбить из сев. части оборонительного рубежа обороняющуюся там группу противника силою более батальона. Азиаты, окопавшись в системе траншей, подбивали из ПТР наши огнемётные танки и оказывали фанатическое сопротивление пехотинцам, которые должны были наступать по открытой местности.

Только в ночь нa10.VII.43 г. последние части противника отошли к Бл. Игуменке. Во время немедленно последовавшего за этим ночного наступления было уничтожено около 12 дзотов противника вместе с гарнизонами, при этом было взято очень мало пленных, так как ещё не был погашен наш счёт противнику за предыдущие дни, когда от пули русского офицера погиб командир 73 гр. мп.

9.VII группа Весхофена была передана 6 тд, вместе с которой она должна была с востока достичь р. Сев. Донец и очистить район Бл. Игуменки. Речь шла о засевшем в этом районе противнике, состоявшем из крепких частей двух гв. сд (гвардейских стрелковых дивизий. — Ред.).

Наступление на Донец осуществлялось частями 19 тд под руководством командования 6 тд. Имеющиеся здесь силы были вряд ли достаточными. Бл. Игуменка была взята только тогда, когда был прёодолён противотанковый ров, многочисленные минные поля и когда было сломлено сопротивление ожесточённого и во много раз превосходящего численно противника7. Мощные минные поля в районе Постников — Мишино, а также малая численность гр. мп (до 400 человек со средствами усиления и штабной ротой) не дали возможность группе Весхофена к исходу 9.VII достичь заданной цели — Шишино. Противник приложил все усилия для удержания выс. вост. Шишино. Здесь действовали части двух гв. сд (92 и 81).

Противник чувствовал угрожающее ему в районе сев.вост. Белгорода окружение и поэтому в ночь на 10.VII отвёл свои силы на север вдоль долины р. Донец, оставляя большое количество вооружения, боеприпасов и воен. материалов. Это было сделано, для того чтобы всеми имеющимися в распоряжении отведёнными и подброшенными силами удерживать переправу через р. Донец в районах: Киселёво, Ржавец, т.е. в конечном счёте удержать линию Б. Ольшанец — Сабынино.

Судяпосилам, которые противник подвёл к линии Киселёве — Ржавец, особенно опасным для него было продвижение немецких войск вдоль р. Донец. Противник не отвёл ещё всех сил, находившихся между Донцом и тк СС. Для этого ему нужны были находившиеся под угрозой переправы. Во всяком случае он должен был помешать соединению наступавших с юговост. на Донец частей 3 тк с частями ТК СС, так как иначе были бы окружены его дивизии, действовавшим на Донце. Следовательно, должно было последовать состязание в беге вдоль Донца на север.

Каких только перегруппировок ни совершали русские, чтобы удержать Киселёво — выс. 211,5— Б. Ольшанец. Они ввели в бой остатки 81 и 73 гсд, части 375 сд, 89 гсд, 2 полка 107 пд, один полк 305 сд, остатки 4 мсбр и, ввиду опасности со стороны тк СС, — один батальон ПТР (112 ружей). Против них стояла 19 тд в составе: два гр. мп (всего около 400 чел.), ослабленный разведдивизион и 17 готовых к бою танков. Ночью было закончено сосредоточение артиллерии в районе юговост. Бл. Игуменки. Была также обеспечена поддержка пикировщиков во время наступления. 11.VII командир дивизии руководил наступлением впервые с новособранной дивизией. Наступление проводилось двумя ударными группами из района выс. сев. зап. 217,4 (севернее Бл. Игуменки) в направлении на Хохлово и Киселёво по ведущим на север долинам. С группой, наступающей справа, находится танковый полк.

Рядом с генералом действует в броневике очень активный Флинц, стараясь передать пролетающим пикировщикам по радио последние заказы передовых частей. Связь действует безукоризненно.

Сопротивление в Киселёво наиболее серьёзное. Высота 211,5, позади которой находилась сильная русская артиллерия, снова оказалась настоящей крепостью с развитой системой траншей. В наступление на эту высоту могли быть брошены только небольшие силы ввиду их малой общей численности. Пикировщики совершают налёт на высоту и докладывают, что ничего на ней не наблюдают. На самом деле там засел усиленный полк в траншеях, который нельзя было обнаружить и за 5 м. В большинстве своём это были также азиаты, против которых нельзя было рассчитывать на моральные эффекты, к тому же в своих узких окопах они почти не понесли потерь от наших пикировщиков. Ко всем несчастьям ещё были заминированы все овраги и окраины вост. Киселёво, так что танки попытались обойти минные заграждения слева, юговост. Киселёво. При этом они попали в болото и застряли в одном километре сев.вост. окраины Хохлово.

Во время этого наступления на поле боя было извлечено более 800 мин. В это время докладывают, что противник зап. Донца отступает на север.

Несмотря на тяжёлый огонь по крайней мере 100 противотанковых ружей, подброшенных сюда 10.VII, ударная группа наступает и занимает Киселёво почти в то же время, когда левая группа занимает Хохлово. Донец был достигнут, и в наших руках находилась переправа, по которой в предыдущую ночь противник перебрасывал части 375 сд (действовала сев.зап. Белгорода) для обороны Киселёво.

Еще перед вечером 74 гр. мп ворвался в отлично оборудованную фланкирующую систему траншей вост. Киселёво. Однако укрепиться ему не удалось, так как в ротах оставалось по 20 активных штыков.

Для отражения ночных атак и действий штурмовых групп полки заняли круговую оборону на отбитых высотах, так как образовать сплошную линию обороны было невозможно. По передовым наступающим отрядам в течение всей ночи вёлся сильный артмин. огонь.

11.VII части 6 тд наступали из района Мелехове на Ржавец и ночью овладели им. Им удалось также занять небольшой предмостный плацдарм. В связи с этим до сих пор сильный противник почувствовал себя зажатым между 19 тд и 6 тд и, минируя пути отхода и оставляя на них сильные прикрытия, состоявшие прежде всего из ПТР, начал отводить в ночь на 12.VII свои части из района Савынино и Шеляково на зап. берег Донца, чтобы там помешать нашему дальнейшему продвижению у Ржавец и Шеляково через Донец.

12.VII после разминирования многочисленных минных полей дивизия, развивая успех, продвинулась до Ржавец. Было захвачено много пленных и противотанковых ружей, уничтожено несколько танков (Т34 и «Черчилль»). 73 и 74 мп приняли от 6 тд предмостья у Ржавец и расширили его. Переправа через р. Донец хорошо просматривалась с укреплённой меловой высоты сев. Шипы и находилась под сильным огнём наших пулемётов, миномётов и артиллерии.

Крупными силами наспех собранных частей, действовавших там ранее, противник защищал рощи и высоты вост. и юговост. Шахово и высоты зап. и сев.зап. Шеляково.

Для усиления своих обороняющихся частей в районе Ржавец противник ввёл 5 гв. мех. корпус и 3 мех. бригаду. 3 мбр 12.VII вошла в соприкосновение с нашими частями на участке Шипы — Рындинка. Первая бригада была переброшена на восток навстречу наступающей дивизии СС «Райх».

После того как майор Хорст силами 73 гр. мп уже поздно вечером 12.VII значительно расширил предмостье в восточном направлении и занял высоту 2 км вост. Шахово, наши части выступили с утра 13. VII и приступили к расширению предмостья к сев.зап. направлению. В образовавшуюся в связи с этим брешь противник нанёс удар силами вновь прибывшей мотомехбригады во главе с танками с севера на участок по обе стороны Сев. Донца. В результате этого удара штаб 74 гр. мп был отрезан от своих батальонов, противник через Рындинку проник до места наводки моста, отрезав тем самым все предмостья от восточного берега. Пробившись сквозь вражескую пехоту и подбив один танк, штабу удалось переплыть Донец и достичь восточного берега.

Таким образом, управление обоими батальонами 74 гр. мп стало невозможным и было возложено на командира 73го гр. мп майора Хорста.

Не обращая внимания на находящегося в тылу противника, боевая группа Хорста, которая, к счастью, имела на зап. берегу все тяжёлое оружие, успешно проводила атаки в сев.зап. направлении. Несмотря на ожесточённое сопротивление, предмостье было расширено до рощи вост. Шахово. 74 гр. мп удалось отбить атаки противника с танками в сев. и вост.направлениях и, продолжая продвижение по шоссе, восстановить связь с боевой группой Хорста.

Все 4 батальона в течение ночи были выведены на участке восточнее и сев.вост. леса Шахово, 74 гр. мп — фронтом на север, 73 гр. мп — фронтом на запад.

Южнее переправы у Ржавец разведкой было установлено наличие переправы у Шелехово, и, таким образом, удалось по этой дороге удержать связь с группой Хорста и обеспечить её снабжение.

В результате контрудара нашим танкам в тот же день удалось очистить Ржавецкий мост, силами разведотряда он был взят, и в ходе дальнейшего продвижения была налажена связь с передовыми частями предмостья.

В результате продвижения группы Хорста части противника, расположенные западнее Шелехово, предположительно до полка, почувствовали себя окружёнными и предприняли попытку прорваться из рощи на север. Эта атака не защищенного с юга фланга группы Хорста была отбита силами танковой группы Виликинса. Несмотря на отчаянное сопротивление, группа фон

Ментце (майор фон Ментце взял на себя командование 74 гр. мп, заменив тяжелораненого подполковника Рихтера), к которой подошёл освободившийся разведотряд, ещё ночью заняла Шипы. Шипы находятся на склоне сильно укреплённой меловой высоты, с которой противник просматривал окрестность на 10 км. Эти позиции занимали части мотомехбригады, которые установили свои ПТО (противотанковые орудия. — Ред.) на закрытых позициях, а танки закопали. Одновременно атаковала группа Хорста (73й и 74й гр. мп), и после ликвидации сильной вражеской группировки в роще она достигла сев.вост. части Шахово и склона сев. шоссе.

Задачей на 15.VII являлось: достичь рубежа сев. Кузьминка — холмистый участок вост. и сев.вост. Плота. В 7.00 обе группы мп выступили, несмотря на малое количество людей. После того как была взята дер. Шипы, лежащая у основания меловой высоты, группам удалось обойти меловое укрепление с востока, взять Кузьминку и в дальнейшем во взаимодействии с введёнными на данном участке с запада силами уничтожить хорошо укрепившуюся на меловой высоте мотомехбригаду.

Группа Хорста, поддержанная группой танков капитана Цимермана, прошла по всем оврагам севернее и сев.вост. Шахово с запада на восток и одновременно частью сил, несмотря на сильное сопротивление противника, в особенности его ПТО и танков, заняла обратные скаты высот, что южнее Плота. Особенно сильной была на этих высотах и в большом овраге противотанковая оборона противника. Это была, очевидно, недавно переброшенная в район сев. западнее Ржавец бригада ПТО.

Богатая оврагами местность предоставляла широкие возможности для противотанковой обороны, в частности, для засад с фланкирующими противотанковыми орудиями, которыми были уничтожены 4 танка из группы Цимермана возле оврага, примыкающего с сев.зап. Шипы к долине Сев. Донца. Очень небольшими силами начали все группы, напрягая последние усилия, пополудни наступление дальше на север, с тем чтобы овладеть рубежом Кузьминка — Плот. Это было достигнуто, и ещё ночью 70 чел. из группы Хорста заняли линию вост. Плота протяжённостью до 6 км. Группа Ментце примкнула к ним на высотах между Кузьминкой и Покровкой. Несмотря на то что наша линия представляла всего лишь редкую цепь стрелков, противнику не удалось, даже ценой больших потерь, превосходящими силами её прорвать.

Особенно следует отметить действия нашей артиллерии, которая отбила многочисленные атаки противника с тяжёлыми для него потерями. Невзирая на подвод новых сил, прежде всего танков, русским не удалось расширить предмостный плацдарм до размеров, позволяющих использовать его в качестве исходных позиций для дальнейшего наступления.

В заключение следует сказать: дивизия имела задачу в границах 3 тк прикрывать на востоке фланг главного удара 4 ТА и, оттянув на себя возможно большие силы противника, уничтожить их.

Особые трудности возникли вследствие того что:

1. Дивизия сначала атаковала предмостный плацдарм у Белгорода, где противник особенно укрепился и имел здесь исключительно глубоко построенную систему укреплений, мощное минирование и крупные резервы.

2. Дивизия во время прорыва глубоко построенной системы вражеских укреплений и возникшими в связи с этим задачами потеряла такое количество солдат, что после достижения последних позиций севернее Ржавец истощила силы пехоты и не была уже в состоянии собственными силами осуществить дальнейший прорыв.

3. Дивизия вплоть до удара на Хохлово, Ржавец ни разу не была введена в бой целиком, так что разбросанная на нескольких участках она если и достигала заданной цели, то только ценой больших потерь.

В течение 14 дней дивизия дралась против пяти гв. сд, частей ещё 3—4 стрелковых дивизий, одной танковой бригады, 3 танковых полков прорыва, одной мотострелковой бригады, 2 мотомехбригад, бригады ПТО и батальона ПТР.При этом ввиду ожесточённости боёв противник потерял намного больше людей убитыми и ранеными, чем пленными. Нами были взяты в плен 11 офицеров и 1967 солдат, перебежали на нашу сторону 5 офицеров и 107 солдат8.Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 83. Оп .1. Д. 27. Л. 13—27. На нем. языке.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница